АСПСП

Цитата момента



Люди обычно переоценивают, что они могут сделать за год, и недооценивают, что могут сделать за десять лет.
Рекомендую проверить

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пытаясь обезопасить ребенка на будущее, родители учат его не доверять чужим, хитрить, использовать окружающих в своих целях. Ребенок осваивает эти инструменты воздействия и в первую очередь испытывает их на своих ближних. А они-то хотят от него любви и признательности, но только для себя. Но это ошибка. Можно воспитать способность любить, то есть одарить ребенка этим драгоценным качеством, но за ним остается решение, как его использовать.

Дмитрий Морозов. «Воспитание в третьем измерении»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Выявление наиболее важных иВ

В: А Вы должны чувствовать себя комфортно? Вы это хотели сказать? Или Вам совсем не следует раскрывать себя?

П: Совсем не следует.

В: Почему? Что бы произошло, если бы Вы раскрылись?

П: Всплеск эмоций — я был бы очень смущен.

В: То есть Вы вели бы себя глупо перед этими людьми, правильно?

П: Да.

В: Хорошо, если бы так и случилось, почему это так расстроило бы Вас? За счет чего усилилась бы тревога?

П: Я не понял. Не могли бы Вы задать вопрос иначе?

Затруднение пациента вероятно указывает на уровень тревоги

В: Хорошо. Вы говорите: «Я вел бы себя глупо перед этой аудиторией». Но Вы никогда бы не стали испытывать тревогу только из-за этой фразы. Это просто наблюдение или предположение. Но как Вы себя оцениваете, если Вы действительно поступаете глупо?

П: Я не понимаю.

Этапы 2 и 3

В: Хорошо, просто одно это утверждение не вызывает эмоций. Что-то происходит вслед за этим. Вы могли бы сказать себе: «Я могу поступить глупо, но разве это не здорово! Я могу вести себя глупо и это будет отличная тренировка такого поведения!» И тогда Вы бы не тревожились, не так ли?

П: Да.

В: Но Вы говорите себе: «Я могу поступить глупо, но это…ЧТО?» Вы не говорите: «Это здорово!»

П: Я говорю: «Я не должен поступать так, как мне не свойственно».

В: «А если я поступлю так, то…что?»

П: Я бы боялся так себя вести.

Оценочный компонент С остается все еще не выясненным:

В: «И если бы я боялся себя так вести, то что?» Видите ли, Вы все еще не даете мне оценку. «Мне бы это понравилось? Не понравилось? Был бы этим воодушевлен?» Какова Ваша оценка своего глупого поведения?

П: Это заставило бы меня чувствовать себя неуверенным.

Психотерапевт уточняет, что «неуверенный» — это не эмоция, а самооценочное верование.

В: Итак, «Я был бы неуверенным человеком, если бы вел себя здесь глупо?» Или «Они бы посчитали меня неуверенным человеком?»

П: Да.

Допущение худшей альтернативы

Хорошо, допустим они так считают! Допустим они говорят: «О, черт, он неуверенный». Но Вы не знаете, что они сказали бы. Они могли бы сказать также: «Смелый парень, у него хватило храбрости подняться на сцену, а я бы испугался до смерти!» Но давайте предположим, что они говорят, что Вы неуверенный человек. Что в этом ужасного?

П: Это подтвердило бы то, что я думаю.

В: «Что я неуверенный». Хорошо, как Вы оцените свою так называемую «неуверенность»?

П: Отрицательно.

В: «Мне не нравится эта моя черта?» Но тогда Вы чувствовали бы только некоторую озабоченность. Вы бы не чувствовали себя таким смущенным или пристыженным. Вы бы просто сказали: «Да, у меня есть отрицательная черта, называемая неуверенностью». Вы согласны, что говорите себе что-то более сильное, что заставляет Вас тревожиться?

П: Возможно это опасение быть отвергнутым?

В: Да. «Потому что, если меня отвергают…?

П: В этом случае я не такой, как они.

В: «И если я не такой, как они?» К какому выводу Вы тогда приходите?

П: Я был бы одинок.

Эллис ставит С на место А чтобы показать связь А-С:

В: «Я был бы одинок». Что Вы испытываете при этих мыслях?

П: Депрессию.

Эллис суммирует комплекс А-С

В: Хорошо. Если я Вас правильно понял, Вы говорите себе: «Если бы я вел себя здесь глупо, это доказывало бы, что я не такой, как окружающие. Присутствующие здесь узнали бы, что я отличаюсь от них. Они бы стали избегать меня, а я бы это не вынес, это было бы ужасно». Верно?

П: Да.

