УПП

Цитата момента



Мало, чтобы гора свалилась с плеч. Важно, чтобы она еще придавила соседа!
Да?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



При навешивании ярлыка «невежливо» следует помнить, что общие правила поведения формируются в рамках определенного культурного круга и конкретной эпохи. В одной книге, описывающей нравы времен ХV века, мы читаем: «когда при сморкании двумя пальцами что-то падало на пол, нужно было это тотчас затоптать ногой». С позиций сегодняшнего времени все это расценивается как дикость и хамство.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

 7. ПОТРЕБНОСТЬ В БЛАГОДАРНОСТИ и НЕБЛАГОДАРНОСТЬ.

В разделе о выполнении и "перевыполнении" своих обяза­тельств, благородстве и благодеяниях мы уже упоминали, что совершив некий поступок в пользу другого человека, мы ожи­даем от него какого-либо вида благодарности. Лишь немногие "жертвенные" натуры способны удовлетворяться самим фактом своего благодеяния, не ожидая никакой ответной реакции. В большинстве же люди чего-то друг от друга ждут в знак бла­годарности. Чего же? Какими могут быть виды благодарно­сти?

Ну, во - первых, самые простые, так сказать, лежащие на поверхности — словесные. Существует множество слов и выражений, означающих благодарность. К сожалению, мы мало их употребляем, обычно пользуемся только словами "спасибо" и "большое спасибо11" Заметьте, что "ругательных" слов в нашем лексиконе несравненно больше.

Во-вторых, ответные благодеяния по принципу "ты — мне, я — тебе". Этот принцип можно считать порочным только в случаев, если он осуществляется за счет других людей, т.е. оба партнера получают выгоду, отнимая ее у третьих лип. Если же этого нет, то это просто принцип взаимной поддержки, вза­имной помощи и реальной благодарности.

Попробуем разобрать более сложные, не всегда очевидные виды благодарности.

У вас трудная ситуация. Настолько ли вы беспринципны, чтобы броситься за помощью к любому из своих знакомых, несмотря на ваши прошлые отношения? Нет, такое случается редко. К кому же вы, скорее всего обратитесь? К приятным вам людям. Почему. Если вам что-то нужно, то не все ли равно, от кого это получить?

Дело в том, что на интуитивном уровне каждый из нас понимает, что если обратиться с просьбой к человеку, кото­рый в целом неприятен, то вряд ли и после его помощи мы изменим к нему свое отношение. А это значит, что мы интуитивно чувствуем, что не сможем быть благодарными этому человеку, т.к. благодарность включает хорошее, а не отрица­тельное отношение. То есть мы стараемся обратиться за по­мощью к тому, кому мы сможем быть благодарными. При этом мы часто отвергаем даже предлагаемую помощь тех, ко­му благодарными заведомо быть не можем. Из этого следует, что даже в самом принятии помощи, в самом принятии благодеяния (речь сейчас не идет о людях, которые постоянно эксплуатируют чужую добрую волю) уже содержится элемент благодарности. Кстати, понимание этого поможет каждому из нас сделать шаг в сторону истинно бла­городного поведения, не требующего благодарности, т.к. само принятие партнером нашего благодеяния будет для нас уже благодарностью.

Таковы жизненные принципы многих людей, посвятив­ших свою жизнь служению богу. У них доброе дело считается сделанным только в том случае, если за него не было получе­но никакой благодарности, а еще лучше, чтобы как можно меньше людей об этом знало, иначе оно, оплаченное внима­нием, перестает быть благодеянием.

Продолжим рассмотрение чисто психологических видов благодарности. Чтобы понять следующий вид, обратимся для иллюстрации к такому увлечению как разведение аквариумных рыбок. Аквариумисты — это в большинстве своем тихие, мол­чаливые люди. Одного из них однажды спросили: "Что Вы получаете от своего увлечения? Как можно общаться с рыбками? Ведь это бессловесные твари, которые не могут даже вы­разить Вам свою благодарность за то, что Вы за ними ухаживаете. Собака любит своего хозяина и выражает ему свою благодарность множеством доступных ей способов. Кош­ка трется об ноги и благодарно мурлычет… А рыбки? Вы же не получаете от них никакого ответа!" И вот каков был ответ аквариумиста, это был ответ настоящего философа: "Когда я вижу, что мои рыбки и водные растения великолепно себя чувствуют в моем аквариуме, и поэтому интенсивно размно­жаются и вообще благоденствуют и процветают, то я пони­маю, что тем самым они говорят мне "спасибо". В их процветании и заключается их благодарность!"

