УПП

Цитата момента



Если ты любишь что-нибудь, дай ему свободу. Если оно вернется - оно будет твоим навеки. Если оно не вернется, значит оно никогда не принадлежало тебе.
Но… Если оно просто сидит в твоей комнате, смотрит твой телевизор, приводит в беспорядок твои вещи, ест твою еду, говорит по твоему телефону, забирает у тебя деньги и совершенно не подозревает, что ты-то давным-давно подарил ему свободу, значит ты либо женат на этом, либо родил это.
Философия и реальность любви.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Невинная девушка имеет этот дар Божий - оценивать мужчину в целом, не выделяя (искусственно), например, его сексуальности, стройности и так далее. Эта нерасчленённость восприятия видна даже по её глазам. Дамочка, утратившая невинность, тут же лишается и целомудрия. И взгляд её тут же становится другим - анализирующим, расчленяющим, в чём-то даже нагловатым.

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Перерыв

Джон: Акклиматизация и наркомания. Есть ли здесь кто-то, кто живет на высоте больше 2000 метров? Кто-то из Колорадо? Замечаете ли вы изменения в своем дыхании? Какие различия вы ощущаете здесь, почти на уровне моря?

Женщина: Я дышу не так часто.

Джон: Вы дышите не так часто. И ваши ощущения?

Другая женщина: Медленнее и глубже.

Джон: Медленнее и глубже. И я думаю, что почти всем, кто не поднял руки, приходилось подниматься с уровня моря на высоту 2 000, 2 500, или даже 3 000 или 3 500 метров. О, я вижу некие минимальные признаки. (смех). По мере того, как изменяется высота, на которой вы находитесь, изменяется ваша физиология.

Вот наша первая загадка: что общего у наркомании и акклиматизации? В каком смысле похожи друг на друга процессы, через которые проходят наркоман, и тот, кто перемещается с уровня моря на высоту 4000 метров? Каковы различия? Задайте этот вопрос себе – мы скоро к нему вернемся.

Мы приглашаем вас рассмотреть различия между культурой и обществом. Чем Лос-Анджелес отличается от йогурта? Давайте, Стефани, расскажите нам.

Стефани: Йогурту не нужны указатели, не так ли?

Джон: Конечно нет, ведь йогурт – это культура. Но это не проблема. Кое-кто из моих близких друзей знает Лос-Анджелес как свои пять пальцев.

Маршалл: Акклиматизацию можно прекратить. То есть, можно… Наркомания – что-то такое, от чего очень трудно избавиться. Если мышцы не использовать, их можно потерять.

Джон: Обратите внимание, что происходит, когда вы поднимаетесь с уровня моря на высоту 3 000 метров.

Женщина: Вы адаптируетесь.

Мужчина: Вы приобретаете связь с изменяющейся окружающей средой.

Джон: И каков первый класс маневров, через которые проходит тело, чтобы «приобрести связь с окружающей средой»? Тахикардия, а затем изменение способности крови переносить гемоглобин, но это происходит не сразу. А тахикардия начинается немедленно.

Джуди: Первый ответ – реакция на стресс. Тревога! В окружении что-то изменилось. И через определенное время тело проходит сквозь ряд более глубоких изменений, соматических изменений.

Джон: В чем мудрость этого?

Мужчина: Тело находится в определенном состоянии, которое стремится поддерживать. И вдруг оно прекращает получать стимулы извне. Ему приходится приспосабливаться – а что еще оно может сделать, чтобы восстановить равновесие…

Джуди: Оно хочет поддерживать гомеостаз – по своей сути, тело консервативный агрегат.

Джон: Оно хочет поддерживать равновесие. И обратите внимание, проблема, которую человеческое тело должно решить, перемещаясь на высоту – это гипоксия, дефицит кислорода, поступающего в ткани. И первый класс реакций весьма предсказуем: гипервентиляция и связанные с ней последствия, например, тахикардия. Это очевидно для бегуна, для спортсмена. Его тело уже знает, что это – первые признаки приспособления. Однако, если я обернусь и увижу медведя, здесь, в горах, а мой сердечный ритм уже и так учащен, и дыхание тоже, у меня не будет никаких резервов, никаких циркуляций «скорой помощи», которые можно вбросить в петлю, обеспечивая, что мы с медведем оба пойдем своей дорогой с должным уважением друг к другу… И часть меня не уйдет вместе с ним… (смех)

Джуди: …Распространи себя по всем горам.

