АСПСП

Цитата момента



Одиночество — это когда ты всегда знаешь, где лежат твои вещи.
Мы этим — не страдаем!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Современные феминистки уже не желают, как их бабушки, уничтожить порочность мужчин – они хотят, чтобы им было позволено делать то, что делают мужчины. Если их бабушки требовали всеобщей рабской морали, то они хотят для себя – наравне с мужчинами – свободы от морали.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Изнанка

Известный семейный терапевт Карл Витакер ввел понятие температура семьи. Семья возникает благодаря любви, “накалу страсти”. Со временем эта интенсивность ослабевает, и семья пытается внести какие-то изменения, “поднять температуру”. В зависимости от привычек и склонностей участников это достигается разными методами: рождением ребенка, изменой, вредной привычкой или усилением реакции на имеющиеся недостатки характера партнера…

Теперь часто в такой “охладевшей” семье появляется компьютер. Его виртуальный мир позволяет пережить героизм, риск, подвиг, смерть, пообщаться со всем миром, при этом не подвергая себя реальному риску, не требуя больших затрат. Такое поведение вызывает эмоциональную реакцию и у другого члена семьи (хотя бы негативную), и “накал страстей” возрастает. К сожалению, эта мера не очень эффективная, если в ней участвует только один партнер. Что же произойдет, если в игру включатся оба?

На просвет

Она: Мне надоело быть в доме пассивным наблюдателем, и на лето я решила оторвать его от компьютера совсем! Мы договорились с друзьями и, взяв палатку, отправились на месяц в горы. Это был самый прекрасный месяц в нашей жизни. Я опять почувствовала рядом того сильного и спокойного Мужчину, которого полюбила… А когда мы вернулись в город, то я подумала: “С чего это я так возненавидела компьютер?” — и села его осваивать. Теперь у меня есть любимые игрушки, прежде всего стратегические, и муж ходит за моей спиной и временами меня дергает: “Ну, скоро ты римлян с немцами стравишь и спать ляжешь?”

Он: Да, ее идея о турпоходе оказалась классной! Теперь у нас заведено, что как только хорошая погода — выбираемся в лес, на природу и два дня живем как первобытные люди, без всяких телефонов и компьютеров. Кстати, компьютер она освоила… Надо бы накопить денег, приобрести второй, и тогда мы сможем заниматься не только реальным, но и виртуальным сексом… А если серьезно — кажется, у нас наклевывается один интересный проект по созданию новых технологий. Компьютера, к счастью, она уже не боится, теперь можно и на курсы ее отправить. Тогда и семья, и работа, и заработок будут дома!

Она: И без отрыва от будущего бэби…

Ж5. Я сама!

Лицо

Мама: Я всего в жизни достигла сама. Сама училась в институте и подрабатывала, чтобы не зависеть от родителей. Самостоятельно, без всякого блата, нашла работу, а сейчас легко нахожу и разные подработки… Похоже, что такой самостоятельный и целеустремленный характер как-то отпугивал от меня ребят. Я терпеть не могу пустого времяпрепровождения, долгих ухаживаний, поэтому и спрашиваю уже при первом-втором свидании понятно и открыто: “Что тебе от меня надо?”, но и сама, конечно, думаю: что же я от него хочу? Но таких парней, которые могли бы толком ответить, не так много… В таком духе и развивались эти скоротечные романы, пока я не увидела человека и не поняла, что это отец моей дочери. Очень быстро мы оказались в постели, и, слава Богу, я сразу же забеременела! Какое это было счастье — носить в себе свое продолжение, свою маленькую копию… Естественно, у меня и мысли не было сообщать производителю о беременности, даже денег на то, чтобы просидеть год с ребенком, хватало, а там я стала брать работу на дом, а там и садик…

