УПП

Цитата момента



Все, что сказано хорошо, — мое, кем бы оно ни было сказано.
Может быть, это Сенека, но кажется, что я

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Д’Артаньян – герой? Какой же он герой, если у него были руки и ноги? У него было все – молодость, здоровье, красота, шпага и умение фехтовать. В чем героизм? Трус и предатель, постоянно делающий глупости ради славы и денег, - герой?

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

ВЫРОЖДЕНИЕ

Относительно наследственности наука пока еще не сумела проникнуть в таинства природы. Что семенное тело и яйцо, мужское и женское зародышевые вещества, от слияния которых происходит человек, способны не только вызывать телесное сходство между производителями и потомством, но и передавать последнему от предков психические свойства, характерные особенности – это факт, о котором мы узнали только на основании опыта, но об естественно–исторической причине которого наука не дает нам никакого указания.

Врачам издавна уже известно, что при целом ряде физических и душевных болезней наследственность играет важную роль, и факт этот не мог укрыться уже от такого наблюдателя, как Гиппократ. В большинстве случаев, однако, дело идет не о передаче определенной болезни, а об унаследовании известного предрасположения, слабой способности сопротивления вредным воздействиям, которые, следовательно, должны быть рассматриваемы как непосредственные возбудители болезни.

В этом смысле наследственность образует важный момент в патогенезисе всей медицины, особливо же душевных расстройств. Наследственность может быть прямой, передающейся от родителей детям, или же косвенной. В последнем случае дело идет о передаче от дедов (атавизм) или же о сторонней наследственности, например, от дяди и тетки.

Существенно отлично от этого понятия о наследственности явление, которое впервые Морель тщательно изучил и описал под видом постепенного, прогрессивного вырождения. Морель приводит следующую схему:

1–е поколение: нервный темперамент, нравственный упадок, излишества.

2–е поколение: наклонность к апоплексии и теплым неврозам, алкоголизм.

3–е поколение: душевные расстройства, самоубийство, умственная неспособность.

4–е поколение: формы врожденного тупоумия, уродство, задержка развития.

С этим последним поколением вырождающийся род погибает вследствие неспособности продолжать его.

Кроме целого ряда психических симптомов Морель приводит множество признаков, которые он наблюдал у вырождающихся. Это всякого рода телесные уродливости, асимметрия обеих половин лица или иных соответствующих друг другу частей тела, затем аномалии в строении черепа, торчащие или неодинаковые уши, приросшие ушные сережки, косоглазие, заикание, неправильное строение зубов, недостающие или излишние части членов, недоразвитие или уродство половых органов и т.д.

Современные авторы, занимавшиеся этим предметом, в особенности Маньян, усердно изучавший вопрос о вырождении, почти оставляют без внимания вопрос о прогрессивном упадке и конечном вымирании рода, а видят весь центр тяжести в наследственности. Мебиус поэтому прямо заявляет, что было бы целесообразно заменить слово «наследственник» словом «выродок».

И вот мы видим, как в наше время стали путать разные выражения, вроде «обремененные», «наследственники», «выродки». Если в этой области господствует такое различие во мнениях, так причина в том, что как это, к сожалению, так часто случается в науке, ученые спорят о словах, вместо того чтобы уяснить себе понятие. Так, например, Крафт–Эбинг считает первичное помешательство (паранойя) исключительным психозом вырождения и в своем возражении Менделю, отрицающему дегенеративное значение этой болезни, приводит в качестве доказательства своего утверждения, что он наблюдал первичное помешательство лишь у «обремененных». Но обременение и вырождение – две совершенно различные вещи, которые имеют разве некоторые точки соприкосновения. Существует большое число первичных помешанных (параноиков), которые имеют вполне здоровых детей и которых поэтому нельзя назвать выродившимися в смысле Мореля. Паранойя может поразить совершенно здоровых индивидуумов в пожилом возрасте, у которых поэтому о вырождении не может быть речи.