Вот пример, следуя которому мы могли бы наполнить свою жизнь новым смыслом. Если бы каждый, кто воспитал талантливых учеников, видел бы в их успехах и процветании их благодарность себе, а не требовал, чтобы они приходили к нему с поклонами и изъявлениями словесной благодарности, то многим учителям и наставникам не виделась бы их жизнь в виде сплошной цепи предательств со стороны учеников, ко­торые, научившись многому, покидают учителя.

Если бы все родители в ответ на все, сделанное ими для своих детей, не требовали бы от них постоянных знаков люб­ви и уважения, а воспринимали бы в качестве благодарности к себе своих детей, насколько покойнее была бы человеческая старость! Насколько меньше виделось бы им детей-предателей.

Ведь в нашей повседневной жизни именно неблагодар­ность воспринимаем как предательство. Именно от нее страдаем как от предательства. А что, если бы мы посмотрели на это иначе? За время общения с нами человек настолько вырос, что рамки его прежней жизни стали ему тесны, он вы­рывается из них. Он стал другим. Он пошел дальше. И все это с нашей помощью. Разве его достижения, в которых есть доля и нашего участия — не благодарность нам? Его процве­тание — не радость? Зачем требовать еще и внешних знаков "внимания и благодарности?

И, наконец, еще один вид благодарности — желание отве­тить на благородство благородством. Если какое-либо ваше благодеяние, какой-то благородный поступок по отношению к партнеру вызвал у того желание самому совершать подобные поступки, причем не только по отношению к вам, но вообще по отношению к другим людям — можно ли желать большей благодарности!

К сожалению, мало кому свойственно удовлетворяться по­добными видами психологической благодарности. Мы хотим, чтобы нас благодарили громко открыто и как можно чаще. И есть еще один вид благодарности, которого часто "требуют "благодетели" от "облагодетельствованных" — зависимость. Часто это главный мотив помощи –желание чтобы партнер попал в психологическую зависимость. Сделав для него что-то полезное, приняв участие в его судьбе, обучив его чему-то, мы присваиваем право и дальше вмешиваться в его жизнь, давать советы, направлять, указывать, требовать послушания. И парт­нер допускает это, даже если ему это неприятно — из чувства благодарности. Если же он этого не позволяет, т.е., ограничившись словесной или иной благодарностью в дальнейшем не ощущает зависимости, тогда часто выступают "на арену" вопреки благодеянием: "Вот я тебе…, а ты теперь…» Родители — ребенку: "Мы тебя вырастили-выкормили, обули-одели, выучили, а ты уходишь …" Но ведь вырастили не птичку в клетке, а свободного человека для самостоятельной жизни!

Начальник — подчиненному: "Я тебя принял на работу, повышал зарплату, посылал на переподготовку, а ты теперь переходишь с повышением".

Лучше за всю жизнь не совершить ни одного благого де­ла, а вести себя только нейтрально, чем совершать благодея­ния только для того, что бы потом было чем попрекать окружающих!

Кстати, обратите внимание, не о тех слушателях говорят "благодарные слушатели", кто после ваших слов, выступления, рассказа или сообщения подходит к вам и благодарит, а о тех, кто во время ваших слов внимательно и заинтересованно вас слушает. Так что внимание и заинтересованность тоже нужно квалифицировать как благодарность.

Кроме того, для многих людей благодарностью за совер­шенный поступок может служить сам факт, что он совер­шен ими при свидетелях, на людях, на виду у всех. Это привлекает к нему внимание окружающих и приносит боль­шое удовлетворение. Конечно, в первую очередь это касается личностей истероидного психотипа.

Итак, со стороны того, кто совершает благодеяние, КОНФЛИКТОГЕННЫМ будет ожидать за него преувеличенной благодарности, стремиться к тому, чтобы "облагодетельствованный" попал в зависимость от вас, попрекать кого-либо совер­шенным благодеянием. НЕЙТРАЛЬНЫМ поведением можно считать такое, когда вы не совершаете таких действий, за ко­торые потом будете требовать перечисленных видов преувели­ченной благодарности. СИНТОННЫМ же будет совершение благодеяний без ожидания за них активной благодарности со стороны партнеров.