Живем мы с дочкой вдвоем, ей уже пятнадцать. Выросла умная, красивая, учится в лицее. И что мне в ней нравится — полная самостоятельность. Я с первого класса ей сказала: “Учеба — это твои проблемы!” Она и научилась с ними справляться. Мы дружим, часто размышляем о ее будущем, одно странно: у нее и в мыслях нет того, чтобы выйти замуж, и с мальчиками она не встречается…

Дочь: Моя мама — идеал женщины! Всегда красивая, подтянутая, что бы ни случилось — утром час бегает, обливается холодной водой. Сама тянет всю фирму — уже директор филиала! И я буду такой же. Я понимаю, что маме некогда вникать в мои проблемы, и решаю их сама: сама учусь, сама нашла секцию каратэ и занимаюсь. Уже тренирую младшую группу! Современная девушка должна рассчитывать на свои силы, уметь дать отпор приставале и насильнику. Девчонки в школе мне завидуют и не всегда понимают — у них на уме одни мальчики да дискотеки. А меня от чтения любовных романов или от телесериалов просто тошнит: что за надуманные страсти-мордасти! Мужчины нужны в лучшем случае как производители, да и то — искусственное оплодотворение ведь уже изобрели! Вот окончу институт, накоплю денег, рожу себе ребеночка…

Изнанка

Сценарий матери — глобальное одиночество и отгороженность от всех (даже от собственного ребенка) грозит стать и сценарием дочки. Не желая того, мать постепенно внушает дочери стремление уйти от людей, полагаться только на свои силы. Это не дает возможности девочке обзавестись подругами, вести образ жизни, свойственный ее возрасту. Но при этом потребность в близости у них есть, и она направлена на рождение младенца. Ведь только новорожденный любит безусловною любовью, только он полностью зависит от матери и принимает все, что она может дать.

На просвет

Часто в основе такого поведения лежат убеждения типа “Я не такой, как все”, “Мне никто не нужен”… Чтобы не обзаводиться ими и не передавать дальше по наследству, следовало бы направиться в

Солнышко С3
Солнышко С4
Солнышко С5

и далее по алгоритму.

Ж6. Старшая дочь и младший сын

Лицо

Она: Я с детства — мамина помощница, нас в семье было четверо, братик моложе меня на пять лет, а самая младшая сестричка родилась, когда мне было пятнадцать. Все время я бегала на молочную кухню, водила малышей в садик, проверяла их уроки. Мама с папой работали, им было некогда — попробуй накормить и одеть такую ораву! Зато все точно знали, что я в семье главная, меня беспрекословно слушались малыши, да и родители воспринимали меня “на равных”, советовались, что купить, что приготовить. Может, и характер из-за этого получился бойцовский? Я всегда чувствовала, что намного старше своих подружек, они жаловались мне на любовные страдания, и я знала, что сказать, что сделать. Но странно — с ними всегда кто-то дружил, а я оставалась одна… Пришла пора и мне замуж выходить, родителям надо было младших поднимать. И вдруг я влюбилась! Он показался мне таким нежным, ласковым, относился ко мне как к нежному растению. Это было так приятно и удивительно! Но началась семейная жизнь, и я поняла, что он ничего, ну совсем ничего не умеет!

Он: Наша семья тоже по современным меркам многодетная, нас у родителей трое. Когда я появился на свет, маме было уже сорок, а старшему братцу — двадцать. Мне ни в чем не отказывали, заботились. Я любил всех — и родителей, и бабушку с дедушкой, и брата с сестрой. Детство — самая светлая и радостная часть моей жизни. В школе я учился хорошо, а бабушка успевала меня водить еще и в музыкальную школу, и на танцы. Так что поступил я в музучилище без проблем. Но что делать потом? И тут мне встретилась Она. Ласковая, спокойная, всегда знающая, как надо… Она сразу мне напомнила мою маму. И главное — она ничего не требовала, не то, что другие девчонки. Те вечно заявляли: “Хочу то! Мне это не нравится…”, а Она была трогательно рада любому подарку, любому пустяку. Моей маме Она тоже понравилась, хотя ее высказывание: “Отдаю тебя в надежные руки…” меня немного озадачило — что я, щенок, что ли? А руки действительно оказались надежными — она все делала сама, молча и привычно. Если я пытался проявить какую-то инициативу в доме, то оказывалось, что я делаю это не так. И правда, не так — ведь раньше от меня ничего этого не требовали. Я вижу, что недовольство у Нее увеличивается, она ужасно устает дома и на работе, а сейчас еще и ждет ребенка. Очень хочется ей помочь, но как?

