УПП

Цитата момента



Разве я не уничтожаю своих врагов, когда делаю из них своих друзей?
Авраам Линкольн

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Единственная вещь, с помощью которой можно убить мечту, - компромисс.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Глава 3. Тараканов начинает играть в волшебника

Утренняя йога

Наутро Вовка проснулся с мыслью, что он танцующий волшебник. В голове крутился мотив: «Я разжигаю Огонь», и от этого потеплело в груди, будто ветерок раздул тлеющие угольки. Громко распевая заводную песню, Тараканов совершил водные процедуры. В конце умывания Тараканов промыл нос подсоленной теплой водой, втягивая ее ноздрями из стакана. Он сам толком не понимал, как это ему удается. Затем Вовка вернулся в комнату.

Подтянув подаренные женой просторные семейные трусы, на которых были изображены улыбающиеся скелеты в различных позах Камасутры, Вовка уселся на бежевый ковер заниматься йогой. Утренний комплекс давно вошел у него в привычку, давал заряд бодрости и энергетической наполненности на весь день.

Как обычно, Тараканов начал зарядку с массажа и разминки ног, разогревая и растягивая суставы и мышцы. При этом он концентрировался на определенных энергоцентрах, именуемых в древнеиндийской мифологии чакрами, и напевал про себя мантры, соответствующие этим центрам. Благодаря повальному увлечению доверчивых российских граждан восточными эзотерическими учениями, слово «чакры» прочно вошло в повседневный обиход и употреблялось даже продавщицами виноводочных товаров.

Вовке вспомнился вчерашний эпизод возле метро «Волгоградский проспект». Проходя мимо лотка, заваленного всяким китайским барахлом, типа прищепок, презервативов и крема для обуви, Тараканов остановился, собравшись купить щетку для чистки одежды. Он выбрал самую большую, ярко-красного цвета пластмассовую щетку с толстой щетиной. Повертев ее в руках, он пару раз потер щеткой рукав куртки.

– Жесткая. Как бы энергетический кокон не счистить, – обратился он к продавщице, моложавой женщине, укутанной в пуховый платок и телогрейку на меху.

– Кокон от такой щетки не сотрется, а только почистится, и чакры расправятся, – с видом знатока парировала та, заулыбавшись.

– О, да вы про кокон знаете! – восхитился Вовка. – Откуда же, интересно?

– У меня медицинское образование. Сейчас все про энергию знают, – не моргнув глазом, заключила лоточница.

Выполнив Сурья Намаскар, комплекс динамических упражнений с прогибами позвоночника, символизирующий приветствие Солнцу, Вовка почувствовал мощный прилив энергии. Разожженный вчера на семинаре танцующих волшебников Огонь полыхал с неистовой силой. Восходящий энергетический поток подбрасывал Вовку, толкая в копчик и подошвы ног, отчего Тараканов подпрыгивал, чудно раскачиваясь в стороны и теряя равновесие, будто пьяный. Потом нелепые прыжки прекратились, и упругая волна будоражащей энергии поднялась по позвоночнику, с силой вытянув шею и запрокинув голову далеко назад.

Затем Вовка стал делать асаны, статичные позы. В каждую позу он входил медленно, плавно, соразмеряя движения с ритмом дыхания. Приняв асану, он старался максимально расслабить суставы и мышцы, которые напрягались в этом положении, и направлял поток энергии в различные чакры. Послушное тело мягко принимало нужную позу, а когда удавалось в ней полностью расслабиться, благодарно отвечало теплом и ласковой истомой в прорабатываемых местах.

Комплекс Вовка каждый раз составлял интуитивно, слушая тело, которое само подсказывало, какие асаны и в какой очередности ему хочется сделать. Некоторые асаны Тараканов особенно любил и всегда включал их в утренний комплекс. Йога была для него творческим процессом, и, перетекая из одной позы в другую, он с наслаждением отмечал, как тело постепенно становится более пластичным, мягким и наполненным силой.

Большинство ощущений были знакомы, но всякий раз появлялись новые оттенки. Сегодня Вовка чувствовал особенно сильный жар в центре груди и в солнечном сплетении. Позвоночник гудел, и плотные ручейки энергии растекались от него в голову, руки и ноги. Тело стало пластилиновым, и после каждой новой асаны вибрировало от перекатывавшихся потоков. Казалось, что сила вливается из пространства через все поры тела.

Сделав несколько поз на скручивание позвоночника, Вовка лег на пол и расслабился. Бурлящая лава энергии тут же растеклась повсюду и утихла, заполнив теплом клеточки тела и сделав его очень легким, почти невесомым.

