УПП

Цитата момента



Привязываться можно тогда, когда умеешь отвязываться.
А я еще и стрелять умею…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Женщины, которые не торопятся улыбаться, воспринимаются в корпоративной жизни как более надежные партнеры. Широкая теплая улыбка, несомненно, ценное качество. Но только в том случае, когда она появлялась на лице не сразу же при встрече, а немного позже. И хотя эта задержка длится менее секунды, улыбка выглядит более искренней и кажется адресованной собеседнику лично.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Применение внушения для лечебных целей

Проделавший вышеописанные опыты и хорошо усвоивший их сущность ученик уже подготовлен для восприятия лечебного внушения. Он теперь как вспаханная нива, на которой может взойти и взрасти брошенное семя. До того же он был невозделанной пашней, на которой семя могло только заглохнуть. Каково бы ни было заболевание пациента — безразлично, физическое или душевное, — всегда следует действовать одинаково и говорить одно и то же, изменяя только отдельные выражения, в зависимости от того или иного случая.

Скажите пациенту: «Сядьте и закройте глаза. Я не буду стараться вас усыплять—это совершенно излишне. Я вас прошу закрыть глаза только для того, чтобы ваше внимание не отвлекалось ничем посторонним. Скажите себе теперь только, что все слова, которые я сейчас произнесу, проникнут в ваш мозг, внедрятся в него, запечатлеются в нем, неизгладимо врежутся и навсегда в нём остается. И что помимо вашей воли, помимо вашего ведома, совершенно незаметно для вас, бессознательно вы сами и весь ваш организм всецело им подчинятся. Прежде всего, я говорю вам, что ежедневно, три раза в день: утром, в полдень и вечером — в часы ваших трапез вы будете испытывать голод, иными словами, вы ощутите приятное чувство, которое заставит вас думать и говорить: "О, с каким удовольствием я бы покушал". И действительно, вы будете кушать с большим, большим аппетитом, не преувеличивая, однако, при этом в количестве пищи. Вы будете строго следить за собой, чтобы медленно и хорошо разжёвывать пищу, чтобы она превращалась в мягкую кашицу и как бы сама собой скользила в ваш пищевод. Благодаря этому пища будет легко перевариваться и вы не испытаете ни в желудке, ни в кишечнике никаких неприятных ощущений, никакой тяжести и никакой боли, от какой бы причины они ни проистекали. Принятая пища будет легко усваиваться вашим организмом: он превратит её полезные составные части в кровь, в мышцы, в силу, в энергию — короче говоря, в жизнь.

Так как пищеварение у вас превосходное, то и выделение неперевариваемых частей пищи происходит без всякого труда. Каждое утро, вставая с постели, вы будете испытывать естественную потребность в опорожнении кишечника. Без применения каких бы то ни было медикаментов или искусственных вспомогательных средств ваш стул будет всегда регулярен, нормален и лёгок.

По ночам вы будете спать превосходно. С момента, когда вы захотите уснуть, вплоть до утра, когда вы захотите проснуться, вы всё время будете спать глубоким, спокойным и мирным сном без всяких кошмаров; утром, проснувшись, вы будете чувствовать себя хорошо, бодро, жизнерадостно и весело.

Если когда-нибудь случится, что вам станет тяжело на душе или грустно, если вас что-нибудь будет угнетать или вас будут преследовать мрачные мысли, то теперь вы мгновенно станете снова весёлым: вам будет хорошо на душе, совсем хорошо — может быть, без всякой причины, но всё-таки хорошо, — всё равно как прежде без всякого основания вам становилось вдруг тяжело. Я скажу вам больше того: если даже у вас будет повод, реальный повод к печали и грусти, — вы всё-таки не испытаете теперь этих тягостных ощущений.

Если до сих пор бывало, что вами овладевали вдруг нетерпение, гнев или злоба, то теперь этих ощущений у вас больше не будет. Наоборот: теперь вы будете всегда терпеливы, будете прекрасно собою владеть. К вещам, которые до сих пор вас раздражали, вас тяготили или вам досаждали, вы будете относиться теперь равнодушно, спокойно, совершенно спокойно.

Если порою вас угнетают, преследуют или мучают дурные, болезненные представления, страхи, боязнь, беспокойство, необъяснимое отвращение или искушение, то теперь я хочу чтобы всё это уходило мало-помалу из поля вашего воображения, чтобы всё это как бы растворялось в далёком облачке, таяло, улетучивалось, пока не исчезнет совсем. Всё равно как сон улетучивается при пробуждении, так растают и все эти ненужные, дурные представления.

