АСПСП

Цитата момента



– Почему ангелы летают?
– Потому что у них на душе — легко!
Не грузись.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наблюдение за детьми в моей школе совершенно убедило меня в правильности точки зрения – непристойности детей есть следствие ханжества взрослых.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

Упражнение 43. "Стоп"*

Двое участников вступают в игровое единоборство, имитируя поединок боксеров, или борьбу баскетболистов, или бой фехтовальщиков и прочее. По команде ведущего "Стоп!" играющие замирают, стремясь как можно точнее зафиксировать позу, выражение лица, настрой на определенное движение или действие. В течение нескольких секунд они изучают друг друга, после чего каждый из них дает аргументированный ответ на вопросы: "Что собирается сделать соперник?" и "Что он чувствует?" Затем участники раскрывают свои действительные замыслы и чувства, прерванные сигналом "Стоп!".

Аналогичное упражнение можно проводить с использованием видеомагнитофона. Видеомагнитофонная запись ограничивает возможности участников в анализе психологических аспектов игры, но зато позволяет упражняться в точности прогнозов на более естественном (реальные игры и тренировки) и разнообразном (не только единоборства, но и ситуации с участием многих игроков) материале.

Для развития навыков "чтения" внутренних состояний человека по внешним проявлениям полезным будет также упражнение "Телепатия" (см. стр. 71).

___________

*Мы признательны автору этого упражнения Б.М. Мастерову за любезно предоставленное разрешение поместить его в книге.

НА СВОЕМ ЯЗЫКЕ

Выше мы рассмотрели различные пути понимания человека человеком: рефлексия, вживание в партнера, наблюдение за игровыми движениями и экспрессией. Все перечисленные способы — суть восприятия и расшифровки сообщений, которые никто не посылал. Но ведь существует и просто общение.

У каждого хорошо сыгранного коллектива есть свой язык — язык жестов, кивков, гримас, междометий. Этот язык предельно лаконичен (ведь игровое общение протекает в условиях острого дефицита времени) и мало понятен для чужих ушей (информация должна быть скрыта от противника). Чем сыграннее команда, тем более свернутым становится ее общение в игре и тем лучше игроки понимают друг друга. Обычно язык игрового общения формируется в командах стихийно, а следовательно, долго, на ощупь и не всегда наилучшим образом и кратчайшим путем. Думается, что специальная целенаправленная работа по освоению навыков скрытого и сжатого обмена информацией могла бы не только ускорить этот процесс, но и дать игрокам некоторый опыт, полезный в будущем при "расшифровке" чужих сообщений*.

____________

*Более подробно об игровом общении см: Ю. Л. Ханин. Психология общения в спорте. — М.: ФиС, 1980.

 Упражнение 44. "На страже"

Группа разбивается на две подгруппы так, чтобы в одной было на одного человека меньше, чем в другой. Меньшая подгруппа рассаживается в круг, оставив одно кресло в кругу свободным. Большая подгруппа — "стража" — располагается за кругом: каждый участник стоит позади одного из кресел и держит руки на его спинке. Участник, стоящий за пустым креслом, пытается переманить в него кого-нибудь из сидящих в кругу. Для этого он подает своему избраннику какой-нибудь сигнал: кивок, движение рукой, подмигивание, выразительный взгляд и прочее. Уловив этот сигнал, сидящий в кругу участник должен вскочить со своего кресла и пересесть на свободное. Каждый из стоящих за кругом "стражников" старается не упустить сидящего перед ним игрока. Участник считается задержанным, если "стражник" успел положить руки ему на плечи, прежде чем тот вскочил с кресла.

Игра требует большого напряжения внимания, особенно от участников, осуществляющих роль "стражи". В принципе "стражник" с хорошей реакцией мог бы следить только за своим подопечным. Для того чтобы сориентировать игру на развитие общения, а не быстроты реакции, ведущий может запретить "стражникам" смотреть на тех, кого они охраняют (каждый "стражник" может наблюдать за игроками, но только не за своим подопечным). В таком режиме игры задача переманивающего — подать сигнал так, чтобы он был воспринят адресатом, но остался бы незамеченным для его "стражника". Задача сидящих в кругу — чутко улавливать посланные им сигналы, а задача "стражников" — перехватывать сигналы, адресованные их подопечным.

