АСПСП

Цитата момента



Даже у самого плохого человека можно найти что-то хорошее, если его тщательно обыскать…
Вы — хорошие!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Чтобы женщина вызвала у мужчины настоящую любовь, она должна, во-первых, быть достаточно некрасивой, во-вторых, обладать необходимым количеством комплексов.

Марина Комисарова

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Примечания:

* Впервые опубликовано в 1953 г Печатается по изданию Allport G Personality and Social Encounter Selected essays Chicago University of Chicago Press, 1960 P 95-109 1 Stapter R Homeostasis as a unifying concept m personality theory // Psychological Review 1951 Vol 58 P 12 2 BrozekJ, GuetzkowH, Baldwin M V, CranstonR A quantitative study of perception and association m experimental semi-starvation//Journal of Personality 1951 Vol 19 P 245-264 3 Levine R , Chein I, Murphy G The relation of the intensity of need to the amount of perceptual distortion a preliminary report //Journal of Psychology 1942 Vol 13 P 283-293, Sanford R N The effect of abstinence from food upon imaginal processes//Ibidem 1936 Vol 2 P 129-136 4 Getzels J W The assessment of personality and prejudice by the methods of paired direct and projective questionnaires Unpublished thesis Harvard College Library, Cambridge, 1951 5 Это упрощенное обсуждение прямых и непрямых техник адекватно целям данного обсуждения Однако психодиагностика требует гораздо более дифференцированной классификации методов, используемых в настоящее время, и «уровней» организации, имеющихся в норме у любого Превосходным началом является предложение Розенцвейга различать три класса методов, которые в принципе соответствуют трем уровням поведения (Rosenzweig S Levels of behavior m psychodiagnisis with special reference to the picture-frustration study//American Journal Orthopsychiatry 1950 Vol 20 P 63-72) To, что он называет субъективными методами, требует от человека восприятия себя как прямого объекта обследования (опросники, автобиографии) Объективные методы предполагают фиксацию открытого поведения внешним наблюдателем Проективные методы требуют как от обследуемого, так и от наблюдателя «искать иной путь» и строить диагноз на реакциях обследуемого на предположительно «эго-нейтральный» материал Вообще говоря, субъективные и объективные процедуры, предложенные Розенцвейгом, соответствуют тому, что я здесь назвал прямыми методами, а проективные процедуры — непрямым методам Особенно заслуживает внимания утверждение Розенцвейга, что значимость проективных методов (таких как его собственный рисуночный фрустрационный метод) не может быть определена, пока проективные реакции обследуемого не оценены в свете его субъективных и объективных реакций 6 Kardiner A , Ovesey L The mark of oppression N Y Norton, 1951 7 Whitehorn J С Psychodynamic considerations in the treatment of psychotic patients // University of Western Ontario Medical Journal. 1950 Vol 20 P 27-41 8 Ibidem P 40 9 Kris E Ego psychology and interpretation m psychoanalytic therapy // Psychoanalitic Quarterly 1951 Vol 20 P 15-30 wRapaportD The autonomy of the ego // Bulletin of Mennmger Clinic 1951 Vol 15 P 113-123 11 Allport G W The individual and his religion N Y Macmillan, 1950 12 Belmont L , Birch H G Re-mdividualizmg the repression hypothesis // Journal of Abnormal and Social Psychology 1951 Vol 46 P 226-235, McGranahan D V A critical and experimental Study of repression//Ibidem 1940 Vol 35 P 212-225 13 Allport G W, VernonP E Studies in expressive movement N Y Macmillan, 1933 14 Allport G W The nature of personality selected papers Cambridge Addison-Wesley, 1950 15 Goldstein К Human nature in the light of psychopathology Cambridge Harvard University Press, 1940 16 GnnkerR R, SpiegelJ P War neuroses Philadelphia Blakiston, 1945

Воображение в психологии: некоторые необходимые шаги*

Некоторые содрогнутся при одной мысли о том, что психология может проявлять больше воображения, чем сейчас. Они скажут. «Посмотрите, что вы, психологи, уже сделали. Вы заморочили нас обучающими машинами, компьютерами и имитирующими устройствами и измерили все наши коэффициенты (IQ, EQ, AQ и даже PQ — коэффициент личности). Вы подвергли нас воздействию сыворотки правды и детекторов лжи, замучили опросами и опросниками, лабиринтами и другими сумасшедшими изобретениями и, что хуже всего, вы приняли нас за это странное и неуравновешенное венское эдипово семейство. Нам больше не нужно вашего воображения. Что нам нужно, так это стратегия, с помощью которой мы могли бы сопротивляться вашему нахальству. Мы восхищаемся бедным парнем, обратившимся в поисках работы в британскую Интеллидженс Сервис. У него была репутация любителя приложиться к бутылке, поэтому психолога попросили выяснить, в самом ли деле у него есть такое пристрастие. Психолог дал ему тест словесных ассоциаций. «Говорите мне первое, что приходит вам в голову, когда я говорю Хейг**» — «О, — ответил кандидат, — Хейг, вы знаете, знаменитый генерал, первая мировая война, Северная Африка и так далее» — «Гордон» — «О да, другой генерал. Китайский Гордон, боксерское восстание» — «Бут» — «О да, еще один генерал. На этот раз Армия спасения» — «Ват 691» — «Так… Может быть, телефон папы Римского?»».

Такого типа сопротивление мне тоже симпатично. Но нынешнюю «наглость» психологии лучше лечить, не лишая ее воображения, а прибавляя его.