Я говорю вам, что все органы вашего тела работают превосходно; сердце бьётся нормально, кровообращение совершается в полном порядке; лёгкие функционируют прекрасно; желудок, кишечник, печень, почки, мочевой и желчный пузырь — все органы нормально выполняют свои отправления. Если какой-либо из них работает в настоящее время не вполне правильно, то это отклонение от нормы с каждым днём будет становиться теперь всё меньше и меньше, спустя короткое время совершенно исчезнет и ваш орган будет функционировать вновь вполне правильно. Если какой-либо из органов вашего тела почему-либо повреждён, то повреждение это будет заживать теперь с каждым днём всё быстрее и очень скоро совершенно исчезнет. (Тут я должен заметить, что таким путём можно исцелить любой орган, не зная даже, что он поражён. Под влиянием самовнушения: "Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше", наше бессознательное "я" окажет нужное воздействие на больной орган, который оно сумеет уже само отыскать.)

Я добавлю вам ещё следующее, что имеет особенно важное, особенно существенное значение. Если до сих пор вы испытывали к себе самому своего рода недоверие, то я говорю вам, что это недоверие мало-помалу исчезнет и заменится, наоборот, большой верой в себя, верой, основанной на живущей во всех нас огромной, могущественной силе. Эта вера в себя есть необходимейшее жизненное условие всякого человеческого существа. Без веры в себя человек ничего не может достигнуть, с верою же — решительно всего (конечно, в пределах разумного). Вы приобретёте теперь эту веру в себя, и она вселит в вас несокрушимую уверенность в том, что вы способны прекрасно и даже в совершенстве выполнить всё, что вы захотите (если только ваши желания благоразумны), а также и всё то, что входит в круг ваших обязанностей. Если поэтому вы захотите предпринять что-либо, что не противоречит доводам вашего разума, или что-либо, что вы должны по тем или иным причинам исполнить, то думайте всегда лишь о том, что это не составит для вас никакого труда. Выражения: трудно, невозможно, я не в состоянии, это свыше моих сил и т.п. — должны исчезнуть навсегда из вашего оборота. Вашими выражениями будут только слова: это легко и я могу. Считая стоящую перед вами задачу осуществимой и лёгкой, вы её действительно легко исполните, хотя бы другим она и казалась, может быть, трудной. Вы её выполните быстро и хорошо, без всякого утомления — именно потому, что вы не приложите к ней никаких особых усилий. Если же вы вместо этого представили бы себе, что перед вами трудная или вообще невозможная задача, то она — именно благодаря вашему такому представлению — действительно оказалась бы невыполнимой».

Это общее внушение, которое может показаться чересчур длинным, а иным даже наивным, и которое между тем совершенно необходимо, следует дополнить внушениями специальными, относящимися к частному случаю находящегося перед вами пациента.

Все эти внушения произносите монотонным, размеренным, убаюкивающим тоном (подчёркивая, однако, наиболее существенные места), так, чтобы пациент, не засыпая, впал всё же в лёгкое состояние дремоты и не думал ни о чём постороннем.

Закончив внушение, следует обратиться к пациенту со следующими словами: «Итак, я хочу, чтобы теперь ваше здоровье было превосходно во всех отношениях, как физически, так и душевно, чтобы вам было гораздо лучше, чем вы чувствовали себя до сих пор. Сейчас я сосчитаю до трёх и когда скажу "три", вы откроете глаза и выйдете из вашего теперешнего состояния, выйдете совершенно спокойно. И когда придёте в себя, у вас не будет ни малейшей сонливости, ни малейшего утомления. Наоборот, вы будете чувствовать себя сильным, бодрым, крепким и оживлённым. Вы будете жизнерадостным и весёлым, вам будет во всех отношениях хорошо. Раз, два, три». При слове «три» пациент открывает глаза и всегда улыбается с довольным, радостным видом.

Закончив внушение, вы объясняете пациенту, пришедшему к вам в первый раз, как практически применять сознательное самовнушение.

Как практически применять сознательное самовнушение

Каждое утро, проснувшись, и каждый вечер, перед тем как уснуть, следует закрыть глаза и, не стараясь сосредотачивать внимания на том, что говоришь, произнести двадцать раз, отсчитывая на бечёвке с двадцатью узелками, — и притом достаточно громко, чтобы слышать собственные слова, — следующую фразу: «Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше». Так как слова во всех отношениях относятся решительно ко всему, то бесполезно применять кроме того ещё и специальные самовнушения.

Это самовнушение нужно делать наивозможно более просто, непосредственно, машинально, а потому и без малейшего напряжения.

