УПП

Цитата момента



То, как ты двигаешься, - твоя автобиография в пластике!
Преподаватель драматического искусства

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Устройство этой прекрасной страны было необычайно демократичным, ни о каком принуждении граждан не могло быть и речи, все были богаты и свободны от забот, и даже самый последний землепашец имел не менее трех рабов…

Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

Читать далее…


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

3. ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ и ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ОЦЕНКИ.

У каждого человека есть потребностьбыть оцененным. Эта потребность связана с такой важной личностной структурой как уровень притязании. Различная потребность каждого в до­стижениях воплощается в различном уровне притязаний, т.е. одни люди считают себя способными достигнуть большего, другие — меньшего. Но и для тех и для других мотив дости­жения очень важен. В свою очередь, уровень притязании свя­зан с самооценкой человека. Чем выше и устойчивее самооценка, тем выше и уровень притязаний. Таким образом, складывается причинно-следственная цепочка: успехи человека, его достижения во многом зависят от его уровня притязаний, уровень притязаний — от самооценки. А из чего же складыва­ется самооценка? А самооценка складывается из оценок окружающих. И хотя, чем более зрелой становится личность, тем менее оценки со стороны могут поколебать ее самооценку, тем не менее, и в зрелом возрасте они играют в формировании самооценки значительную роль.

Поэтому для поддержания самооценки человек стремится быть оцененным. Но вот парадокс. С одной стороны, люди стремятся быть оцененными, с другой — стараются избегать

каких бы то ни было ситуаций оценивания — экзаменов, про­верок, экспертиз, демонстраций, да зачастую просто не хотят оказаться в центре внимания, боясь подобных ситуаций. По­чему это происходит? Да потому, что по опыту все знают, что обычно те, кто оценивает, понимают задачу "оценить" как "найти плохое". Это касается не только экспертов и экзамена­торов, но и нас с вами в нашем повседневном общении. Из всех оценок, которые мы даем друг другу, подавляющее боль­шинство — отрицательные.

Если всем известна заповедь "О мертвых — хорошо, или ничего", то во взаимоотношениях с живыми мы, похоже, ру­ководствуемся обратным правилом: о живых —или плохо, или ничего. Т.е., если мы видим чьи-то достоинства, то просто по привычке предпочитаем промолчать, но если видим недостатки — обязательно на них укажем.

Например, Вы устраиваетесь на новую работу, на которую долго стремились попасть, под начало именно того руководи­теля, с которым и хотели работать. Вы этого хотели, т.к. зна­ли о его многочисленных достоинствах и о выгодах и возможностях роста, которые открываются Вам под его нача­лом. Но уже через некоторое время после начала работы на новом месте. Вы привыкаете к этим достоинствам, начинаете воспринимать их как само собой разумеющиеся и вместе с новыми коллегами включаетесь в непрерывное обсуждение его мелких недостатков.

То же самое касается и супружеских отношений. Выйдя замуж за человека, безусловно, достойного, женщина часто в дальнейшем воспринимает его достоинства как должное, а внимание свое концентрирует на недостатках. Вот и получает­ся: сделал супруг (или супруга) что-то хорошее — в ответ молчаливое удовлетворение, совершил оплошность — открытое возмущение, отрицательная оценка вслух.

Такие неправильные сформировавшиеся у нас общенческие привычки и приводят к тому, что чаще всего мы слышим отрицательные оценки. Что же в основном оказывается объектом отрицательной?

Прежде всего, это личность партнера в целом. Отрицательная оценка личности в целом

может проявляться не только в грубом "ты серый человек" или еще более оскорбительном "ты ничтожество", но и просто, например в незаинтересованности человеком.

Вот пример. В ваш отдел пришел новый, сотрудник. Вам его представили. Вы буркнули формальное приветствие и про­должаете работать, как ни в чем ни бывало. Всем своим видом вы показываете невнимание к его личности, что для него оз­начает, что вы явно отрицательно его оцениваете. Не ждите после этого, что у вас сложатся с этим коллегой отличные от­ношения, когда потом назреет конфликт, ваши сетования на то, что "а я ничего такого не делал", будут неправомочны.

Нередко отрицательной оценке подвергается интеллект. Популярное "ты дурак", конечно, грубая форма. Но не то же самое ли означает "ты ошибаешься"? То же самое, но только в смягченной форме. Кстати, здесь, если более грубо, то даже меньше ранит, потому что, так сказать, дальше от истины. От оскорбления "идиот" защититься легче и просто отвергнуть его легче, чем "вы плохо разбираетесь в своем деле". Сюда же от­носятся и упреки в неосведомленности, указания на ошибку и т.д.