Изнанка

Эта пара нашла друг друга. Старшая дочь и Младший сын в своей новой семье попробовали принять на себя те же привычные роли, что и в родительских семьях. На первых порах все было благополучно, но взаимное раздражение неизбежно накапливается — ведь Ей нужен не только младший братик, но прежде всего заботливый муж. Он тоже нуждается не столько в Маме, сколько в заботливой жене. Рождение ребенка может по-разному повлиять на ситуацию в семье: забота жены будет естественным образом адресована младенцу, а Муж либо полностью отстранится от семьи, почувствовав себя лишним, либо сможет взять свою долю ответственности на себя. Посмотрим, как развивались события в этой семье дальше…

На просвет

У нас родился Сын!

Он: Я вдруг понял, что я Отец. Это было так неожиданно, но когда видишь это маленькое, беспомощное существо, то понимаешь, что оно без тебя не проживет. У нас были трудные роды и первый месяц дома, Она почти не вставала с постели. Я взял отпуск на работе и превратился в единственную “движущую силу” семьи. Конечно, не все сразу получалось, но я понял, что могу справляться со всем домашним хозяйством. И самое главное: я увидел, что она меня не просто любит или жалеет, а действительно уважает.

Она: Когда я вернулась из роддома, то чувство слабости и беспомощности было ужасным. Сил хватало только на то, чтобы кормить и сцеживаться. Я плакала от бессилия, но ничего не могла сделать! И тут я оценила, что у меня есть Он… Он сразу повзрослел лет на десять, стал заботиться о нас. Поначалу мне все хотелось сказать, что не так, что неправильно, но я боялась, что он уйдет. Теперь я понимаю, что это глупый страх, но тогда он нас спас, я молчала, а Муж становился Отцом. Теперь малышу уже год, и все трудности позади.

Ж7. Кому выгоден невроз?

Лицо

Она: У моего мужа невроз. Он боится ходить один по улицам, ездить в транспорте. Однажды у него на улице случился приступ, врачи сказали, что сосудистый криз, и с тех пор он или не выходит из дома или ездит всюду со мной вместе. Хорошо хоть работа такая, что он может делать ее дома и только отвозить готовые заказы. Но все равно это ужасно неудобно… Он сам не будет ездить лечиться, не могли бы вы, доктор, приезжать к нам? Нет? Ну ладно, я буду возить его к Вам…

Он: Да, боюсь ездить, ходить, вообще у меня со здоровьем нелады: сердце прихватывает, голова кружится. За год хуже стало — теперь и дома один боюсь оставаться. Хорошо, что дочка рано из школы приходит и сидит со мной, тогда легче… Хочу ли лечиться? Да надо бы… Вроде странно для мужчины — такие страхи, но вряд ли они пройдут, ведь с сердцем действительно плохо.

Изнанка

Психотерапевт (П.): А что будет, если этот страх вдруг возьмет да и пройдет? Давайте пофантазируем…

Она: Хорошо будет, появится больше свободного времени, я не буду привязана к дому…

П.: Не буду привязана?

Она: Да, интересно… Знаете, я его люблю немного как больного ребенка, забочусь, он без меня пропадет. Более сильные и самостоятельные мужчины меня как-то никогда не привлекали…

П.: И если он станет сильным и самостоятельным?..

Она: Это глупо, но, похоже, я буду меньше любить его…

Он: Если я выздоровею? Ну, не знаю… Может, найду другую работу, буду больше зарабатывать, больше общаться. Так и было до болезни.