Джон: И в этом случае мудрость тела такова: оно немедленно делает необходимые приспособления, а потом говорит: «Это – перерасход, ненужные растраты того, что может нам очень и очень пригодиться с точки зрения выживания. Мы сожрали свою гибкость». Так что в такой ситуации начинают включаться более глубокие телесные процессы. Хосе упомянул способность крови связывать гемоглобин – сколько кислорода может транспортировать кровь. Итак, вместе с транспортировкой кислорода, прикрепленного к гемоглобину, начинает происходить ряд более глубоких процессов:

  • гипервентиляция легких;
  •  
  • легочная диффузия;
  •  
  • диффузия тканей;
  •  
  • усиление сердечной деятельности16
  •  

(Пауза) …А что происходит при наркомании?

Женщина: Разве адаптация к окружающей среде – не часть наркомании?

Мужчина: Но при наркомании все дело в границах. Вы изменяете что-то в пределах собственных границ. Здесь нет никакой связи с окружающей средой.

Джон: Она, без сомнения, есть. Не в этом ли состоят различия между гомеопатией и традиционной западной медициной? В гомеопатии вещества, поступающие в организм извне, стимулируют в теле естественные процессы, способные производить те же самые полезные вещества внутри… , и тело начинает производить эти вещества самостоятельно, и становится автономным от внешних стимулов. То есть для гомеопатии ваша точка зрения верна. Но я утверждаю, что при наркомании происходит нечто совсем другое. Наркоман вынужден поддерживать новые уровни гомеостаза, точно так же, как высота вынуждает делать это человека, проходящего акклиматизацию. Необходим постоянный приток извне какого-то элемента, в данном случае, наркотика. Точно так же, постоянно необходимо окружение с недостаточным уровнем кислорода, типичное для большой высоты, чтобы поддерживать уровень гомеостаза, который, наконец, был достигнут с помощью акклиматизации. Через восемнадцать месяцев после начала акклиматизации вы становитесь наркоманом высоты.

Джуди: Возникают определенные телесные изменения, которые тело будет стараться поддерживать, потому что через какое-то время возникают определенные телесные особенности.

Джон: Нет никакой автономии «я» при акклиматизации и нет никакой автономии «я» при наркомании. И то, и другое возникает из-за длительного присутствия и вмешательства в организм особенностей контекста. В одном случае – это низкое давление на высоте, уменьшенное содержание кислорода в воздухе, а в другом – кокаин, героин… неважно, какой это наркотик…

Джуди: …Алкоголь… Как только, через какое-то время, возникли телесные особенности, вызванные высотой или наркотиками, тело, будучи консервативным, захочет поддерживать этот гомеостаз.

Полин: По поводу различий: акклиматизация расширяет ваши возможности, у вас появляется новый выбор, которого не было в начале процесса, а при наркомании вы сужаете свои возможности и не можете…

Джон: Я сказал бы иначе – одна из причин, почему «здравый смысл» диктует наркоману, что ему пора принять следующую дозу или выпить еще стаканчик состоит в том, что новый уровень гомеостаза, достигнутый под влиянием наркомании или акклиматизации, должен поддерживаться на том же уровне. Или количество внешних стимулов, наркотика или высоты, должно увеличиваться. С точки зрения наркомана, недостаток наркотика приведет к глубоким отрицательным последствиям в терминах сокращения его возможностей. Всего лишь «здравый смысл» подсказывает наркоману, что пора сделать следующий укол, выпить следующий стаканчик. Потому что, если он этого не сделает, то его возможности очень сильно сузятся. Так что доказательство наличия выбора с точки зрения наркомана – именно то, что происходит при акклиматизации.