Отрицательно оцениваются различные качества личности. Подвергается сомнению честность человека, его выдержан­ность, его трудолюбие. Даже сомнение в наличии у человека чувства юмора — уже отрицательная для него оценка.

Если мы даже не произносим слов, то отрицательная оценка может быть выражена непроизвольно нашей мимикой, жестами, позой, интонациями.

 Ироническое "спасибо" может означать отрицательную оценку ваших слов или поступка, а "спасибо" настойчивее — призыв прервать вашу затянувшуюся речь. Поэтому нужно тщательно следить и за этой стороной нашей коммуникативной жизни.

Итак, мы убедились, что отрицательные оценки мы даем чаще, чем положительные. Каковы же глубинные психологиче­ские мотивы отрицательных оценок? Из предыдущих объясне­ний, касавшихся позиции превосходства, мы можем по аналогии понять, что, давая другим отрицательные оценки, мы в глубине души, наверное, меньше всего думаем об этих других — нас волнуем мы сами. Приятно подчеркнуть недостаток партнера, если такой же есть и у вас — вы, таким об­разом, не исключение. Приятно отметить оплошность другого и в обратном случае — если сами вы таких оплошностей ни­когда не допускали. Ясно, что здесь действует уже знакомый нам мотив самовозвышения за счет унижения другого, а не за счет реальных достижений.

Еще мотив отрицательной оценки, в данном случае давае­мой "за глаза". Это желание объединиться с кем – то третьим, наладить с ним отношения, а это гораздо проще сделать за счет совместной критики недостатков других, чем за счет по­иска общих конструктивных интересов. Такого рода примеры можно очень часто наблюдать во всех сферах общения. На­пример, обделенный общением в рабочем коллективе человек мгновенно находит контакт со вновь поступившим на работу коллегой за счет доверительного рассказа ему о недостатках каждого в этой группе. Такой контакт удовлетворяет потреб­ность ранее обойденного члена группы в общении, а также потребность вновь прибывшего преодолеть изоляцию новой группы. Поэтому, если никто не уделяет позитивного внима­ния новому сотруднику, он всегда попадает в общение к тем, кто строит его на основе сплетен.

Еще одним мотивом отрицательных оценок может быть желание покрасоваться, если речь идет о критике вышестоя­щих. Хорошо быть смелым, если это "по делу" и приносит реальные результаты, то есть сопровождается попытками из­менить существующий порядок. В таком случае можно про­стить даже желание покрасоваться. Но если человек критикует начальство только в кулуарах — это чистое желание покрасо­ваться, а не желание конструктивных изменений.

Итак, нам понятны причины, по которым мы склонны давать в основном отрицательные оценки, а от положительных просто воздерживаемся. А как действует на нас и на наших партнеров отрицательная оценка? Безусловно, ранит. Ранит, т.к. снижает самооценку, делает менее реальными надежды на определенные достижения. Ранит, т.к. из отрицательных оценок обычно делаются "оргвыводы" — "Это неинтересный чело­век, значит, с ним не интересно общаться. Не буду с ним об­щаться и другим не посоветую". "Это опасный человек — нужно держаться от него подальше", "Это бесполезный чело­век — можно не принимать его во внимание". И человек ли­шается необходимого ему общения, у него разлаживаются деловые и личные контакты. Именно такая угроза слышится каждому в любой отрицательной оценке. Все это порождает неприятную тревогу. А ведь от отрицательной оценки недалеко и до самого страшного — осмеяния.

Как же реагируют люди на отрицательную оценку? Так же, как и на любую другую угрозу ранения — защитой. За­щита эта может быть различной. Ну, во-первых, отрицатель­ная оценка не принимается. Она отбрасывается методом отрицания отрицания. "Нет, я не плохой — я хороший". Но этого недостаточно, поэтому продолжение защиты будет за­ключаться в переносе этой отрицательной оценки на самого оппонента: «Я-то не дурак, а умный. А вот он – дурак, потому – то так и говорит». Или с перенесением в другую плоскость: "Я-то достаточно осведомленный человек, а вот Вы — уроди­на".

Есть и еще варианты психической защиты от отрицатель­ных оценок. Например, поскольку всегда больше ранит отри­цательная оценка от человека значимого, то можно внутренне снизить для себя значимость критика, "Да кто он мне? И что мне его мнение? Да он вообще человек незначительный".