Переходный период

Сейчас психология напоминает молодого человека, возможно, неловкого и высокомерного, но откровенно цветущего и многообещающего. Состояние это можно лучше понять в контексте интеллектуальной истории нынешнего столетия.

Первые монументальные фигуры в психологии — думаю, что могу назвать Вильгельма Вундта, Уильяма Джеймса, Уильяма Мак-Дугалла и Джона Дьюи — уводят нас от чисто спекулятивной философии к широким эмпирическим взглядам на человеческую природу Отдавая предпочтение лабораторным или клиническим эмпирическим данным (хотя в их распоряжении было не слишком много таковых), они не хотели утрачивать и свое обзорное видение предмета психологии, а именно, общего устройства человеческой природы Однако их бунт против философии зашел не настолько далеко, чтобы доставить удовольствие некоторым энтузиастам, по существу говорившим «Мы можем дать вам простую формулу человеческой природы» Фрейд, например, предложил удобную концептуальную треногу ид, эго и суперэго, Уотсон и бихевиористская школа утверждали, что суть всего в реакции на стимулы, был разработан ряд хорошо усваиваемых редукционистских понятий, в том числе бессознательное, обусловливание, подкрепление, иерархия привычек Редукционизм — это доктрина, утверждающая, что все сложности человеческой природы в принципе могут быть объяснены с помощью одного механизма или их группы, предпочитаемых конкретным теоретиком Но Zeitgeist* этого столетия завел психологию еще дальше, она попалась в ту же паутину, что и другие науки, включая философию, искусство и литературную критику Началась эра крайнего позитивистского редукционизма Все теории стали подозрительны из-за их словесной соблазнительности и слабой эмпирической поддержки Вундт и Джеймс, Мак-Дугалл и даже Фрейд предлагали, по существу, точку зрения одного человека, личную интерпретацию Это не наука, — говорили нам их оппоненты, — ибо она базируется на личностных смыслах, а все смыслы субъективны Они призывали стать объективными, уйти от интроспекции, сторониться личностных смыслов Вычистите все лишнее, определите термины операционально Затем подгоните все данные к математическим или компьютерным моделям, используйте статистику, определите вероятности Сведите к минимуму промежуточные переменные, а еще лучше, размышляйте в терминах «пустого организма», так, чтобы все измерения и понятия можно было бы публично верифицировать Важно подчеркнуть, что тенденция к крайнему позитивизму не ограничивалась психологией У нее была точная параллель в философии, которая отказывалась от метафизики и теории ценностей в пользу лингвистического анализа и методологии У нее была параллель в литературном позитивизме, который лишал стихотворение содержания, отделял от личности автора и анализировал его как ряд изолированных слов, причем использовались лишь текстуальные данные В искусстве реализм и изобразительность, обусловленные значением и традицией, попали в опалу Модными были абстракции, отражающие только сиюминутные переживания художника Все области человеческого творчества по существу говорили давайте забудем наш традиционный багаж слов, слов, слов Ничто не заслуживает доверия, если оно несводимо к физическим, измеримым операциям Ничто не является истинным, если лингвистический анализ не может определить понятие истины В литературном и художественном творчестве также давайте придерживаться поддающихся определению фрагментов опыта и текстовых данных Этот период недавнего прошлого, который мы могли бы назвать «эпохой чистки», отнюдь не завершился В психологии мы везде замечаем последствия редукционизма Современное теоретизирование, в противоположность прежнему обзорному теоретизированию, сильно упрощено Иногда это возвращение к биологизму — тенденция, которую мы встречаем уже у Фрейда; иногда — к физиологизму (как в психологии стимула-реакции); иногда к операционализму, к кибернетическим аналогиям, к компьютерным аналогиям, к математическим формулам, включая конечно факторный анализ и другие формы твердолобого эмпиризма. Продукты такого редукционизма рассматривались, а зачастую и сейчас рассматриваются как последнее слово психологии.

Эта эра, повторяю, еще не закончилась, и мы надеемся, что она не исчезнет полностью, так как ее уроки слишком ценны, чтобы потерять их. Никто, за исключением, быть может, нескольких глубокомысленных философов, не захотел бы вернуться к прежним системам психологической теории, не имевшим никакого или почти никакого эмпирического контроля.

В то же время уже налицо заметная реакция. В течение последних двух десятилетий происходит возрождение понятия «Я». Обращает на себя внимание экзистенциальное течение, особенно тонко рефлектирующее фрагментацию жизни и распыление ценностей, и в то же время стремящееся с помощью своих понятий «трансцендентность», «включенность» и «стремление к смыслу» противодействовать атомизации мышления и дезинтеграции цели. Можно заметить повышение интереса к целям терапии, а также к целям нации. Видно оживление феноменологии как психологического метода. С этим общим широким движением связан поворот психоанализа к так называемой «эго-психологии». Можно отметить быстрый рост числа новых журналов, посвященных индивидуальной психологии, экзистенциальной психологии, гуманистической психологии. Это направление в современной психологии столь заметно, что получило название «третьей силы».

И вот мы подошли к эре, лежащей впереди. Сможет ли она сохранить главные достижения последних десятилетий и избежать при этом тривиальности взглядов, присущих крайнему редукционизму? Возможно ли вновь достичь уровня общей теории с ее уважением к целостности души человека, не жертвуя выгодами критического метода, так недавно обретенного? Мой ответ — осторожное «да». Чтобы это сделать, прежде всего требуется выделить те черты человеческой природы, что были потеряны из виду в массовом движении редукционистов. Естественно, второе требование — помнить недавно полученные методологические уроки.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 191