Удобно устроившись в позе лотоса, Тараканов перешел к дыхательным упражнениям. Они, подобно насосу, накачали подготовленное тело энергией. Позвоночник раскалился и завибрировал с огромной силой, удержать которую было едва возможно. Она распирала тело и раскачивала его в разные стороны. Вовка умудрился сделать еще несколько полных йоговских дыханий, еле сдержав реактивную тягу в копчике.

И когда, наконец, он расслабился и «отпустил» тело, эта чудовищная сила, называемая Кундалини (Энергия, дремлющая в нижней чакре Муладхара подобно свернувшейся змее. Согласно йоговскому поверью, если пробудить ее полностью, она поднимается по позвоночному столбу, вырывается из верхней чакры Сахасрара в области макушки, и йог достигает состояния просветления – Самадхи), тут же рванула вверх, рывками подкидывая сидящего в лотосе Тараканова. Его с большой частотой подбрасывало на высоту в несколько сантиметров. Со стороны это напоминало мячик, быстро скачущий по земле. Частота прыжков нарастала, и, когда она достигла пика, Вовкино тело перестало подпрыгивать.

Остаток энергии хлынул в голову, вращая ее. Постепенно вибрации затихли, и Вовка с кайфом растянулся на полу. Тело было легким и накачанным, как воздушный шарик, а сознание – ясным и спокойным, как водная гладь, лишь иногда забредшая мысль вызывала рябь на поверхности.

Когда Тараканов более десяти лет назад начал заниматься йогой, никакой энергии, чакр и Кундалини он не чувствовал. Не было их в его мире. Вовкин учитель йоги говорил, что во время выполнения асан нужно концентрироваться на чакрах, например, на копчике или на области внизу поясницы, и набирать энергию в эту чакру. Вовку одолевало множество вопросов: откуда возьмется эта мифическая энергия, если раньше он никогда ее не замечал? существует ли она вообще? если да, то почему передовая социалистическая наука до сих пор ее не обнаружила?

В одной из книг по Хатха-йоге Тараканов прочитал, что прана или космическая энергия существует везде, и ее можно черпать прямо из воздуха в неограниченном количестве. На память пришел курс физики, несокрушимый гранит которой Вовка грыз несколько лет в университете: а как же закон сохранения энергии? Однако в йоговской книжке утверждалось, что продвинутые йоги могут питаться одной праной и обходиться практически без еды, разве что пару маслин раз в полгода пожуют.

А маслины Вовка очень уважал, несмотря на тогдашнее отсутствие оных в магазинах. Стоявшая на раздаче первых блюд в университетской столовой, ярко накрашенная дама галактического объема в белом фартуке и колпаке поверх огромной прически снисходительным жестом богини Фортуны изредка метала счастливчикам в тарелки с рассольником заветный черный плод. Тараканову приходилось пускать в ход все свое обаяние, благодаря чему он числился одним из фаворитов мадам Маслинус.

Стоит сказать, что в самом начале йоговской карьеры Тараканов ходил в школу йоги, в которой побуждали «видеть» энергию, чакры, энергетические каналы. У Вовки это получалось плохо. Энергию он представлял, но не чувствовал. Лишь впоследствии из книг по НЛП Тараканов узнал, что по методам восприятия и переработки информации люди делятся на три основных типа: визуалы, кинестетики и аудиалы. Визуалы предпочитают воспринимать информацию посредством зрительных образов, кинестетики, к которым Вовка отнес себя – посредством ощущений тела, а аудиалы посредством звуков. Как только Тараканов узнал об этом, он успокоился, поскольку его внимание переключилось с визуального канала на хорошо развитый кинестетический. Проще говоря, он почти сразу почувствовал энергию в теле: восходящие и нисходящие потоки, нагревание различных частей тела, вибрацию и иногда даже привкус энергии. Чуть позже появились и легендарные чакры.

Впоследствии Вовка развил в себе и визуальное восприятие энергии, но оно ни в какое сравнение не шло с кинестетическим. Иногда, когда Вовка прислушивался во время занятий йогой, он мог уловить характерные звуки, сопровождающие потоки энергии.

