УПП

Цитата момента



Спорить надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченное время.
Осваивай «Тотальное ДА!»

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Проблема лишь в том, что девушки мечтают не о любви как таковой (разумею здесь внутреннюю сторону отношений), но о принце (то есть в первую очередь о красивом антураже). Почувствуйте разницу!

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

Обоснования. Килька – могучее приворотное средство. Копчение трусов и устрашение тараканов

По прошествии пятнадцати минут народ начал выходить с обоснованиями. Инициативу проявила розовощекая женщина средних лет:

– Придумала для себя. Этот ритуал издревле существовал на Руси для приманивания крутых иностранных мужиков, хотя можно применять и для своих. Девки собирались, зажигали лучину и при ее свете брали кильку, выковыривали у нее глаза и отрывали хвосты. После чего тушки кильки складывались в чугунок. В полночь со словами: «Ловись, рыбка, только большая и крутая», – ставили чугунок в русскую печь, сдобрив предварительно подсолнечным маслом и луком. Ранним утром съедали блюдо с вареной картошкой, приговаривая: «Как эта килька вкусна и желанна, так и я буду для заезжего купца иностранного молодца нужна».

Обоснование. Килька всегда считалась и считается сильнейшим приворотным средством, особенно когда у нее вырваны глаза и оторваны хвосты.

После этой фразы народ прыснул смехом, а дама продолжила:

– Вырванные глаза помешают иностранному гостю лучше разглядеть невесту и увидеть все ее изъяны и недостатки. Оторванные хвосты означают, что жениху невозможно будет унести ноги от невесты. Тушка кильки символизирует жениха, которого проглотили вместе с картошкой, и тому не останется ничего другого, как залечь с суженой на печку и остаться с ней навсегда, так как запах лука будет отбивать у других женщин всякую охоту общаться с женихом.

В зале раздались аплодисменты, а одна женщина спросила:

– Зачем мы это упражнение делали?

Ей ответил дядя Миша:

– Когда я доказывал теорему, что мытье ног в унитазе притягивает деньги, то к середине текста забыл, что я обосновываю. Меня осенило, что весь мир может быть такой же мистификацией, мыльным пузырем. Вся наука только и занимается тем, что обосновывает абсурд, на основании предыдущего абсурда, который уже стал здравым смыслом. Мне очень понравилась первая фраза обоснования ритуала про кильку: «Килька всегда считалась и считается сильнейшим приворотным средством, особенно когда у нее вырваны глаза и оторваны хвосты». Обычно обоснование начинается с такой фразы, либо она будет запрятана внутри обоснования.

– Дядя Миша, своим примером вы показали, что не зря я провожу семинары. Еще одно соображение: ум кушает любой логически связанный текст, даже обоснование абсурда, и ставит галочку – ритуал обоснован. И когда выполняется ритуал, он уже не кажется столь абсурдным.

Затем выступило еще несколько человек с обоснованиями. Коренастый чернобровый паренек с проницательным взглядом карих глаз, слегка смахивающий на Ленина, рассказал, что в Москве он ненадолго, живет на Кипре и мечтает найти интеллектуальную жену-киприотку. Он артистично зачитал ритуал-стихотворение и научное обоснование к нему:

Хочу любви, хочу жениться,
На Кипре жить официально,
Быть независимым морально.
Денег хочу, на море дом,

Ведь хорошо мне «за бугром».
Для этого я выпью «Узо», заем
Кусочком местного арбуза, затем
Пойду гулять я по квартире,

Считать углы, хоть их четыре.
А где же пятый мне найти,
Чтобы невесту обрести?
Ведь знаю точно, пятый угол,

Он не обычный, не простой,
И там мужчина холостой
Всегда найдет себе удачу,
Любовь, да и жену впридачу!

Обоснование

В ритуале используется алкогольный напиток «Узо» крепостью 46%. Данная спиртосодержащая смесь является национальным греческим напитком. Поскольку цель ритуала состоит в обретении невесты греческого происхождения, выбор напитка является вполне обоснованным. Следует учесть, что соискатели невест могут использовать национальные напитки тех стран, в которых они желают найти своих будущих спутниц жизни. К примеру, если соискатель тяготеет к утонченной японской ментальности и желает видеть в своем доме покорную девушку в кимоно, исполняющую чайную церемонию, нет ничего проще, как использовать во время ритуала японский напиток Сакэ. Если же соискателя влечет к европейской женщине, к примеру, из Франции, то нужно использовать Шампанское. Для прохладных шотландок приемлем Виски, для прагматичных американок Джин, для импульсивных мексиканок Текила. Для эскимосов, женщин из африканского племени Зулу и аборигенов из Папуа Новой Гвинеи, в данный момент пока не удалось выявить оптимально подходящего напитка, но экспериментальные разработки продолжаются.