Огромное большинство людей автоматически строят подо­бные психозащитные сооружения, но есть люди очень плохо защищенные. У них любая негативная оценка ухудшает на­строение, снижает работоспособность, ухудшает общее состоя­ние.

Таким образом, давая людям отрицательные оценки, мы не достигаем того, чего желали подсознательно, т.к. возвыше­ние за счет унижения другого в действительности не способст­вует росту самооценки. Не достигаем мы даже и тех поверхностных целей, которые выдвигали — исправить недостатки партнера, где партнер отрицательных оценок не принимает.

Он от них защищается. Причем защищается агрессией, что и приводит к конфликту. Ясно, что отрицательные оценки, исходя из этого, нецелесообразны. Они конфликгогенны. От них необходимо отказаться, т.к. нарушаются и разрушаются отношения и конструктивное сотрудничество, возникает конф­ликт, если ваш партнер —высокоэнергетичныи психотип, и обиды или холодая напряженность, если — низкоэнергетичный.

Тем не менее, бывают случаи, когда необходимо указать на ошибку, именно с целью ее направления. Как же сделать это так, чтобы не поступать конфликтогенно? И в каких слу­чаях это целесообразно?

Рассмотрим три таких варианта, в зависимости от того, в каких отношениях находитесь Вы с Вашим партнером: сверху, на равных или выше? Действительно, может возникнуть необ­ходимость поправить ученика, который, собственно, за тем и учится, чтобы его поправляли, или подчиненного, который за­тем и состоит у Вас в подчинении, чтобы Вы осуществляли контроль за его деятельностью. Второй вариант: Вы хотите по­править своего близкого друга или коллегу с тем, чтобы он потом не подвергался осуждению со стороны других, менее доброжелательно настроенных к нему коллег. И, наконец, бы­вает необходимость высказать свое мнение по поводу поступ­ков вышестоящего, которые как Вы считаете, наносят ущерб общему делу.

Рассмотрим первый случаи: как указать на ошибку ребен­ку, ученику, подчиненному? С подобными ситуациями обычно связаны следующие распространенные типы конфликтогенного поведения. Это стремление указать на ошибку сразу же, не дать пройти незамеченным ни одному промаху. Так ли уж это необходимо? Нет, это нужно лишь в случае, когда вы увере­ны, что ребенок не знает о том, что поступил плохо, что уче­ник не заметил своей ошибки, что подчиненный не проверяет результаты своего труда. Если же это не так, не спешите — дайте им самим заметить свою ошибку, наверняка после это­го они сами же ее и исправят, а к Вам испытают благодар­ность за то, что "не ткнули носом".

Вторая распространенная ошибка, оказывающаяся конфликтогенной - оценивать не проступок, а личность. Если ребенок не убрался, укажите ему на то, что в комнате грязно, а не на то, что он — неряха. Ес­ли ученик ошибся, укажите ему на то, что он сегодня не до конца выучил материал, а не на то, что он — тупица. Если подчиненный принес вам неприятности, при оценке сконцент­рируйтесь на самом его проступке, а не на его личностных качествах. Не нужно обобщать частный промах на все осталь­ные свойства и качества человека.

Итак, в общении с теми, по отношению к кому мы объ­ективно "сверху" — оценивать проступок, а не личность.

Теперь о втором варианте: как указать на ошибку другу или коллеге. Прежде всего, подумайте: так ли это необходимо? Возможно, ваш коллега-экономист или бухгалтер, или прораб неправильно произносит какое-то слово. Вы заметили это. По­думайте, прежде чем указать ему на ошибку: "А важно ли это? Действительно ли мне хочется, чтобы он правильно гово­рил, или мне хочется просто показать, какой я сам грамотный?" Наверное, все-таки, последнее. Тогда воздержитесь от отрицательной оценки. А вот если этот Ваш друг или коллега — учитель, то тогда поправить его необходимо, да он и сам должен бы к этому стремиться. Но все равно будем очень ос­торожны и деликатны. Лучший способ в данном случае — не говорить об ошибке, а как бы объединиться в поисках исти­ны. Ведь речь идет о человеке, с которым вы на равных. Луч­ше всего не сразу же, а через небольшое время обратиться к нему нейтрально: "Послушай, а вот как ты думаешь? Я ду­маю так-то, но слышал и другое мнение. Давай вместе уточ­ним в словаре (или учебнике, или в справочнике, или у специалиста).

Такой совместный поиск истины не ранит Ва­шего партнера и не поставит его в унизительное положение. А значит, не будет и конфликтогенным.

