УПП

Цитата момента



Творить – значит оступиться в танце. Неудачно ударить резцом по камню. Дело не в движении. Усилие показалось тебе бесплодным?
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Советую провести небольшой эксперимент. Попробуйте прожить один день — прямо с самого утра — так, будто на вас нацелены десятки телекамер и сотни тысяч глаз. Будто каждый ваш шаг, каждое движение и слово, ваш поход за пивом наблюдаются и оцениваются, имеют смысл и интересны другим. Попробуйте влюбить в себя смотрящий на вас мир. Гарантирую необычные ощущения.

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Проблема обсессии тесно связана с более обширной проблемой компульсивности. Они объединяются общим названием «обсессивно-компульсивное поведение». Компульсивность более патологична, чем обсессия, хотя беспокоит меньше. Аналитики считают, что компульсивность - это реакция защиты против обсессии. Давайте взглянем на это с позиции биоэнергетики. Действительно, компульсивное поведение - это крайняя форма ригидности на психологическом уровне. Такая избыточная ригидность характеризует соматическую структуру и требует понимания биоэнергетической основы соответствующего поведения.

Когда естественная труба тела становится более жесткой, она выпрямляется и укорачивается. Я считаю, что это биологическая закономерность, которую можно проиллюстрировать на примере волоса. Потеряв естественную кудрявость, он становится более прямым и укорачивается. Такое выпрямление природных изгибов тела влечет за собой регрессию выходных отверстий. Энергетический маятник перестает раскачиваться от гениталий ко лбу, в результате чего чрезмерно заряжаются верх головы и анус. Из-за того что энергия не разряжается через нормальные выходные отверстия, ее приходится сдерживать. Человек с компульсивным характером умеет сдерживать импульсы, как никто другой. Вверху вследствие напряжения он теряет волосы, а внизу становится сдавленным анус. Он страдает тяжелыми запорами и проявляет типичный педантизм, жадность и аккуратность, которые хорошо описаны другими аналитиками. «В своих внешних проявлениях он заметно сдержан и держит себя под контролем… [который] в крайних случаях полностью блокирует аффект».

Проблемы компульсивного характера прекрасно исследованы и проанализированы Райхом. С точки зрения биоэнергетики компульсивному характеру присущи те же проблемы, что и любой ригидной структуре. Переход от агрессии к сдерживанию демонстрирует фундаментальную склонность всех ригидных структур использовать агрессию как защиту.

Фаллический мужчина проявляет это сдерживание в попытках контролировать семяизвержение и сохранять способность к эрекции. По этой причине компульсивный характер можно отнести к категории ригидных мужских структур.

Было бы ошибкой думать, что компульсивный характер отказался от собственной генитальности, поскольку он демонстрирует анальные черты. Райх считал, что «при типичном компульсивном неврозе развитие несомненно происходит в фаллическую фазу». Он полагал, что генитальность «была активирована, но вскоре снова оставлена» (Reich 1949, р. 196). С точки зрения биоэнергетики можно сказать, что без отхода от реальности от генитальности отказаться нельзя. В действительности же человек с компульсивным характером может снизить генитальный заряд до той точки, когда его функция перестает доминировать в поведении индивида. Это вопрос степени, который не является главным для основных категорий структуры Я. Внутри широкой категории ригидных структур характера в некоторых из них генитальность может противостоять анальности. В таком случае чем более генитален характер, тем менее он компульсивен.

Ригидность компульсивного характера хорошо описана Райхом: «Аффективный блок - это огромный спазм Я, использующий спастические состояния тела. Вся мускулатура, особенно мышцы таза и лонного сращения, плеч и лица, находится в состоянии хронической гипертонии. Отсюда тяжелые, маскообразные лица людей с компульсивным характером и их физическая неловкость» (там же, р. 198).

Теперь мы можем описать два варианта ригидной структуры характера. Оба они являются невротическими и наиболее наглядны в своих крайних проявлениях. Один из них - маленький человек с довольно узким телом, но ведущий интенсивную эмоциональную жизнь, то есть обладающий высоким аффективным зарядом. В его организме на небольшую массу тела приходится много свободной энергии. Он обладают значительной генитальной активностью. Пациент, о котором мы говорили выше, относится к этой разновидности. В отличие от него существует ригидный тип тела с более длинным, костистым скелетом и гораздо более развитой мускулатурой. Такие индивиды имеют тяжелую, агрессивно выдвинутую вперед нижнюю челюсть; плечи у них широкие, талия узкая, бедра закрепощенные. Строение их тела производит впечатление силы и твердости. Их Я также твердое, негибкое и холодное. Такая жесткость является результатом подавления эмоциональных проявлений, блокировки аффекта. Можно сказать, что аффективная жизнь этих индивидов заморожена в структуре. Первый из этих типов - фаллически-нарциссический, второй компульсивный характер.

В крайних проявлениях компульсивный характер напоминает скалу. По выражению одного из таких пациентов, которого я лечил некоторое время, он был как скала Гибралтара. Этот тип ригидности отличается от того, который мы наблюдаем у фаллического мужчины; здесь она гораздо жестче и проникает значительно глубже. На примере таких людей легко понять динамику компульсивного поведения. Жесткость структуры не допускает никакой спонтанности движений или экспрессии. Каждое агрессивное движение требует больших усилий (разумеется, на бессознательном уровне), чтобы преодолеть сопротивление, возникающее из-за тяжести и жесткости структуры. Недостаточная вариативность экспрессии придает движениям тела оттенок механистичности. Генитальная активность обнаруживает то же качество силы, но в ней нет того заряда, который присущ этой функции у индивида фаллического типа характера.

