УПП

Цитата момента



Эгоист — это очень плохой человек. Это человек, который постоянно думает не обо мне.
А ведь это ужасно, правда?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Случается, что в одной и той же семье вырастают различные дети. Одни радуют отца и мать, а другие приносят им только разочарование и горе. И родители порой недоумевают: «Как же так? Воспитывали их одинаково…» Вот в том-то и беда, что «одинаково». А дети-то были разные. Каждый из них имел свои вкусы, склонности, особенности характера, и нельзя было всех «стричь под одну гребёнку».

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011
Солнышко У18
Солнышко Ф9
Солнышко Ф5

Анима — это внутренний архетипический образ женщины в душе мужчины, а анимус — внутренний образ мужчины в душе женщины… У каждого из нас есть слабоосознаваемое представление о мужском и женском идеале. В период влюбленности этот идеал как бы выносится наружу и проецируется на любимого человека, иногда совершено независимо от его реальных качеств и особенностей:

“Ты в сновиденьях мне являлся
Незримый, ты мне был уж мил.
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался…”

По мере развития личности человек осознает, что это его собственная часть, естественная возможность/потребность иметь как мужские, так и женские черты характера, способы мышления и поведения. Непризнание этого факта и невозможность установления гармонии между мужской и женской частями личности — одна из проблем, часто порождающая неврозы.

Самость — наиболее важный из архетипов. Это — сердцевина личности, вокруг которой самоорганизуются остальные ее элементы. Когда достигнута эта интеграция, человек начинает чувствовать себя целостным и гармоничным, открыто проявлять себя в творчестве и взаимодействии с внешним миром. Самость часто проявляется с помощью символов: мандалы, круга, узора. Достижение такой гармонии позволяет взаимодействовать с иными архетипическими образами без страха утратить себя…

Солнышко У14
Солнышко У22
Солнышко Ф6
Солнышко Г6
Змея К10—13

Истоки неврозов К.Г. Юнг видел в недостаточной способности человека к личностному росту, самореализации. Если не происходит процесс обретения самости, то возможны различные проблемы.

Иногда человек слишком отождествляется с Персоной, стараясь быть “правильным”, полностью удовлетворять все ожидания окружающих, забывая и не заботясь о реальных потребностях своей души. Иногда он преуспевает в жизни, им довольны члены семьи, но по ночам мучают кошмары, и подскакивает давление, и хочется все бросить и убежать куда-нибудь далеко…

Порой самоограничение заходит так далеко, что многие совершенно естественные потребности и чувства попадают в Тень и прорываются внезапно и очень бурно. И милейший, тишайший человек, выпив спиртного, превращается в буйного драчуна; за несколькими месяцами строгой диеты следует бесконтрольное обжорство; примерный семьянин, вырвавшись на курорт, предается непонятному загулу… А затем угрызения совести и еще более жесткий самоконтроль: “Это не я, я не могу себе такого позволить…” И вновь ждать и бояться, что чудовище выскочит из Тени.

Очень Мужественный Мужчина (Дон-Жуан, а может, Рембо) и Очень Женственная Женщина (Супермама, а может, Супер…) всю жизнь ищут друг друга в случайных партнерах, в попытках создать непрочные семейные союзы, в фантазиях, книгах и фильмах… И ужасно страшно стать менее женственной или менее мужественным, позволить развернуться и проявиться дремлющей части своей души. Появляется страх, что не так поймут, что никогда не полюбят, что не удастся создать семью, что привыкнешь к одиночеству. Но когда невроз проходит, человек действительно осознает, что может ощущать и проявлять что угодно, что любовь и семья — это когда понимают и принимают, когда идут рядом, а не стоят, потому что боятся упасть и цепляются друг за друга.

И тут возникает еще один враг — слишком много возможностей… Во сне или в фантазиях начинают проявляться “воспоминания” прошлых жизней, неконтролируемые приливы творческой активности, усиление необычных способностей или что-то еще. Появляется сильный страх либо своей “одержимости” чем-то, либо того, что вообще не являешься человеком. Трудно удержаться в границах психического здоровья. Если такое состояние вдруг наступило (а его переживал и сам К.Г. Юнг), то помогает углубление в себя, анализ своих снов, рисунки, лепка… Затем появляется навык спокойного диалога с теми силами, которые настойчиво требуют самореализации человека.