Она: Да, до болезни у тебя еще и любовница была!

Он: А что? Не вечно же сидеть привязанным к твоей юбке!

Она: Ну и не сиди! Вот дверь — иди куда хочешь!

Он: Не могу, у меня приступ будет…

Она: Ну, вот видишь? Куда ты без меня… Идем лучше домой, чудо мое!

На просвет

Невроз для этой семьи — фактор, стабилизирующий отношения. Оказывается, он имеет вторичную выгоду не только для самого невротика, но и для жены, а возможно, и для дочери. Пока вся семья не осознала это и не приняла сознательного решения, что же делать с неврозом — лечить или сохранять его, попытки терапии будут бессмысленными. Симптомы в том или ином виде могут вернуться, так как все окружающие способствуют невротическим реакциям.

Ж8. На мне все держится?

Лицо

Она: Все удивляются, говорят, как у меня только сил хватает. Я и сама удивляюсь! А что делать? Сын школу кончил уже год назад, нигде на работу не берут, а учиться он не может — ленится. Боюсь, в армию заберут, бегаю с ним по врачам: в детстве у него с легкими непорядок был, может, астму обнаружат. Дочка постарше, но у нее тоже судьба не складывается. Живут у меня на голове с зятем вместе, а тут еще и рожать собрались. Ну, я-то, конечно, им помогаю: готовлю, убираю, стираю, продукты покупаю. Одного только и хочу: чтобы они ко мне с уважением относились. Но от молодых разве дождешься? Зять зарабатывать стал прилично, так сразу дочку против меня настраивает, требует, чтобы квартиру снимали отдельно. А как же она без меня: ни сварить, ни убрать, ведь в доме все на мне одной держится. Конечно, я лучше знаю, как и что делать — жизнь прожила, двоих детей одна подняла, и не хуже других… Вот чего не терплю — так это когда молодежь, ничего не зная, не понимая, пытается своим умом жить. Они же пропадут! Вот недавно попала я в больницу на две недели, так вернулась — все в доме не по-моему: мебель переставлена, на кухне банки — и те им помешали! Все не на месте. Я, конечно, сразу порядок навела, но вижу, зять с сыном на меня до сих пор обижаются. И за что только? Не пойму.

Изнанка

Желание всем помочь, обо всех “правильно” позаботиться, казалось бы, естественное, но результат, к которому такая доброта приводит, не самый лучший. Из благих побуждений эта женщина решает все проблемы вместо своих детей — и в результате сын не может найти ни работы, ни учебы; дочка не может (по мнению мамы) справиться с обычными хозяйственными делами. До поры до времени такая структура семьи, при которой “на мне одной все держится”, может казаться приятной для всех участников. Мама чувствует себя самой главной хозяйкой в доме, осознает свою важность и незаменимость, а дети могут ни за что не отвечать и ничему не учиться… Но годы идут, и делать все становится труднее, да и благодарности от детей что-то не видно. Они стремятся уйти от слишком навязчивой опеки, а матери это кажется попыткой оставить ее в одиночестве на старости лет…

На просвет

Трудно отказаться от чувства собственной важности, глубокого убеждения в собственной незаменимости для близких. Но при некотором старании это возможно. Ведь еще в Евангелии сказано: “Возлюби ближнего, яко самого себя…” А как полюбить ближнего, если не любишь и не заботишься о себе?

Поэтому первым шагом к нормализации жизни такой семьи становится забота каждого о себе: раздельное хозяйство, либо четкое и однозначное распределение обязанностей, забота о своем здоровье и благополучии, свои интересы в кругу сверстников. Постепенно молодая хозяйка начнет наводить свой порядок в доме и сможет благополучно поселиться отдельно, сын будет вынужден самостоятельно решать проблемы с армией и работой. Тогда и у Мамы, чья жизнь раньше была сосредоточена только на детях, появится возможность (и необходимость) сосредоточиться на себе, научиться доставлять себе радости и удовольствия. Через некоторое время вместо перегруженности одних членов семьи и полной безответственности других появится спокойный, взрослый, равноправный союз, в котором есть место взаимному уважению.