Человеческое тело – исключительно консервативный организм, определенно правое крыло. И каждый раз вы предпринимаете огромные усилия и делаете огромные вклады в установление нового гомеостаза… На днях я наткнулся на одну из этих глупостей, которые печатают в воскресном приложении, они там начисляли очки за стресс…

Джуди: ..Баллы за стресс…

Джон: …Для человека начало новых отношений и окончание старых – одинаковый стресс. В этом есть большая мудрость. Это значит, что вступление в брак или его расторжение, бракоразводный процесс, вызывают одинаковое напряжение из-за того класса адаптаций, которые необходимо сделать, чтобы достичь нового уровня гомеостаза.

Женщина: Но для полета нужны два крыла.

Джуди: Я так и знала…

Джон: Есть глубокие различия между живыми и неживыми системами. Одно из них состоит в том, что в мире неживых и механических систем второй закон термодинамики, сохранение энергии, применяется абсолютно точно, сейчас нам не известно никаких исключений. Так что основная единица, с помощью которой вы можете описать механическую систему – это энергия. Но в физическом смысле, а не в смысле Святого Писания…

Джуди: …Это – космическая энергия; это – что-то другое…

Джон: Это – определенно что-то другое. Но в живых системах… Если я пну своего пса, произойдут две вещи. На физическом уровне есть тело Джона и тело Духа, моего пса. И если я его пну, то его тело действительно совершит физическое движение. И первая часть его движения, если только он не увидит, как я подхожу к нему и не догадается о моих намерениях, будет абсолютно предсказуема в соответствии с законами физики. То есть, существует некоторое количество энергии, которую я вложил в пинок, некоторое ее количество получено, есть трение, и его тело переместится на некоторое расстояние…

Джуди: Я вынуждена с этим не согласиться.

Джон: Серьезно?

Джуди: Прошу прощения, но я действительно вынуждена с этим не согласиться. Если бы ты пнул мяч, я сказала бы, что здесь применимы законы физики. Но ведь Дух – сам по себе живая система, здесь есть определенная степень непредсказуемости.

Джон: …И откуда берется эта непредсказуемость?

Джуди: Из того факта, что ты не знаешь, куда рванет Дух, чтобы от тебя сбежать. И не только это, еще здесь нарушается закон сохранения энергии. Собаки всегда движутся дальше, чем переместил бы их пинок. (смех)

Джон: Это точно. Если я пинаю мяч, возникает предсказуемая система. Если я пинаю другой живой организм, система становится непредсказуемой. Помните, как Алиса играла в крокет? Правила крокета известны.… И если люди, вступив в рамку взаимодействия под названием «крокет», соглашаются соблюдать эти правила, возникает предсказуемая система. Для любой ситуации, которая может возникнуть в игре, есть стандартные процедуры, определяющие следующий ход. Есть разные логические уровни правил. На уровне элементов, некоторые элементы игры считаются подвижными – мячи для крокета, клюшки, игроки. Другие элементы неподвижны – стойки и обручи, поверхность, на которой происходит игра… И, конечно, есть более сложные правила… Если мяч игрока А пройдет через обруч n и дотронется до шара игрока Б, то назначается штрафной удар… Но что было делать бедной Алисе, когда ей пришлось схватить фламинго, чтобы ударить по ежу? Энергия в живых системах имеет другую функцию и называется коллатеральной энергией. Расстояние, на которое откатится еж, просто невозможно предсказать, измеряя направление и энергию, с которой Алиса бьет по нему фламинго!

Джуди: Как же тогда один человек может сделать утверждение, способное изменить мир?

Джон: В начале нашего века Россия прошла через огромные преобразования. Если вы измерите энергию вовлеченных трансакций, то есть количество энергии, затраченной во время Октябрьской революции по сравнению с количеством энергии, которая потребовалась Карлу Марксу, чтобы, сидя в Британской библиотеке, написать слова, вызвавшие это поведение, то поймете, что сохранение энергии – неподходящий принцип организации мира психики, мира живых систем. Понятие коллатеральной энергии означает, что взаимодействующие единицы психики поддерживают собственные источники энергии, и сохранение энергии не имеет никакого отношения к тому, что происходит при взаимодействии живых систем.

Женщина: Кто сказал?

Джон: Я сказал.