Таким путём формула — через посредство органа слуха — проникает механически в наше бессознательное «я» и, попав туда, тотчас же оказывает соответствующее действие.

Метод этот необходимо применять в течение всей жизни: он носит настолько же предупредительный, насколько и целебный характер.

Если в течение дня или ночи вы испытаете телесное или душевное недомогание, то вы прежде всего должны усвоить себе твёрдую уверенность в том, что вы не будете сознательно его ещё больше усиливать, а наоборот, заставите его поскорее пройти. Вслед за этим постарайтесь остаться в совершенном одиночестве, закройте глаза и, поглаживая рукою по лбу, если речь идёт о душевном страдании, или же по больному месту, если у вас недомогание физическое, повторяйте вслух с наивозможно большей быстротой: «Проходит, проходит, проходит!» — до тех пор, пока вам не станет лучше. При некотором навыке физическая или душевная боль исчезает по прошествии 20-25 секунд. При надобности приём этот может быть повторён несколько раз.

(Применение самовнушения не может служить заменой медицинского лечения, но является ценнейшим подспорьем как для больного, так и для врача.)

Из всего мною сказанного нетрудно понять, какую роль играет при применении этого метода лицо, производящее внушение. Он — вовсе не строгий господин, который только приказывает, он — друг и верный спутник, ведущий больного шаг за шагом по пути выздоровления. Так как все внушения делаются в интересах больного, то бессознательное «я» последнего должно только воспринимать их и превращать в самовнушения. Когда это сделано, выздоровление наступает более или менее быстро.

Преимущество метода

Описанный метод даёт действительно чудесные результаты. Удивительного в этом ничего нет. В самом деле, если следовать всем моим указаниям, то никогда нельзя натолкнуться на неудачу — разве только если вы имеете дело с теми двумя категориями, о которых я уже говорил и которые, по счастью, составляют всего лишь около трёх процентов всех людей.

Если же, напротив того, стараться с первого раза усыпить пациента, не дав ему никаких разъяснений и не проделав предварительно подготовительных опытов, совершенно необходимых для облегчения воспринятия внушения и превращения его в самовнушение, то успешные результаты достигаются и могут быть достигнуты лишь у чрезвычайно восприимчивых лиц, которых сравнительно очень мало.

Посредством длительного упражнения каждый человек может достичь успеха этим путём, но лишь очень немногие обходятся при этом без подготовки, которую я всемерно рекомендую и которая к тому же занимает всего несколько минут.

Полагая прежде, что внушение может дать хорошие результаты только во время сна, я старался всегда усыплять своих пациентов. Когда же, однако, я убедился, что это вовсе не является необходимым условием, я перестал это делать, избавив тем самым пациента от страха и волнения, которые он испытывает почти всегда, когда ему говорят, что его усыпят. Благодаря именно этому же страху очень часто попытка усыпления наталкивается на энергичное сопротивление со стороны пациента. Уверив же его в том, что вы вовсе не собираетесь его усыплять, что это совершенно не нужно, вы тем самым сразу завоёвываете его доверие. Он слушает вас без всякого опасения, без всякой затаённой мысли, и очень часто если не в первый раз, то через несколько сеансов поддаётся монотонному звуку вашего голоса и засыпает крепчайшим сном; проснувшись, пациент всегда потом удивляется, как это он вдруг уснул.

Если кому-либо из моих слушателей это покажется невероятным, то я скажу только: «Придите ко мне, убедитесь сами воочию». Из сказанного, однако, вовсе не следует, что успешные результаты внушения и самовнушения обязательно требуют строгого применения описанного мною метода. Внушение можно производить без всякой подготовки и без всякого ведома о том пациента. Если, например, врач, уже благодаря одному своему званию оказывающий существенное влияние на пациента, заявит ему неожиданно, что ничем помочь ему не может и что болезнь его неизлечима, то он, несомненно, вызовет этим в пациенте самовнушение, могущее повлечь за собою чрезвычайно пагубные последствия. Если же, наоборот, он ему скажет, что хотя болезнь его и серьёзна, но что при хорошем уходе и достаточном терпении он через некоторое время будет здоров, то уже одними этими словами врач может достигнуть иногда — и притом очень часто — поразительно успешных результатов.

Другой пример: если врач, обследовав больного, пишет рецепт и вручает его без всяких пояснений, то предписанное лекарство очень часто не оказывает никакого действия; если же врач подробно разъясняет пациенту, какие лекарства следует принимать в тех или иных случаях и какое действие они вызывают, то успех почти всегда обеспечен.