Упражнение 45. "Дискуссия"

Группа разбивается на тройки. В каждой тройке обязанности распределяются следующим образом. Первый участник играет роль "глухого-и-немого": он ничего не слышит, не может говорить, но в его распоряжении — зрение, а также жест и пантомима. Второй играет роль "глухого-и-паралитика". Он может говорить и видеть. Третий — "слепой-и-немой". Он способен только слышать и показывать. Всей тройке предлагаются задания: договориться о месте встречи в Москве, о подарке имениннику или о том, в какой цвет красить забор.

Поначалу игра кажется несколько громоздкой: участники с трудом входят в свои роли, то и дело забывают о своей "глухоте" или "немоте", не могут сориентироваться в возможностях своих партнеров. Для того чтобы облегчить вхождение в игру, можно снабдить каждого из участников соответствующим реквизитом: повязками, костылями, значками инвалидности и прочим. Через некоторое время нужда в этих напоминаниях отпадает, участники осваивают свои роли, причем в каждой тройке складываются свои собственные способы общения. "Спевшемуся" коллективу с наработанными приемами взаимопонимания можно попробовать свои силы в решении более сложных задач, таких, например, как составление программы концерта художественной самодеятельности или маршрута экскурсии по достопримечательным местам большого города.

Во время игры часто возникают комические ситуации. Благодаря им складывается атмосфера эмоционального раскрепощения и беззаботности. Стремление участников прийти к общему решению и интенсивное творческое взаимодействие между ними способствуют сплочению группы. Игра помогает участникам значительно расширить групповой репертуар способов взаимопонимания.

6. СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ

"Есть для меня в хоккее нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем. Я жду его и всегда надеюсь, что свидание состоится. А приходит оно всякий раз неожиданно, и миг его начала неуловим. Я мчусь по льду, и шайба на кончике моей клюшки. И нет ничего, кроме игры. И сама она, игра, и ее ритм, и шайба, и мое тело покорны своей воле. В этот миг я ощущаю себя не просто сильным — я всемогущ, неудержим и нет для меня в мире ничего невозможного"*.

Что это: поэтическое преувеличение или реальность спортивной жизни? Мы уверены, что в этом описании прославленный советский хоккеист Александр Сергеевич Якушев ничего не преувеличил. Действительно, каждый спортсмен, прошедший испытание предельным напряжением ответственных соревнований, на своем личном опыте убедился в существовании "сверхсостояния". Тысячи часов тренировок должны быть свернуты в краткие минуты соревнования. И нет ничего удивительного в том, что для такого концентрированного проявления силы уже не подходит обычный психический аккомпанемент. Мобилизация ресурсов, спрессовывание времени, сосредоточение внимания в соревновательной деятельности — все это создает условия, в которых психика выходит за пределы обычного режима своей работы.

Длительная подготовка существует не для того, чтобы на соревнованиях остаться в заранее известных рамках. Она — трамплин, с которого совершается прыжок в неизвестное, перешагивание через устаревшие представления о своих возможностях. Это расширение горизонтов может произойти даже в том случае, если не будет поставлен личный рекорд. Доказать себе, что способен в трудной обстановке состязания к тому, чего достигал в благоприятной ситуации тренировки, — это уже очень много. В любом случае соревнование — это чудо, шумное чудо мирового рекорда или тихое чудо самораскрытия; суть дела от этого не меняется. И старая одежда мыслей, чувств и ощущений не подходит для облачения этого чуда.

Американские исследователи Майкл Мэрфи и Ри Уайт провели опрос нескольких сотен спортсменов, пытаясь уяснить, что именно каждый из них переживает во время соревнований. Результат не был неожиданностью для психологов; соревновательная мобилизация сопровождается специфическими изменениями в самочувствии, восприятии и образе мыслей. Ученым удалось доказать, что, несмотря на кажущуюся пестроту описаний, все эти сдвиги представляют собой проявления измененного режима функционирования психики. Благодаря этому переключению, как считают многие спортсмены, происходит достижение лучших результатов. В одном случае оно может выражаться просто в отличном самочувствии, в другом — в кажущемся замедлении движений противника, в третьем… Впрочем, давайте поэкспериментируем сами.