Этап 4

В: Хорошо, даже если бы это произошло, а у нас такой уверенности нет, почему это было бы ужасно, если бы они считали, что Вас нужно избегать и что Вы одиноки? Почему это было бы ужасно?

П: Основание для этого — мой прошлый опыт. Меня сторонились из-за того, что я не такой, как все.

В: Но почему это было ужасно? Допустим это так и было. Вас сторонились и Вы были одиноки; почему это было ужасно?

П: Мне нужен кто-то, с кем я могу поделиться.

В: Докажите это! Докажите, что Вам кто-то нужен.

П: (Пауза) Доказательств нет.

Этап 1

В: Но если несмотря на отсутствие доказательств Вы верите в это, как Вы будете себя чувствовать?

П: Скверно.

Этап 5

В: Правильно! Вы определили эти вещи как ужасные, но если бы Вы отказались от такой оценки, Вы бы чувствовали себя нормально. Как Вы себя чувствуете находясь здесь на сцене?

П: Слегка глуповатым.

Этап 6

В: Вы осознаете, почему чувствуете себя слегка глуповатым? Вы знаете почему?

П: У меня есть другая мысль, что я мало чего заслуживаю.

Этап 7

В: Хорошо, мы неплохо поработали. При этом Вам удалось каким-то образом отвлечься от аудитории. Вместо того, чтобы сфокусироваться на аудитории, Вы сосредоточились на нашем разговоре. А сейчас какие еще проблемы Вы бы хотели обсудить?

Глава 7. Дискуссия: частные рекомендации

Обсуждение основных иррациональных концепций

Читатель вспомнит, что в главе 5 мы представили тринадцать вариантов иррациональных верований. Мы отметили, что этот список не охватывает все возможные иВ и у пациента могут быть свои особые иррациональные верования, не входящие в данный список. Первоначально мы хотели построить эту главу на основе этого списка иВ, как это делает Эллис в своих книгах, но наш опыт изучения и преподавания РЭПТ начинающим психотерапевтам свидетельствует о недостатках такой формы изложения материала. Неопытные врачи сообщают о чувстве растерянности от необходимости запомнить все иВ и способы их критического обсуждения. Они считают, что это задание превышает возможности их памяти, особенно когда идет напряженная работа с пациентом.

В поисках альтернативного способа изложения материала посвященного дискуссии, мы пришли к выводу, что лучше научить врачей обсуждать ключевые элементы иррациональной мысли, чем каждое конкретное иВ. Когда мы спросили себя, в чем заключается иррациональность каждого иВ из нашего списка, мы обнаружили четыре ключевых элемента этих иВ:

1. Выражение «должен», отражающее мнение, что существует несколько универсальных ситуаций, когда человек или мир «должен».

2. Выражение «ужасно», отражающее мнение, что существуют катастрофические и невыносимые ситуации.

3. Выражение «нуждаться», отражающее мнение, что человек должен иметь что-либо для того, чтобы жить или быть счастливым.

4. Оценка «человеческой ценности», отражающая мнение, что людям можно давать рейтинг.

Например, рассмотрим иррациональное верование 1, отражающее крайнюю необходимость любви; обратите внимание, что это иВ содержит все четыре ключевых элемента:

a. Окружающие должны меня любить.

b. Это ужасно, когда меня не любят.

c. Мне нужна любовь и страсть, чтобы существовать или быть счастливым.

d. Я никчемный человек, если меня не любят.

А сейчас посмотрите на ключевые элементы иррационального верования 2, провоцирующего реакцию гнева:

a. Окружающие должны меня любить.

b. Это ужасно, когда меня не любят.

c. Мне нужна любовь и страсть, чтобы существовать или быть счастливым.

d. Я никчемный человек, если меня не любят.

Наконец, те же четыре элемента входят в иррациональное верование 5, отражающее оценку достижений:

a. Окружающие должны меня любить.

b. Это ужасно, когда меня не любят.

c. Мне нужна любовь и страсть, чтобы существовать или быть счастливым.

d. Я никчемный человек, если меня не любят.

Давайте рассмотрим каждый ключевой элемент иррациональности по очереди и обсудим способы их преодоления.

Выражения долженствования

Обратите внимание на следующие слова в речи пациентов: обязан, должен, необходимо, придется, вынужден.

Эти слова можно услышать в предложениях о себе (Я должен…), о других (Тебе придется … или он должен…) или об окружающем мире ( Это должно…). Эти выражения часто употребляются при описании прошлого и обычно связаны с депрессией, гневом, чувством вины (например, «Он не должен был так поступать»), но также могут относиться к настоящему или будущему времени и тогда они отражают состояние тревоги (например, «Я не должен допустить ошибку»).

