УПП

Цитата момента



Плач — это не катастрофа, а сообщение ребенка о своих пожеланиях в доступной для родителей форме.
Если вы не расслышали, он вам это повторит.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Начнем изучение психотехники общения с разбора одной из самых простых для понимания общенческих потребностей человека — потребности в выполнении договоров.

На первый взгляд, здесь все предельно ясно.

Существуют формы общественного договора — закон и мораль. Их нарушение, так же как и нарушение других обще­ственных правил поведения, юридических норм и установле­нии является конфликтогенным не только по отношению к тому, кому конкретно нанесен ущерб, но и считается конф­ликтогенным по отношению ко всему обществу. Такие нару­шения или караются обществом в судебном порядке, если это преступления против закона, или наказываются моральным общественным осуждением, если это аморальные поступки.

Соблюдение всех этих установлении соответствует законам справедливости, т.е. является нейтральным.

То же самое касается и выполнения договорных обязательств. Ясно, что их невьшолнение конфликтогенно, вьшолнение — нейтрально, а так сказать "перевыполнение", т.е. совершение чего-то полезного для партнера сверх обязательств, — синтонно.

Психологические сложности в удовлетворении этой общенческой потребности возникают тогда, когда между Вами и вашим партнером обнаруживаются конфликты в такого рода отношениях, которые не регламентируются никакими видами общественных или заключенных между Вами двухсторонних договоров.

Например, ни законом, ни моралью не оговаривается, как должны распределять муж и жена работу по дому, какой из двух друзей должен первым звонить другому или в чьем именно кабинете должно происходить обсуждение совместных дел коллегами или деловыми партнерами. Прекрасно, если оба партнера взаимными уступками тактично и незаметно всегда разрешают подобные ситуации. Но если это не так, если по одному и тому же поводу, так сказать "на одном и том же месте" несколько раз произошли ссоры, или возникли обиды, или создалась молчаливая напряженность, то в этом случае конфликтогенным будет дальнейшее НЕСОСТАВЛЕНИЕ межличностного договора.

Иными словами, необходимо "подстелить соломки" в том месте, где, как мы уже убедились, с высокой вероятностью может произойти между вами конфликт. Нежелание "выяснять отношения", нежелание спокойно все обсудить со своим парт­нером и выработать договоренность, регулирующую это "узкое место" в ваших отношениях, т.е. не составление межличностного договора в данном случае обязательно будет чревато непри­ятностями. Договорившись же, вы почувствуете, как важен сам факт наличия договоренности. И даже не столь существенно, какова именно будет эта договоренность по содержанию. Если Вас раздражает, что для обсуждения общих проблем ваш кол­лега постоянно приглашает Вас к себе, вместо того, чтобы хоть изредка приходить к вам самому, то, не скрывая молча своего, раздражения, а, обсудив с ним все открыто, и, достигнув взаимного согласия по этому вопросу, вы снимите свое пси­хологическое напряжение не только в том случае, если решите встречаться на Вашей территории или по очереди приходить друг к другу, но даже и в том случае, если по каким-то при­чинам после разговора согласитесь по-прежнему приходить к нему. Но с этого момента вы будете приходить к нему уже не как обиженный этим, а значит униженный человек, а как равноправный разумный коллега, сознательно выполняющий те договоренности, в составлении которых сам участвовал. Любой человек не хочет ощущать себя игрушкой обстоятельств, а хо­чет знать, что он сам хозяин своих поступков. Именно поэто­му не столь важно содержание договоренности, сколь само ее наличие.

И все-таки, маленькое напоминание. Перед тем, как вы­сказать свое несогласие и попросить о составлении межличностного договора, попробуйте уяснить сами для себя: какова в данном случае потребность вашего партнера и столь ли же для вас значима ваша собственная аналогичная потребность? Нельзя ли во многих случаях просто уяснить желания партне­ра и поступать в соответствии с ними? Является ли для вас именно этот вопрос столь принципиальным, чтобы в нем нельзя было пойти на уступки?