Если среди моих слушателей есть врачи или коллеги-фармацевты, пусть не считают они меня своим противником, наоборот, я лучший их друг. Но, с одной стороны, я хотел бы, чтобы в программу медицинских факультетов было включено изучение теории и практики внушения, на великое благо как больных, так и самих врачей. С другой стороны, я полагаю совершенно необходимым, чтобы врач предписывал каждому обращающемуся к нему больному одно или несколько лекарств даже в тех случаях, когда сами по себе они вовсе не нужны. Больной, когда идёт к врачу, всегда рассчитывает на то, что ему предпишут лекарство, которое его исцелит. Он не сознаёт, что обычно лишь гигиеной и режимом достигаются успешные результаты. Он на них мало обращает внимания. Ему нужны только лекарства.

Когда врач предписывает только определённый режим без всякого лекарства, то, на мой взгляд, больной всегда недоволен: раз ему не дали никакого рецепта, ему нечего было и приходить — он часто обращается в таких случаях к другому врачу. Мне кажется поэтому, что врач должен всегда что-нибудь предписывать больному, по возможности, однако, не одно из тех патентованных средств, которые так сильно рекламируются и вся ценность которых определяется зачастую именно только этой рекламой, а лекарство по своему собственному рецепту: больной отнесётся к нему с гораздо большим доверием, чем к широко рекламируемым пилюлям или порошкам, которые без всякого рецепта он может сам приобрести в любой аптеке.

Как действует внушение

Для того чтобы понять значение внушения и самовнушения, достаточно уяснить себе, что бессознательное «я» управляет всеми нашими органами. Как только мы вселим в это наше «я» представление, что неправильно работающий орган должен восстановить свою нормальную деятельность, так мгновенно оно даст этому органу соответствующее приказание, и орган, послушно повинуясь ему, вернётся к норме, — тотчас же или мало-помалу, в зависимости от каждого отдельного случая.

На этом основано простое и понятное объяснение того, каким образом можно при помощи внушения останавливать кровотечения, излечивать запоры, устранять опухоли, исцелять параличи, туберкулёзные язвы, варикозные раны и пр.

В качестве примера я приведу один случай кровотечения, который я наблюдал в кабинете зубного врача Готэ в Труа. Молоденькая девушка, которая с моей помощью излечилась от длившейся восемь лет астмы, сказала мне однажды, что решила дать себе вырвать зуб. Зная, что девушка крайне чувствительна ко всякой боли, я предложил ей проделать операцию совершенно безболезненно. Она, конечно, с радостью согласилась, и мы сговорились отправиться вместе к зубному врачу. У него в кабинете я сел против девушки и начал ей говорить: «Вы ничего не чувствуете, вы ничего не чувствуете, вы ничего не чувствуете и т.д.»; не прерывая этого внушения, я сделал знак врачу. Через мгновение зуб был уже удалён, причём Д. не моргнула и глазом. Однако, как часто бывает при экстракции зуба, у неё сделалось сильное кровотечение. Не прибегая к кровоостанавливающему средству, я сказал зубному врачу, что хочу попробовать сделать внушение, хотя и сам не знал, достигнет ли оно цели. Я попросил Д. пристально смотреть на меня и внушил ей, что через две минуты кровотечение само собой остановится. По прошествии назначенного срока девушка сплюнула ещё немного крови, но этим дело и кончилось. Я заставил её открыть рот, и мы оба, зубной врач и я, констатировали, что в лунке от зуба образовался уже сгусток крови.

Как объяснить такое явление? Объяснение самое простое. Под влиянием представления «кровотечение должно прекратиться» бессознательное «я» послало конечным разветвлениям вен и артерий приказание не выпускать больше крови; кровеносные сосуды послушно сами собой сократились, всё равно как они сократились бы искусственно от действия кровоостанавливающего средства, например адреналина.

Таким же путём объясняется, например, и устранение опухоли. Когда бессознательное «я» воспринимает представление «опухоль должна исчезнуть», то мозг приказывает сократиться кровеносным сосудам, питающим опухоль. Сосуды сокращаются, отказываются работать, прекращают доступ питания к опухоли — опухоль без питания отмирает, сохнет и исчезает.

Применение метода внушения при душевных заболеваниях и при врождённых или благоприобретённых моральных дефектах

Столь распространённая в настоящее время неврастения обычно поддаётся излечению внушением, систематически применяемым согласно данным мною выше указаниям. Я с радостью могу констатировать, что способствовал исцелению очень большого числа неврастеников, которым никакое другое лечение не помогало. Один из них провёл даже целый месяц в специальном лечебном заведении в Люксембурге, что также не принесло ему ни малейшего облегчения. У меня он через шесть недель вполне выздоровел — он и сейчас ещё счастливейший человек в мире, хотя когда-то в течение очень долгого времени считал себя самым несчастным.