Мы описали два крайних типа ригидности у мужчин. Один склонен к обсессии, другой - к компульсивности; в одном случае очень сильна генитальная активность, в другом она слаба из-за значительного анального напряжения. Этот тип компульсивного характера имеет ряд соответствующих симптомов из-за того, что компульсивность доминирует в каждом его действии. По сути, компульсивность - это не симптом, а образ жизни. Между крайними случаями имеется ряд промежуточных, в которых обе тенденции находятся в состоянии конфликта. Этот тип характера, у которого обсессия, связанная с сексом и генитальностью, конфронтирует с выраженными компульсивными чертами, называется обсессивно-компульсивным. В таком случае компульсивный симптом выступает в качестве защиты от лежащей в его основе обсессии и сопутствующей тревожности.

Глубинный анализ позволяет сделать следующий шаг в интерпретации этих структур и понять их генезис. Истинный компульсивный характер обнаруживает как пассивные тенденции, так и тенденции к бессознательному гомосексуальному поведению. Фаллический мужчина более агрессивен и более идентифицирован со своей генитальной функцией. Поскольку оба типа достигли генитальной стадии развития, встает вопрос, какие же факторы определили различия в их эволюции. Насколько я могу судить, это зависит от того, кто из родителей оказал более фрустрирующее влияние на ребенка. Если большая угроза исходит от отца, у ребенка развивается острый страх кастрации, и тогда высокий генитальный заряд блокируется боязнью наказания. Желание ребенка превзойти отца становится другим психологическим фактором в генезисе его амбициозности. Фаллический мужчина идентифицирован с отцом, которого он воспринимает как врага. Если, однако, основная фрустрация исходит от матери, результатом этого является еще более сильное подавление сексуальности. Ребенок сталкивается с гораздо более угрожающей ситуацией. Генитальная активность блокируется страхом потерять любовь и поддержку матери. Поскольку речь идет о матери, стремящейся доминировать над ребенком, реконструируя прошлое, во многих случаях можно обнаружить активное ее вмешательство в анальную функцию. Отец, склонный поддерживать позицию матери и добавлять свою власть и авторитет, сбивает ребенка с его генитальной позиции. На поверхности имеет место идентификация с отцовским авторитетом, но она только скрывает более глубокую идентификацию с фрустрирующей матерью.

В обоих типах мужской ригидной структуры ключевым моментом невроза является бессознательный страх наказания за генитальную активность. Вопреки этому страху фаллический мужчина ведет себя дерзко, бунтует и проявляет агрессию, которая, разумеется, сверхдетерминирована и позволяет увидеть, как далеко он может зайти, прежде чем получит ответный удар. В этом смысле агрессия имеет психологическое значение защиты и соответствует агрессии истерической женщины. С другой стороны, компульсивный индивид подчиняет и приспосабливает свое поведение в соответствии с требованиями авторитета. Он отходит от генитальной активности, но не отказывается от генитальной позиции. Его подчинение никогда не бывает настолько полным, чтобы он не мог от него отказаться, он просто становится жестким и черствым. Если у человека с анальным компульсивным характером прорывается агрессия, она проявляется в виде садизма, направленного против женщин. Фаллический же мужчина способен испытывать нежные чувства к женщине.

Биоэнергетическая терапия особенно успешна при лечении ригидных структур характера. Поскольку такие люди обладают высокоразвитой структурой Я, в ходе обычной аналитической работы они проявляют сильное сопротивление. До тех пор пока нет беспокоящих симптомов, они могут сопротивляться давлению и делать это достаточно сильно. С другой стороны, при анализе их физических спазмов и ригидности они проявляют большую кооперативность в работе с телом, необходимой для снятия напряжения. Аналитическая работа строится так, чтобы понимание и осознание сочетались с двигательными упражнениями. Движения тела пробуждают фантазии и воспоминания, благодаря которым можно реконструировать прошлое. Интерпретации, относящиеся к психической и соматической сферам, чередуются между собой, и аналитик получает представление о каждом аспекте личности. Чтобы преодолеть тенденцию к дихотомии, все проявления, психические и соматические, рассматриваются как единый биоэнергетический процесс.

Под заголовком «фаллически-нарциссический характер» мы обсудили некоторые основные биоэнергетические проблемы мужской ригидной структуры. Степень ригидности может варьироваться - от здорового человека, которому присущи теплота и спонтанность, до компульсивного холодного индивида, напоминающего некий механизм. Генитальность таких структур тоже варьируется от полноценной оргазмической потенции до почти полного ее отсутствия (при анальной компульсивности). Никто из этих людей не страдает импотенцией, то есть эрекция, как это бывает, например, у мазохистов, не пропадает. С точки зрения характерологии анальную компульсивность можно, пожалуй, отнести к генитальным структурам, однако генитальный заряд здесь может быть редуцирован. Ригидность бывает трубообразной и сплошной. Это является основанием для выделения двух групп: фаллически-нарциссической структуры и компульсивной. Последняя основана на идентификации с отцом, хотя за этим стоит идентификация с матерью. Подобное отождествление зависит от того, кто из родителей, представлявших основную фрустрирующую силу, был наиболее авторитетен для ребенка в генитальной фазе его развития. Таким образом, в рамках своей структуры ригидные типы могут быть либо пассивными, либо активными. Кроме того, к ригидному типу примешиваются элементы, возникающие в ранний период детского развития, то есть оральные или мазохистские черты, которые придают ему собственную патологическую индивидуальность.