Следующим магическим инструментом является Арбуз. Не без оснований арбуз является древним фаллическим символом, олицетворяющим мужское начало. Символизм предстает в виде круглого шара, наполненного большим количеством семени. В ритуале он приносится в жертву, происходит его разрезание и поедание.

Обряд проводится в помещении, где имеется пять углов. Исходя из древних сказаний, пятый угол является местом пребывания духовной сущности, именуемой в народе, как Домовой. Это проводник желаний в духовный мир через эманации, объединяющие всех органических существ друг с другом, а так же с божественным сознанием. В знак поощрения Домовому в пятый угол ставится сосуд с Огненной Водой.

– Теперь я поняла, как пишутся эзотерические книги! – воскликнула с места Божий Одуванчик.

– Не только эзотерические, но и любые другие тексты, в которых предлагается какая-то картина мира, – мгновенно откликнулся Болеслав. – Все науки, включая физику, химию, медицину, историю, психологию, философию, базируются на недоказуемых предположениях, которые провозглашаются объективной реальностью. Аксиомы о кильке, как справедливо отметил дядя Миша, это фундамент, на котором возводятся песочные замки всевозможных теорий и моделей мироздания. На любом семинаре вас будут грузить такой вот килькой и мытьем ног в унитазе. Мой семинар не исключение, я сразу представился шарлатаном и предложил вам фильтровать базар.

Затем слово взял рыжебородый мужчина крупных размеров, по виду научный работник:

– Тема моей диссертации: «Копчение семейных трусов как наилучшее средство против заикания».

Семейные трусы – это сокровенный предмет, имеющий строгую классическую форму, выверенную годами. Они обладают широким спектром расцветок, но главное – имеют запах на любой вкус.

При копчении трусов их персональный запах перемешивается с дымом и своими молекулами забивает разговорные каналы заикающегося индивидуума. Это не позволяет ему сосредоточиться на одной и той же букве дважды, и с трудом дает возможность произнести хоть какую-нибудь. В результате из заики легко делается немой. А если прокопченные трусы использовать как жевательный материал, то возможность заикания исключается полностью.

Исследования копченых трусов начались в далекой древности. Сведения о них сохранились в летописях. Одним из письменных источников, дошедших до наших дней, является инкунабула Беды Добропорядочного от 1203 года, созданная им за одну ночь левой рукой и озаглавленная: «Влияние трусов и трусов на развитие стародоброй Англии и злобнозаплесневелой Хранции». Беда пишет о том, что на переговоры с древнехранцузом он всегда одевал копченые трусы прямо поверх рясы. Подобный вид, а также распространяемый трусами запах напрочь лишал древнехранцуза дара речи, вне зависимости от того, был он заикой или нет.

Раскопки в Инамнезии в 1987 году донесли до нас древние семейные трусы, закопченные в глубоких ямах, называемых «ямы подсознания», где аромат усиливался телами привезенных из Африки сомнамбул. После заклинания трусы одевались в ритуальном танце на голову заикающемуся, что на долгие годы отбивало у него желание не только заикаться, но и просто говорить.

Как уже говорилось, в древних рукописях, к примеру, у Пото-Лемея, отмечено влияние копченых трусов на разнополых особей, обладающих даром заикания. Окуренные методом холодного копчения трусы были наградным элементом, как копченый бюстгальтер и копченая набедренная повязка (пришедшая к нам со времен копчения мамонтов). Награждались ими за особые заслуги перед отечеством или племенем.

Во время награждения нужно было склониться в глубоком пардоне перед жрецом копченых трусов, бюстгальтера или набедренной повязки и прильнуть к ним, нему или ней в затяжном поцелуе. За провинность копченые трусы, бюстгальтер, а также набедренная повязка срывались с носителя, что лишало униженного дара речи вообще. Таким образом заикание убиралось полностью. Взамен оставался стыд за бесцельно проведенные в трусах годы.

В наше время исследования в области намеренного использования различных копченостей продолжаются. Результаты исследований спешат быть опубликованными в следующем за предыдущим номере журнала «Наука и Трусы».