Возможно, Ваш деловой партнер предпочитает встречаться с вами вечером, так как вообще привык поздно вставать, и ве­дет вечерний, если не ночной образ жизни… Если для вас вре­мя суток, выбираемое для встречи не столь важно, хотя вы и привыкли, может быть, назначать деловые встречи на утро, то, возможно, стоит пойти ему на уступки, если вы поняли его привычку? Это будет синтонно по отношению к нему. Но ес­ли для Вас это тоже принципиально, если вы плохо чувствуе­те себя к вечеру и теряете способность столь же разумно решать деловые вопросы вечером, как и утром, если вы связа­ны необходимостью уделить определенные вечерние часы, на­пример, занятиям с детьми, то тогда лучше не копите в себе постепенно нарастающее раздражение против вашего партнера, а прибегните к достижению взаимоприемлемой договоренно­сти о встречах в дневное время или по очереди — то в днев­ное, то в вечернее. В данном случае это будет нейтральным поведением с вашей стороны.

Возможно, Ваш супруг не любит жаренного или вареного лука. Если для вас это не столь уж принципиально, если, не­смотря на то, что по всем законам кулинарного искусства оп­ределенные блюда немыслимы без жаренного или вареного лука, лично вы вполне можете без него обходиться, то, может быть, стоит просто уяснить для себя такого рода вкусы супру­га и готовить без лука? Это будет синтонно по отношению к нему. Но если готовка без лука представляется вам покушени­ем на святая святых ваших привычек, нарушением всяческого порядка и низвержением всех идеалов, то тогда, конечно, не стоит копить раздражение, приближая назревающий конфликт, а лучше предложить супругу достичь договоренности о том, что блюда будут готовиться по отдельности для него и для вас, или о том, что лук будет все-таки присутствовать, но из­редка или в отдельных блюдах, или в мизерных количествах. Такое ваше поведение будет нейтральным по отношению к супругу.

Итак, уяснение потребностей партнера и соответствующее им поведение — это в данном случае, синтон. Несоставление межличностного договора, отказ от "выяснения" отношений – конфликтоген. Ну, а достижение договоренностей по спорным вопросам — нейтральное поведение.

Ясно, что после достижения межличностной договоренно­сти, она вступает в силу, и теперь конфликтогенным будет уже невыполнение существующего договора, нейтральным — его выполнение, а синтонным — его нарушение в ущерб себе, на благо партнера.

И здесь тоже можно отметить одну психологическую тон­кость. Речь идет о тех случаях, когда поступать нейтрально лучше, чем поступать синтонно. Дело в том, что, как мы уже говорили, лишь немногим людям дано самым естественным образом вести себя альтруистично, истинно альтруистично, т.е. не требуя за свои поступки, совершенные в ущерб себе на благо партнера, отсроченного вознаграждения. Гораздо чаще мы видим, наблюдая как за другими, так и за собой, что большинство "бескорыстных" поступков в действительности со­вершаются с "дальним прицелом", то есть в надежде на будущее психологическое вознаграждение. Не стоит осуждать за это ни себя, ни окружающих. Это естественно для любого че­ловека. Но если вы знаете за собой такую слабость, то не луч­ше ли уменьшить количество совершаемых вами "бескорыстных" поступков за счет увеличения нейтральных? Если вам свойственно после каждого доброго дела "записы­вать" его на свой счет и считать партнера обязанным чем-то вам отплатить, если вы не можете не требовать преувеличен­ного внимания к себе своих детей за то, что вы для них сде­лали в детстве, то знайте, что это — порочный путь. Из суммы маленьких синтонов, направленных на окружающих, мы можем при таком подходе постепенно сложить такой сильный конфликтоген, что, чувствуя нашу невыносимую моральную требовательность и вызывающую гордость от совер­шенных нами благодеяний, окружающие не вынесут этого и перестанут с нами общаться. Мы окажемся в психологической изоляции.

Прислушайтесь к себе, по плечу ли вам идти на бескоры­стные уступки партнерам. Если нет, лучше выбирайте нейт­ральные формы поведения в выполнении договоренностей. Если да, то старайтесь вести себя синтонно - перевыполнять ваши договоренности в пользу партнера.

И еще одна маленькая подсказка тем, кто самокритично выбрал для себя нейтральное поведение. Эта подсказка позво­лит и им внести в свое поведение элементы синтонности. Это произойдет, если, постоянно заботясь о точном выполнении своей части договора, вы не будете активно надзирать за тем, как выполняет свою часть ваш партнер, а оставите это на его собственное усмотрение. Такие условия доверия будут синтонными по отношению к вашему партнеру, и может быть в ре­зультате он станет выполнять свои обязательства более аккуратно, чем в условиях постоянной проверки. Хотя, когда речь идет о взаимоотношениях начальник — подчиненный, та­кой совет не всегда может оказаться приемлемым. Все будет зависеть от конкретных личностей начальника и подчиненно­го.