____________

*А. Якушев. Я— спартаковец. // Смена, 1976, № 7, с. 21.

Упражнение 46. "Чемпион XXI века"

Участникам, прошедшим тренинг воображения (необходимо успешное выполнение упражнения типа "Групповая картина"), предлагается мысленно перенестись в XXI век на спортивные соревнования. Это могут быть состязания по виду, в котором специализируются участники, или по другому (даже вымышленному) виду спорта. Затем предлагается вжиться в образ чемпиона и в подробностях описать его переживания и ощущения, движения тела и души. Ведущий поощряет самую буйную фантазию и направляет её в русло описания внутреннего мира чемпиона.

Цель упражнения — помочь спортсменам выразить свой внутренний опыт. Чувства, испытываемые на соревнованиях, — наиболее интимная сторона спортивной жизни. Вызвать спортсмена на откровенность и обнаженное описание своего опыта достаточно трудно. Однако необходимость обсудить, поделиться опытом существует. Это легче всего сделать косвенно, в форме фантазий на тему чужих чувств.

В первый раз это упражнение выполняется всей группой. Каждый участник дополняет общее описание подробностями. Ведущий должен позаботиться о том, чтобы упражнение не было слишком скучным, но в то же время и не сбивалось в сторону от основного направления работы — описания состояний и переживаний. При повторном исполнении нужно разбить занимающихся на группы по 2—4 человека; им дается около 5 минут на составление общего образа. После того как работа в микрогруппах проделана, участники описывают созданные образы всему коллективу. Желательно использование пантомимы и синестезий (см. упражнение 25 — "Синестезии"). В некоторых случаях бывает полезно ввести в упражнение элемент соревновательности, вручая приз за лучшую фантазию. Судейские функции возлагаются на участников группы.

Если оба варианта упражнения прошли успешно, то можно предложить описывать результаты воображаемого "перевоплощения" каждому участнику, предварительно выделив 3—5 минут на подготовку. Следует иметь в виду, что последний вариант (индивидуальный) может быть эффективно использован только в достаточно сплоченных группах. Не следует применять различные варианты упражнения в один и тот же день — это может быть утомительно.

Анализ фантазий может оказаться очень ценным для спортсмена. Слушая описания других, сравнивая их со своими переживаниями, он имеет возможность сопоставить разные "внутренние картины" соревнования. Более того, некоторые фрагменты описаний могут быть в дальнейшем использованы им как сознательные приемы для вызывания оптимального боевого состояния. В работе над упражнением важно и другое: осознание психической стороны соревнований повышает общепсихологическую культуру спортсмена, вооружая его своеобразным, "психологическим видением", и наиболее ценным здесь является то, что спортсмен сам анализирует переживания (свои и товарищей), а не пользуется готовыми разъяснениями тренера.

Образы "чемпионов XXI века" дают интересный и очень важный материал для тренера. Работа над техникой и тактикой, которым посвящена большая часть времени тренировок, не будет успешной, если у спортсмена в конце концов не возникнет цельного восприятия движения, внутреннего образа, целостного состояния. Но повода для обсуждения такого рода переживаний на тренировках обычно не находится. Упражнение "Чемпион XXI века" создает для этого подходящую ситуацию.

Как уже указывалось, изменение режима работы психики во время соревнований проявляется в разных симптомах. Можно выделить три группы психологических сдвигов: изменение самочувствия, обострение чувства снаряда (партнера, команды) и перемены в восприятии внешнего мира. Ведущий может использовать это деление для того, чтобы направить описания участников игры в определенное русло. Пригодятся вопросы типа: "Что чувствует чем-

 пион?", "Какое у него состояние?", "Как он ощущает шпагу?", "Что он замечает в движениях партнера?", "Каким ему кажется стадион?" и т.д.