Во втором ряду встала дама интеллигентного вида и заговорила уверенным голосом:

– Хочу поделиться своим опытом по изгнанию из квартиры тараканов. Сколько я их не травила, они все равно разводились в несметном количестве. Пару лет назад я стала свидетельницей интересной сценки. К моему карманному зеркальцу, почему-то лежавшему на полу, подбежал тараканчик, остановился и, резко развернувшись, удрал.

Я моментально сочинила обоснование странного поведения насекомого. Тараканы очень высокого мнения о своей внешности, но поскольку в их мире зеркал нет, то правду о себе не знают. Как только тараканы видят свой истинный облик, с горя они заканчивают жизнь самоубийством. Кроме того, они рассказывают печальную новость своим родственникам, и траурная процессия покидает квартиру.

Чтобы подкрепить эту картину мира, я расставила зеркала в местах наиболее плотной дислокации тараканов. Больше я их не видела. На радостях я грузанула своих подруг, и они подтвердили, что ритуал действует покруче «Комбата».

Юлька тут же подскочила и, перекрывая смех аудитории, изрекла:

– Короче, ловим таракана, подсовываем ему зеркало: «Иди и расскажи всем остальным». На диком Западе давно бы запатентовали этот шикарный метод, наладили выпуск зеркальных плинтусов. Я уже представила рекламный клип, в котором таракан подбегает к зеркалу и, схватившись лапками за сердце, бухается в обморок. И задушевный голос с экрана: «Меньше знаешь – крепче спишь» или «Оплати зеркала и спи спокойно».

Когда народ поутих, Болеслав объявил:

– На сегодня хватит. После этого упражнения вы будете автоматически отслеживать подгрузку картин мира и мастерски грузить окружающих. Загрузить другого легко, но как после этого семинара обмануть себя? Точно так же. Основная задача – осознавая иллюзорность любых объяснений, все-таки запудрить мозги самому себе. Я гружу себя откровенной фигней, этот аппарат (Болеслав легонько постучал пальцами по своей макушке) слопает все.

Итак, раз весь мир надувательство, будем делать абсурдные ритуалы и вкладывать в них намерение.

Домашнее задание: сочиняем ритуалы, выполняем их (хотя бы один, который вам придумали на семинаре), разрабатываем подробные обоснования, загружая себя и знакомых. Следующее занятие будет завершающим.

Зикр Звездного Света

А теперь станцуем танец, порождающий энергию невероятной силы – суфийский зикр.

В этот раз Болеслав построил всех в три круга, чтобы сконцентрировать звуки танца в небольшом пространстве. Расхаживая внутри свободного пятачка, он дал несколько инструкций:

– Я считаю, что предыдущие танцы были подготовкой к энергетическому шквалу, который обрушивается во время зикра. Однако, чтобы принять этот шквал, тело, а главное, сознание должны быть соответствующим образом подготовлены. Подготовка тела состоит в умении максимально расслабиться (иначе вы быстро устанете, ведь зикр делается долго, минут 20-30) и восприимчивости к потокам энергии.

Сознание гибкое и свободное, иначе вы будете смотреть на происходящее, как на сборище зазомбированных сектантов, долдонящих какую-то абракадабру. Проще всего закрыться от бушующего потока хихиканьем и мыслями «дурью маются люди, чего я среди них делаю?» Отбывать номер здесь – бессмысленно. Попробуйте полностью открыться тому, что будет происходить с вами, не оценивая и не объясняя свои переживания.

Неплохо бы уметь отключать внутренний диалог, концентрироваться на своих ощущениях, особенно в области сердца, и медитировать на смысл пропеваемой фразы. Для этого я очень рекомендую танцевать с закрытыми глазами. Петь надо с силой, не горлом, а животом, диафрагмой, выдавая вибрации на всю мощь, какую вы способны.

«Зикр» в переводе с арабского – это воспоминание о своей божественной природе. Суфии считают, что, выполняя зикр, то есть делая определенные телодвижения и пропевая мантры, можно достичь особого состояния сознания, которое именуется в разных источниках просветлением, нирваной, блаженством, кайфом, приходом и так далее.

Основная мантра суфиев «Ла Иллаха Ил Алла» означает «Нет Бога, кроме Бога». Здесь есть несколько смыслов. Один из них: «Не существует ничего, кроме Бога» или «Все есть Бог».

Другой смысл: «Нет другой реальности, кроме Бога, и все теории о нем – иллюзия». Можно часами говорить много общих слов о вечности, беспредельности, свободе и бессмертии, строить изощренные теории, грузить картиной мира. А можно обойтись практически без слов, испытав прикосновение к чему-то запредельному. В зикре можно уловить дыхание Нагваля, неизвестного, того, что выходит за рамки ума и его представлений о мире.