Если подчиненному эпилептоидной или психастеноидной личностной акцентуации (см. пособие "Как разбираться в лю­дях") можно доверить выполнение любого дела без постоянно­го контроля, то гипертимной личности необходим организующий контроль, а сензитивной — помогающий, под­держивающий.

Итак, если в какой-либо области Ваших взаимоотношений выявились противоречия, то необходимо составить договоренность (нейтрал) или просто уяснить потребности партнера и поступать в соответствии с ними (синтон). Несоставление договоренности в данном случае будете конфликтогеном. Когда же договоренность достигнута, то конфликтогеном будет ее не­выполнение, нейтральным — выполнение, а синтонным — или тщательное выполнение своей части договора без проверки того, что должен Вам партнер, или перевыполнение договора в ущерб себе во благо партнеру (в зависимости от ваших лич­ностных возможностей).

2. ПОТРЕБНОСТЬ В РАВЕНСТВЕ И ДЕМОНСТРАЦИЯ ПРЕВОСХОДСТВА.

Перейдем теперь к рассмотрению более сложных общенческих потребностей человека.

Одной из наиболее часто фрустрируемых в процессе об­щения потребностей является потребность в равенстве. Она сформировалась в социальном мире в ходе всего нравственно­го развития человечества и, вероятно, происходит от господст­вующей в биологическом мире потребности в превосходстве, заложенной у животных на уровне инстинкта. Биологически потребность животного в превосходстве обусловлена борьбой за выживание каждой отдельной особи внутри своего вида — вы­живает сильнейший, т.е. превосходящий, а также межвидовой борьбой за выживание вида в целом. Внутри вида, часто про­исходит соревнование за право быть лидером, которое сопровождается демонстрацией каждой особью своего превосходства над другими, стремлением к демонстрированию.

Но какова бы ни была биогенная природа мотива доми­нирования, важно то, что она — именно биологическая, а не чисто человеческая. С вступлением в права собственно челове­ческого начала биогенные детерминаты не ликвидируются, но вынуждены как-то потесниться. И в ходе нравственного развития потребность в превосходстве сменилась потребностью в равенстве. Многие люди стремятся занять положение "выше". Но если это трудно, они соглашаются с положением равных, но почти все сопротивляются позиции "ниже". Те, у кого раз­виты нравственные установки на справедливость и благородст­во, обычно не претендуют на позицию "выше". Речь здесь, конечно, идет о личностных позициях, а не о социальном статусе. Нравственно развитая личность, даже занимая высокое положение в обществе, не стремится к личностной позиции "сверху", а старается общаться с окружающими с позиций ра­венства. У тех же, кто недостаточно впитал нравственную идею ра­венства, часто прорывается установка на превосходство.

Кроме того, если в социально-политической сфере может и должно существовать абсолютное равенство, то в сфере пси­хологической трудно представить, как оно может проявляться. Поэтому практически потребность в психологическом равенст­ве часто проявляет себя как желание превосходить окружаю­щих по некоторым свойствам личности, в тоже время, соглашаясь с их правом на превосходство в других областях и по другим свойствам.

Таким образом, в соответствии с представлениями челове­ка, не всегда осознанными, партнер по общению должен пода­вать ему знаки равенства и исключать знаки превосходства.

Что же будет конфликтогеном по отношению к этой по­требности? Какое наше поведение не дает возможности парт­неру ощутить себя равным среди равных, препятствует удовлетворению его потребности в равенстве? Это знаки пре­восходства, высокомерия, неуважения. Понятно, что если чело­век вместо желанных для него знаков равенства или даже знаков признания его превосходства в чем-либо получает от Вас знаки превосходства над ним, это связано у него с чувст­вом унижения. Такое поведение приведет к конфликту, так как вызовет у партнера агрессию, связанную с желанием не уро­нить свое достоинство, "поставить на место" и т.д.

Знаки превосходства могут быть грубыми и оскорбитель­ными. Не так уж редко приходится слышать, как люди гово­рят друг другу: "Хватит молоть чушь", "Глупости все это™" и т.д. Но чаще применяется смягчение, в результате чего знаки превосходства как бы перестают противоречить правилам эти­кета и становятся "допустимыми" в общении. Таковы фразы:

"Ну как ты не понимаешь, что;..", 'Ну ладно, ладно, ладно…", "Вы же умный человек, а говорите такие вещи!", "Запомни!" (или усиление: "Прошу Вас, запомните раз и навсегда!") и т.п.