При обсуждении типов характера мы исходили из того, что невротический паттерн можно диагностировать и классифицировать. Это утверждение вполне справедливо, хотя на практике часто встречаются специфические случаи, когда это сделать трудно. Редко встретишь человека, у которого в структуре характера не было бы некоторых черт, возникших из-за депривации на оральном уровне, мазохистской нежности, связанной с подавлением Я, некоторой патологической ригидности или всего этого вместе. Характерологический диагноз зависит от того, какой фактор доминирует в личности и определяет ее поведение.

Тем не менее проблемы характера, затрудняющие классификацию, существуют. Нередко можно встретить такую смесь невротических тенденций, которая не позволяет выделить один доминирующий фактор. Та же самая ситуация создает паттерн поведения, который качественно отличается от того, что мы уже обсуждали. В психоаналитической литературе выделяется такой тип, который представляет собой смесь разных тенденций. Он называется мужской пассивно-женской структурой характера. Эта структура требует специального обсуждения. В следующей главе мы попытаемся рассмотреть ее и ее женский аналог.

XV. Пассивно-женственный характер

Когда структура характера детерминирована чувствами зависимости, внутренней опустошенности и депрессии, которые сменяются воодушевлением, мы называем это оральным характером. С биоэнергетической точки зрения этот тип характеризуется сниженной агрессивностью, отсутствием силы в ногах и структурой Я, которая не закреплена в реальности или генитальности. Мазохистский характер внешне агрессивен, но более тщательное исследование показывает, что его поведение является скорее провоцирующим, чем агрессивным. Доминирующий паттерн представляет собой не депрессию и воодушевление, а попытку и неудачу, самоутверждение и упадок сил, выливающийся в состояние мазохистского болота. В биоэнергетическом отношении мазохистская структура высоко заряжена, но мышечное напряжение столь велико, что выдерживать длительное действие просто физически невозможно. Оба типа относятся к догенитальным структурам - импульсивным, тревожным, со слабо развитым Я.

И наоборот, тип, описанный мной в качестве ригидной структуры характера, проявляет агрессивность как в профессиональной деятельности, так и на генитальном уровне; он закован в панцирь и эмоционально и телесно. Я прочное, но его сила обратно пропорциональна степени ригидности. Поведение подчинено контролю, а ригидность подчинена функции реальности. Тревожность, как правило, отсутствует, но ригидный тип характера очень редко проявляется в чистом виде. Пациенты с этой структурой довольно часто демонстрируют и мазохистские, и оральные черты. Тем не менее, если в целом паттерне поведения явно преобладают ригидность и агрессия, можно диагностировать этот тип. На практике аналитик в каждом случае сталкивается с индивидуальным соотношением оральности, мазохизма и ригидности, и он должен оценить, какую роль каждый из этих факторов играет в личности человека.

Иногда смешение черт характера легко поддается классификации. Это относится к комбинации оральности и мазохизма, то есть к оральному характеру, в котором присутствуют черты мазохизма, или, наоборот, мазохистскому характеру с оральными чертами. Оба элемента не могут проявляться в одинаковой степени, поскольку один основан на недозаряженной системе, а другой - на высокозаряженной. Эти структуры догенитальны, и анализ характера происходит в виде интерпретации и разрешения специфических проблем соответствующего уровня. Обоим типам характера присуща высокая тревожность. Аналитическая и биоэнергетическая работа ориентирована на устранение тревожности и улучшение связи с реальностью.

Если же у индивида вскрывается структура, в которой догенитальность и генитальные влечения более или менее уравновешены, как, например, в случае пассивно-женственного характера, аналитик сталкивается с довольно сложной проблемой, заслуживающей того, чтобы рассмотреть ее более детально.

В статье «Экономическая проблема мазохизма» Фрейд выделил три категории мазохистских нарушений: мазохизм как перверсия, моральный мазохизм и женский мазохизм. Последнюю категорию Фрейд в дальнейием не исследовал, и поэтому нам придется обратиться к работам тех аналитиков, которые специально занимались этим состоянием.

В работе «Психоаналитическая теория неврозов» Фенихел упоминает эту проблему при обсуждении перверсий. Парциальное догенитальное влечение конкурирует с приматом генитальности. Пассивно-женственный мужчина - это индивид, у которого традиционно женские черты настолько выражены, что они определяют один из аспектов его личности. Это может быть проблема гомосексуальности, но мы не будем ее здесь рассматривать.

Какие же черты присущи человеку, которому можно поставить диагноз пассивно-женственного характера? Мужчина в возрасте около сорока лет обратился ко мне за помощью после многолетней аналитической терапии. Он обладал мягким модулированным голосом и интеллигентными манерами. В его лице не было резких черт, в частности отсутствовали глубокие носогубные складки. По профессии он являлся дизайнером мебели. Основные его жизненные проблемы проистекали из постоянной оппозиции авторитетам и невозможности достичь удовлетворения в любовных отношениях.

Другом случае молодой человек в возрасте чуть более тридцати лет жаловался, что не может говорить, находясь в группе людей. Кроме того, он не получал удовлетворения от профессиональной деятельности и любовных отношений. Он тоже обладал интеллигентными манерами, мягким модулированным голосом и миловидным лицом, на котором отсутствовали резкие линии.