Новые ощущения озадачили начинающего йога. Он ясно понимал, что придумал и энергию, и чакры, ведь этих явлений в его жизни не было. Конечно, можно было предположить, что энергия и чакры существовали всегда, как объективная реальность, просто он их не замечал. Объяснение малоубедительное. Эдак можно что угодно вообразить, и ведь начнешь это чувствовать, а потом легко провозгласить, что сие есть объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Где граница между вымыслом и тем, что называют реальностью? Да и существует ли она? Вовка частенько размышлял на эту тему, но однозначного ответа найти не мог. Один его знакомый, большой поклонник Кастанеды, как-то в беседе философски изрек:

– Да не грузись ты, Вован! Каждый живет в своей картине мира. Одни дышат воздухом, другие праной, и все довольны.

Позже Тараканов прочитал у Милтона Эриксона, гениального психотерапевта и обманщика (что, по большому счету, одно и то же) сентенцию, которая ему чрезвычайно понравилась.

Смысл ее сводился к следующему. Если у вас что-то не получается, надо притвориться, что вы умеете это делать. Если дурить себе голову достаточно долго, то когда-нибудь у вас начнет получаться, и тогда можно забыть, что вы притворялись.

С Вовкой так и произошло: не было никакой праны, но он стал притворяться, что умеет ее чувствовать, и она появилась в его мире.

Присутствие этой энергии коснулось и физического тела: Вовка перестал болеть всякими простудами, исчезли сердечные и головные боли, частенько донимавшие его во время учебы в университете. В результате регулярной йоговской практики, голодания и вегетарианского питания Тараканов сбросил 10 килограмм лишнего веса, тело стало легким, гибким и упругим.

Занимался он фанатично, каждое утро по полтора-два часа, испытывая сумасшедший кайф от гуляющих по телу вполне «реальных» потоков энергии. Получив мощный заряд бодрости, Вовка весь день летал, как заведенный, будто внутри у него был моторчик. Он сделался спокойным и уравновешенным, вывести его из себя стало непросто.

В начале девяностых в Россию хлынул поток ранее запрещенных книг по эзотерике, оккультизму, психологии и оздоровлению, и Вовка самозабвенно зачитывался ими, многое применяя на практике. Примеры Рамакришны, Вивекананды, Шри Ауробиндо, Раманы Махарши, Йогананды и других великих йогов вдохновляли и увлекали на поиск свободы. Целью Вовкиной жизни стало просветление, выход из колеса Сансары. Он с головой окунулся в неведомую ранее, интереснейшую и полную неожиданных открытий игру.

Перед молодым йогом распахивались потрясающие миры, и, опьяненный восторгом от новых переживаний, он испытывал невероятный душевный подъем. Иногда ему казалось, что еще лет пять, максимум десять, и цель будет достигнута – Тараканов растворит свое «Я» в лавине божественного экстаза.

Однажды произошло событие, которое взорвало его привычную материалистическую картину мира. К тому времени Вовка уже два года занимался йогой, получая от этого огромное удовольствие. В то утро он неспеша, сконцентрировавшись на процессе, делал мощный комплекс. Вдруг он почувствовал непривычное доселе мягкое тепло в области копчика, как будто его прогревают снизу. Когда, скрестив ноги в лотосе и сложив руки в позе Будды, Вовка сел медитировать, тепло перешло в приятное жжение, пульсируя в основании позвоночника. Ничего подобного Тараканов раньше не испытывал.

Комплекс был завершен, и Вовка лег на пол, стараясь максимально расслабить тело. Жар в промежности стремительно нарастал, и раскаленная энергия стала давить изнутри, сотрясая лежащее тело мелкой вибрацией. Не успел Вовка испугаться, как тугой клубок взорвался и огненной струей рванул вверх по позвоночнику, при этом тело выгнулось, как от высоковольтного разряда. Обжигающая волна нечеловеческой мощи, сметая все на своем пути, быстро поднялась до низа горла и затопила нестерпимым блаженством переднюю сторону шеи – район, где по представлениям патологоанатомов находится щитовидная железа, а по представлениям йогов – горловая чакра Вишудха.

Описать свои дальнейшие ощущения Тараканов вряд ли смог бы, потому что в человеческом языке нет слов, при помощи которых можно передать весь фейерверк ошеломившего его неземного экстаза. Как объяснить, что такое оргазм, тому, кто его никогда не испытывал? Тем более, что кайф от оргазма лишь бледное подобие фантастического наслаждения, нахлынувшего на обалдевшего Вовку.

Каждая клеточка тела лучилась невиданным счастьем, а центр этого излучения находился внизу горла. Вовка переживал тотальную, всеобъемлющую радость от того, что он существует. Восторг, рассыпающийся миллионами ослепительных искр удовольствия, был абсолютно естественным, беспричинным, словно Вовкино существование само по себе являлось источником пьянящего восторга.