Полненькая тетя лет пятидесяти возмущенно заявила, дождавшись паузы:

– А почему мы про аллаха должны петь? Я не хочу отдавать свою энергию мусульманскому эгрегору.

Болеслав покачал головой и усмехнулся:

– Похоже, весь этот семинар прошел мимо вас. Так и остались внутри своей пэкаэмовской ракушки. Не хотите, не пойте, это дело добровольное. Или перезагрузитесь, если без эгрегоров жизнь не мила: во время танца энергия другого эгрегора перейдет к вам. Чтобы перенаправить поток, правую туфлю надо одеть на левую ногу, и наоборот.

Дядя Миша добавил с серьезной миной:

– А под пятки положите по монете, это надежно заземлит вас и экранирует от ненужного излучения.

Тетенька покосилась на свою обувь, но переобуваться не стала. Однако лицо ее расслабилось, и она осталась в круге.

Болеслав поставил финальную точку:

– Зикр, который мы сейчас станцуем, называют зикром Звездного Света. Делайте всё, как я. Хватит слов, начали.

Выставив вперед правую ногу, Болеслав стал покачиваться вперед-назад и делать круговые движения руками, подобно гребцу в лодке, слегка дрейфуя вправо. Продолжая двигаться, он выдал метафору:

– Гребем в лодке по океану Любви. Все движения делаются сердцем, черпаем сердцем энергию.

Когда все вошли в единый ритм движений, Болеслав громко запел:

Ла Иллаха Ил Эл Аллахуу,
Ла Иллаха Ил Эл Аллахуу,
Ху Алла Ху Алла Ху Алла Ху Алла Хууу,
Ху Алла Ху Алла Ху Алла Ху Алла Хууу.

Мелодия, накатывающая волнами, действительно, была какой-то неземной красоты. Танцующие подхватили ее, и в зале грянул хор голосов. Громкость пения плавно нарастала, и в какой-то момент Вовка обнаружил, что звук идет у него откуда-то из глубины живота. Целиком отдавшись процессу и пребывая в состоянии безмыслия, Тараканов краешком сознания все же отметил, что поет не он. Через него звучала некая Сила, безличная и всемогущественная, которую он знал всегда. Вовка и не подозревал, что может петь так громко и правильно, ведь он с детства не отличался музыкальным слухом.

Очень быстро Тараканов почуял знакомый эффект – тело превратилось в сквозную трубу огромных размеров, звенящую от Потока вибраций.

В центре груди потеплело, разгорелся мягкий и приятный Огонь, гудящий ровно, будто полыхающие березовые поленья в хорошо протопленной русской печке. Пылающее сердце расширилось на весь зал, сливалось с танцующими, пульсировало в такт движениям и пению.

Болеслав умело играл энергией, то убавляя силу пения, то бросая мощность звука до максимума. Особенно завораживала перекличка мужской и женской партий, когда первые две фразы пели только мужчины, а вторые две – женщины. Когда вновь бабахнул единый хор, он зазвучал еще мощнее, чем раньше. Казалось, два полюса Силы, до того разделенные бездной, слились в аннигиляционный взрыв, заполнивший пространство.

Затем Болеслав взвинтил темп зикра, голос его загудел, как иерихонская труба. Движения танцующих стали быстрее и резче. Тараканов то проваливался в пропасть, то взлетал на головокружительную высоту, и смена эта происходила с большой частотой. В зале клубились вихри фантастической мощи. Вовка все больше пьянел от бьющей через край энергии. Он становился всеми кругами сразу, он был наблюдатель и наблюдаемое, им пели все, и он пел всеми. «Кто делал его движения и звучал его голосом? Куда исчезли пространство и время?» Эти вопросы повисли в воздухе.

Вместо Вовки был горячий столб бешеной энергии, который исчезал в бесконечности. Из того места, где должна находиться макушка, вырывалось что-то неописуемое, расплавленная дрожащая магма. Когда ощущения достигли пика, Болеслав потихоньку стал убавлять громкость и замедлил темп. Мягко притормаживая, он довел темп до тягуче-медленного и на последнем пропеве врубил полную громкость. Прозвучала долгая-долгая финальная нота, и оборвалась в гулкую тишину.

Болеслав дал достаточно времени на медитацию после зикра, и Вовка успел насладиться созерцанием Потока, гуляющего по причудливым траекториям в теле и вокруг него. Хотя наслаждаться им, да еще при полном безмолвии ума, можно было бесконечно долго.