Теперь обратимся к поведению тех, на кого направлены благодеяния. Как может выглядеть наше конфликтогенное по­ведение, не удовлетворяющее потребность наших партнеров по общению в благодарности с нашей стороны? Понятно, что речь идет о неблагодарности, но ведь и она, как и благодар­ность, может выражаться по-разному.

Можно говорить о неблагодарности внешней, т.е. такой, когда, будучи благодарным в душе человек почему-либо недо­статочно выражает свою благодарность внешне, и о неблаго­дарности внутренней, т.е. такой, когда, несмотря на совершенное ему добро, человек даже и не чувствует себя бла­годарным.

Сначала — о внешней. Одной из ее форм может быть недостаточно активная благодарность при ее ожидании партнером.

Если партнер сделал для вас нечто, что потребовало от него значительных усилий и принесло нам большую пользу, то он может ожидать от нас не просто произнесенное вскользь "спасибо" или даже "большое спасибо", а каких-то более эмо­циональных заверений в признательности. Чтобы удовлетво­рить его потребность в благодарности, мы должны освоить более широкий диапазон выражений, выражающих призна­тельность.

В случаях, когда кто-то малознакомый неоднократно ока­зывал вам внимание и поддержку, и вы это заметили, не от­делывайтесь в очередной раз формальным "спасибо". Здесь подойдет выражение "Благодарю Вас, Вы очень любезны!", которое дает понять партнеру, что его неоднократные "усилия не остаются незамеченными. Это если речь идет о ма­лознакомом человеке, с которым вы редко встречаетесь, на­пример, об очень внимательном продавце в соседнем магазине, в который вы заходите каждый день, или об исключи­тельно заботливой горничной в гостинице, где вы прожили неделю. Их мелкие услуги и человеческое внимание не долж­ны пройти незамеченными.

Если же говорить о близких людях, о друзьях или колле­гах, которые могут совершать для нас очень нужные нам по­ступки, то паша, так сказать, благодарящая речь, обращенная к ним, должна быть гораздо более эмоциональной. Вот не­большой пример: "Спасибо Вам! Вы всегда столько для меня делаете, что должно быть, уже приучили меня к этому. И возможно, я не всегда выражаю в достаточной, мере свою Вам признательность. Но Вы можете быть уверены, что я очень ценю Ваше отношение ко мне и помню о том добре, которое Вы мне делаете!"

Для выражения благодарности близкому человеку, другу, коллеге, ученику или учителю, начальнику и подчиненному, с успехом можно воспользоваться такой формой, как поздрави­тельное письмо, особенно на День Рождения. Научиться пи­сать поздравления ко Дню Рождения, значит сделать жизнь окружающих нас людей более счастливой и осмысленной. Многим кажется, что День Рождения — это детский праздник, выражающий радость ребенка и родителей, что он растет и взрослеет. Если так считать, то, действительно, получается, что с возрастом этот праздник теряет свой смысл, ибо многие не способны радоваться наступлению очередных дат. Но это не так! В действительности День Рождения—это такой день, когда все окружающие могут и должны высказать человека все то хорошее, что они к нему испытывают, выразить благодар­ность за все то, что он для них делает и радость по поводу того, что он есть на свете. В обычные дни многие считают та­кие изъявления чувств неуместными или просто не находят для них времени. Поэтому и существует такая традиция как День Рождения, которая психологически никак не связана с возрастом человека.

Если вы научитесь писать такое поздравление как благо­дарственное письмо, то адресат будет читать и перечитывать его в течение всего года, отчего и он станет счастливее, и вокруг вас, в вашем круге общения будет крепнуть атмосфера психологического комфорта.

Кроме недостаточно активного проявления чувства благо­дарности при его ожидании, бывают еще случаи, когда чело­век, испытывая в душе признательность, никак не выражает ее внешне. Это происходит, в основном, по следующим причи­нам.