В какой-то момент лавина экстаза настолько захлестнула йога, что он принялся громко хохотать, не в силах удержать переполнявшее его счастье. В сознании мелькало: «Так вот ты какая, Ананда!» На санскрите слово Ананда означает блаженство от присутствия Бога. Со стороны могло показаться, что с Таракановым случилось буйное помешательство, но он очень ясно осознавал происходящее, даже с большей ясностью, чем обычно. Продолжая сотрясаться от смеха, Вовка подумал: «Хорошо, что Марго на работе, а Никита в садике, а то перепугались бы и весь кайф обломали!»

Смеялся он минут десять, а потом диковинные ощущения пошли на убыль. «Десять минут, которые потрясли мир Тараканова». И в самом деле, за этот короткий промежуток времени Вовкина картина мира подверглась сильному потрясению, столкновению с чем-то грандиозным, с неведомой силой, аналогов которой нет в обычном человеческом мире, и поэтому ее попросту не с чем сравнивать. Как сказал бы любимый Вовкой дон Хуан, это была встреча с Нагвалем.

Хохотать, как сумасшедший, Тараканов перестал, но беспричинная улыбка продолжала играть на его лице. «Смех без причины – признак дурачины, – подумал он, – а дураки в русской эзотерической традиции самые продвинутые существа». Об этом свидетельствовали многочисленные сказки и пословицы: Дуракам закон неписан; Дуракам везет; Дураками свет красится; Дурак спит, а счастье в головах лежит; Дураком на свете жить - ни о чем не тужить…

Ощущения блаженства и мягкого тепла не исчезли, они сконцентрировались внизу горла в дремлющем состоянии. Долгое время после этого (а отчасти и сейчас) достаточно было Вовке направить внимание на горловую чакру, как лицо его медленно расплывалось в дурацкой улыбке, и на душе становилось легко и радостно. А в тот день он ходил и беспрестанно улыбался. Как последний идиот, улыбался всему: ядреному морозцу, голубому небу, похрустывающему под ногами снежку, заиндевевшим веткам деревьев, галдящим воробьям, озабоченным прохожим, промерзшим автобусам. Жена поглядывала на Тараканова с легким недоумением, пару раз поинтересовалась, чего он такой довольный, а потом и сама развеселилась.

Человек всему ищет объяснение, чтобы сохранить в целости свою картину мира. Испытанные Вовкой ощущения жара в области копчика и горячей волны в позвоночнике были очень похожи на то, что описывалось в литературе по йоге как подъем энергии Кундалини. Именно так Вовка и объяснил себе произошедшее. На ближайшем занятии окрыленный Тараканов поинтересовался у инструктора йоги, что же с ним было, и тот подтвердил его предположение. Правда, особого восторга по поводу «великого» достижения Вовки не выказал, словно для инструктора пробуждение сказочной Кундалини такое же будничное событие, как утреннее умывание. Таракановское чувство собственной важности было слегка задето, но огорчаться он не стал и с удвоенным энтузиазмом продолжал тренироваться.

Повторить невероятное переживание Вовке так и не удалось, хотя состояния, близкие к нему, он потом испытывал. Зато частичный подъем Кундалини стал происходить у Тараканова каждый раз во время занятий йогой, от чего его подбрасывало, как теннисный мячик.

Починка калорифера. Профи вдохновляется волшебством

Позавтракав, Вовка подумал, что неплохо бы напоминать себе о существовании волшебной картины мира. Он распечатал на принтере несколько плакатов с надписью «Я танцующий волшебник» и прикрепил их скотчем в разных местах: в шкафу, на входной двери, на дверце холодильника изнутри, и даже под крышкой… унитаза.

Взгляд Вовки упал на сломанный калорифер (батареи отопления в эту зиму были едва теплые), который Марго давно просила починить или отнести в ремонт, каждый раз вопрошая:

– Есть у нас мужик в доме или нет?

У калорифера не включалась спираль накаливания.

Ковыряться в приборе, а тем более тащить его в мастерскую Тараканову было лень, и он задумал испробовать на нем волшебство. В голове автоматически начали прокручиваться возможные причины поломки. Поймав себя на этом, Вовка перестал объяснять, почему в четвертом отсеке сыр отсутствует, и сказал себе:

– Всего-то и надо перескочить в параллельную вселенную, где спираль работает.