К первой группе изменений можно отнести приподнятое настроение, ощущение внутренней раскрепощенности, предсоревновательное "подташнивание", чувство потери веса собственного тела, возбуждение, заторможенность и т.п. Ведущему следует без критики принимать любые варианты описаний, поддерживать участников в их фантазиях, даже если они будут явно противоречить принятым стандартам представлений об "оптимальном боевом состоянии". Например, у пловцов и бегунов перед соревнованиями нередко возникает специфическое ощущение слабости, вялости и "подташнивания". Несмотря на кажущуюся нежелательность этих переживаний, они довольно часто оказываются предвестниками личного рекорда и отличной спортивной формы.

Безоговорочное доверие к описаниям участников должно быть во всем. Должен ли хоккеист (стрелок, фехтовальщик) чувствовать слияние с клюшкой (пистолетом, шпагой) или она будет ему казаться отдельным существом с собственной волей и намерениями? Будет ли ядро толкателя тяжелее, легче или оно покажется ему туго сжатой пружиной? Стандартных ответов нет. Некоторые специалисты в скоростной стрельбе утверждают, что на соревнованиях, как им кажется, они управляют не мушкой в прорези, а полетом пули, отчетливо прослеживая ее траекторию от момента вылета из ствола до попадания в "десятку". Быть может, участники игры "Чемпион XXI века" будут высказывать образы, очень далекие от здравого разумения. Толкатель ядра начнет уверять, что для "чемпиона XXI века" главное — это нащупать силовую линию в пространстве, соответствующую наиболее далекой траектории полета. Бегуну на 100 метров покажется, что главное — это на всей дистанции слышать звук стартового пистолета. А хоккеист будущего станет доказывать, что он мысленно управляет движениями шайбы на всей площадке. Ведущий должен рассматривать все эти фантазии не под углом зрения здравого смысла, а как проявление нового, оптимального режима работы психики.

В ходе работы над упражнением полезно выяснить, как будет течь время для "чемпиона XXI века", какими будут ему казаться пространство, звучание, цвет, запахи. Фехтовальщик, быть может, будет воспринимать противника словно в рапиде, футболисту поле покажется размером с письменный стол, стрелок увидит мишень приклеенной к кончику ствола, а штангист будет исполнять свое упражнение в ослепительном белом свете. А возможно, что никаких особых изменений и не будет. Если кто-то из участников приведет описание переживаний, в котором все будет буднично и обыкновенно, ведущий должен принять и такое описание: оно представляет не меньшую ценность, чем самая буйная фантазия.

Итак, мы имеем образ "состояния победителя". Но как войти в него? Как осуществляется переход от одного состояния к другому? Рассмотрим этот процесс на примере засыпания — перехода от бодрствования ко сну. Бодрствование — это режим работы психики, для которого характерны активная ориентировка во внешнем мире и словесное мышление. Во время сна мы, напротив, пассивно отдаемся течению внутренних образов и практически не пользуемся словесными описаниями. Для того чтобы заснуть — переключить свою психику с одного режима работы на другой, — мы совершаем ряд определенных действий, направленных на разрушение бодрствования и "созидание" сна. Каждое состояние сознания является некоторой относительно устойчивой конфигурацией психических элементов, поэтому его поддержание представляет меньшую сложность, чем переход от одного состояния к другому. Оставаться бодрствующим или продолжать спать легче, чем заснуть или проснуться. Чтобы разрушить бодрствование, мы прекращаем те формы активности, которые его поддерживают: отключаем восприятие внешнего мира — ложимся в постель, закрываем глаза, перестаем двигаться, прекращаем словесное обсуждение с самим собой волнующих проблем. Таким образом, бодрствование как бы лишается почвы для своего поддержания. Разрушение бодрствования необходимо для перехода ко сну. По этой причине мы не можем заснуть, если продолжаем думать о своих делах или воспринимать происходящее вокруг. Вместе с разрушением бодрствования происходит созидание сна: мы делаем наши психические процессы пассивными, отдаемся потоку внутренних картин и образов, не контролируя и не оценивая их. И в какой-то момент происходит качественный скачок: мы переходим в новое устойчивое состояние психики — сон. По сути дела, мы не можем заснуть. Мы можем лишь создать условия для того, чтобы сон возник. Этот важный момент в психотехнике изменения состояний сознания необходимо четко уяснить: переход от одного состояния к другому не делается, а случается.