Солнышко Ф11
Солнышко Ф6
Солнышко Ф2
Солнышко У15
Солнышко У27

Если спокойно прожилось описанное выше состояние — никакие неврозы на ближайшие годы не страшны, но жизнь уж точно будет не скучной.

Змея Л6

Э. Берн — создатель теории (и практики) трансактного анализа. Он подразделяет личность на три основные части (называя их эго-состояниями): Родитель, Взрослый, Ребенок. Для каждого из них характерен свой стиль поведения в обществе. В теории Берна эти части личности не обладают собственными, присущими только одной из них, ценностями и потребностями, а служат посредниками между естественными потребностями человека и нормами общества, выражая стремление тем способом, которой наработался в течение жизни.

Позиция Ребенок — это состояние, при котором преобладают желания, влечения, эмоции, спонтанная активность. Но Ребенок подвержен и страхам, непонятной тревоге, капризам, приступам злости. Основным лозунгом состояния Ребенка является “Хочу!” или “Не хочу!” Если потребности удовлетворяются достаточно эффективно и быстро, то Ребенок доволен, у него остается достаточно сил для игры, фантазии, творчества.

Состояние Взрослый — это рациональная часть личности, она исходит из представлений о пользе и целесообразности той или иной деятельности. Обычно человек работает, справляется с проблемными ситуациями, решает, планирует будущее, находясь в позиции Взрослого. Повседневное деловое общение с коллегами также требует именно состояния Взрослого.

В состоянии Родитель преобладает позиция “должен”. Оно является носителем само собой разумеющихся норм культурной и социальной среды. В этом состоянии часто выполняются привычные, автоматические действия: “надо мыть посуду”, “надо приходить на работу вовремя”.

В здоровом и гармоничном состоянии работа этих частей личности достаточно согласованна и их желания непротиворечивы. При возникновении невроза одна из частей начинает “экспансию” в другие, не свойственные ей области активности. Тогда поведение человека становится неадекватным, удивляет окружающих. Например, при чрезмерном усилении позиции Ребенка поведение становится слишком инфантильным, деловые взаимоотношения сменяются обидами и немотивированными поступками:

— Вы должны сдать отчет послезавтра!

— А мне не хочется, у меня голова болит…

При чрезмерном усилении состояния Взрослого человек теряет способность к спонтанным, приносящим истинное удовольствие поступкам, ему приходится постоянно взвешивать рациональность своего поведения, что производит впечатление редкостного занудства:

— Давай съедим мороженое!

— Это вредно для моей фигуры, в нем целых 300 калорий!

Если же позиция Родитель захватывает больше энергии, чем ей предназначено, то человек пытается навязать не только себе, но и всем окружающим свои представления о “долге”, “правильности”, “порядке”, что вызывает естественное сопротивление:

— Вы выходите на следующей остановке?

— Ну что за молодежь пошла, нет чтобы место уступить, еще и пропустить к дверям требует!

В процессе развития теории трансактного анализа было уделено внимание источникам подобных межличностных и внутриличностных конфликтов. Были выделены четыре основных подхода к окружающему миру и самому себе. Эти базовые решения, по мнению авторов теории, принимаются в достаточно раннем детстве и затем формируют определенный жизненный стереотип, при котором человек ищет (и находит) подтверждение уже имеющегося мнения.

Эти четыре типа отношения таковы:

1) Я — хороший, Ты — хороший (отношение, формирующее жизненный стереотип “победителя” — человек легко устанавливает отношения с другими, четко придерживается своей цели и обладает достаточно высокой самооценкой).

2) Я — хороший, Ты — плохой (помогает сформироваться психопатическим, конфликтным чертам характера).

3) Я — плохой, Ты — хороший (самый частый источник неврозов, заниженной самооценки, постоянных и безуспешных попыток что-то изменить в своей жизни к лучшему с помощью другого человека — мужа, начальника, психотерапевта…).