Для начала он погорланил «Разжигаю Огонь», двигаясь, как в третьей части танца, вперед-назад, энергично тряся руками и подпрыгивая. Набравшись наглости, он воткнул вилку нагревателя в розетку, нажал кнопку питания, небрежно плюхнулся на диван и прищелкнул пальцами:

– Отменяю поломку!

С прибором ничего не происходило. Тогда Вовка подошел к нему, уверенно постучал по железному корпусу и, копируя начальственные интонации Марго, приказал:

– Тук-тук, включайся!

Внутри раздался легкий треск, и, к Вовкиному удивлению, спираль засветилась, но тут же погасла. «Огня изнутри тебе не хватает, вот чего, – осенило Тараканова. – Сейчас мы тебя развеселим». На память пришел анекдот, иллюстрирующий идею Болеслава, что волшебник на все дает санкцию: утвердить событие или отменить его. Стоя перед агрегатом и изображая анекдот в лицах, Вовка заговорил:

– На капитанский мостик шхуны вбегает юнга и отдает честь развалившемуся в кресле капитану:

– Сэр, разрешите доложить!

Капитан, пыхнув трубкой, с ленцой пробурчал:

– Докладывай…

– Солнце всходит!

Кэп небрежно махнул рукой:

– Не препятствовать!

На последней фразе калорифер громко затрещал, как будто захохотал, и спираль зажглась ровным малиновым светом. Экспериментатор потряс прибор, пошевелил шнур, чтобы убедиться в устойчивой работе обогревателя, но тот и не собирался больше ломаться. «Анекдот понравился, – заключил Вовка. – Кстати, фраза «Не препятствую!» – отличная волшебная команда, ведь своими картинами мира мы препятствуем свершаться чудесам».

Входная дверь распахнулась, и на пороге показался Никита. По тому, с каким грохотом полетел в угол рюкзак, было ясно, что сын не в духе.

– Чего такой суровый, Профи? – обратился к нему Вовка.

– Достала меня эта Вика! Сегодня на консультации из-за почерка ко мне докопалась. Вообще завтра на экзамен не пойду, – с возмущением отозвался Никита.

Пятнадцатилетний Никита, компьютерный фанат, учился на программиста в техникуме. С детства Вовка называл его «Профи», а почему, уже и сам не помнил. Вообще-то, сначала Никита был «Профессором». Возможно, из-за рассудительности. «Профи» звучало короче и значительнее, тем более что сын, увлекаясь чем-то (баня, роликовые коньки, «Dendy», компьютер), проявлял необыкновенное упорство и становился профессионалом в этом деле.

Сейчас на повестке дня были: игра на гитаре, сетевые игры в Интернете и качание в тренажерном зале, отчего Профи раздался в плечах и приобрел красивую мускулатуру. В тройку призеров никак не входили русский язык и литература, преподавательница коих, Виктория Моисеевна, постоянно придиралась к Никите и оценки выше трояка принципиально не ставила. Тараканов-старший грузился по этому поводу весьма правдоподобной картиной мира: молодая училка неравнодушна к симпатичному, атлетически сложенному и талантливому парню. Кроме того, независимый Никита частенько высказывал свое мнение, а таких учителя недолюбливают и делают из них козлов отпущения. Вика ставила ему в пример Толстого с Достоевским, а он в ответ мог залепить что-нибудь из Пелевина, Баха, Лукьяненко или Желязны.

Немного поразмыслив, Вовка предложил Профи сделать «ход конем»:

– А ты ей предъяви свою картину мира – все гениальные люди писали неразборчивым почерком: Ленин, Пушкин, Толстой…

Никите идея понравилась. Он оживился и стал выспрашивать, кто еще из великих писал как курица лапой. Он даже придумал распечатать из Интернета рукописные тексты гениев, предвкушая, как обалдеет «железная Вика».

Вдохновившись, Тараканов показал сыну танец про Огонь, и они поплясали вдвоем. Профи, чувствующий энергию, с горящими глазами объявил, что это круто, и стал допытываться, где папа такому перцу научился. Вовка поведал о семинаре танцующих волшебников, о состоянии Внутреннего Огня, о жонглировании картинами мира, о копчении трусов, о параллельных вселенных и технике материализации-отмены. Особенно впечатлился Профи историей с отменой уроков. А излучающий тепло калорифер поверг его в восторг.

Когда Вовка, спохватившийся, что ему сегодня надо еще заскочить на работу, покидал квартиру, вослед ему донеслось щелканье и победный клич к экзамену:

Тетя Вика, твою мать,
Да поставь же ты мне пять!