И, наконец, вариант третий: как указать на ошибку вышестоящему лицу. Обсудим ситуацию. Занимая определенную руководящую должность, любой человек тем самым как бы сознательно ставит себя в ситуацию оценивания по определен­ным параметрам — умению контактировать с людьми, организаторским способностям, а, кроме того, по сугубо професси­ональным качествам — если это заведующий отделом культу­ры, то — по уровню культуры, а если главный инженер завода — то по уровню технических знаний. Таким образом, он дол­жен принимать как должное любые оценки как вышестоящих, так и подчиненных, если, конечно, они объективны. Поэтому отрицательные оценки, даваемые в целях улучшения общего дела сказать, сам "назвался груздем", нельзя считать конфликтогенами. Но, конечно, при этом дол­жны быть соблюдены все предыдущие правила — давать оцен­ку конкретным поступкам, а не всей личности, стараться не прямо указывать на ошибку, а вести совместный поиск исти­ны.

Таким образом, в большинстве случаев отрицательная оценка — конфликтоген. Необходимо отказываться от при­вычки давать партнерам по общению отрицательные оценки. Если мы хотим хотя бы нейтрального общения, т.е. хотя бы "холодного", но все-таки мира, то следует вообще воздержаться оценок.

В биологическом мире, где все насыщенно опасностью, у наших предков должна была развиться избирательная насторо­женность по отношению к отрицательному. Вот ее и унаследо­вали мы от них и унесли в мир человеческий. Но в этом мире, более возвышенном, к которому мы идем, куда зовет нас наша человеческая совесть, мы должны, наверное, преодо­леть этот биологический анахронизм. И если нам нужен не просто нейтральный, а комфортный психологический климат, то синтонным, по отношению к потребности человека быть оцененным, будет провозглашение правила: "Ищи в людях хо­рошее".

Плохое ведь и само лезет в глаза. Отсюда и вся наша не­объективность. Уравновесим этот наш биогенный страх перед плохим старанием замечать только хорошее. Создадим перед своим внутренним взором более безопасную среду, чем нам это постоянно кажется. И мир вокруг станет реально безопас­нее.

Как же научиться искать в людях хорошее? Попробуем начать с самого простого приема: с понимания того, что все недостатки — это продолжение наших достоинств. В са­мом деле, нельзя найти такого недостатка, чтобы он не прояв­лялся в человеке и каким-нибудь положительным качеством. Вас раздражает, что Ваш начальник говорит в Вашем или сво­ем маленьком кабинете слишком громким голосом? Наверное, он прекрасно выступает публично. Ваш подчиненный слишком медленно выполняет Ваши задания, значит, он будет успешен в тех из них, где необходима особая тщательность.

Как уже было сказано, плохое само лезет в глаза. Поэто­му, если мы овладеем этим приемом — попарного психологи­ческого видения — плохое только в паре с хорошим, то и хорошее будет "лезть нам в глаза" и для нас не представит трудности увидеть хорошее в любом человеке, мы освободимся из плена "отрицательного" видения.

Хорошее в партнере нужно не просто искать, а не забы­вать говорить об этом. Представьте себе, сколько вокруг лю­дей, которые умеют только отмечать чужие ошибки, а о положительном предпочитают молчать! Как выгодно будут вы­глядеть Ваши коммуникативные умения на их фоне! Насколь­ко вырастет качество вашего общения! Насколько уменьшится число разгорающихся вокруг Вас конфликтов.

Попробуйте воспользоваться этими синтонами. Если Вы подошли к подчиненному, который, на Ваш взгляд, слишком медленно выполняет Ваше задание, и с Ваших губ уже готова сорваться отрицательная оценка его медлительности, — попро­буйте произнести прямо противоположное: "Как приятно видеть Вашу тщательность в работе. Эта повала ускорит его работу гораздо вернее, чем замечание о медлительности.

Ваш коллега раздражает Вас постоянным беспорядком, ца­рящим на его рабочем столе: "Всегда удивляюсь твоей способности сконцентрироваться, не смотря ни на что, и работать в любых условиях! Я так не умею".

Главное — это произносить положительные оценки не с той же целью, что вы давали отрицательные, т.е. не стремясь с их помощью тут же исправить положение, а именно ради тренировки — чтобы учиться подавать такие синтоны. Если вы будете хвалить партнера с целью все-таки исправить его — это будет выглядеть неискренне, иронично и издевательски. Если Вы будете давать положительные оценки только ради са­мих положительных оценок, то вы действуете с более дальним прицелом — создаете такой комфортный микроклимат, в ко­тором со временем не трудно будет решить любые проблемы, исключить любые несогласия.