5. Теории

Объяснений происхождения неврозов и психопатий может быть почти бесконечное множество. Но тут мы постарались выбрать наиболее распространенные и сгруппировать их.

Змея К27
Змея К26

Т1. Как быть здоровым?

Вопрос о психическом здоровье начал беспокоить человечество примерно с начала ХХ века. До этого выделялись только такие грубые нарушения психического здоровья, как острые психозы и выраженное слабоумие. Неврозы и невротические реакции считались результатом “дурного характера” и плохого воспитания и не рассматривались как проблема. С ростом требований общества к поведению человека невротические и психопатические черты характера стали объектом пристального внимания психологов и медиков.

В традиционной культуре прошлых веков каждый точно знал, что он должен делать, а что нет. Его жизнь регламентировалась обычаями, религиозными установками и в целом не очень отличалась от жизни отцов и дедов.

С начала ХХ века усилилась миграция населения, промышленная и информационная революция поставила человека в новые условия: чтобы выжить, нужно быстро изменяться, приспосабливаться к новым условиям. Опыт предыдущих поколений не всегда и не во всем мог являться реальной опорой для принятия решения, а нагрузки, связанные с жизнью и работой в условиях большого города и современного производства, предъявляли большие требования к устойчивости и гибкости человеческой психики. В итоге люди стали обращаться к врачам с жалобами на недомогания психологического характера: истерические параличи, навязчивые страхи, бессмысленный действия… И в ответ на этот запрос стали возникать теории невроза как заболевания.

Аналитическая психология (выдающимися представителями которой были З. Фрейд, К.Г. Юнг, Э. Берн) воспринимает проявления невроза как результат происходящей внутри человека драматической борьбы между различными частями личности. Каждая из этих частей имеет свои желания, свои насущные потребности, и в результате их рассогласования возникает напряжение, выливающееся в болезнь. При всем несходстве этих подходов их авторы едины во мнении, что источником невроза является “дефективная семья” — нарушенные семейные взаимоотношения (прежде всего отношения мать-ребенок), которые в первые годы жизни закладывают механизм невротического развития личности.

Зигмунд Фрейд в начале 20-х годов XX века предложил модель личности, состоящую из трех основных структур: Ид, Эго и Супер-Эго.

Ид (происходит от латинского “Оно”) — это та часть нашей психики, где сконцентрированы ее бессознательные влечения — к еде, сну, дефекации, сексу… Все эти занятия, безусловно, приятны и наполняют жизнь энергией. В то же время Ид, не стесненное ничем, опасно, ведь оно стремится к немедленной реализации своих желаний и достижению удовольствия любой ценой… Если же его не удается получить немедленно, прямо сейчас, — возникает напряжение. Оно разряжается в простых рефлекторных действиях: кашле, плаче, поллюции, мочеиспускании. Когда для получения разрядки необходимо что-то извне (пища, сексуальный объект и т.д.), то Ид формирует его образ и начинает со всей свойственной ему энергией стремиться к этому образу. С момента рождения окружающая среда начинает обучать ребенка откладывать удовлетворение своих желаний, контролировать свои потребности.

Эго (от латинского “Я”) — часть личности, ответственная за принятие решений. Эго стремится сохранить безопасное равновесие между требованиями Ид и реальностью внешнего мира. Оно заботится о безопасности и сохранении организма: не просто “Хочу есть немедленно, что угодно!”, а “Хочу съесть овсянку на завтрак”. Для такого преобразования инстинктивных импульсов Эго задействует возможность человека учиться, думать, рассуждать, запоминать и т.д. Эго удерживает баланс между социальными нормами и требованиями и естественными потребностями бессознательного.