Рецидива болезни ему опасаться нечего, так как я научил его самостоятельному применению сознательного самовнушения и он в совершенстве усвоил этот метод.

Но если внушение оказывает чрезвычайно благоприятное действие при лечении душевных и физических недугов, то разве не гораздо более ценные услуги оно могло бы оказать ещё обществу, если бы превращало в порядочных и честных людей тех несчастных детей, которые населяют исправительные заведения, а потом регулярно пополняют собой кадры преступников?

Пусть не говорят мне, что это немыслимо. Это вполне возможно, и я постараюсь это вам доказать.

Приведу сейчас для примера два чрезвычайно характерных случая. Но предварительно я считаю нужным сделать небольшое отступление. Чтобы нагляднее уяснить, какое действие имеет внушение при устранении моральных дефектов, я должен прибегнуть к помощи сравнения. Представим себе, что наш мозг — доска, куда вбито множество гвоздей, соответствующих нашим мыслям, привычкам и инстинктам, которые направляют все наши поступки. Замечая у человека дурную привычку, дурной инстинкт, короче говоря, дурной гвоздь, мы берём вместо него хороший, соответствующий благой мысли, благой привычке, благому инстинкту, ставим его прямо остриём на голову дурного гвоздя и ударяем по нему молотком — иными словами, делаем внушение. Новый гвоздь проникает при этом, положим, на 1 мм вглубь доски — это значит, что старый на такое же расстояние вытесняется наружу. С каждым новым ударом новый гвоздь будет всё больше вытеснять старый, пока тот не выйдет совсем из доски и новый не займёт целиком его место. Как только такая замена совершится, человек подчинится ей всецело. Одиннадцатилетний мальчик М. из Труа страдал непроизвольным мочеиспусканием: с ним и ночью и днём случалось то, что бывает только у самых маленьких детей. Кроме того, он был ещё клептоманом и невероятно лгал. По просьбе матери я стал делать внушения. После первого сеанса неприятные явления днём прекратились, ночью же ещё продолжались. Мало-помалу, однако, они случались всё реже и реже, а спустя несколько месяцев мальчик избавился от них совершенно. Наряду с этим ослабела и клептомания, и через полгода он совсем перестал красть.

Восемнадцатилетний брат этого мальчика питал к своему третьему брату совершенно невероятную ненависть. Стоило ему выпить немного лишнего, как у него появлялось желание броситься на брата с ножом и убить. Он был убеждён, что рано или поздно сделает это, и в то же самое время представлял себе, как вслед за убийством кинется с рыданиями к трупу своей жертвы. Я применил и к нему внушение. У него результат был поразительный. Он исцелился с первого же сеанса. Его ненависть к брату совершенно исчезла. Они стали лучшими друзьями и старались во всём угождать друг другу.

Я долгое время следил за этим юношей. Он выздоровел раз и навсегда.

Раз при помощи внушения достигаются такие прекрасные результаты, то не более ли целесообразно — а на мой взгляд, и необходимо — применять этот метод в исправительных заведениях? Я твёрдо уверен, что ежедневным применением внушения к порочным детям можно было бы больше половины из них вернуть на путь истинный. Какую огромную услугу можно было бы оказать обществу превращением этих нравственно опустившихся элементов в здоровых и совершенно нормальных граждан.

Мне возразят, может быть, что в применении внушения таится немалая опасность, что им можно пользоваться также и во зло. Это возражение совершенно неосновательно. Во-первых, практическое применение внушения должно быть поручено солидным и добросовестным людям — хотя бы врачам, обслуживающим исправительные заведения. Во-вторых, разве тот, кто захотел бы использовать внушение в каких-либо злых целях, стал бы спрашивать разрешение на это?

Но если бы даже внушение и таило в себе какую-либо опасность (что я отрицаю), то я спрошу лишь у тех, кто боится его: разве есть вокруг нас вообще что бы то ни было, что не было бы сопряжено с тою или иною опасностью? Разве не опасен пар? Или порох? Железные дороги, пароходы, электричество, автомобили, аэропланы? Или хотя бы те яды, которые мы, врачи и фармацевты, даём каждый день бесконечно малыми дозами и которые способны в одно мгновение убить больного, если по рассеянности мы ошибёмся хотя бы на йоту?



Страница сформирована за 0.12 сек
SQL запросов: 191