Понятно, что если вы хотите обратиться за помощью к партнеру и непосредственно перед этим делаете ему компли­менты, то это все "шито белыми нитками" и выглядит наро­чито и даже неприлично. Поэтому стоит делать комплименты окружающим постоянно — не для извлечения выгоды, а для создания теплой атмосферы взаимного сотрудничества, в кото­рой ни для кого не будет проблемой обратиться к другому с просьбой.

Вспомним у Окуджавы: "Давайте говорить друг другу ком­плименты". Стараясь искать в окружающих хорошее, постепен­но стараемся отучать себя искать плохое. У нас часто наготове формула: "Вы хороший человек, но…" Лучше бы де­ржать поближе в памяти формулу "Вы хороший человек, и…"

Окружающие вас люди в ситуации поиска в них хорошего будут чувствовать себя гораздо комфортнее, чем в ситуации оценивания вообще. Т.е. им будет комфортно в Вашем обще­стве.

Итак, вроде бы ясно: хула — плохо, похвала — хорошо. Но есть еще некоторые сложности.

Вот мать хвалит пятилетнего ребенка: "Умничка, Ванечка, вынес мусор!" Приятно ему? Приятно. Это синтон со стороны матери? Синтон.

Другая ситуация — мать хвалит такими же словами пят­надцатилетнего сына, может быть, даже при его приятеле или приятельнице. Приятно ему? Сомнительно. Синтон это со сто­роны матери? Сомнительно.

И, наконец, представим себе, что жена хвалит мужа таки­ми же словами… Это уже смешно, потому что слишком явно неудачно.

Ребенок относится к матери "снизу вверх" и похвала сверху ему приятна. Для таких отношений это — синтон. А вот муж справедливо считает, что они — на равных, похвала свер­ху его уязвляет. Подросток борется за место среди взрослых, за равенство, значит, и ему, скорее всего, неприятно подчерки­вание, даже со стороны мамы, или тем более со стороны ма­мы, что он для нее не более чем ребенок.

Кстати, в свете двух последних примеров иначе восприни­мается и первый. Очень быстро проходит то время, когда ре­бенок мал и удовлетворен своим положением снизу. А родителям, привыкающим к такому стилю общения, уже трудно перейти на другой, да и время, когда это необходимо сделать, они обычно пропускают, не замечая взросления ре­бенка. Лучше сразу пробовать с ребенком общение на равных. Оно не подведет.

Итак, относительно потребности партнера в положитель­ной оценке, КОНФЛИКТОГЕННЫМ будет отрицательное оце­нивание, беспричинное обобщение недостатков стремление дать отрицательную оценку сразу же, не дать пройти незамеченным ни одному проступку, оценивание не поступка, а личности в целом и похвала, данная с неадекватной пристройкой сверху. НЕЙТРАЛЬНЫМ будет воздержание от оценок вообще, оценивание не личности, а поступка.

СИНТОННЫМ окажется положительная оценка, справед­ливая, заслуженная похвала, даваемая с позиции на равных или же "снизу", постоянная атмосфера доброжелательности и поиска в партнере хороших сторон его личности.

4. ПОТРЕБНОСТЬ В ЗАЩИЩЕННОСТИ И ОБВИНЕНИЯ.

Многие видные психологи считали потребность в защи­щенности одной из базовых, то есть наиважнейших и врож­денных потребностей личности. У младенца это стремление к защищенности, к безопасности удовлетворяет мать.

Она охраняет его от опасностей окружающего мира. Вырастая, человек научается сам строить психологическую защиту, которая и охраняет его от опасностей психических трав. Если в детстве его отношения с родителями складывались так, что он был достаточно надежно защищен ими, и при этом они не мешали и ему самому защищать себя по мере взросления все более самостоятельно, то во взрослом возрасте у такой лично­сти формируется адекватная и надежная психозащита. Если же родители в детстве не удовлетворяли потребности ребенка в психологической безопасности, или делали это, наоборот, слишком преувеличенно, не давая ему самостоятельно посто­ять за себя, то личность формируется незащищенной или с невротической поверхностной психозащитой.

Одним из самых острых коммуникативных действий, фрустрирующих потребность человека в психологической безо­пасности, защищенности, является обвинение.