Вас может останавливать чувство неловкости, нежелание отвлекать занятого человека от дела. Это очень часто бывает, например, по отношению к хорошему врачу, которому вы ос­тались благодарны на всю жизнь, но не удосужились ни разу прийти с букетом цветов и высказать свои чувства. Ваше со­стояние понятно: это занятой человек, у него всегда много па­циентов, неудобно было беспокоить его и в первый раз, когда обращались за помощью, и уж подавно неудобно отрывать те­перь, как бы не по делу. Вам кажется, что врач вас, наверня­ка, не помнит, а цветов у него и так полно — ни к чему ему ваши цветы. Это не так! Если даже во время самого напря­женного приема вы отнимете у человека несколько минут изъявлениями благодарности, вы принесете ему огромную пользу. Он вернется к работе с новыми силами, с верой в свою нужность людям, в свое предназначение совершать до­бро. Приходилось видеть прекрасных врачей, оказавших по­мощь бесчисленному количеству людей, при этом живущих с чувством хронической неудовлетворенности своей деятельно­стью. Причем речь сейчас идет не о той творческой неудов­летворенности, которая толкает к свершениям, а о той человеческой неудовлетворенности, которая вызывает апатию и от которой опускаются руки даже у самого прекрасного специ­алиста. В подобном состоянии они обычно находятся не пото­му, что мало делают, а потому, что мало получают благодарности за сделанное. Не говоря уже о том, что ваш шаг вселит дополнительную веру в этого врача тем больным, которые станут его свидетелями. Т.е. таким путем вы тоже окажите врачу помощь.

Безусловно, сказанное касается не только врачей. Просто это — яркий пример. То же самое относится ко всем, кому мы не смогли вовремя выразить свою благодарность. Давайте действовать по принципу "Лучше поздно, чем никогда". Давай­те отдавать свои душевные долги.

Теперь поведем речь о неблагодарности внутренней. Внутренняя неблагодарность может быть вызвана, в основном, дву­мя следующими причинами. Первая из них — принятие благодеяния как само собой разумеющёгося, трактовка его как выполнения человеком "своих "обязанностей, своего долга. Та­кая неблагодарность часто проявляется во взаимоотношениях близких людей. Те поступки, за которые мы чувствовали бы огромную признательность к чужому человеку не вызывают у нас даже чувства простой благодарности, если их совершил человек близкий для нас и родной такое привыкание к благо­деяниям со стороны родителей, супруга или супруги, сестер или братьев встречается очень часто и разваливает множество родственных и дружеских отношений. Такие ситуации нужно сознательно контролировать и избегать их, тж. накапливающи­еся постепенно подобные конфликтогены способны в один прекрасный день выплеснуться в крупном конфликте.

Вторая причина внутренней неблагодарности имеет психо­защитную природу — это психозащитное обесценивание парт­нером вашего благодеяния. В чем защитный характер этого процесса? Дело в том, что человеческая благодарность — это тяжкий душевный труд. Мы уже сталкивались с этим, когда говорили о синтонах вообще. Этот труд, как и любая синтонность, не каждому под силу. Кто же может быть благодарным внутренне? Тот человек, который сам способен на благородные поступки и благодеяния, который полон самоуважения и уверен, что какое бы добро ни сделали ему окружающие, у него найдутся душевные силы, чтобы ответить им тем же. У такого человека чье-то благодеяние не вызовет чувства тревоги и бес­покойства. У человека же в себе неуверенного благодарность будет сопряжена с чувством не отданного долга (ведь он не умеет отдавать душевные долги — только материальные), а значит, и тревоги. Так как человек всегда старается защитить­ся от чувства тревоги, он вытесняет ее вместе с чувством благодарности. А вытесняются они рассуждениями типа: "А что он такого сделал…", "На его месте каждый поступил бы так­же…", "Это ему ничего…" и т.д. Кстати, если Вы не раз сталкивались с подобным поведе­нием кого-либо из окружающих, попытайтесь защититься от очередной его просьбы, предварительно несколько раз осведо­мившись: "А ты уверен, что тебе это необходимо. А ты знаешь, мне это будет нелегко. Подумай, может для тебя это не столь уж важно?" Если партнер несколько раз подтвердит необходимость вашей помощи, после ее получения уже труднее будет заставить работать защитные механизмы неблагодарно­сти.