Аисты прилетели. В мебельный салон холостые мужчины не ходят. Материализация мобильника. «Даешь горячие батареи!»

Топая к остановке, Тараканов обратил внимание на броский рекламный щит с изображением мобильного телефона «Siemens». Он давно хотел завести себе эту игрушку, но зарплата обычно испарялась с космической быстротой. С прошлой получки Вовка сделал апгрейд компьютеру, прикупив новую видеокарту и оперативную память, так как Профи уже полгода ныл, что новые игры с 3D графикой тормозятся. Копить и экономить на еде и прочих радостях жизни Вовка не умел, и деньги в семье не задерживались.

Подобные мысли Вовка воспроизводил минут пять, пока не сообразил, что автоматически подгрузил теорию, объясняющую, почему не может приобрести мобильник. Тараканов повторил себе, что он танцующий волшебник, и стал размышлять: «В ПКМ жестко зафиксированы алгоритмы материализации желаемых объектов. Например, сотовые телефоны обычно покупаются за деньги. Однако неизвестно, откуда что берется в нашем непостижимом загадочном мире. Попробую хоть немного поиграть, что ничего не знаю о том, как устроен мир, и откуда в нем появляются мобильники».

Вовка переместил внимание в сердце, сделал несколько глубоких дыханий и усилил поток. Его окатило горячей волной, по спине побежали мурашки, макушка растворилась, а тело завибрировало. Окружающая заснеженная картинка сделалась чуть размытой и замерцала. Создалось ощущение, что эта картинка лишь тонкая пелена, декорация, за которой вообще неизвестно что, Нагваль, Пустота, невообразимое.

Вовка подумал, что если телефон соткется в руке прямо из воздуха, то его психика может не выдержать. Поэтому он облегчил задачу, разрешив мобильному возникнуть в сумке. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Тараканов изо всех сил сиганул в сугроб, выпалив:

– Прыгаю во вселенную с мобильником!

С замиранием сердца он пошарил рукой в своей спортивной сумке, не заглядывая в нее. Телефона в ней не оказалось.

– Эх, не хватило наглости, – констатировал Вовка.

Вспомнились слова Болеслава о том, что мы не разрешаем себе мгновенную материализацию, дабы сохранить в целости свою картину мира.

– Будем продолжать попытки материализации. Даю санкцию мобильнику появиться где угодно, и при этом с ума я не сойду! – подтвердил свое намерение Вовка, выпуская из макушки закручивающийся энергетический поток.

На остановке Тараканов повернулся спиной к дороге и щелкнул:

– Появись, маршрутка!

Не прошло и полминуты, как подрулила «Газель», идущая до метро.

– Уже лучше! Пусть не моментально, но вызвал ее, – обрадовался Вовка.

Усевшись возле окна, он решил: «Попробую еще что-нибудь материализовать, пусть это будет приятный сюрприз. Разрешаю возникнуть из параллельного мира подарку судьбы, а какому, даже думать не буду!» Тараканов уставился в окно, любуясь пейзажем.

Мимо проносились дома и деревья, облепленные снегом. И вдруг Вовка увидел двух аистов, стоявших напротив друг друга в гнездах, располагавшихся на одинаковой высоте в развилках соседних тополей, рядом с дорогой. Да, это были аисты, с белым оперением, на тонких ногах и с длинными красными клювами! Мимо этого перекрестка Вовка проезжал немеряное количество раз, и ничего подобного здесь не было. Никто из пассажиров, похоже, птиц не увидел, один Тараканов беспокойно заерзал на сиденьи.

Аисты были неподвижны, и Вовкин ум, чтобы спасти ПКМ, тут же, как аксиому, подсунул мысль, что это чучела или муляжи. Одно за другим выдвигались предположения о том, кто и с какой целью их туда взгромоздил. Осознав это, Тараканов включил волшебную картину мира: он очутился в одном из множества параллельных миров. Вовку охватило волнующее чувство прикосновения к Хаосу. С телом творилось нечто неописуемое: его накрыло волной частых вибраций, а «утюг в груди» просто раскалился.

И тут Вовку осенило: «А откуда известно, что аисты ненастоящие?! Пусть будут живые! Даже если они искусственные, не препятствую ожить! Интересно, на обратном пути проверим».

Тараканов зашел в родной НИИ в приподнятом настроении. Начальник отдела был на месте, и Вовка быстро подписал все бумаги. Уже собравшись уходить, он заметил Женю, красивую даму лет сорока, которая раньше работала в соседнем отделе, а год назад уволилась. Она болтала со своей подругой. Женя нравилась Вовке своим темпераментом, и он подошел к ней узнать, как дела.