Обвинение — еще более острый конфликтоген, чем отри­цательная оценка. Во-первых, потому, что отрицательная оцен­ка может быть дана как с позиции "сверху", так, все-таки, и с позиции "на равных". Обвинение же тем и отличается, что да­ется почти всегда исключительно с позиции "сверху". Только наиболее смягченный вид обвинения, возникающий между близкими людьми — обида — может рассматриваться с пози­ции "рядом". И то с трудом, так как обиженный всегда, как говорится, "встает в позу", что на бытовом уровне и означает, что он уже просто за счет самой обиды чувствует себя выше обидчика.

Во-вторых, отрицательная оценка хотя и тянет за собой возможность "оргвыводов", но не столь конкретно. А вот обви­нение предполагает уже "наказание", т.е. более быстрый, более четкий и более серьезный оргвывод". Оно как бы санкциони­рует наказание. Конечно, само по себе обвинение включает и отрицательную оценку, но не исчерпывается ею. Оно на то и обвинение, что к отмечаемой отрицательной черте добавляет привкус вины. В обвинениях мы как бы "жаждем крови", т.е. "жаждем" наказания для партнера.

Зачем мы обвиняем? По опыту обсуждения предыдущих конфликтогенов мы уже знаем, что всегда можно выявить внешний, выставляемый, открытый мотив поведения и внут­ренний, истинный, глубинный его мотив.

Каков внешний мотив обвинений? Мы с виду боремся за справедливость, хотим вывести на чистую воду виновника происшедших отрицательных событий, неприятностей, оши­бок. Хотим якобы предостеречь окружающих — вот он вино­ват, он опасен, пусть его осудят и его опасаются.

Но есть и другой, внутренний мотив, часто более важный для обвиняющего: "Я бы так не сделал, потому что я умнее, ответственнее, нравственнее и вообще лучше… Я бы так не по­ступил, не сплоховал бы…" Значит, как и в предыдущих случа­ях, самовозвышение за счет другого. В порядке психозащиты этот мотив вытесняется, и сам человек часто его не осознает. Осознать этот мотив в самом себе и начать открытую с ним борьбу — это уже важнейшие шаги по пути совершенствова­ния своих коммуникативных умений и по пути самосовер­шенствования вообще. Нужно понять, что у нас в любой ситуации на бессознательном уровне преобладают внешнеобвинительные реакции, т.е. сидит этакий "внешнеобвинительный чертик" — вот мы сами спотыкаемся об камень, а поминаем черта - осознать этого чертика и бороться с ним — вот реаль­ный повод для роста самоуважения. Обвинение, само по себе, может быть как справедливым, так и не справедливым.

Естественно, несправедливыми будут ложные обвинения, т.е. обвинения при полном отсутствии вины. Это наиболее тяжкий вид несправедливых обвинений, при которых обвиня­ющий обычно делает это с целью переложить на другого свою собственную вину.

Могут быть и не столь явные ложные обвинения. Один из наиболее частых вариантов — обвинение в том, что вы отни­маете что-то, причитающееся партнеру, в то время, как вы просто не хотите делиться с ним чем-то своим. С вашей сто­роны — это ваше право — при отсутствии желания совершать синтонные действия по отношению к партнеру, вы в праве ве­сти себя нейтрально. Если же им это воспринимается как конфликтоген и он вас в этом обвиняет, то это — ложное об­винение. Постараемся и сами не требовать от людей того, что дать или не дать нам — вопрос их доброй воли, а не их обя­занность.

Например, Ваши подчиненные не обязаны работать во внеурочное время и, обвиняя их в отказе это делать. Вы по­ступаете конфликтогенно. Уяснив это. Вы гораздо большего добьетесь в данной ситуации просьбой об одолжении, чем приказом и обвинением, предполагающим наказание.

Несправедливым можно считать и обвинение в непредна­меренно совершенном проступке. Т.е. если проступок был, но не было злонамерения, то хотя он и заслуживает отрицатель­ной оценки, но не обвинения, так как не было вины как тако­вой — не было преднамеренности, значит, не было вины.

Таким образом, в данном случае, когда вины не было, мотив восстановления справедливости не действует совсем. Здесь получается самовозвышение вместо справедливости. Ну, а если обвинение все-таки справедливое? Если вина была? Ес­ли была преднамеренность? Тогда, конечно, мы действительно стремимся восстановить справедливость, но и мотив самовоз­вышения тоже нельзя полностью исключить. Т.е. здесь само­возвышение вместе со справедливостью.

В каждом таком случае стоит внимательно разобраться в себе. Какой мотив толкает вас больше? Желание реального улучшения дел или само­возвышение, или самооправдание? Если первое, ну что ж, тогда вы правы, и пусть обвинение сделает свое дело. Но если ущерб от действий партнера не ве­лик, и он не хотел, и все получилось нечаянно, если действи­тельно обстоятельства оказались превыше и принудили, то, может быть, не стоит обвинять? Ведь здесь явно превалирует мотив самоутверждения за счет другого.