Основными качествами, характерными для этого типа, согласно Райху, являются «преувеличенная вежливость и уступчивость, мягкость и хитрость». Обсуждая соответствующий случай из своей практики, Райх писал: «Феноменологически это был типичный пассивно-женственный характер. Пациент всегда был очень дружелюбен и покладист; он извинялся по любому, даже самому незначительному поводу. Кроме того, он был неловок, робок и зависим от обстоятельств» (Reich 1949, р. 83).

Другие исследователи основной акцент делали на «пассивно-рецептивной» установке, или покорности. Помимо пассивности, о других специфических женственных чертах личности мужчины в соответствующей литературе практически ничего не говорится. Именно поэтому я предлагаю перечислить те особенности, которые я наблюдал, встречаясь в своей практике со случаями подобного рода. Затем мы можем обсудить их на конкретном примере.

Наиболее важная физическая характеристика, присущая этому типу, мягкий, женоподобный голос. Впечатление, что говорит женщина, возникает из-за отсутствия глубокого резонанса и резкости. Выражение лица тоже мягкое и пластичное. Движения никогда не бывают резкими, и в них не чувствуется напора. Тело может быть либо округлым, с довольно узкими плечами, либо У-образным, с широкими плечами и узкими бедрами. Руки мягкие и довольно слабые. Все это проявляется во внешнем облике таких пациентов. Их манеры прекрасно описаны Райхом.

Аналитическая или биоэнергетическая работа вначале идет легко, но вскоре наталкивается на типичное сопротивление. С одной стороны, пациент много рассказывает о своем раннем детстве, предоставляя терапевту богатый материал, но при этом не проявляет никакого аффекта. С другой стороны, пациент тревожен и хочет, чтобы его о чем-нибудь спрашивали, но опять-таки без собственного активного участия в процессе. Сопротивление проявляется как неучастие Я в терапевтической работе под маской «преувеличенного позитивного переноса». И все же этот позитивный перенос является как раз подлинным и действительным выражением Я, за которым стоит негативное сопротивление. В таких случаях в процессе биоэнергетической терапии принимаются во внимание оба аспекта, и, если терапия проводится должным образом, результат является удовлетворительным.

Вернемся к случаю мужчины, работавшего дизайнером мебели. Он обладал типичным мягким голосом и манерами, был очень вежлив и проявлял готовность к сотрудничеству. Тело было округлым, некостлявым, а плечи - узкими. Перед тем как обратиться ко мне, он в течение многих лет лечился у психоаналитиков и других психотерапевтов. Хотя он чувствовал, что ему помогли, но основные его проблемы, связанные с глубинной неудовлетворенностью, затронуты не были.

В то время когда он начал у меня лечиться, он только что в третий раз женился на девушке, которая на много лет была моложе его. Отношения с ней вызвали у него ряд проблем. Несколько первых месяцев он был очень возбужден сексуально, но вскоре сексуальное влечение к девушке уменьшилось, и ей самой пришлось проявлять инициативу и активность в их интимных отношениях. Его стала интересовать другая женщина, и он обнаружил, что постоянно разглядывает грудь каждой женщины, которая ему встретится. Такой интерес к женской груди проявлялся у него с давних пор. Кроме того, у него были выраженные вуайеристские тенденции, ему доставляло удовольствие смотреть, как женщина раздевается.

Характерны семейный фон пациента и его окружение в раннем возрасте. Он описывал отца как человека «старой школы, авторитарного, педантичного, который легко раздражался и обычно вмешивался в воспитание детей, когда был дома». О матери он говорил: «Сколько я ее помню, она была нервной и очень напряженной, но весьма обаятельной и одаренной в определенных областях. Она всегда интересовалась искусством, особенно декоративным». У него была младшая сестра, любимица отца. Она была более агрессивна, чем пациент. Он ревновал и завидовал ей, но в то же время любил и ею восхищался. Он чувствовал, что она находится в привилегированном положении, и возмущался этим. Во время терапии он не раз выражал свое недовольство явным доминированием женщин в американском обществе.

Пациент вспомнил об одном эпизоде из своего раннего детства. Он рассказал, что года в четыре у него были «такие белые маленькие червячки», которые вызывали зуд. Он сказал: «Мне доставляло огромное удовольствие, когда мама вынимала их из меня». Поздние детские воспоминания были исполнены чувством страха и вины из-за мастурбации. Он начал мастурбировать в пять лет и вспомнил, как мать предупреждала его, что нельзя трогать пенис. На протяжении всего детства и отрочества мастурбация сопровождалась этими чувствами. Он отчетливо помнил себя с шести лет. Однажды вечером, ложась спать, он вдруг увидел бледное мужское лицо, глядевшее на него из-за темного окна. Он был очень этим напуган.

Эякуляция, которой однажды вдруг завершилась мастурбация, привела его в смятение. Он ничего об этом не слышал и подумал, что с ним случилось что-то серьезное. В другой раз он упал в обморок при виде крови, сочившейся из порезанной руки, а учитель сказал, что это из-за мастурбации. В подростковом возрасте его преследовали мысли о смерти. Два мальчика, с которыми он дружил, погибли в результате несчастного случая, и он был уверен, что тоже скоро умрет.

В детстве его мучил страх темноты. Он очень боялся ложиться спать. Его родители обычно вечерами уходили, но в другом конце большой квартиры спала горничная. Его интерес к женскому телу проявился еще в раннем детстве. Он сказал: «Я помню, что женское тело интересовало меня уже тогда, когда я был совсем маленьким и сосал грудь. Я помню, как возбуждался, когда мать меня обнимала, меня возбуждало все, что я видел, хотя перед нами, детьми, она никогда не раздевалась».