Но вернемся к первичному коммуникативному поведению. По отношению к потребности партнера в благодарности КОНФЛИКТОГЕННЫМИ будут все упомянутые формы как внут­ренней, так и внешней неблагодарности, НЕЙТРАЛЬНО себя вести — значит никогда не забывать о благодарности, а СИНТОННО — осваивать формы и методы активного выражения благодарности.

8. ПОТРЕБНОСТЬ ВЫСКАЗЫВАТЬСЯ и ПЕРЕБИВАНИЕ.

Потребность высказываться — одна из наиболее доступ­ных для наблюдения потребностей человека. Она проявляется почти в любой ситуации общения и является комплексной, т.е. включает в себя элементы потребности во внимании, в признании компетентности и другие более узкие потребности. Наблюдая за научным спором ученых, деловой беседой произ­водственников или болтовней подруг, можно отметить в них много общего — почти всегда они развиваются по одному из двух основных сюжетов. Первый: в группе имеется "лидер", более энергетичная личность, чем остальные, тогда общение сводится к его монологу с редкими вкраплениями замечаний остальных членов группы. Второй: примерно равные по энергетичности люди говорят почти одновременно, практически не слушая и даже не замечая друг друга.

Кстати, последний вариант идентичен игре младших до­школьников — в возрасте до 4-х—5-ти лет они не умеют иг­рать "вместе", их игра, скорее одновременная, чем совместная, обозначается как игра "не вместе, а рядом", т.е. находясь ря­дом, они не умеют построить совместную деятельность, а удовлетворяют каждый сам свои игровые желания.

Вот также "не вместе, а рядом” беседуют многие из нас друг с другом. Если прислушаться со стороны к такого рода разговорам, то заметно, что слова одного из собеседников не заставляют других вслушиваться или задумываться над их смыслом, а только являются для других поводом обратиться к своим собственным соображениям: "Да, да, вот и у меня было также…", "Нет-нет, а вот у меня — по другому…"

Причем в подобных ситуациях собеседники редко дожида­ются конца речи партнера — чаще всего они просто перебивавют друг друга.

Причем такая форма ведения диалога даже не считается неприемлемой. Наоборот, она даже романтизируется. Часто можно в художественной литературе или в публицистике про­читать в качестве доказательства крепкой дружбы и взаимного интереса: "Они проговорили всю ночь напролет, захлебываясь и перебивая друг друга, и все-таки не наговорились!"

Является ли это показателем дружбы и взаимопонимания? Очевидно, что в такой ситуации у каждого собеседника была огромная потребность высказаться и быть выслушанным, но поскольку у другого была точно такая же, а не противополож­ная — выслушать и понять, то оба разошлись, "не наговорив­шись".

Потребность быть выслушанным у человека чаще всего гораздо сильнее, чем потребность получить совет или выслу­шать чужое мнение. Поэтому самый лучший для большинства людей собеседник — это тот, кто слушает, кивает и поддаки­вает. Самый лучший психотерапевт — это не тот, кто скажет, как поступить, а тот, кто долго и внимательно выслушает. То же самое касается и друга, и супруга, и священника, и ученика…

Таким образом, понятно, почему люди ведут себя подо­бным образом в приватных беседах. Но почему же то же са­мое происходит и в деловых дискуссиях, когда партнеры собрались именно для того, чтобы выслушать мнение друг друга и принять общее решение? Почему и здесь они переби­вают друг друга?

Если мы обратимся за разъяснением к ним самим, то уз­наем внешний, видимый, поверхностный мотив их поведения. Он таков: "Перебиваю не из неуважения, а чтобы не потерять мысль".

Поверим? Конечно. Но пойдем дальше, т.е. в более глубо­кие пласты мотивационной сферы, как мы это уже делали при разборе предыдущих конфликтогенов.

Итак, вы боитесь потерять мысль. Верно, понятно, оправ­данно, необходимо для общего дела». Но ЧЬЮ мысль вы бои­тесь потерять??? СВОЮ!!! боитесь ли вы в этот момент потерять мысль партнера? Нет! А почему? Получается: "Если я потеряю мысль — катастрофа, если он — ничего страшного". Пойдем дальше по пути этой логики? "Моя мысль важнее, ценнее, я умнее". Признаемся, верно? Верно. Значит, глубин­ный психологический мотив перебивания все тот же — само­возвышение за счет партнера. А высказываемые объяснения и оправдания носят лишь психозащитный характер.