Как же обвиняемые реагируют на обвинение? Конечно, защищаются. Психическая защита от обвинений может прояв­ляться в различных формах:

— отрицание вины в душе

— отрицание вины вслух, опровержение

— поиск третьего лица или обстоятельств, на которые можно переложить вину, но если они не находятся, то

— ответное обвинение на том же уровне ("это не моя, а ваша деятельность разваливает наше общее дело")

— более сильное обвинение, причем, возможно, по друго­му направлению ("Я допустил ошибку в вычислениях, а вы вообще преднамеренно исказили отчетность").

Таким образом, у высокоэнергетичных психотипов обви­нение вызывает агрессивную реакцию и возникает конфликт. Низкоэнергетичные тоже защищаются и, хотя не идут на кон­фликт, но общение и сотрудничество с ними разлаживается. Т.е. обвинения не конструктивны. Они конфликтогенны.

Что же предпринять, как вести себя для сохранения хотя - бы нейтральности? Понятно, что необходимо воздерживаться всегда и везде от несправедливых обвинений — от ложных, если проступка как такового и не было, и от таких, когда проступок хоть и был, но не преднамеренный — это нужно понять и простить. Необходимо только помнить, что в нас все-таки сидит этот "внешнеобвинительный чертик", который может прорваться наружу через мимику, жесты, позы, за ко­торыми тоже нужно следить.

Но что же делать, если вина партнера все-таки есть? Как поступить нейтрально в таком случае? Могут быть два вари­анта. Во-первых, можно переложить вину на обстоятельства:

"Я не сомневаюсь, что Вы выполнили бы задание вовремя, ес­ли бы не общая нервозность и спешка, в которой Вам при­шлось работать". "Ты не виноват, чашка разбилась потому, что она мокрая и скользкая".

Во-вторых, можно как бы принять участие в вине партне­ра, не отрицая все же, что она была. "Вероятно, мне нужно было, учитывая время, необходимое Вам на работу, передать вам ее раньше. Ну что ж, мы с Вами оба виноваты, нам и расхлебывать". 

Какое поведение будет синтонным по отношению потребности вашего партнера к общению в психологической безопасности и защищенности. Если ваш партнер подвергается обвинению со стороны третьих лиц, то всегда синтонно будет стремление оправдать, защитить его. То же самое относится и к случаю, если ваш партнер обвиняет сам себя.

Если виноваты в чем-то вы сами, то самое лучшее — это самообвинение, которое помогает избежать и обвинений, и на­казания.

Защищая другого, тоже можно прибегать к самообвине­нию. Это будет синтонно по отношению к нему.

Но поводы для использования такого синтона как самооб­винение этим не исчерпываются. Он действует в гораздо более широком диапазоне общенческих ситуаций. Итак, самообвине­ние вместо обвинения. Что оно принесет? И как им пользо­ваться?

Очень часто, если в процессе вашего общения или взаи­модействия партнер совершил проступок, в нем можно найти и долю вашей вины. Если вы сосредоточите свое внимание именно на своей, пусть и малой, доле вины, не затрагивая долю вины партнёра, то у вас и будет повод для самообвинения. Конкретно вы говорите только о своей части вины, но психо­логически как бы берете всю вину на себя.

Ваш коллега забыл дома и не принес вам необходимые сегодня для совместной работы материалы: "Я виноват, я за­был тебе позвонить и напомнить".

Во время совместной работы ваш напарник по неосторож­ности или по неумению что-то разбил, сломал, испортил и ждет обвинений: "Прости, это я так неловко поставил".

Ваш подчиненный не справился в срок с работой: "Я сам должен был контролировать, как продвигается у Вас дело".

Что же это даст? Какова будет реакция партнера? Считае­те ли вы, как многие, что он обрадуется и действительно ста­нет обвинять во всем вас? Конечно, бывают разные люди. Есть среди них и такие бессовестные. Но им-то как раз все равно — обвиняете ли вы их, или самообвиняетесь — они все равно виноватыми себя не почувствуют. Так что и в этом случае вы своим самообвинением ничего не испортите.

А вот в случаях более частых, когда мы общаемся с нор­мальным обычным человеком, знающим, что такое совесть, обратного обвинения ждать не приходится.