К категории тонких, смягченных знаков превосходства от­носятся и такие действия как вальяжная снисходительность, доверительное обнимание дружеские похлопывания по плечу или по спине, санкционирующий кивок (все правильно, дескать) и т.д.

Для смягчения знаки превосходства часто маскируются и создают видимость других чувств — они могут маскироваться под знаки участия, сочувствия, простоты.

Например, молодая жена берется печь пироги. Увидев это, ее муж восклицает: "Ну что ты, не мучайся, бедняжка, все равно ведь ничего не получится! Лучше пойдем к моей ма­ме — она тебя научит". Конфликтогенно? Юный супруг будет утверждать, что нет. Ведь он хотел "как лучше", принять в ней участие, помочь научиться, а она почему-то обиделась… Те­перь он будет считать ее обиду напрасной, что вызовет обиду или агрессию и у него (в зависимости от личностных качеств, — например, гипотим обидится, а эпилоптоид среагиру­ет агрессией, см. пособие "Как разбираться в людях"). Произойдет конфликт. Так почему же все-таки она обиделась? Был ли повод? Конечно. Она совершенно правильно ухватила суть его слов, так как перевела их (возможно, что и бессозна­тельно) на психологический (подробно описанный у психоте­рапевта Э. Берна, названный им "марсианским", см. "Реко­мендации по межличностному общению на основе трудов Э. Берна") язык. На этом психологическом языке она услыша­ла: "Ты ничего не умеешь. Не умеешь, — так не берись. Ты гораздо худшая хозяйка, чем моя мама. Ты должна слушаться мою маму и спрашивать у нее совета даже в мелочах…" и т. д. Это пример знаков превосходства, замаскированных под участие, желание помочь.

 Разберем еще несколько примеров.

Допустим, вы поспорили с коллегой. В споре он разгоря­чился, а Вы, заметив это, сказали: "Не нервничай". Конфлик­тогенно это? Вам кажется, что нет. Вы будете утверждать, что только хотели, действительно успокоить коллегу, а он почему-то обиделся, разгорячился еще больше, а, кроме того, стал вам доказывать, что он совершенно не нервничает. Вас, конечно, в свою очередь, вывело из себя подобное его поведение. Возник конфликт. Почему? Да опять-таки потому, что Ваш коллега правильно, хотя возможно, что и бессознательно, оце­нил на психологическом языке смысл Ваших слов: "Вы нервный, невоздержанный человек. Вы псих. Вы ничего не понимаете, да к тому же и не можете спокойно выслушать умного человека. Раз Вы нервничаете, значит, Вы не правы…" и.т.д. Естественно, что на психологическом уровне такие слова вместо якобы успокающего эффекта вызывают новый всплеск агрессии у партнера. Кстати, подобный совет или приказ, даже когда он дается действительно с целью успокоить, никогда не действует, а только усиливает напряжение. Это очень хорошо видно на примере зубного врача. Если ему мешают работать сведенные от страха и напряжения челюсти клиента, и он ска­жет: "Больной, расслабьтесь, не нервничайте!", то обычно это приводит к еще большему мышечному спазму. Но, к счастью, многие врачи понимают этот психологический закон и в та­кой ситуации, наоборот, говорят, что они не торопятся, и бу­дут спокойно ждать, пока больной успокаивается. Это-то как раз и действует на людей успокаивающе.

Последний пример. В разговоре с подчиненным, желая указать ему на ошибку. Вы начинаете фразу со слов: "Не оби­жайтесь, но…" После того, как вы указали ему на ошибку, и он обидится. Вы, конечно, скажете или подумаете: "Я же про­сил Вас, не обижайтесь!" Но он обиделся! Почему? Да потому, что правильно понял, что раз ему говорят "Не обижайтесь", то сейчас скажут что-то обидное. Если бы Вы не предварили свое замечание этой фразой, то, возможно. Ваш собеседник не на­шел бы в Вашем замечании ничего обидного, а счел бы его обычным элементом деловых отношений. Таким образом. Вы сами дали ему установку на восприятие ваших слов как обид­ных "указаний сверху".