Евгения жаловалась подруге на то, что никак не может выйти замуж:

– Представляешь, работаю шесть дней в неделю, по десять часов, прихожу домой и падаю от усталости. Когда уж тут знакомиться? Кроме того, у меня дочка, да и возраст уже…

Поздоровавшись, Тараканов стал прояснять ее картину мира:

– А ты где сейчас работаешь?

– В мебельном салоне.

– Так туда сколько мужиков-то ходит! – выдал Вовка разрешающую картину мира. Женя моментально предъявила контраргумент:

– Но они же все женатые. Холостой мужчина не пойдет мебель покупать.

Фехтование картинами мира продолжалось еще минут десять, но сколько Вовка ни пытался пробить Женину защиту, та сражалась с упорством Атоса, Портоса, Арамиса и д`Артаньяна, вместе взятых:

– Негде их взять, мужчин достойных.

– Да откуда угодно, с неба могут спикировать. Мужики это что, я сегодня аистов возле метро видел! – не выдержал Вовка.

На обратной дороге он раздумывал о том, что большинство людей является пленниками выстроенных годами и кажущихся незыблемыми картин мира с жесткими запретами. «Сидим возле четвертого отсека в лабиринте жизни и объясняем, почему сыр не завезли, почему не можем мужа найти или почему денег нет, и пальцем не пошевельнем, чтобы изменить хоть что-то», – мыслил Тараканов.

Вспомнив про аистов, Вовка представил их живыми, крутящими башкой и расправляющими крылья. Каково же было его потрясение, когда на знакомом месте не оказалось ни малейших следов пребывания белокрылых красавцев!

«Улетели, вместе с гнездами. Ожили! Надо же, как мир отзывается на намеренье, заряженное Внутренним Огнем», – снесло башню Тараканову. ПКМ вновь дала трещину, и Вовку с головы до ног окатило жаркой волной энергии.

Обалдевший Вовка покинул маршрутку на пару остановок раньше, решив прогуляться до дома пешком. Погода стояла замечательная. Еле ощутимый морозец приятно холодил щеки, чистый снежок укутывал землю. Во дворе длинной девятиэтажки, среди высоких лип стояла лавочка, кем-то заботливо очищенная от снега. Вовке захотелось присесть на пару минут, чтобы насладиться зимней сказкой.

На лавочке, выкрашенной ядовито-зеленой краской, лежал какой-то небольшой темный предмет. Начинало смеркаться, и Тараканов не сразу разглядел, что это сотовый телефон. Новенький аппарат «Siemens ME45», именно той модели, что хотел Тараканов. Вот это да! Материализация состоялась. Вовка, заинтригованный таинственным появлением и исчезновением аистов, уже и забыл, что заказывал мобильный. Откуда он здесь взялся? ПКМ подсказывала банальный ответ: «Кто-то потерял». Опять игра в ограниченность и перераспределение энергии и материальных благ…

Вовка, увлекшийся игрой в параллельные вселенные, сходу сочинил абсурдную картину мира, «объясняющую» возникновение телефона на лавочке:

Сияющий от удовольствия Тараканов из БУДУЩЕГО, владелец яхты и виллы на берегу океана, в белоснежном костюме, окруженный загорелыми красотками в стрингах, развалившись в кресле, смотрит на Вовку, сидящего на лавочке в заснеженной Москве, и сочувственно произносит:
– Как тебе тяжело живется, дорогой. На, держи хотя бы мобильник! – и небрежным жестом кидает телефон.

Вовка порадовался: «Красивая картина мира, расширяющая ПКМ, получилась – можно забрасывать из будущего любые объекты: мужей, квартиры, хорошую работу, машины…» Мир, создаваемый Вовкой, слегка «поплыл».

Маргарита встретила его ворчанием:

– Тараканов, у тебя совесть есть или нет? Я прихожу с работы уставшая, в раковине гора посуды, продукты тоже не купил. Сто раз тебе надо повторять, и все без толку.

– Зато я мобильный себе из будущего подбросил, на лавочку, – молвил Вовка, демонстрируя находку. – Немного потренируюсь, и буду, как Саи Баба, золотые кольца в кулаке материализовывать. А еще калорифер починил. Анекдоты ему травил, он и развеселился.

– Толку-то! В квартире все равно, как на северном полюсе, батареи не греют совсем. Тоже мне, волшебник-недоучка, – махнула рукой Марго и скрылась на кухне.