Понятие «наследственное обременение» в психопатологии означает лишь, что у родственников человека в восходящей линии встречаются заболевания нервной системы. Он сам может быть вполне здоровым; и действительно существует огромное число людей с наследственным обременением, которые сами вполне здоровы. Я уже указал на то обстоятельство, что наследственное обременение играет важную роль не только при дегенерации, но и при большинстве душевных заболеваний, и мы поэтому должны будем отличать понятия: «наследственность» и «вырождение».

Описанные Морелем под именем Degenerescence болезненные формы сводятся, следовательно, им и его последователями, особливо Фальрэ, исключительно к наследственному обременению, и таким образом стали уже говорить просто о «наследственном умопомешательстве». Если мы, с одной стороны, видели, что наследственности при большинстве психозов принадлежит патогенетическое значение, то, с другой стороны, доказано, что так называемое «наследственное помешательство» или Degenerescence могут наблюдаться и у индивидуумов в восходящей родственной линии которых вообще нет никаких душевных заболеваний, мы, таким образом, имели бы здесь «наследственное помешательство» без наследственности.

Эти факты, очевидно, должны были основательно пошатнуть учение Мореля, а неясность понятий повела ко многим недоразумениям и разногласиям. Если желательно удержать понятие дегенерация или вырождение, то это возможно лишь при условии, чтобы свести к нему все те случаи, в которых дело идет о недостаточно развитом или, так сказать, изувеченном психическом органе. Выродившиеся – это духовные уроды; болезненная форма вырождения – идиотизм.

Причины вырождения можно разделить на три класса:

1. Дегенеративная наследственная передача. Это понятие существенно отлично от простой, вышеописанной формы наследственности. В то время как при простой наследственности дело идет лишь об унаследовании известного предрасположения, индивидуум же сам от рождения здоров, - мы при дегенеративной наследственной передаче должны уже представить себе больное зародышевое вещество, которое ведет затем к прогрессивному ухудшению потомства. Заболевание зародышевого вещества в большом числе случаев обусловливается действительным отравлением, особливо алкоголем. По утверждению многих авторов, для этого вовсе не нужно хронического отравления спиртными напитками, а достаточно преходящего опьянения во время акта совокупления, чтобы потомство приобрело черты вырождения. (Вот что говорит по этому поводу Крафт–Эбинг: «Это удивительный факт, но Флеминг, Рюр и Демо вполне доказали, что даже дети трезвых родителей, если их зачатие произошло в злосчастный час случайного опьянения одного из родителей, сильно расположены к психическому расстройству, к нервным болезням вообще».)

2. Внутриутробные расстройства развития (до рождения). Сюда относятся: заразные болезни матери во время беременности; дурное питание зародыша вследствие упадка питания матери (рахит и т.п.); уродливое строение таза и обусловливаемое им сжимание черепа; поранения головы при искусственных родах и при несчастных случаях с матерью во время беременности и т.д.

3. Внеутробные расстройства развития (после рождения). Таковыми считаются поранения головы, заразные болезни и т.п. в раннем детстве.

Что касается клинической картины вырождения, то многие пытались разделить его на различные классы и установить в них особенные формы болезни. Морель подразделяет вырождающихся на четыре класса.

К первому относятся все те индивидуумы, у которых не замечается особенных уклонений ни в рассудочной, ни в душевной жизни, но которые отличаются лишь так называемым нервным темпераментом. Здесь дело идет обыкновенно о невростенниках, об истеричных индивидуумах, о людях, отличающихся известного рода странностями, но вполне сознающих свое состояние.

Во втором классе мы находим индивидуумов, которые при полном сохранении интеллектуальных способностей обнаруживают в чувствующей жизни и в своих влечениях значительное расстройство, а в нравственном отношении большие пробелы и извращения.

К третьему классу принадлежат слабоумные, у которых духовная слабость проявляется в области рассудка и у которых инстинкт господствует над интеллектом.

В четвертом классе, наконец, находятся идиоты, у которых все умственное развитие достигло лишь наименьшей степени.

Такого рода подразделения всегда произвольны; мы видим постепенные переходы одного класса в другой, и отдельные явления образуют различнейшие комбинации между собой.