Финалом мистерии стали объятия. Обнимались все в полной тишине, по-особому трепетно, подолгу сливаясь с каждым партнером в едином дыхании. Народ притих, ошалев от испытанного энергетического пёра, не почувствовать его было невозможно. По светящимся лицам было видно, что многие погрузились в состояние подобного кайфа впервые.

Глава 7. Осознанные сны

Первый сон. Белье в автобусе, создание фантома. Касание Силы. Смена Отражений, перевоплощение в рыбу, хамелеона

По дороге домой Тараканов напевал зикр, проникший вглубь его существа, и мир вокруг подпевал в ответ на разные лады. Огонь в сердце превратился в Жар, поленья прогорели и обратились в угли. Стоило Вовке направить туда внимание (бросить очередное полешко), как костер разгорался с новой силой. Вспомнилась прочитанная где-то фраза: «Суфии – пьяницы божественного экстаза». В самом деле, Вовка ощущал себя пьяным от удовольствия, при этом голова была совершенно ясной и пустой. «Реальность» слегка плыла, и Тараканов чувствовал себя не так, как обычно.

Профи уже спал, а Марго смотрела телевизор. Перекусив и попив чайку, Вовка пару часов полазил в Интернете и залег спать. Однако сна не было ни в одном глазу, все тело полыхало и гудело от вибраций. В ушах звучал зикр Звездного Света, окутывая Вовку потоками силы. «Во зазомбировался. Надо заставить себя уснуть», – подумал довольный Вовка, купаясь в горячих волнах энергии. Вокруг него в радиусе нескольких метров соткалась невесомая сфера чего-то неописуемого, отдаленно напоминающего упругое энергетическое желе. Оно было вполне осязаемо, и Тараканов чувствовал каждую его частичку, которая тоже являлась им. Эти ощущения не имели эмоциональной окраски, скорее чистая, абсолютная энергия в концентрированном виде.

Промаявшись часа два, Вовка все-таки заснул. Пробудился он рано утром, бодрый и отдохнувший, хотя спал всего четыре-пять часов. Выпил чая, поработал за компьютером полчасика и опять улегся, с намерением поймать осознаваемый сон. В свое время он подгрузился картиной мира, в которой считается, что утренние сны длятся дольше ночных, и, соответственно, вероятность осознанных сновидений возрастает. В книге С. Лабержа «Осознанные сновидения» Тараканов прочитал о сновидящем Алане Уорсли, который ложился спать в час ночи, а вставал около восьми утра, час занимался делами, затем полчаса формировал программу действий (намеренье) в сновидении и снова ложился спать.

Вовка стал практиковать подобный ритуал, и часто бывало, что после этого он осознавал себя во сне.

Тараканову снилось, что он зашел в автобус с тазиком свежевыстиранного белья. В салоне было свободно, и Вовка деловито натянул веревку на задней площадке поперек автобуса. Не успел он развесить трусы и носки, как на следующей остановке вошло много народу. Люди проходили вперед, подныривая под веревку и напирая. Тараканов с досадой подумал, что веревку могут оборвать и белье придется перестирывать. Тут Вовка вспомнил, что является танцующим волшебником, и щелкнул, отменив нежелательное событие. Вдруг все пассажиры вышли из автобуса, а с ними за компанию – и Вовка. Люди двинулись в католический храм, стоящий неподалеку, а Вовка решил туда не ходить.

Обернувшись, Тараканов увидел, что автобус уже поворачивает за угол в ста метрах от него. «А как же белье?» – подумал он и обнаружил, что держит в руках конец веревки. «Это сон!» – молнией сверкнула догадка. На всякий случай Вовка проверил, сон ли это: подпрыгнул, намереваясь взлететь, и завис в воздухе. Точно сон! Охваченный радостью, Вовка играючи сделал в воздухе несколько замысловатых фигур высшего пилотажа, наслаждаясь полетом, необычайной силой и легкостью.

Мастерски летать в осознанном сновидении он научился давно. Тело сновидений (Тело сновидений – это тело, в котором человек действует в сновидческом пространстве. Согласно некоторым эзотерическим легендам, тело сновидений обладает всеобъемлющим знанием, которое невозможно изложить в терминах ПКМ. Считается, что большинству людей это знание недоступно в обычном бодрствующем состоянии) всему обучается очень быстро. Точнее, не тело сновидений обучается, а сознание вспоминает то, что тело сновидений умело всегда. Поэтому освоенные игрушки быстро надоедают, и хочется поиграть в другие, испытать новые захватывающие ощущения. А их в пространстве сновидений – неограниченный набор. Научился летать – будем сквозь стены проходить, освоил прохождение сквозь стены – можно потренироваться в путешествиях или перевоплощениях в другие существа, и так далее.