Женщина: Я не согласна… Я могу согласиться, что поддерживаю собственные источники энергии, но не согласна, что не существует сохранения энергии. В смысле функциональной единицы, для меня часть равновесия – то, как энергия влияет… как энергия…

Джон: Позвольте мне еще раз прояснить то, к чему я хочу привлечь ваше внимание. Если бы сейчас мы могли измерить звуковые волны, то на физическом уровне энергия звуковых волн моих слов, достигающая ваших ушей, была бы равна n единиц энергии. Количество энергии, необходимое вам для процесса мышления, для того, чтобы формулировать свои мысли, а при этом еще и менять положение тела, слушая меня, будет превышать количество энергии, которую вы получили из моих слов, и которая стала «стимулом» для ваших реакций.

Женщина: Вы не являетесь моим источником энергии.

Джон: Именно об этом я и говорю. Так что при взаимодействии между нами нет никакого сохранения энергии. Вы можете элегантно и сбалансированно воспринимать, хранить, и использовать энергию в пределах собственных источников коллатеральной энергии. Это значит, что если я пну вас, вы можете вообще никак не среагировать. Или я могу сказать: «Я собираюсь вас пнуть», и получить потрясающую реакцию – но вы сами решаете, как отреагировать. Вы сами решаете, как использовать свою коллатеральную энергию, и вы сами ее контролируете, по крайней мере, частично. Когда бильярдный шар А с определенными силой, углом воздействия и скоростью сталкивается с бильярдным шаром Б, их конечные позиции предсказуемы, если нам известны характеристики поверхности, на которой произошло их столкновение. Но когда нога сталкивается с псом, совершенно невозможно предсказать конечные положения ни ноги, ни пса.

Женщина: А причем тут сохранение энергии?

Джон: Притом, что исследование стимула не поможет вам предсказать, сколько энергии проявится в реакции живой системы и проявится ли она вообще.

Том: Здесь есть что-то еще. Я думаю, что есть, скажем, энергия, и есть паттерн информации или психики или как бы вы это не назвали. Мы долго изучали… Ньютон долго изучал материю и обнаружил энергию. А потом Эйнштейн сказал: «Ну ладно, мы можем обмениваться массой и энергией в соответствии с некоторыми законами». Есть еще одна сторона этого треугольника – это паттерн, в котором связаны материя и энергия, и который мы называем информацией. Компьютеры интересны не потому, что энергия проходит сквозь них или сквозь стекло и пластмассу, из которых они сделаны. Они интересны своими паттернами. И я думаю, что мы здесь говорим о возможности следующей революции, революции эйнштейновского масштаба, которая ответила бы на вопрос о том, как мы обмениваемся паттернами или единицами психики с энергией и материей. Я не знаю, есть здесь сохранение энергии или нет, но если сохранение энергии имеет отношение к материи и энергии, то мы говорим о психике и о том, как она преобразуется, и мы знаем, что психика влияет на материю и энергию и наоборот.

Джуди: Основная единица описания в неживой физической системе – энергия, а основная единица инвентаризации в живой системе (или в психике) – различие.

Формы различий – это паттерны. И поэтому следующий логический уровень в понимании мира психики – это паттерн и избыточность, которые являются почти синонимами. Телу свойственна консервативность: если уж мы попали в неприятности и нам приходится адаптироваться к изменениям высоты или химического окружения, то стремиться к увеличению или поддержанию стимуляции от класса переменных, которые и вовлекли нас в адаптацию – всего лишь «здравый смысл». Да, Джеймс?

Джеймс: При акклиматизации вы можете подняться на большую высоту и сравнительно спокойно снова спуститься на уровень моря. При наркомании это невозможно. Но ваши пигмеи не могут приспособиться к внешнему миру, они заболеют и все такое, но возвращение в тропический лес восстанавливает их комфорт.

Джорджина: В этом есть определенная гибкость, потому что я могу перемещаться вверх и вниз, жить на разной высоте – возможно, я немного поживу на уровне моря, а потом вернусь в свои горы…

Джон: И теперь это будет сделать легче.



Страница сформирована за 0.67 сек
SQL запросов: 190