Итак, перебивание в дружеской беседе конфликтогенно, т.к. препятствует удовлетворению потребности партнера быть вы­слушанным и понятым. В деловом общении оно также конф­ликтогенно, т.к. если вы сами, может быть, и не чувствуете мотива самовозвышения, то партнер прекрасно ощущает его на интуитивном уровне и реагирует агрессией или обидой, что и приводит к конфликту.

Но как же быть? Ведь у вас тоже есть потребность выска­заться! Давайте подумаем, как целесообразнее вести себя, что­бы удовлетворить ее. В чем же все таки заключается эта ваша потребность? В том, чтобы высказаться или в том, чтобы быть выслушанными услышанным? Если вам хочется просто высказаться, не в зависимости от результата, то зачем вам партнер? Все мы можем сотрясать воздух голосовыми связками наедине с собой. Если наша по­требность такова, то тем самым мы удовлетворим ее и у нас не будет необходимости действовать конфликтогенно по отно­шению к партнеру, а, кроме того, мы сможем начать бороться в самих себе с этой совершенно не конструктивной потребно­стью сотрясать воздух.

Если же вы хотите быть выслушанным и услышанным, то подумайте, целесообразно ли для этого перебивать? Чем заняты мысли вашего собеседника после того, как вы его пе­ребили? Слушает ли он вас? Внимает ли вашим словам? За­думывается ли над вашими суждениями, как вам того бы хотелось? Даже если бы он стремился к этому, мог ли бы он так быстро перестроиться, перенастроиться с себя на вас? Вряд ли. Скорее всего, он или не даст себя перебить, при пер­вых же ваших попытках вставить слова повышая тон и темп речи, или, замолкая, продолжает думать о своем и только и ждет удобного момента, чтобы вставить слово, как это делали когда говорил он.

Все это создает неприглядную картину неконструктивного и непродуктивного общения. Это даже и общением-то трудно назвать…

Таким образом, перебивание нецелесообразно и конфлик­тогенно. То же самое можно сказать и о еще одном конфликтогене, препятствующем удовлетворению потребности партнера по общению высказаться — о монологической речи. Говорить самому, когда окружающие тебя слушают — большое удоволь­ствие и приносит огромное психологическое удовлетворение. Однако, удовлетворение это поверхностное. Монологическая речь почти не развивает личности человека, хотя, конечно, в ней совершенствуются актерские и лекторские способности, а также умение формулировать свои мысли. Но вглядимся в ситуацию лектора. После лекции его слушатели уходят чем-то обогащенные, что-то новое узнавшие и личностно выросшие. А он? Он на том же уровне, если не смог хотя бы часть вре­мени посвятить дискуссии со своими слушателями, выясне­нию и их мнения по вопросам его компетенции, что принесло бы обогащение и ему самому.

Если хотите, проведите небольшой психологический экс­перимент. Встретьтесь с человеком, мнения которого, как вы знаете, значительно расходятся с вашими. Обычно вы избегае­те общения с такими людьми — оно раздражает, будоражит, заставляет вас что-то доказывать и нервничать. Но на сей раз, ради эксперимента, задайте вопрос и больше ничего не гово­рите — предоставьте ему возможность построить монологическую речь. Но не просто высиживайте время, а слушайте, слушайте, слушайте внимательно, впитывайте в себя все ню­ансы и изгибы противоположного мнения. Знакомьтесь, знакомьтесь с чужим миром. Если вы войдете во вкус, вы почувствуете, "как личностно растете, наполняетесь новыми знаниями. Хотя вы с ними и не согласны, вы начинаете по­нимать причины такого рода мнений, уяснять себе логику чуждых вам построений». Вы растете! Не высказывайте собст­венных мнений — этим вы нарушите чистоту эксперимента, т.к. под воздействием вашего мнения несколько изменится мысленный план вашего собеседника и уже трудно будет уви­деть его представления в чистом виде. Поймите, что если вы хоть раз возразите ему, то он начнет защищаться и за этой защитной стеной вы хуже сможете его разглядеть. Только соз­дав партнеру атмосферу сочувственного выслушивания, вы да­дите ему возможность полностью раскрыться и получите наибольшее количество информации. При этом нет никакой необходимости неискренне поддакивать — достаточно будет искренне высказывать заинтересованность. Вы откроете для се­бя новый маленький мир! А от скольких таких миров еже­дневно мы отказываемся только потому, что они —другие. Никогда вы не получите столько, выслушивая своего едино­мышленника, как от человека других взглядов. Вы почувствуе­те, как вы личностно растете!