Сексуальные переживания в подростковом возрасте ограничивались петтингом. Первый половой акт у него произошел в семнадцатилетнем возрасте с проституткой и «не доставил ему большого удовольствия». Проститутки были для него источником сексуальных переживаний многие годы. Он очень опасался заразиться от них венерическим заболеванием. Позже, когда его сексуальная жизнь стала регулярной, он никогда не был уверен, что любит свою девушку, и готов был прервать отношения, как только она заговорит об этом.

Одна из обычных жалоб этого пациента состояла в том, что он всегда уставал и терял энтузиазм. Несмотря на это, он очень много трудился на своей работе. В его жизни, однако, было два периода, когда удавалось мобилизоваться и проявить значительную активность и агрессивность. Первый период был связан с одним деловым предприятием, в которое он включился и два года проработал с большим успехом. Затем оно стало однообразным, и интерес к нему пропал. Такая же активность имела место в его сексуальных контактах с женщинами, которым он отдавал все свое внимание и энергию. Второй период активности был связан с антивоенным движением, в котором он принимал участие и проявил качества лидера. Интерес к этому тоже постепенно пропал, и он слег от тяжелого приступа спинального менингита.

Должен заметить, что в одной его любовной связи, продолжавшейся в течение двух лет, пациент играл агрессивную роль и был очень привязан к девушке. Со своей стороны девушка, наоборот, не проявляла активности в отношениях и в конце концов ушла к другому. Он чувствовал, что его привязанность «назойлива», и, несмотря на муки ревности, отказался от мыслей жениться на девушке.

Биоэнергетическая работа с этим пациентом продолжалась немногим более года, и все это время мы встречались дважды в неделю. На первых занятиях он жаловался на усталость и отсутствие энергии. На кушетке и при движениях его тело выглядело тяжелым и грузным. Глаза и лицо имели унылое выражение. Дыхание было затруднено. В конце занятий намечался некоторый прогресс. Выражение лица и взгляд прояснялись, тело немного оживлялось, а голос становился глубже. Но новое занятие опять начиналось с тех же самых жалоб. Улучшение не сохранялось. Из этой установки становилось очевидным, что у пациента сильны мазохистские черты.

От мазохистского характера его отличало то, что он никогда не жаловался на тревожность. В отличие от фаллического типа не было заметно поверхностного мышечного напряжения. Тургор отсутствовал, ниже пупка кожа была белой, холодной и безжизненной. Однажды, двигая глазами, пациент сказал, что они «деревянные» и «неживые». Общее впечатление, которое сложилось у меня после первых занятий, - что его организм неподвижен. Сильной депрессии не наблюдалось, и, хотя у него возникали мысли о суициде, он думал, что скорее будет долгие годы умирать от мозговой опухоли, как его отец. Его беспокоили физические симптомы. Он жаловался на онемение черепа над правой стороной лба, диаметром в три дюйма. Он постоянно тер это место, пытаясь его оживить. Пальпация показала, что кожа здесь была суше и отслаивалась легче, чем с противоположной стороны, но больше ничего обнаружить не удалось.

Я старался направить терапию на то, чтобы мобилизовать энергию и увеличить подвижность, но сделать это оказалось труднее, чем я предполагал. Единственной реальной реакцией, которую мне удалось вызвать, был рвотный рефлекс, но даже здесь я столкнулся с заметной нечувствительностью горла. Только за счет сильного надавливания на фарингеальные констрикторы мне удалось вызвать реакцию. Пациент не выдерживал никаких манипуляций, вызывающих болевые ощущения. Он избегал таких ситуаций. Длительные произвольные движения вызывали тошноту, и он их прекращал. Я пользовался этим, чтобы вызвать рвотный рефлекс. Дважды при этом пациент ощущал энергию, поднимавшуюся в голову, в частности в омертвевшую область черепа.

Продолжающаяся терапия, похоже, постепенно давала эффект: усталость пропала, а энергии стало несколько больше. Однажды во время занятия пациент заметил, что ему кажется, что его движения женственны. Когда я предложил ему выпрямить тело и развести руки, это чувство исчезло. Пациент отмечал также недостаток энергии в области таза и в гениталиях. Этому он приписал свою нерешительность и бессилие. В отличие от фаллически-нарциссического характера, у которого таз заряжен, но спастичен, у этого пациента он был мягким и округлым. Присущий мужчинам тазовый выступ у него отсутствовал, что соответствовало его недостаточной агрессивности в целом.

Возникает вопрос, что же сдерживало энергию этого организма? Поскольку мы имеем дело не с оральным и не с мазохистским характером, необходимо разобраться, что случилось с его агрессией. Он действительно проявлял черты мазохизма, постоянно жаловался на усталость, страдал спинальным менингитом и чувствовал тяжесть в теле. То, что он фиксирован на анальной функции, следовало из его воспоминания о матери, извлекающей глистов из его ануса. Но настоящий мазохист никогда не бывает пассивным и женственным. Он старается стать более агрессивным, хотя это и заканчивается для него упадком сил и неудачей. Пассивно-женственный тип больше отвечает фрейдовскому понятию женского мазохизма.