Эго опирается на силу логического мышления и исследует, познает окружающую реальность, чтобы приобрести достаточную гибкость в удовлетворении потребностей и умение постепенно высвобождать энергию.

И вот в результате исследования окружающего социума происходит процесс социализации — усвоения социальных норм и требований. Они заполняют Супер-Эго (Сверх-Я). Это та часть личности, в которой сконцентрированы системы ценностей, норм, этических инструментов. Оно формируется под влиянием родительского воспитания, общения со сверстниками, преподавателями, воздействия со стороны культуры и религии. Человек как бы “присваивает” эти нормы и начинает стремиться к определенному идеалу, ощущать угрызения совести при совершении неправильных поступков. И уже не нужно постоянное воспитывающее давление общества — личность начинает поощрять и наказывать себя самостоятельно…

Психическое здоровье личности возможно (с точки зрения данной теории), если все эти части личности находятся в относительной гармонии.

Но за счет того, что ребенок в первые годы жизни не всегда может получить разрядку своей энергии в той мере, в которой это необходимо, он начинает испытывать невротическую тревогу. Первичный источник такой тревоги коренится в неспособности новорожденного справляться с внешним и внутренним возбуждением. Переживание отрыва от матери создает безотчетное чувство беспомощности и страха, которое в дальнейшем перерастает в напряженность и мрачные предчувствия.

Невротическая тревога — это эмоциональная реакция на то, что неприемлемые потребности Ид будут осознаны и, хуже того, реализуются, минуя контроль сознания. Ребенок боится, что если он совершит какое-то импульсивное действие (ударит мать, разобьет посуду), то будет наказан. Затем этот страх наказания возникает и у взрослого человека, когда он только начинает ощущать потребность совершить что-то неприемлемое с его точки зрения. Понятие же “неприемлемого”, усвоенное в раннем детском возрасте, может включать в себя что угодно. Чаще всего этот запрет касается проявлений агрессии или сексуальности.

В рамках этой теории путь к выздоровлению лежит через длительное осознавание причин своей тревоги, поиск адекватных с точки зрения социума и приемлемых для организма путей разрядки эмоционального напряжения. Процесс терапии обычно занимает не менее 25 сеансов, в течение которых клиент с помощью терапевта анализирует свои вытесненные (неосознаваемые) импульсы, позволяет себе перестать тратить лишнюю энергию на борьбу с самим собой и научиться направлять ее в иное, более творческое русло.

Змея Л23
Солнышко Д1

К.Г. Юнг подразделял стуктуру человеческой психики на три основные части:

  • эго,
  • личное бессознательное,
  • коллективное бессознательное.

Коллективное бессознательное включает в себя следы воспоминаний и представлений, общих для человечества в целом, духовное наследие человеческой эволюции. Оно состоит из мощных первичных психических образов — архетипов (врожденных идей, которые помогают людям воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом). Воздействие архетипов отражается как на жизни отдельной личности, так и в культуре, произведениях искусства, обычаях и образах…

Некоторые архетипы, по Юнгу:

Персона (маска) — это то, что человек сознательно проявляет в своих отношениях с окружающими. Это те социальные роли (сотрудника, покупателя, заботливой матери, строгого отца и т.д.), которые мы привычно играем, оправдывая ожидания других людей. Персона позволяет производить нужное впечатление на других и не раскрывать своей истинной сути… Но страшно, если маска вдруг прирастет к лицу.

Тень — то, что мы не признаем и отвергаем в себе. Это та сторона человеческой психики, где хранится нечто, что страшно показать другим, а часто даже признаться и самому себе… Но теневые стороны психики — не всегда нечто действительно кошмарное. Ведь человек, чья привычная маска “крутой бандит”, может стыдиться и не признаваться себе (и уж ни за что — членам банды) в стремлении подбирать и выращивать брошенных котят… Тень часто пытается достучаться до нашего сознания во сне, или творчестве, или случайных, кажется, немотивированных поступках.



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 191