Вследствие нарушения умственного развития сущность болезненного заключается при вырождении большей частью в несоразмерности психических факторов между собой. Маньян говорит поэтому о вырождающихся: «…несомненно, что существенное здесь составляет дисгармония, отсутствие равновесия в умственной жизни».

При суждении об умственном состоянии дело должно идти, следовательно, не только о том, какой ступени достигло общее духовное развитие, интеллигентность, ибо имеются глупые, как и умные, духовно здоровые люди, а главная задача должна заключаться в том, чтобы узнать взаимное отношение отдельных психических факторов между собой. Человек с короткими ногами может быть также здоров, как человек с длинными ногами; если же условия развития в обеих ногах были различны так, что одна нога вышла длиннее другой, то эти конечности не могут удовлетворить своему назначению, и тогда дело идет о болезненном состоянии, хотя каждая нога в отдельности может не представлять ничего патологического.

Точно так же дело обстоит и с психическими способностями. Если чувства и настроения несоразмерно развитее других психических свойств, так что последние находятся в зависимости от первых, то разовьются главным образом истеричные состояния. При несоразмерном развитии фантазии может дойти до безумных мыслей и галлюцинаций, в то время как духовное развитие с особенно сильным развитием влечений в ущерб ощущениям в связи с интеллектуальной слабостью, может повести к нравственному помешательству, так как такие качества, как совесть, сострадание и т.д., здесь отсутствуют. Это, разумеется, не общеустановленные правила, а каждый случай имеет свои особенности, что требует отдельного его изучения и обсуждения.

То, чем вырождение отличается от других душевных болезней, именно и заключается в нетипичности проявления и течения его симптомов. В то время как мы при хроническом помешательстве находим систематичное построение безумия, не претерпевающее изменения и лишь впоследствии тускнеющее вследствие общего ослабления интеллектуальных способностей, мы в историях болезни вырождающихся находим самую пеструю смесь симптомов. То дело идет о навязчивых представлениях, неодолимых влечениях и других подобных преходящих состояниях, то мы находим у них безумные мысли, которые, однако, не возникают и не остаются, как у помешанных, в систематическом виде, а так же имеют преходящий и нетипичный характер.

Выдающуюся роль при вырождении играют разнообразные болезненные ощущения и влечения, нередко образующие исходную точку самых странных поступков. Маньян описал большое число болезненных влечений и отвращений (syndromes) как духовные признаки вырождения. Важнейшая из них следующая: страсть к вопросам, болезнь сомнения (folie du doute); боязнь острия: иголки и все острые вещи наводят страх на больного; боязнь открытых мест (агорафобия); боязнь закрытых мест (клаустрофобия); запой (дипсомания); неодолимое влечение к еде (ситиомания); влечение к поджигательству (пиромания), побуждение к воровству (клептомания); страсть к покупкам (ониомания); болезненная любовь к животным (зоофиломания); искание имени или слова (ономатомания) и т.д. Эти болезненные влечения и боязни никогда не проявляются отдельно, как бы для образования особенной формы болезни, а всегда служат лишь частичным явлением болезненного состояния нервной системы вследствие дисгармонии отдельных факторов.

Сюда относятся так же многочисленные аномалии в области половой жизни, подробно описанные Крафт–Эбингом. Эти так же никогда не образуют особенной формы болезни, а служат всегда лишь симптомом общего заболевания. Если поэтому психиатру приходится решать, следует ли считать болезненным поступок, идущий вразрез с общепринятой моралью и с законом, то он при этом не должен будет руководствоваться самим поступком, а ему надобно будет доказать, следует ли считать психическое состояние данного индивидуума болезненным или нет, независимо от того поступка.

Как уже замечено было, симптомы болезни при вырождении могут быть весьма различного рода, и подобные случаи с ясно выраженными симптомами не представят для правильного их понимания никаких трудностей. Так как такие случаи кажутся болезненными уже публике, то родственники этих больных ищут для них врачебной помощи, и у тех выродившихся индивидуумов, с которыми бывает знаком врач по своей практике, дело идет поэтому большей частью о случаях типичного слабоумия, болезненных влечений, превратных ощущений и т.д.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 191