Если человек наступил вам в общественном транспорте на ногу, и вы его обвините, он, наверняка, скажет: "А что вы столько места занимаете!" Но если вы скажете: "Извините, я слишком много занял места", то вряд ли он скажет: "Да, что это Вы расставили тут свои ноги", и вряд ли останется стоять на вашей ноге. Скорее всего, он ответит: "Нет-нет, это я вино­ват".

В ответ на самообвинение мы, все-таки, чаще всего услы­шим ответное самообвинение партнера, который конечно, по­нимает свою вину. Если на него нападают, он отрицает ее не потому, что не понимает, а психозащитно. Если же на него не нападают, то ему не от чего защищаться, его собственная ви­на не вытесняется из его сознания, он признает ее, самообви­няется и извиняется.

Обратите внимание — извиняется. А ведь извинение, т.е. самообвинение партнера — эта и есть та цель, которую мы хотим достичь, открыто его обвиняя. Но не достигаем. А до­стигаем обратного. Он обвиняет нас, защищаясь. Показав же партнеру пример самообвинения, мы добьемся как раз желае­мого результата.

Происходит все это по более общему принципу: благород­ство рождает ответное благородство. Вы считаете, что так происходит не всегда? Конечно, не всегда! Здесь не может быть никаких гарантий. Благородство — это дорога с односторон­ним движением. Если вы хотите вызвать в людях благород­ные порывы, то сделать это можно только благодаря собственному благородству. А вот обратный закон не действу­ет. Если вы сами поступаете благородно, нет гарантий, что вам ответят тем же. Благородство — это необходимое, но не достаточное условие ответного благородства. И все же — необ­ходимое. Без него и вовсе нет никакой надежды. Поэтому по­стараемся проявлять его первыми в надежде на ответ.

Действие этих законов легко можно проиллюстрировать простым примером. Допустим, играя с другом в шахматы, вы захотите дать ему фору. Скорее всего, он не захочет ее при­нять, чтобы не быть менее благородным, чем вы, он "не даст вам дать ему фору". И так в большинстве случаев.

Предположим, ваш коллега опоздал на деловую встречу. Первое ваше желание — обвинить: "Ну что же Вы так! Я же жду, теряю свое время!" Какого ответа вы ждете? "Простите, я виноват!", а какой наверняка получите? "Я же не в бирюльки играю, я был занят. Да и Вы сами в прошлый раз опоздали". А если, подумав секундочку, вы замените обвинение самооб­винением: "Простите, я не догадался, что это время у Вас за­нято, нужно было мне договориться с Вами попозже. Вы, наверное, очень спешили?" И что же можно получить в ответ? Скорее всего: "Нет-нет, что Вы, это я виноват — опоздал, про­стите".

Не бойтесь, что ваше самообвинение примется кем-то за самоуничижение. Чтобы этого не произошло, нас должна под­держивать мысль о том, что мы делаем это не от слабости, а по доброй воле. Настоящая сила не в том, чтобы одолевать других, а в том, чтобы уступать им место, пропуская вперед. Сдержанность и доброта — качества сильного, а не слабого. Если же партнер будет нахальничать и продолжать вести себя конфликтно, то никогда не поздно будет оказать ему сопро­тивление. Но не будем забывать, что сейчас мы с вами об­суждаем именно первичное коммуникативное поведение, т.е. то, как вести себя самому. Так сказать "мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути".

Зарядитесь терпением и проведите в подобных ситуациях по 10 раз прием самообвинения и только на 11-й начинайте сопротивление. Мы специально преувеличили. На самом деле этого не потребуется. Ваше терпение даст положительные ре­зультаты уже на второй — третий раз. Кроме того, окружаю­щие заметят вашу доброжелательность в целом, это окажет на них определенное воздействие. Ведь добрый пример тоже зара­зителен. Мотив "я не менее благороден" очень хорошо работает в большинстве случаев. 

В жизни человечества взятие на себя вины (грехов) дру­гих людей и страдание вместо них и для них имеет столь большое значение, что в христианской религии это занимает основное место. Иисус Христос страдал за людей, взяв на се­бя их грехи. Таковы были и другие святые мученики. Пусть же хоть в какой-то мере, хоть на уровне общения, хотя бы в тех случаях, когда вина партнера непреднамеренная, мы по­следуем тому примеру, который дает нам образ Христа.

Итак, относительно потребности партнера в психологиче­ской безопасности, Конфликтогенным будет обвинение, особенно ложное и несправедливое. НЕЙТРАЛЬНЫМ - пе­рекладывание вины на обстоятельства. СИНТОННЫМ - за­щита партнера и самообвинение.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 190