До сих пор мы разбирали доминирование, демонстрирова­ние превосходства и высокомерия на уровне частных приме­ров. Теперь попробуем обратиться к глубинным психологическим механизмам этого явления. Попробуем по­нять, почему есть люди, которые выбирают для себя постоянно высокомерный стиль общения с окружающими?

Попробуйте вспомнить такого человека, наверняка их не­сколько среди Ваших знакомых (если только это не Вы сами). Задумайтесь над тем, почему же он ведет себя подобным об­разом?

Первыми, возникшими "с ходу" ответами на этот вопрос обычно бывают предположения, что он "слишком высокого о себе мнения", "много о себе думает", "зазнается", "считает дру­гих дураками — один он умный" и т.д. и т.п. Психологическое содержание этих предположений можно свести к тому, что у этого человека высокая самооценка.

А теперь задумаемся. Если человек, действительно, имеет истинно высокую самооценку, т.е. даже в глубине души, один на один с самим собой считает себя хорошим, положитель­ным, что в психологии называется "полным приятием себя", т.е. оценивает себя в целом положительно вместе со всеми своими достоинствами и недостатками, если он сам, так ска­зать, "хорошо к себе относится", то есть ли у него необходимость постоянно демонстрировать это другим, добиваясь признания превосходства, постоянно напоминать о своих до­стоинствах самому себе и окружающим? Становится, очевидно, что в случае истинно высокой самооценки такой необходимости нет.

В психологии известно, что любить других, скорее всего, может тот, кто любит себя. Под любовью в данном случае по­нимается не самолюбование и не критичность к себе, а полное приятие себя при реальной самооценке и критичности к сво­им отрицательным сторонам. Человек, умеющий полностью принять себя, несмотря на свои недостатки, сможет и принять другого, далеко не идеального, несмотря и на его недостатки. То есть, человек с высокой самооценкой терпимее к людям.

В случае же постоянного конфликтного поведения челове­ка, демонстрирования им превосходства и желания доминиро­вать, вероятнее всего предположить, что его истинная глубинная самооценка низка, что ему постоянно необходимо для ее поддержания самоутверждаться. Более того, самоутверждаться тоже можно различными способами. Для того, чтобы действительно поднять свою самооценку и оценку окружающих необходимы реальные дела, нужно что-то предпринимать, что-то сделать для людей заниматься самосовершенствовани­ем. Но этот путь поднятия самооценки труден, требует множе­ства усилий, в том числе умственных и душевных. Это под силу далеко не всем. И вот, если человек имеет низкую само­оценку, и не может или не хочет приложить усилия для само­совершенствования, то находит более простой и так сказать "дешевый" способ самосовершенствования, за счет унижения других. Это создает у него иллюзию самоутверждения.

Таким образом это доминирование — компенсаторное, т.е. внешнее поведение призвано компенсировать отсутствие внутренних достоинств, внешняя уверенность компенсирует внут­реннюю неуверенность. Все это носит «невротический характер». Самооценка и оценка окружающих растет лишь внешне. Внут­ренне она только падает. Поэтому такое поведение только уси­ливает давление этого невротического круга и неспособно разорвать его, хотя и носит психозащитный характер. Такой человек защищается от мысли, что он слаб, мыслью, что дру­гие слабее. Что такое человек, который невеликодушно высме­ивает "козла отпущения"? Это часто неудачник, который отыгрывается на еще большем, по его мнению, неудачнике. Это и есть психозащитные механизмы. Но такого рода психозащита не спасает, она только загоняет переживание своей слабости вглубь вместо того, чтобы преодолеть ее. Если все это каким-либо способом будет осознанно личностью, откроет­ся путь к сопротивлению подобного рода поверхностно-психо­защитным механизмам и к формированию другого, более совершенного стиля отношений и общения. Имеет смысл по­мочь в этом, прежде всего самому себе.

Человек, самоутверждающийся за счет других, не выбрал­ся из пут биологической стихии, где еще отсутствует нравст­венность. Реальное, а не иллюзорное основание для самоуважения обеспечивается возвышением не над другими, а над собой — я сегодня лучше, чем вчера, в том числе благодаря преодолению стремления к доминированию. Преодоление этого стремления самим человеком, его осознание своего стремления к превосходству и отказ от него— это и есть реальные поводы для роста самоуважения, повышения оценки окружающих и самооценки.