У человека с пассивно-женственным характером не возникает упадка сил из-за агрессивного поведения, поскольку он никогда не ведет себя по-настоящему агрессивно. В таком случае упадок сил наступает после решительных и продолжительных по времени действий по утверждению своего Я. Я имею в виду его антивоенную деятельность, которую можно интерпретировать как протест против авторитарности и ультимативности, против своего отца. Настоящий мазохист никогда не поднимается на уровень протеста. Мой пациент был достаточно ригиден, чтобы не испытывать постоянно упадок сил, но, к несчастью, это иммобилизовало его агрессию.

Меня не покидало впечатление, что энергия блокируется в области горла; грудь была жесткой и не двигалась при дыхании. Хотя мышцы живота были тугими, дыхание все равно было слабым. Воздействие на грудную стенку вызывало сильную тревожность. Напряжение локализовалось глубоко в межреберных мышцах. Необходимо заметить, что пациент жаловался на учащенное сердцебиение, которое время от времени он отмечал у себя на протяжении многих лет. Я не прекращал работать с грудной стенкой. Надавливание было очень болезненным для него, но позволяло больше узнать о динамике структуры. Ввиду сильного горлового спазма и глубокого напряжения таза у моего пациента было бы неразумно создавать внутреннее давление, не обеспечив адекватного выхода для возникающего напряжения.

Продолжение работы с рвотным рефлексом, с выражением негативных чувств и ударами по кушетке не дало желаемого результата. Мне не удавалось в достаточной мере мобилизовать агрессию, чтобы добиться высвобождения чувства*. Несмотря на постепенный прогресс, жалобы оставались те же самые. Эти жалобы, как мы видели, указывали на мазохистский элемент в структуре характера, требовавший постоянной и упорной проработки. Однако мне стала понятной другая экспрессия этого человека, которая свидетельствовала о тяжести его расстройства.

_______

* - Этот случай произошел много лет назад, когда техники работы с телом только начали применять. Сегодня мы используем иные процедуры, опыт работы помог сделать их более эффективными. Я привожу данный пример, поскольку он позволил мне понять динамику структуры этого типа характера.

Чуть ли не каждое усилие вызывало у него стон. Физиологической причиной этого было нарушение естественных дыхательных движений. Но меня ветревожило психологическое значение этих звуков. Я предположил, что это было выражением позиции смирения. Как будто пациент говорил: «Я стар, жизнь требует от меня таких усилий…» Обычно человек стонет, когда прилагает максимум усилий. Если же стоном сопровождается каждое усилие, можно предположить, что пациент работает почти на пределе своих физических возможностей. Поскольку даже этого недостаточно для успеха, следует ожидать появления чувств безнадежности и отчаяния.

Эти чувства у человека с пассивно-женственной структурой характера, который не ищет выхода в гомосексуальности, нельзя недооценивать. С психологической точки зрения агрессия (движение вперед) блокирована сильным страхом кастрации; регрессия невозможна из-за такого же сильного страха гомосексуальности. Настоящий гомосексуалист имеет другую биоэнергетическую динамику. У него происходит отказ от генитальности, хотя можно утверждать, что она и не была прочно установлена. Пассивно-женственная структура, в отличие от гомосексуальной, закреплена в генитальности, но она иммобилизована страхом. При мазохизме и оральности проблему можно решить на догенитальном уровне. При данной структуре характера ситуация осложняется тем, что движение невозможно ни вперед ни назад. Это выглядит так, что индивид с пассивно-женственным характером достигает генитальной стадии организации Я, но затем парализуется страхом. Именно в этой парализации и состоит его проблема.

Характерологические проблемы преодолевать всегда сложно. Необходимо усилить слабость структуры и одновременно редуцировать компенсирующую ригидность. Слабым местом в структуре характера данного пациента был элемент мазохизма с угрозой коллапса, тогда как ригидность давала ощущение безопасности и поддержки. Необходимо было тщательно проанализировать оба этих нарушения и использовать соответствующие средства, чтобы их преодолеть. Мазохистская проблема в данном случае напоминала ту, что мы рассматривали в главе о мазохизме. Поскольку нормальная генитальная агрессия ригидной структуры блокирована, ригидность пассивно-женственного характера имеет свои специфические особенности.

Мы знаем, что у пациента был очень авторитарный отец, которого он боялся. Ребенком он никогда не осмеливался протестовать против его желаний или против него самого. От него требовалось исполнять все, что хотел отец. Постепенно мальчик становился все более пассивным. Отец сурово выговаривал ему за каждую неудачу, называл неуклюжим, неловким, глупым и т.д. С другой стороны, младшая сестра была настоящей любимицей. В отношении пациента к сестре и к женщинам в целом проявился важный аспект его характера.

По разному поводу пациент говорил мне о своем сильном интересе к женской груди. На этом основывалась его тенденция к вуайеризму. Ему нравилось смотреть, как раздевается женщина. Половой акт как таковой его не интересовал. Ему нравилось не только смотреть на венскую грудь, но и ласкать ее. Затем он сделал жест руками, как будто берет грудь и ее встряхивает. Я попросил его продемонстрировать этот жест. Когда он усилил движение, то выпятил челюсть и сжал руки так, словно хотел оторвать грудь. Таким образом пациент впервые выразил сильную ненависть.

По отношению к сестре он испытывал амбивалентные чувства. Он ревновал ее и завидовал ей и в то же время любил и ею восхищался, чувствуя ее превосходство. Теперь все стало ясно. Грудь символизировала пенис, но это не вызывало у моего пациента тревоги, которую он испытывал по отношению к собственному пенису. Его зависть и обиду можно было объяснить его чувствами по поводу того, что женщину нельзя кастрировать, а его самого можно. Кроме того, грудь - это источник жизни, и поэтому она являлась для него символом силы.