Немного полетав, Тараканов мягко опустился на землю. Судя по освещению, был вечер. Вовку окружал красивый пейзаж. В осознанном сновидении все ощущения, цвета и звуки несравнимо сильнее, ярче, контрастнее, насыщеннее, нежели в обычном сне или в бодрствующем состоянии. Краски настолько богаты по количеству оттенков, будто регулятор цветности на телевизоре крутанули до упора.

Вообще, осознанное сновидение отличается от обычного сна так же, как страстная ночь с любимой женщиной от секса с надувной куклой. Управляемый сон имеет совершенно другое качество жизни. Когда во сне ты знаешь, что спишь, у тебя появляется возможность выбора – может быть, одна из самых больших ценностей человека. Ты сам создаешь сновидение, а не являешься его пассивным участником. Ты чувствуешь себя волшебником, творцом вселенных, которому открыты любые, самые невероятные возможности.

Внимание Вовки привлекло расположенное торцом к нему прямоугольное здание, высотой с трехэтажный дом. Сновидящий принялся разглядывать необычную живую мозаику на стене. Мозаика располагалась окнами, которые хаотическим образом перемещались на стене. И каждое «окно» все время менялось, образуя сложные пестрые узоры, перетекающие друг в друга, играющие всеми оттенками. Кроме того, мозаика была еще и выпуклой, рельефной. Полюбовавшись зрелищем немыслимой красоты, Вовка с трудом оторвался от него, напомнив себе, что это сон.

Осознанность во сне очень легко утратить, заигравшись в какую-нибудь игрушку, вроде созерцания этой мозаики. Такое часто случалось с Таракановым: увлекшись чем-то, он забывал, что находится во сне, и управляемый сон становился обычным сновидением, фильмом, сюжет которого мало зависел от Вовки. Поэтому в осознанном сновидении он выработал привычку постоянно повторять себе: «Это сон. Я во сне».

Зайдя в здание, Вовка увидел двух парней. Он хотел сказать им, что они во сне, но подумал, что те все равно не поверят. Ему всегда хотелось поделиться с другими участниками сна радостью открытия, что они в мире снов. Много раз он восклицал:

– Ребята! Поймите, вы во сне. Вы сейчас – творцы сновидения, и можете мгновенно изменять мир, исполнять любые мечты! Очнитесь же!

Но сколько Вовка ни пытался убедить персонажей сновидения, никто не верил ему, доказывая обратное.

Тараканову стало интересно: сколько сейчас времени? Одни часы на стене показывали 17.00, другие – 18.40. «Во сне все часы идут неправильно», – подумал он и решил вылететь из помещения.

Оттолкнувшись от пола, Вовка без особых усилий прошел сквозь потолок и, не останавливаясь на следующем этаже, полетел дальше вверх. Каждый раз, когда он просачивался сквозь очередное перекрытие, Тараканов испытывал очень интересные и странные ощущения, которых не было в его дневном опыте и которые попросту не с чем сопоставить. Как будто тело сновидений послойно чувствует все материалы, составляющие перекрытие: побелку, штукатурку, бетон с металлической арматурой, кирпичи. Ощущения удивительные и необыкновенно приятные своей новизной.

Пронзив многоэтажное здание, Тараканов вылетел наружу. Он удивился легкости, с которой проделал этот трюк. Иногда ему не удавалось пройти сквозь стену, особенно, когда проскакивала мысль, что сейчас застрянет. Во сне мысль становится действием, мгновенно материализуется. Если какое-то действие сразу не получилось, внедряется стереотип, что это сложно.

Энергии у Вовки было предостаточно, и, пролетая над домами на небольшой высоте, он стал вспоминать, что планировал сделать в осознанном сновидении. Перед сном он обычно напоминал себе программу действий: какие приключения совершит, когда осознает, что во сне. Это вошло в привычку, ибо если программы действий нет, то быстро скатываешься в заурядный сон.

Приземлившись, Тараканов подумал: «Надо бы посмотреть на себя, спящего в своей комнате. Впрочем, легче сделать собственный фантом прямо здесь, войти в него и посмотреть, кем же являюсь я». Проще всего было отвернуться (или закрыть глаза) и дать команду «Появись, фантом», а когда повернешься (откроешь глаза), он уже будет стоять. Кстати, эта же техника использовалась многими сновидящими для быстрого перемещения в нужное место.