Маргарита отличалась логическим складом ума и называла Вовку «тепленьким» из-за его увлечения йогой и прочими духовными заморочками. Она давно привыкла к Вовкиным странностям и смотрела на них сквозь пальцы: чем бы дитя не тешилось… Впрочем, ее материалистическая картина мира допускала возможность существования энергии и магических способностей человека. Марго иногда обращалась к мужу с просьбой полечить ее энергетически, и Тараканов с таинственным видом возлагал руки на голову жены, запуская поток. Через несколько минут руки нагревались, как печка, и недомогание у Марго исчезало.

Когда Вовка переоделся и зашел на кухню, жена уже перестала дуться. Она сообщила, что приобрела сегодня новейший крем для похудения, фактически ради одного компонента – экстракта слюны пиявки медицинской (!).

– Ты представляешь, сколько нужно наловить пиявок, чтобы этот крем изготовить, – с юмором комментировала Марго.

– Конечно, от одной этой мысли похудеть можно. Худеют-то от картин мира, – не удержался Тараканов и на ходу сочинил: – А ты знаешь, почему лечение пиявками так эффективно? Считается, что они отсасывают нездоровую кровь, заставляя организм вырабатывать свежую, но на самом деле это не так. Лечебный эффект имеет место из-за того, что пиявки пускают в кровь свою слюну, содержащую огромное количество витаминов, микроэлементов и ферментов, расщепляющих жировые клетки.

Тараканов с аппетитом уплетал овощи, тушеные с рисом, эмоционально повествуя о своих подвигах.

– Раз ты волшебник, сделай так, чтобы батареи стали горячими. Сколько можно мерзнуть? – выдвинула Марго провокационное предложение.

– То есть до угла довези, – Тараканов рассказал анекдот про довоз до угла. – Давай вместе доезжать. Сперва нужно энергией качнуться, Внутренний Огонь запалить. Это состояние волшебника, когда глаза блестят, а в груди жар пышет. Сейчас будем огненный танец плясать.

Вовка изобразил движения танца. Маргарита, рафинированная эстетка с красиво уложенной короткой прической и серыми миндалевидными глазами, плясать странный танец поначалу отказалась.

– Светским дамам не пристало скакать, как вождю африканского племени, – было написано на ее лице. Роль свою она играла безупречно: сохраняла стройную подтянутую фигуру; всегда, даже дома, была изысканно одета и с макияжем на лице. Утонченный вкус Марго чувствовался буквально во всем, и выбор подарка на ее день рождения представлял для Вовки неразрешимую задачу. Частенько он подкалывал жену, изрекая, что в прошлой жизни Маргарита была влиятельной фрейлиной при дворе какого-нибудь европейского монарха.

Вовка настоял, чтобы Марго участвовала в процессе:

– Сама напросилась до угла. К тому же групповая работа усиливает намерение, еще Гераклит об этом упоминал. А мировой Огонь он считал первопричиной всего сущего и писал, что из Огня путем сгущения возникают все вещи.

– И долго надо плясать? – сдалась Марго, обезоруженная ссылкой на Гераклита.

– До состояния инсайта, пока не зашатает тебя.

Супруги взялись за руки, постояли, закрыв глаза, синхронно подышали и запели, делая ударение на слове «Огонь». Состояние Вовки быстро передалось Марго, и она тоже стала подскакивать, раскрасневшись от удовольствия.

Потом Тараканов остановил танец, и они, забравшись на диван, прыгнули с него в параллельный мир, громко крича:

– Даешь горячую воду в батареях!

Вспотевший Вовка скомандовал:

– А теперь подпрыгиваем, щелкаем пальцами и быстро, пока не приземлились, выкрикиваем намерение.

– Включаю горячие батареи! Горячие батареи! Огненные батареи! Батареи, огонь! – вошла в раж Марго. – И Машке квартиру! И Машке квартиру!

Когда прыгуны в мир знойных батарей отдышались, Маргарита тонкими пальцами поправила прическу и, сверкая глазами, пояснила, что ее подруга Машка до сих пор не получила квартиру, хотя уже десять лет стоит в очереди. Причем, все остальные работники уже обзавелись жильем. Марго, являвшаяся, по мнению Тараканова, борцом за справедливость во всем мире, сильно переживала по этому поводу.

– Как только подумаешь о Машке, щелкай пальцами и повторяй заклинание, – проинструктировал ее Вовка. – Хотя вся работа уже сделана.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 191