Освоению этого принципа пассивного достижения результатов посвящено следующее упражнение.

Упражнение 47. "Шарик и гиря"

Участники встают в круг, повернувшись спинами к центру. Руки вытягиваются вперед так, чтобы кисти правой и левой рук находились на одном уровне. Глаза закрыты. Предлагается вообразить, что к кисти правой руки привязан воздушный шар, а к левой руке — тяжелая гиря. Через 1—2 минуты дается команда открыть глаза. После того как освоены упражнения на внимание и воображение, это задание практически всегда приводит к тому, что кисть правой руки оказывается выше кисти левой. Если этот эффект налицо, то можно приступить к основному упражнению. Участникам предлагается выполнить то же упражнение, но с открытыми глазами. При этом даются две установки: "Как можно ярче вообразите шарик и гирю" и "Наблюдая за положением рук, не делайте намеренных движений".

Затем участники 3—5 минут работают над упражнением. Результаты обсуждаются.

Как и многие другие психотехнические игры, это упражнение должно привести к открытию некоторых новых психических возможностей. Поэтому в ходе обсуждения ведущему следует обратить внимание прежде всего на то, в чем и каким образом участники вышли за границы старых представлений. Нужно также иметь в виду и возможные способы "уклонения" от нового опыта.

Простейший вариант неуспешного выполнения этого упражнения состоит в том, что участник получает в нем то же самое, что и в варианте с закрытыми глазами — руки раздвигаются силой воображения. Участник как бы нашел способ игнорировать свое зрительное восприятие, сигнализирующее о движении рук. Ему кажется, будто он успешно справился с заданием, а он лишь повторил предыдущее упражнение. Единственно новое приобретение состоит в том, что он научился ничего не воспринимать с открытыми глазами. На это следует указать как на достижение, но подчеркнуть: за руками нужно следить на протяжении всего упражнения. После такого строгого напоминания отношение к упражнению меняется и становится возможным получение нового опыта.

 Другой возможный исход: руки перестают расходиться (имеются в виду участники, успешно выполнявшие это упражнение с закрытыми глазами). На протяжении всего опыта происходила определенная внутренняя борьба между стремлением поддаться воображаемой картине и ясным восприятием малейших движений рук, которое возвращает к установке не двигать руками. Участник начинает сомневаться в разумности этого упражнения. Иногда это сомнение настолько действенно, что становится невозможным выполнять упражнение и с закрытыми глазами. Ведущий должен найти способ не дать превратиться возникающему в сознании спортсмена конфликту в бесплодный скепсис. Необходимо усилить внутреннюю борьбу двух установок и, подчеркивая игровой характер упражнения, подтолкнуть ученика к дальнейшему поиску. "Не относитесь слишком серьезно к вашим чувствам. Играйте с ними" — вот идея, которая может помочь выбраться из тупика.

Невозможно указать, какой именно результат этого опыта следует считать успехом. Но можно приблизительно описать ожидаемый выход из заложенного в упражнении противоречия. Желательно, чтобы участник нашел способ "размягчения" жесткой структуры своего бодрствования. Противоречие в инструкции существует до тех пор, пока рассматривается с позиций обычного состояния. Достаточно небольшого сдвига психики в сторону засыпания или другого изменения, чтобы это противоречие исчезло за счет своеобразного "расщепления" сознания. Именно благодаря этому "расщеплению", как полагают многие исследователи, становится возможным достижение различных феноменов гипноза. Действительно, если загипнотизированному внушается обезболивание и он перестает испытывать боль от проколовшей его руку иглы, то это вовсе не означает, будто его нервы и мозг не воспринимают болевых импульсов. Просто за счет своеобразной внутренней игры ему удалось "расщепить" свое сознание, отделив его от восприятия боли. Нечто подобное происходит с каждым из нас, когда мы, поддавшись "гипнозу" режиссера, переживаем приключения киногероя как свои собственные. Мы как бы погружаемся в вымышленную действительность, "отщепив" от себя сознание того, что это всего лишь игра цветных теней на белом полотне экрана.