4) Я — плохой, Ты — плохой (саморазрушительный сценарий жизни неблагополучного человека во враждебной среде, часто — почва для наркомании, алкоголизма, попыток самоубийства и т.п.). Прорваться сквозь такое состояние, чтобы оказать помощь, крайне трудно: ведь весь мир для такого человека — поле боя, и все его действия направлены на подтверждение этого решения.

Путь к выздоровлению в практике трансактного анализа лежит через понимание своего жизненного сценария — стереотипа,

Солнышко У22

высвобождение внутреннего Ребенка и признание его потребностей,

Солнышко У4
Солнышко Ф8

обучение Взрослого рациональному и последовательному мышлению, включающему все “за” и “против”.

Солнышко У2
Солнышко У5

Необходима также проработка позиции Родителя, чтобы расстаться с устаревшими и мешающими активной жизни правилами и нормами.

Солнышко У26
Солнышко Ф26

Часто терапия в трансактном анализе проводится не индивидуально, а в условиях группы. Это помогает проследить застывшие стереотипы поведения (Игры и Сценарии), осознать их и начать писать другие Сценарии и играть в другие Игры…

Змея Л24

Существует еще много теорий, принадлежащих к данному направлению и объясняющих невротические реакции или дезадаптивные черты характера противоборствующими частями личности, противоречивыми влечениями. Однако все они предлагают достаточно долгий путь к выздоровлению, в процессе которого клиент углубляется в раздумья о том, когда и как в прошлом возникла проблема (болезнь).

Т2. Как хорошо функционировать?

Представителей бихевиорального (поведенческого) направления мало беспокоят глубинные процессы и конфликты, протекающие внутри личности. Их значительно больше интересует, может ли данный человек как целостная система успешно функционировать в данном обществе.

Родоначальником этого направления в психологии является Б.Ф. Скиннер, но его истоки находятся в работах И.П.Павлова — его теории условных и безусловных рефлексов.

Безусловный рефлекс — это независимая от сознания реакция организма на внешние раздражители: глаз моргает, если в него попадает соринка, зрачок расширяется в темноте, рука отдергивается от горячего предмета… Условный рефлекс возникает тогда, когда какой-либо стимул (первоначально незначимый) связывается с тем, который вызывает реакцию в организме. В классическом эксперименте И.П. Павлова каждый раз перед тем, как дать пищу собаке, оператор звонил в звонок. После нескольких повторений у собаки начали выделяться слюна и желудочный сок на сам факт звонка, без еды.

Некоторые особенности поведения человека формируются похожим образом. Я сама стала жертвой такого условного рефлекса, когда писала диссертацию за кухонным столом, там, где обычно завтракала и ужинала… При попытке сесть за работу я внезапно ощущала аппетит, мысли вращались исключительно вокруг недоеденной котлеты, а не страницы диссертации. Плотно поужинав, я наконец-то могла приняться за работу. Представьте, как выглядела моя фигура через год! Теперь я точно выделила места в квартире для еды, работы, отдыха, и проблема исчезла.

Многие упражнения, представленные в главе 4, также требуют выделения отдельных мест в пространстве для переживания неприятных ситуаций, для приятных, для спокойного наблюдения со стороны. Это связано с работой того же условного рефлекса — место в пространстве достаточно быстро связывается с определенным эмоциональным состоянием (как приятным, так и негативным). Сильными условно-рефлекторными стимуляторами могут стать запахи, звуки… Мелодия песни, сопровождающая приятные моменты жизни, может оживить их в памяти спустя долгие годы.

Змея К20

Многие страхи формируются тоже с помощью механизма условного рефлекса: часто достаточно один раз надолго застрять в лифте, чтобы замкнутые пространства начали вызывать чувство страха. У многих людей возникает сильный дискомфорт, когда кто-то стоит, нависая у них за спиной. При изучении природы этого страха выясняется, что он часто оказывается связанным с характерным поведением родителей и учителей в первый год школьной учебы: школьник пишет, а родитель или учительница стоит сзади. Как только ребенок делает ошибку — раздается громкий крик, а то и подзатыльник… Учебе это вряд ли способствует, а страх закрепляется на долгие годы и внезапно проявляется при обсуждении с начальником важного проекта…

В механизме условного рефлекса последовательность действий такова: стимул - реакция. Но человеческое поведение гораздо чаще строится по принципу действие - результат.