Однако в этот раз Вовка решил понаблюдать, как будет постепенно материализовываться объект. Таких переживаний в сновидении он еще не испытывал. Сначала пространство перед Вовкой было темным. И вот в полумраке мелькнуло какое-то светлое пятнышко, потом пропало, опять проявилось и исчезло. Померцав еще несколько раз, оно зафиксировалось.

– Есть! Вот оно! – воскликнул ликующий Вовка. Момент был мистический, волнующий, Тараканов почувствовал себя Творцом, присутствующим при великом таинстве создания Формы из Пустоты.

Пятнышко посветлело и стало увеличиваться в размерах. Сформировались ноги, руки, голова. Из очень бледного силуэта медленно, все более четко, проявлялся фантом. Вместо лица была пустота. Наконец появилось и лицо, весьма похожее на Вовкино. Тараканов собрался перенести свое сознание в фантом, чтобы из него посмотреть на себя, но его отвлекла компания подвыпивших подростков, громко обсуждавших, будет ли падение доллара и взлет евро.

«Нашли, из-за чего переживать, – с досадой подумал Вовка. – В пространстве сновидений фантастические возможности открываются, свои миры можно создавать, а они про курс евро толкуют. Да хрен с ними, с евро! Они дневному телу надобны, которое рано или поздно коньки отбросит. После смерти опять будем тусоваться в пространстве сновидений, а здесь ни евро, ни доллары нафиг не нужны».

Когда Вовка повернулся к фантому, тот уже был в снегу и походил лицом на Буратино. Утратив интерес к фантому, Тараканов закрыл глаза, чтобы сменить картинку сна.

Открыв их, он обнаружил себя лежащим на старом, заросшем мягкой травкой крепостном валу. Над ним было голубое небо, ярко светило солнце, а вал окружали невысокие дома и старинные храмы с куполами. Городок очень походил на подмосковный Дмитров, где Вовка частенько бывал, и где жили его родственники. Звонко щебетали птицы, и Вовка блаженствовал на солнышке.

Внезапно его груди коснулась непонятная Сила. Сначала она дотронулась легонько, чтобы не испугать, а потом навалилась огромной тяжестью, как многотонная плита, вжимая Тараканова в податливую землю. Эта Сила ассоциировалась у Вовки именно с плитой, причем небольшого размера, которая давила только на грудь. У Вовки даже перехватило дыхание, но потом он сообразил, что во сне дышать необязательно. Он закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на внутренних ощущениях.

Страха не было, скорее благоговение перед сверхчеловеческой Мощью, изначальной Силой, которая намного старше Тараканова. Колоссальная энергия, спрессованная в маленьком объеме пространства, вливалась в Тараканова. Он наблюдал за этим несколько отстраненно, точно сие происходило с кем-то другим. Ясность сознания была ослепительной, каждая порция «Этого» осознавалась отдельно и в то же время в неразрывной связи со всем остальным. Мириады космосов вплывали в Вовкино тело и сознание. Эх, насколько беден человеческий язык, неспособный передать спектр переживаний сновидца!

Тяжесть в груди исчезла так же неожиданно, как и появилась. Откуда-то из земной памяти всплыло слово, которым можно было охарактеризовать состояние Тараканова – всемогущество. Вовка и помыслить раньше не мог, что это слово имеет невероятное количество граней и оттенков. Он воспринимал случившееся, как бесценный дар Силы. Пока Тараканов осмысливал невероятное событие, его тело перенеслось в подземный зал с тусклым освещением, очевидно, находящийся внутри вала. Вдоль прохода стояли высокие кубические штуковины с гладкой металлической поверхностью.

Подойдя поближе к одной из них, Тараканов разглядел на уровне груди небольшое углубление с квадратной пластинкой, имеющей геометрически правильные выступы и весьма отдаленно напоминающей дискету. Из любопытства он коснулся кончиками пальцев пластинки и моментально понял, что знает абсолютно все об устройстве и функциях аппарата. Всемогущество включало в себя и знание всего. Вот только это знание было непереводимо на язык повседневной «реальности».

Вовке захотелось выбраться к морю и солнечному свету, и он в мгновение ока очутился в южном городе. Он шел по набережной вдоль берега моря, среди цветущих акаций. В правой руке откуда-то появилась компьютерная мышка, и Вовка покатил ее по мраморному парапету.