Если вы на этом не остановитесь, а будете и дальше вдохновлять его на разговор, вы ощутите еще кое-что новое — часть ваших прежний убеждений под воздействием его проти­воположного мнения только укрепились, причем, внимательно выслушав его аргументы, вы нашли наиболее веские и точные доводы в пользу собственных представлений, которые раньше так трудно было подыскать.

Больше того, вы сами, без чьей бы то ни было помощи, начнете видеть непрочность другой части ваших умопострое­ний и, наверняка, в душе согласитесь с некоторыми мнения­ми собеседника. И, наконец, человек, который бы вам до того неприятен, т.к. ассоциировался с вашей собственной нер­возностью от неприятия чужого мнения, станет приятным из благодарности за то, что именно в его обществе вы пережили ни с чем не сравнимое наслаждения личностного роста. Если точно также вы будете ценить и использовать любую возмож­ность общения с любым идейным противником, вы поймете, как и за что можно любить противника.

Сравните теперь, сколько вы сами получили от вашего оппонента, и каким не обогащенным вышел из этого общения он. Ведь он только снял свое нервное напряжение — выгово­рился, но ничего нового в его душе не произошло. Именно в таком незавидном с точки зрения понимающего человека по­ложении можете оказаться и вы, если будете предпочитать монологическую речь выслушиванию собеседника.

Итак, монологическая речь и перебивание — конфликтогенны. Нейтральное поведение относительно обсуждаемой по­требности партнера заключается в том, чтобы хотя бы дожидаться пауз в его речи и пользоваться ими для собствен­ных высказываний. Конечно, и на таких принципах не по­строить истинного глубинного общения, но это хотя бы не чревато конфликтами!

Теперь попробуем выработать правила синтонного постро­ения диалога, правила обеспечивающие активное выслушива­ние собеседника, полностью удовлетворяющее его потребность в этом.

Прежде всего — не перебивайте! Если общение чисто дру­жеское, то потери от того, что вы потеряли свою мысль пол­ностью компенсируются приобретениями в уровне комфортности атмосферы вашего с партнером общения.

Если речь идет о деловой беседе — запишите. Во время речи коллеги запишите пришедшую вам в голову мысль, чтобы не потерять ее, запишите и высказанную им мысль — на­верняка она не менее ценна. Такие заметки по ходу дискуссии не только принесут вам большую пользу по содержанию, но и помогут формированию достойного имиджа (образа, внешнего вида) делового человека.

А что же делать, если перебили вас? Из всего обсужденно­го выше, наверное, ясно: дать себя перебить. Если у вашего партнера есть неудовлетворенная потребность высказаться, то у вас нет надежды быть услышанным, пока он ее не удовлетво­рит. Дайте ему такую возможность. Даже если он считает, что закончил говорить и готов выслушать вас, постарайтесь не спешить, а предоставить ему еще один шанс для снятия ос­татков напряжения, вызываемого потребностью высказаться. Скажите: "Если Вы уверены, что Вам больше нечего сказать по этому вопросу»…", наверняка последует ответ: "Нет, есть еще одно соображение…" Не волнуйтесь, в большинстве случаев это не будет длиться вечно — в свободном беспрепятственном са­мовыражении человек довольно быстро исчерпывается, т.к.. но­вая энергия в споре обычно подхлестывается не его содержанием, а борьбой за право высказаться.

После этого собеседник действительно готов вас выслу­шать. Если же вы попали в такую компанию, где говорят без конца, не останавливаясь и не слушая другого, и ни какие на­ши приемы не могут вам помочь быть услышанным, — не думайте, что перебивание или то, что вы не дали бы, вопреки нашему совету, себя перебить, вам помогло бы быть услы­шанным. Там, где не действуют эти правила — не действует ничего! Эти правила не могут ухудшить ваше положение. Они или улучшат его, или станут пробным камнем, который по­может вам увидеть бесполезность высказывании в этой ауди­тории, причем вы определите это с меньшей затратой энергии и утратой собственного достоинства, чем если будете предпри­нимать лихорадочные попытки вступить в разговор таких людей.