Исследования Скиннера в значительной степени были посвящены тому, как закрепляется последовательность действие а результат. Результат может быть как субъективно приятным (позитивное подкрепление), так и неприятным (негативное подкрепление). Так, например, крыса помещается в клетку, где есть рычаг. Перемещаясь по клетке, она рано или поздно прикасается к рычагу; если в результате этого действия выпадает кусочек пищи, то крыса начинает прикасаться к рычагу чаще обычного. Если же в результате возникает удар током, она начинает избегать рычага (а часто и того участка клетки, где он расположен). Эти механизмы лежат в основе дрессировки животных. Ими же, не всегда осознавая, пользуются люди при воспитании друг друга: мама хвалит ребенка за хорошие оценки и ругает за плохие; начальник оплачивает работу сдельно; милиционер ограничивает свободу хулигана, сотрудник ГИБДД требует штраф за превышение скорости…

Человек достаточно быстро усваивает, какое именно поведение подкрепляется, а какое — нет, и на основе этого обычно формирует определенные стереотипы реагирования на ситуацию. Если подкрепление дается правильно, а подкрепляемое поведение соответствует социально-ценному стандарту, то человек успешно функционирует в обществе. К сожалению, в случаях неврозов и психопатий (с точки зрения этой теории — нарушения поведения индивида) нарушается последовательность подкреплений либо то поведение, которое подкрепляется, является неверным, что закрепляет дезадаптивные стереотипы реакций.

Как это происходит в обычной жизни?

Ошибка дрессировки № 1. Позитивное подкрепление нежелательной реакции. Мне запомнилась сценка в коридоре нашего консультативного центра. Мама и двухлетний сын ожидают приема у врача. Сын тихо играет с мишкой, мама, не обращая на него внимания, читает журнал. Через некоторое время сын тихо просит у мамы: “Дай конфету”. Мама не реагирует. Малыш начинает говорить громче — мама продолжает читать. В голосе ребенка появляются плаксивые интонации; реакция мамы: “Отстань!” Сын разражается громким криком, топает ногами — мама дает ему конфету! Интересно, что на приеме у врача мама жаловалась на истеричность ребенка, громкие крики, плач, требовала у врача: “Дайте ему лекарство от невроза”.

Ошибка дрессировки № 2. Только отрицательное подкрепление. Это типичный для нашей культуры способ школьного обучения грамотности: учитель подчеркивает все ошибки в письменной работе и снижает за это оценку. Затем следует реакция родителей — чаще всего тоже негативная. Через некоторое время ребенок убеждается в том, что он пишет безнадежно неграмотно, и часто сохраняет страх перед процессом письма и чтения вслух на долгие годы.

Ошибка дрессировки № 3. отсроченное по времени подкрепление. Я наблюдала взаимоотношения мамы и пятилетнего сына в процессе складывания разрезной картинки. Когда ребенок брал фрагмент головоломки, мама произносила единственное слово: “Неправильно!”, но ребенок оказался очень настойчивым и, несмотря на это, все-таки сложил нужный узор. Когда он повернулся и отошел от стола, мама сказала: “Молодец, умница!” Когда я потом спросила малыша, за что его похвалила мама, он без тени сомнения ответил: “За то, что я перестал собирать”. Не удивительно, что у этого ребенка были большие трудности с рисунком и конструированием головоломок — ведь он считал, что ему запрещают это делать.

Ошибка дрессировки № 4. Подкрепление слишком сложного и маловероятного действия. Часто родители, стремясь улучшить поведение или успеваемость ребенка, говорят нечто подобное: “Если за всю четверть у тебя не будет ни одного замечания и ни одной двойки — куплю велосипед!” Вероятность того, что у ребенка действительно будет настолько примерное поведение и хорошая успеваемость, невелика, это понимают как сын, так и родители. Понятно, что подобное подкрепление обычно никак не влияет на реальное поведение ребенка.