Конфликт с авторитарным отцом был перенесен на сестру и других лиц женского пола. Женщина превратилась в его соперника и врага, и на этой основе у него произошла идентификация с нею. Почему возник перенос? Мы можем только сказать, что конфликт между генитальным импульсом и страхом кастрации, вызвавший у него полный паралич, должен был быть каким-то образом разрешен. Интерес к груди означал своего рода регрессию, но не на инфантильном уровне. Пассивно-женственный мужчина не хочет быть ребенком, он хочет быть женщиной. В то же время он обрушивает на женщину всю свою ненависть, вызванную страхом перед отцом. Однако он не оставляет генитальную позицию. На уровне Я он демонстрирует женские тенденции, на генитальном уровне проявляет мужские качества, но остается при этом пассивным.

При анализе такого типа характера сталкиваешься с тем, что пациент говорит о строгом отце без видимой злости. И хотя он может выражать ненависть к женщинам, это ничего не дает, поскольку она является защитным образованием. Сначала путем анализа ситуации переноса необходимо разрешить конфликт с мужчиной. Пациент должен увидеть, что за его вежливостью, покладистостью и желанием понравиться аналитику скрывается глубокая ненависть к превосходящему его мужчине. Но проблема осложняется еще тем, что такие пациенты соглашаются с терапевтом, но ничего не меняется. Они настолько заботятся о том, чтобы понравиться, что могут согласиться разумом, но этого не чувствовать. Чтобы добиться аффективной реакции, давление на пациента должно быть не менее сильным, чем прежнее давление отца. Это можно сделать либо через анализ характера, либо биоэнергетически, но и тот и другой способы болезненны.

Мы уже говорили, что с психологической точки зрения у пациента произошел перенос сопротивления отцу на женскую фигуру. С динамической точки зрения произошел отток энергии от гениталий к грудной клетке. Но генитальная позиция осталась сохранной. Энергия уходит не вся, а только ее часть, достаточная для того, чтобы уменьшить конфликт и предупредить паралич. Когда достаточно много энергии спускается вниз, реактивируется эдипов конфликт. Проявляется заметное сопротивление. Ситуация переноса получает заряд. В связи с этим работа с ногами должна быть доведена до болевой точки. Необходимо мобилизовать агрессию, и если это достигается ударами по кушетке, то ее нужно довести до состояния, близкого к коллапсу. Нужно высвободить напряжение, сдерживающее движение вперед таза и выпячивание челюсти, и это тоже болезненно. Не стоит говорить, что все эти действия необходимо сочетать с анализом характера, чтобы пациент полностью понимал их важность.

У пассивно-женственного мужчины основное напряжение приходится на глубокие мышцы, тогда как поверхностная мускулатура относительно мягкая. Это проявляется в мягких движениях, характерных для таких мужчин. Иммобилизация генитальной агрессии препятствует нормальному развитию мужской мускулатуры, если это не является вторичным, компенсирующим феноменом. Итак, существуют два фактора, объясняющие появление женских тенденций. Прежде всего, это страх нормального мужского развития, на который накладывается в дальнейшем идентификация с женщиной.

В обсуждаемом мною случае лечение прервалось раньше, чем я смог воспользоваться своими выводами, но последующая аналитическая работа подтвердила их правильность.

Таким образом, пассивно-женственная структура характера является следствием конфликта между слабыми генитальными импульсами и сильной генитальной фрустрацией. Здесь тоже велика ригидность, выступающая в качестве иммобилизующей силы, которая приводит едва ли не к полному подавлению мужской агрессии. Позвольте мне проиллюстрировать это другим примером.

Пациент, о котором пойдет речь, тоже многие годы посещал различных аналитиков. Как показал опыт, это был трудный случай, и состояние пациента улучшалось крайне медленно. У него было несколько жалоб: одна из них заключалась в том, что он не мог говорить, находясь в группе людей, другая - в чувстве отупения и появлявшемся время от времени ощущении пелены перед глазами, которое мешало ему сосредоточиться. Он испытывал огромные трудности в установлении удовлетворительных любовных отношений и, кроме того, страдал от свищей.

Пассивно-женственная природа этого пациента отчетливо проявлялась в мягком голосе, полностью лишенном мужского тембра, в мягких манерах и необычайной вежливости, а также в выражении лица, которое то становилось мальчишеским, то приобретало черты аскетичности. На лице, черты которого были очень правильными, отсутствовали какие-либо резкие и глубокие складки и линии. Следует заметить, что он специфическим образом, мягко картавя, произносил звук «р».

Я не сомневался в диагнозе. Из его истории было ясно, что агрессивное поведение ему несвойственно. Исключение составляли период военной службы и занятия спортом во время обучения в колледже, когда он был членом команды. Интересно отметить, что пациент был неспособен выражать себя перед группой только в том случае, если в самой группе возникала агрессия. Будучи офицером в армии, он заслужил уважение и у начальства, и у сослуживцев.

Строение тела этого пациента было совсем иным, чем у предыдущего. Он был высокого роста, широк в плечах, с очень узким бедрами и маленькими ягодицами. Стопы узкие с тяжелыми контрактированными сводами. Руки и кисти были под стать нижним конечностям. Пациент сказал мне, что в возрасте четырех лет он был вынужден носить специальную обувь, чтобы исправить какую-то деформацию ног. Что это была за деформация, он точно не знал, но никогда не чувствовал себя уверенно на ногах.