Ему пришла идея, что мышью можно менять картинку сновидения. Формируя намерение, что именно должно измениться в пейзаже, и щелкая мышкой, Тараканов принялся рисовать сновидение. Левой кнопкой он добавлял элементы сна, правой приближал-отдалял панораму. Сначала он менял Отражения, как описано в «Хрониках Амбера» Желязны, небольшими кусочками. Потом обнаглел и посредством щелчка мыши стал перескакивать из одной картины в другую. Картинки сбрасывались очень быстро, как окна в «Windows». Раньше у Вовки такого не получалось.

Приморский городок остался далеко позади в длинной череде миров. Все, что связывало Вовку с начальной точкой путешествия – это выложенная плитами дорожка и мышка на парапете. Он мог обойтись и без них, но Тараканову так больше нравилось – театр есть театр.

Игра в демиурга захватила его целиком, и Вовка едва не забыл, что спит. Он вспомнил: «Я ведь хотел превратиться в какое-нибудь животное».

Перед ним расстилалось озерцо, заросшее диковинными фиолетово-малиновыми цветами, по форме напоминающими лотосы. Тараканову доводилось бывать в Астраханском заповеднике, и сказочная панорама цветущих нежно-розовых лотосов, расстилающихся до горизонта, каждый раз производила на него неизгладимое впечатление земного рая.

Ему захотелось побыть рыбой и, недолго думая, Вовка разбежался и нырнул в воду, дав команду телу снов принять рыбью форму. Тело начало вытягиваться, Вовка почувствовал, как выросли плавники и хвост. Трансформация сопровождалась закручивающимися тугими потоками энергии в тех местах, где появлялись новые части тела. Захватывающие ощущения!

Тараканов стал длинной плоской рыбой, и все его восприятие изменилось до неузнаваемости. Вокруг было мутновато, но острота зрения намного превышала привычную. Водная среда, ласково касавшаяся гладких боков, являлась как бы продолжением тела. Дышать жабрами походило на то, как будто дышишь энергией, тут же растекающейся по каждой клеточке. Тело было фантастически гибким и послушным, состоящим из сплошных мускулов, малейшего сокращения которых было достаточно для быстрого передвижения. Вовка-рыба восхитился тем, насколько виртуозно можно владеть своим телом.

Есть не хотелось, но для разнообразия Тараканов заглотнул какую-то крошку со дна. Ого, как любопытно! Крошка напоминала по вкусу овсяное печенье.

Осознание себя тоже стало другим. Тараканов, всегда считавший рыб достаточно безмозглыми созданиями, понял, что глубоко ошибался. У них просто отличное от человеческого мироощущение, более целостное, что ли. Молниеносность мышления и реакции, комплексная обработка информации, гармония с собой.

Но самое удивительное произошло со зрительным восприятием. Вовка видел два сна одновременно! Не так, как на двух экранах телевизора; тогда внимание скачет, ты находишься то здесь, то там. Левый глаз рыбы видел один мир, а правый – другой, при этом они соединялись в общую панораму. Оба внимания существовали параллельно, в одной голове. Это было настолько непривычно, что Тараканов обалдело крутил своей рыбьей башкой, пытаясь понять, как это происходит. С одной стороны колыхались водоросли, с другой резвилась стайка какой-то мелюзги, а Вовка видел все это сразу. И тащился от этого со страшной силой.

Потом ему в голову пришла замечательная идея: у рыбы глаза практически неподвижны, а у хамелеона они легко двигаются во все стороны. Прикрыв глаза, он начал превращаться в хамелеона, каким себе его представлял: небольшую пузатую ящерку с тонкими лапками, длинным хвостом, гребнем на спине и пучеглазой головой. Снова Тараканов испытал скручивающие ощущения энергии и, открыв глаза, обнаружил себя в лесу, ярком, звучащем целым оркестром звуков. Оглядев свои изумрудно-зеленые лапки в твердых пупырышках, он ловко сиганул на ветку какого-то куста и повис, раскачиваясь и балансируя хвостом. Странно, как будто он всегда был хамелеоном! Тело сновидений делало все само.

Вовка стал экспериментировать со зрением, вращать выпуклыми глазищами в разные стороны. Сектор обзора был гораздо шире, чем у рыбы, можно увидеть даже гребешок из тонких зубчиков на спине. Вовка с огромным кайфом крутил глазами и смотрел на мир, пока не почувствовал, что картинка сна стала исчезать. Он понял, что просыпается.



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 191