Ошибка дрессировки № 5. Непоследовательность. Ученые модифицировали эксперимент с крысой, описанный на предыдущей странице. При нажатии на рычаг они в случайном порядке то давали корм, то включали ток, а в некоторых случаях реакция вообще отсутствовала. Они ожидали, что крыса вообще потеряет интерес к рычагу, но с удивлением обнаружили, что она, наоборот, стала нажимать на рычаг гораздо чаще — ей было интересно, что получится!

Это очень распространенная ситуация в семейных отношениях: на одно и то же поведение (например, ребенок залезает на стол) в зависимости от собственного настроения в данный момент родители реагируют по-разному: то не замечают, то строго говорят: “Слезь сию минуту!”, то умиляются: “Какой ты ловкий!” В результате ребенок чувствует замешательство и не знает, чего на самом деле от него ждут взрослые, что последует — похвала или наказание, и это состояние тревоги и неопределенности служит хорошей почвой для будущего невроза. Более активный ребенок просто поступает как ему вздумается и не реагирует на голос и действия родителей, что может быть предпосылкой последующей психопатизации.

Правила успешной дрессировки (как себя, так и окружающих):

1) Точно представлять себе желаемое поведение клиента.

2) Знать, что именно для данного объекта является подкреплением (слово, интонация, прикосновение, пища…).

3) Подкреплять все шаги, ведущие к заданной цели.

4) Делать это достаточно последовательно.

5) Подкреплять сразу же вслед за желаемым действием.

Хотелось бы рассказать о реальном опыте применения этой теории в непростой практике семейного консультанта.

Во-первых, это помощь в освоении школьных навыков.

Мать ребенка с плохой грамотностью (20 ошибок в диктанте из 200 слов) обратилась в консультацию, когда ребенок учился в 3-м классе. Мы посоветовали писать дома диктанты, но несколько иным способом, чем обычно. Мама считала слова в диктанте (весьма коротком — до 100 слов) и подчеркивала все правильные слова. Она хвалила ребенка за то, что из 100 слов он целых 90! смог написать правильно. Если же правильных слов оказывалось 92 — то это был маленький семейный праздник. А что же делать с 8—10-ю пока неправильными словами? Записать их яркими, крупными буквами на карточке (один раз!) и смотреть, открывая и закрывая глаза, пока не останется яркий зрительный образ правильного слова. Похвалить ребенка за это. Они делали эти упражнения каждый день в течение месяца, и мама с удивлением обнаружила, что ребенок стал писать 100% грамотно и не бояться этого занятия. Следующей ступенькой стала самоорганизация процесса письма: сын сам надиктовывал текст на магнитофон, потом включал его и писал. Теперь подкреплялись навыки самоорганизации в учебе. За каждый самостоятельно написанный диктант сын получал звездочку, и когда их накапливалось пять, мама с сыном отправлялись обедать в “Макдональдс”. Таким образом, учеба из причины постоянных ссор и скандалов в семье превратилась в повод для приятного времяпрепровождения.

А что в соответствии с этой теорией делать взрослому, уже страдающему нарушениями поведения? То же самое! Соблюдать правила дрессировки, но уже по отношению к самому себе. У меня самой была довольно существенная проблема. Признаюсь, я сильно боялась публичных выступлений, а о преподавательской деятельности не могла и думать — как только представляла себе, что читаю лекцию, начинался спастический кашель. Конечно, это очень мешало в профессиональной деятельности, да и просто произнести тост в дружеской компании было настоящим мучением. Я сформировала точный образ желаемого поведения: спокойно, ровным голосом читаю лекцию большой аудитории студентов. Затем подумала: “Что же для меня является достаточным подкреплением?” Оказалось, что карьерный рост, зарплата преподавателя и т.д. явно не мотивируют настолько, чтобы начать читать лекции… Больше всего я люблю читать детективы! Решено: я разрешаю себе прочесть 100 страниц любимого детектива, только если спокойно и без кашля разговариваю в течение этой недели в присутствии своего напарника по работе. На следующей неделе (после того, как этот результат был достигнут) — высказываюсь за общим столом во время рабочего перерыва. Следующая неделя — объясняю правила практики студентам… И вот я с удивлением заметила, что чтение лекций и проведение тренинг-семинаров стало удовольствием; и в выходные, вместо того чтобы лежать и читать новый том Марининой, я радостно бегу проводить 18-часовой тренинг, а кашля нет и в помине.