Казалось бы, что может быть мужественнее, чем широкие плечи и узкие бедра! Являются ли они компенсацией пассивно-женственной структуры? Или, быть может, они являются выражением этой структуры? Однажды я едва не склонился к первой точке зрения, но, поняв, что поднятые плечи являются выражением страха, изменил свое мнение. Реагируя испугом, человек сдерживает дыхание, втягивает живот и поднимает плечи. В результате он наполняет воздухом легкие и иммобилизует энергию в грудной клетке. Как мы уже отмечали, это признак пассивно-женственного характера, так что широкие, развернутые плечи являются скорее выражением пассивности, а не вторичным признаком развития. Узкие бедра - результат значительного напряжения таза и бедер, из-за которого уменьшается объем таза и снижается половая потенция.

В данном случае можно было предположить наличие выраженного орального компонента. Слабые ноги, необычайно худые, узкие стопы, отсутствие контакта с землей - все это патогномика оральных нарушений. Кроме того, руки и запястья были слабые. Тонкая шея не соответствовала широким плечам. Чувство отупения и пелена перед глазами, о которых говорил пациент, позволяли сделать вывод о недостаточной заряженности его головы.

Семейная история была типичной. Его отец был преуспевающим человеком, который ожидал от сына, что тот станет сильным и мужественным. Мой пациент чувствовал, что ему никогда не выполнить это требование. Несмотря на сильную идентификацию с матерью, мальчик никогда не испытывал близости с ней. У него были старший брат и младшая сестра. Именно к ней он был больше всего привязан. Мне удалось проанализировать и показать ему его идентификацию с женщиной и враждебность к ней, но это мало что изменило в его характере. Все напоминало первый случай, и снова по причине того, что мы имели дело с защитным образованием. Опять налицо конфликт с превосходящим его мужчиной или терапевтом.

В этом типе пассивно-женственного характера выраженный оральный элемент структуры значительно ослабляет половое влечение. От орального характера его отличает лучший контакт с реальностью, отсутствие тенденции к периодическому появлению состояний подавленности и воодушевления и гораздо меньшая разговорчивость. Энергетический маятник закреплен в генитальной функции, однако сам заряд слаб. Многие люди с такой структурой характера страдают преждевременным семяизвержением. Стоящая за этим психологическая проблема представляет собой страх кастрации.

Развитие структуры подобного рода обусловлено оральной депривацией в раннем возрасте и последующей генитальной фрустрацией, парализующей агрессию. В детстве эти люди достигают генитальной стадии организации Я, но из-за выраженного орального элемента ей присуща слабость. Если в этот период детская генитальность и агрессия поощряется, оральный элемент постепенно исчезает. Здесь все дело в количестве. Для заблокирования агрессии у такого ребенка не требуется столь же сильной фрустрации, которая необходима, чтобы вызвать этот эффект в здоровом организме. Более слабый организм не отказывается от генитальности, регрессии не происходит; он отказывается от агрессии и занимает пассивную позицию. С психоаналитической точки зрения происходит перемещение с пениса на грудь, которая, таким образом, становится его заместителем. Тем самым избегается страх кастрации. Механизм тот же самый, что и в первом случае. Женские черты возникают в результате подавления естественной мужской агрессии и только затем уже из-за идентификации с женщиной.

Для пассивно-женственного индивида характерны недостаточность эмоциональной экспрессии и относительная физическая неподвижность. С одной стороны, отсутствует импульсивность догенитальной структуры, с другой - отсутствует также и агрессивность фаллического мужчины. Ригидность, обеспечивая генитальное функционирование, иммобилизует агрессию. Внешне психологический конфликт сконцентрирован на отношении к женщине. Глубокая потребность в контакте, уходящая корнями в оральное нарушение, на генитальном уровне вступает в конфликт с желанием разрядки и удовлетворения. Очень трудно, если вообще возможно, одновременно играть две роли. Человек с пассивно-женственным характером может вести себя либо как ребенок в отношениях с женщиной, которая старше его, либо как отец в отношениях с более молодой и более зависимой женщиной. Он не способен быть «мужчиной» для женщины.

Если обратиться к случаю, который Райх приводит в качестве примера пассивно-женственного типа в книге «Анализ характера», можно увидеть, что основная аналитическая процедура состоит в том, чтобы довести до сознания пациента, что его агрессия подавлена. Если это удается, нарушение полностью раскрывается и появляется возможность один за другим проработать все пласты структуры характера. Возникающее сопротивление огромно. Пациент не то чтобы отказывается понять, что его агрессия недостаточна или что его поведение является пассивно-женственным. Трудность заключается в том, как мобилизовать заблокированный аффект. Когда выясняется, что агрессия заблокирована или подавлена, важность этой задачи становится очевидной.

Здесь может возникнуть вопрос: существует ли женский аналог такого характера? Или: если подобная комбинация догенитальных и генитальных нарушений имеет место у женщины, то какова структура ее характера? Очевидно, что структура характера женщины не будет похожа на структуру пассивно-женственного мужчины, поскольку нарушения в личности женщины будут снижать ее природные женские качества.

Как и у мужчины, эта проблема имеет два аспекта. Догенитальная тенденция возникает по причине либо мазохистского нарушения, либо орального. Рассмотрим сначала первый случай.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 191