Если же вам все-таки хочется попробовать не дать себя перебить даже в таком обществе, где дело почти безнадежное, можно посоветовать такой прием — если вас перебивают, дайте себя перебить, но сделайте это демонстративно, подчеркну­то, очень заметно: "Пожалуйста - пожалуйста, говорите, я подо­жду…" (только постарайтесь без иронии и издевки в голосе — они все испортят). После нескольких применений этот прием может подействовать. Если нет — значит все напрасно. В этой компании никто никого не слушает, и вы не станете исключе­нием. Бросьте все попытки высказываться, сделайте выводы на будущее и постарайтесь все же провести время с пользой, внимательно выслушивая этих людей, как это было описано выше.

Искусство построения синтонного диалога включает в себя еще и умение подчеркнуто демонстрировать партнеру свое ак­тивное его выслушивание. Это подача так называемых знаков позитивного внимания, правильная реакция на его слова.

Можно выделить несколько типов реагирования на выска­зывания собеседника, на изложение им своих проблем и суж­дений. Большинство из них не конструктивно и их не следует использовать при построении синтонного диалога.

Это реакция оценочная. Говоря "Да ну, это ерунда!" или даже "Да, это серьезно!", вы как бы присваиваете себе право оценивать с позиции "сверху" суждения партнера и события его жизни. В этом есть элемент конфликтогенности.

Реакция интерпретации. Это обычно высказывания типа:

"А может быть, в действительности не то-то и то-то, а совсем другое?" Такой реакцией вы как бы ставите под сомнение спо­собность собеседника интерпретировать и правильно понимать происходящее вокруг него, предлагаете ему свое собственное видение его жизни. Это тоже не оптимальная реакция — каж­дый видит любую ситуацию со своей собственной точки зре­ния.

Сюда же можно отнести и реакцию уговаривания, которая обычно сводится к тому, что мы советуем партнеру не ощу­щать то, что он ощущает. Это совершенно не конструктивный подход — человек не может волевым усилием изменить свои чувства, а, кроме того, чаще всего и не хочет этого. Он ле­леет свои чувства как часть своей личности и хочет не отка­зываться от них, а пережить их. Оптимальными для тактики активного выслушивания со­беседника можно считать исследовательско - зондирующие реак­ции и особенно реакции понимания.

Исследовательско - зондирующими являются расспросы, уточняющие вопросы по ходу речи партнера, которые, показы­вая вашу заинтересованность, помогают вам лучше ориентиро­ваться в рассказе вашего собеседника, а его стимулируют излагать вам свои мысли и происходившие с ним события более подробно. При этом он уверен в том, что вам это не скучно, т.к. вы интересуетесь именно подробностями.

Реакция понимания же — наиболее оптимальная реак­ция — заключается в том, что вы, не внося в разговор ничего нового, ничего "от себя", пользуетесь паузами в речи партнера, чтобы стимулировать его дальнейший рассказ с помощью по­втора в несколько измененном виде его же собственных слов. Это будет звучать следующим образом: "Так Вы говорите, что…", "Правильно ли я Вас понял, что …" и т.п.

Пользуясь такого рода фразами, вы не сбиваете партнера с мысли, не вносите в разговор ничего от себя, но в то же время, высказывая искреннюю заинтересованность, участвуете в беседе, подаете партнеру знаки позитивного внимания. Ко­нечно, такого рода речевые знаки могут и должны сопровож­даться еще и знаками мимическими, т.е. внимательным, заинтересованным выражением лица, а также соответствующи­ми жестами и позой.

Итак, по отношению к потребности партнера высказаться и быть выслушанным, перебивание и монологическая речь — КОНФЛИКТОГЕННЫ, использование пауз в речи партнера — НЕЙТРАЛЬНО, а СИНТОННОЕ поведение можно описать следующим образом: "Не перебивать, дать себя перебить, по­давать партнеру знаки позитивного внимания'"



Страница сформирована за 0.74 сек
SQL запросов: 190