Наиболее приятный рассказ о правилах дрессировки мне встретился у К. Прайор, куда и адресую своих читателей.

Змея Л28
Солнышко Л28

Однако, живя в человеческом обществе, мы усваиваем не только стереотипы поведения, но и стереотипы мышления (не всегда полезные и функциональные). Авторы некоторых теорий прежде всего обращают внимание именно на мыслительные (когнитивные) стереотипы, лежащие в основе неврозов и нарушений поведения. Однажды поставили эксперимент (на крысах и студентах одновременно). В лабиринте нужно было делать повороты только направо, и тогда в конце пути крыса получала сыр, а студенты — один доллар. Затем эксперимент прекратили — и крысы, не обнаружив два раза подряд свой сыр, стали бегать по всему лабиринту и искать его. А студенты еще месяц поворачивали только направо — ведь они знали, что за это дают доллар… А если серьезно, то человек нередко “знает”, что у него плохой характер или вредные привычки, и благодаря этому “знанию” не пытается ничего сделать с этой проблемой: “Уж таким я уродился…”

Существуют теории и практики, позволяющие развить сознательный самоконтроль поведения. Альберт Бандура (автор социально-когнитивной теории личности) и его последователи — Уотсон и Тарп предложили следующие шаги формирования самоконтроля.

1. Определение формы поведения. Иными словами, поиск той конкретной формы поведения, которую следует изменить. Это достаточно сложно, ведь человек привык думать о себе в терминах, описывающих скорее черты характера, чем реальное поведение. Задача первого шага — перевести проблему в описание конкретных поведенческих актов: вместо “Я слишком неорганизован” — “Я опаздываю на работу ежедневно и не всегда планирую свой рабочий день”.

2. Сбор основных данных. Второй шаг самоконтроля — сбор информации о тех обстоятельствах, которые воздействуют на нежелательное поведение. Нужно определить повторяемость специфического поведения, вызывающие его стимулы, последствия — и затем по возможности изменить его. Так, в вышеприведенном случае стоит завести специальную тетрадь, в которой отмечать случаи опоздания, причины, реакцию окружающих — сорванные встречи, выговоры, сочувствие и т.д.

3. Разработка программы самоконтроля. В основе этого шага лежит самоподкрепление (см. “Ошибки дрессировки” в предыдущем разделе), самонаказание и планирование окружения.

Самонаказание должно быть достаточно мягким, полезным для здоровья и безвредным для окружающих. Так, неорганизованный товарищ из нашего примера возвращался домой пешком 5 километров, если в этот день опаздывал на работу (при том, что он вел малоподвижный образ жизни и не любил прогулки).

Планирование окружения. Чтобы нежелательные реакции встречались реже, следует изменить либо стимулы, предшествующие этой реакции, либо последствия данного поведения. В нашем примере наиболее распространенным стимулом, предшествующем опозданиям, было стремление полежать в постели после звонка будильника. Когда будильник переставили на другой конец комнаты, пришлось вставать с кровати, чтобы его выключить…

4. Выполнение и оценка программы самоконтроля. Человек заключает договор с самим собой — письменное обязательство придерживаться желаемого поведения, использовать соответствующие поощрения и наказания. Условия должны быть ясными, четкими и реально выполнимыми. Хорошо, если об этом договоре знает кто-то еще из близких — жена, друг и т.п. Публично взятое обязательство труднее отменить или отложить его выполнение “на понедельник”.

5. Завершение программы самоконтроля происходит, если желательное поведение автоматизировалось, начало приносить удовольствие само по себе и уже не требует специальных поощрений и наказаний. Конечно, можно и нужно вернуться к стратегиям самоконтроля, если вновь возникло нежелательное поведение.

Джулиан Роттер выдвинул теорию локуса контроля.



Страница сформирована за 0.66 сек
SQL запросов: 191