Однако, можно выделить немногочисленные случаи, когда знаки превосходства не играют конфликтогенной роли. Ска­жем, руководитель вызывает подчиненного к себе в кабинет, а не идет к нему на рабочее место. Такая адекватная пристройка сверху, если к тому имеются объективные основания, т.е. бо­лее высокий статус, — проявление нейтрального поведения и не должна рассматриваться как конфликтоген, хотя, заметим, это и не синтон.

Безусловно, точный расчет в таких случаях сделать очень трудно, особенно, если у каждого партнера по общению есть приоритет по отношению к другому в определенной области. Например, молодая женщина и пожилой мужчина… Кто кому должен уступить место? Или заведующий кафедрой доцент, а в подчинении у него профессор… Кто к кому должен идти в ка­бинет? В таких случаях каждого из участников общения долж­на стимулировать не приоритетная амбиция, а интересы дела, миротворчество, благородство.

Таким образом, для того, чтобы вести себя хотя бы нейт­рально, необходимо воздерживаться от знаков какого бы то ни было превосходства над партнером (в личностном плане), де­монстрировать свое стремление к равенства.

Но каково же должно быть синтонное поведение, способ­ствующее удовлетворению потребности партнера в психологи­ческом равенстве? А потребность эта, как уже было сказано, проявляется в желании в чем-то превосходить других, призна­вая за ними при этом превосходство в иных аспектах.

Синтонньм поведением будет признание реального пре­восходства партнера над Вами в тех областях, где он, действительно успешен. Перевод разговора на такие темы, где велики достижения вашего партнера, заинтересованность его успехами и достижениями, извинения при вторжении в область его компетенции и т.д. Такое поведение создает у Вашего партне­ра чувство удовлетворенности Вашим к нему отношением, снизит его потребность доминировать, т.к. она будет удовлет­воряться, а значит, и Вы, в свою очередь будете меньше получать от него знаков превосходства и высокомерия и посте­пенно в Ваших отношениях сложится атмосфера истинного равенства, которая, конечно не полностью формирует комфор­тный психологический климат, но является его значительной составляющей частью.

Для человека, отказавшегося от демонстрирования превос­ходства в процессе общения, в данном случае для Вас, это не только не будет унижающим, но и в плане глубинно-психоло­гическом наоборот, возвышающим личность, но только не внешне, а внутренне.

Такому синтонному поведению, подчеркивающему реаль­ное превосходство партнера, много внимания уделяет Карнеги, у которого можно научиться всем разновидностям и тонко­стям подобных действий.

При попытках человека освоить подчеркнуто уважитель­ную манеру общения с окружающими, он обычно встает перед проблемой, как не впасть в другую крайность — не перейти на лесть. Чем лесть отличается от описанного нами синтонного поведения?

Ну, во-первых, мы говорим о подчеркивании именно ре­ального превосходства партнера, а не его вымышленных до­стоинств. Всегда ли и любой ли человек имеет над Вами превосходство? Возьмем на себя смелость утверждать, что да. Нельзя найти человека, который бы в чем-либо нас не пре­восходил. Даже если мы считаем его в целом значительно ни­же нас по всем параметрам, наверняка существует аспект, в котором он нас превосходит. Проблема здесь заключается в другом. Дело в том, что мы вообще привыкли сосредотачивать и темы разговора, и все свои мысли именно на тех областях, где сильны мы. А для поиска реального превосходства партне­ра над собой необходимо переключиться на те сферы, где на­ши успехи незначительны. Именно там мы можем найти поводы для удивления и восхищения окружающими.

Во-вторых, лесть имеет манипулятивную природу. Т.е. лесть —это манипуляция, которая всегда подразумевает, что действие делается с расчетом на выгоду. Эта манипулятивная природа чаще всего интуитивно чувствуется, хотя сознательно и не принимается партнерами. Поэтому, если вы восхищае­тесь человеком искренне и при этом не преследуете собствен­ной выгоды, а делаете это с целью создать комфортный психологический климат в общении, то ваше поведение ни­когда не превратиться в лесть.

Итак, подчepкивaниe своего превосходства, высокомерие — это конфликтогены по отнощению к потребности в равенстве. Отказ от доминирования, общение исключительно на равных — поведение нейтральное, а активное подчеркивание превос­ходства партнера — синтонное.



Страница сформирована за 0.8 сек
SQL запросов: 190