Цель упражнения "Шарик и гиря" — создать такие условия, в которых участник был бы вынужден искать способ "расщепления" своего сознания. При этом он может нащупать самые разные приемы. Например, ему будет казаться, что руки чужие; или он будет

 утверждать, что главное — перестать думать во время этого упражнения; или ему удастся настолько ярко вообразить шарик и гирю, что они начнут действовать как реальные внешние силы. Во всяком случае, найденный способ должен послужить начальной точкой для дальнейших экспериментов с изменением состояния сознания. А может быть, и средством управления состоянием во время соревнований.

Но если участнику по какой-либо причине не удалось найти решение этой задачи, отчаиваться не стоит: обратите его внимание на то позитивное, которого удалось достичь в проделанных попытках, и переходите к другим упражнениям.

Упражнение 48. «В гостях у Морфея»

Основную идею этого упражнения можно объяснить следующим образом. Обычно сон (богом которого является Морфей) приходит к нам сам — мы засыпаем в тот момент, когда он становится нашим гостем. Но можно попробовать и нечто противоположное: сознательно проникнуть в царство Морфея, войти в сонное состояние, не засыпая. Так как лаз, ведущий туда, чрезвычайно узок, то для подобного путешествия потребуется предельно сузить объем своего сознания — оставить у себя дома (в состоянии бодрствования) все мысли, оценки, слова. Нужно сконцентрироваться на одном: на звуке тикающих часов. Слушать бесконечное повторение "тик-так" и не занимать себя никакими комментариями, описаниями, посторонними рассуждениями. Для того чтобы во время этого путешествия не заснуть, необходимо постоянно удерживать в поле своего внимания удары часов. Эта сотканная из монотонно повторяющихся звуков путеводная нить поможет пройти сквозь сплетение образов сна и не потеряться в нем. После разъяснений ведущего спортсмены переходят к упражнению. Место, где будет проводиться занятие, должно быть достаточно тихим, чтобы каждый участник мог отчетливо слышать звук часов (годятся ходики, будильник, таймер или даже метроном). Дается команда "Закрыть глаза. Сосредоточиться на звуке. Начали!". Через 5—15 минут упражнение прекращается командой "Стоп!", после чего группа переходит к обсуждению.

Упражнение "В гостях у Морфея" неизменно приводит к интересным находкам. При его добросовестном выполнении в любом случае будут наблюдаться изменения в восприятии и самочувствии участников. Если спортсмен проявлял повышенную бдительность и очень старался ни на что постороннее не отвлекаться, то, вероятно, он станет свидетелем изменяющейся громкости звучания и усиливающейся активности посторонних мыслей. Более интересных результатов он достигнет, если будет выполнять упражнение мягко, ненапряженно. Нередко случается, что после первых же минут слушания часов наступает обычный сон. Этот результат может быть закреплен повторением и в дальнейшем применяться вместо снотворного. При таком использовании упражнения большое значение имеет то, что человек не стремится заснуть и не ожидает засыпания. Ведущий легко может заметить, как некоторые спортсмены уже через две минуты после начала упражнения начинают "клевать" или мирно сопеть. Однако не следует обманываться и считать, что все они спят "обычным" сном. Даже тот, кто тихонько храпел на протяжении всего упражнения, возможно, постоянно сохранял контроль и "спал не засыпая". Это легко можно проверить, остановив часы.

Участники, нашедшие для себя способ "спать не засыпая", могут приводить самые разные описания этого состояния. Для кого-то это будет потеря ощущения собственного тела, видение ярких, разноцветных картин, "обрастание" простого тиканья тонкой музыкальной тканью. Другие будут указывать на то, что через некоторое время наступил сон, во время которого в сознании сохранялся своеобразный "сторожевой пост", занятый слушанием звука или же просто осознающий наступление сна. Но независимо от различий в переживаниях каждый из них будет свидетелем разрушения обычного бодрствующего сознания и перехода в новый режим работы психики. С особенной легкостью эти процессы происходят у того, кто не придает особенного значения наблюдаемым изменениям, не поглощен напряженным ожиданием будущего "скачка сознания". Словом, стать гостем Морфея легче всего тому, кто не обременен нетерпеливым желанием этой встречи.

Если это упражнение прошло удачно, то можно перейти к более сложному.



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 191