Выражения долженствования изначально алогичны и выражают скорее философию требования, чем предпочтения. Иррациональность заключается в настойчивом требовании пациентов, чтобы внешние события или поведение окружающих людей были другими. Пациенты расстраивают себя заблуждением, что «так как я хочу X, это должно быть так», или как выразился Эллис — «Моя воля должна быть выполнена!». То есть, как будто пациент считает, что он на самом деле может управлять вселенной о он готов приложить для этого свои усилия. Эти требования вызывают то, что Карен Хорни (Horney, 1945) назвала «тиранией долженствования».

Многие люди, возможно включая наших читателей, считают, что в поведении человека на самом деле существуют свои «должен». Во всяком случае, как насчет десяти заповедей, не говоря уже о законах рабовладельчества царя Вавилонии Хаммурапи? РЭПТ не оспаривает желательность соблюдения норм поведения, но подчеркивает, что эти законы придуманы людьми; из того, что желательно придерживаться законов поведения, логически не следует, что мы обязаны их соблюдать. Несомненно все мы иногда нарушаем эти законы («Пусть тот, кто безгрешен, первый бросит камень»). Если бы эти правила поведения были бы частью «человеческой природы», их написали бы не философы-моралисты, а этологи — специалисты в области поведения человека. Люди автоматически следовали бы моральным принципам, поскольку к этому обязывала бы их внутренняя сущность и тогда высоконравственное поведение не считалось бы «благородным». Большинство религий, выступая за соблюдение нравственных принципов, признают право личности на свой собственный выбор. Рационально-эмоционально-поведенческая теория проводит различие между желательностью конкретного поведения и правом выбора; человек может решить не делать то, что желательно во всех отношениях. Рационально мыслящий человек даже десять заповедей оценивает как относительные требования, а не абсолютные. Это зависит от вас, если вы хотите обрести счастье на небесах или чтобы легче жилось на земле, тогда вы должны почитать отца и мать.

Вспомните наше разграничение между абсолютистскими и относительными «должен». Пациенты путают их в своих житейских заботах (например, «Я должен пойти на работу», «Я должен принять лекарство» или «Я должен позвонить матери»). Можно объяснить пациентам, что люди редко делают что-либо, если не приняли соответствующее решение. Такие слова, как «должен», «обязан», «необходимо» создают иллюзию, что нас в какой-то степени заставляют сделать то, что в действительности мы решили сами сделать. Используя эти слова, мы ставим себя в позицию жертвы и позволяем проявлять жалость к себе. Вместо этого мы могли бы подобрать более точные фразы, такие как «Я хочу…». или «Я решил…»… Например, если пациент говорит: «Я должен ходить на работу», врач может возразить:

«Нет, Вы не должны. Вы могли бы отправиться на рыбалку или на стадион, могли бы остаться в постели, если бы Вы действительно захотели. Если Вы ходите на работу, то делаете это потому, что Вы сами выбрали это, независимо от того, как Вы к этому относитесь. Возможно, Вы просто не хотите расплачиваться за последствия прогула. Но у Вас почти всегда есть выбор. Даже когда кто-то направляет на Вас пистолет, у Вас всегда есть выбор умереть!»

Когда вы слышите иррациональные «должен», вызывайте пациента на дискуссию такими вопросами, как:

Почему так и хочется сказать себе «должен»? Какой закон гласит, что это «должно» быть? Объясните мне, почему он «должен»? Каким образом Ваше желание доказывает, что оно «должно» быть исполнено?

Я должен

Высказывание «Я должен» обычно предполагает требование к себе быть совершенным; пациенты с такими требованиями бывают очень нетерпимы к своим человеческим слабостям и ошибкам. В этих случаях разумно начать с объяснения, что человеку свойственно ошибаться. Говоря техническим языком, мы не делаем ошибки, мы просто делаем выбор. И только получая необходимую ретроспективную информацию, мы можем оценить выбор как ошибку, если последствия оказались не очень хорошими. Хотя можно стремиться к лучшему, совершенства еще никто не достигал. В конце концов, не случайно же в карандаш встраивают ластик! Когда пациенты очень расстраиваются при неудачах в каких-то начинаниях, врач может возразить следующим образом:

В: Вы не должны были так неудачно действовать? Хорошо, но почему Вы обязаны были добиться успеха? Было бы хорошо добиться успеха; это мы могли бы доказать. Но нет никаких доказательств, что Вы обязаны добиться успеха. Конечно, это было бы предпочтительнее; но почему Вы всегда должны действовать безупречно? Во вселенной нет такого закона, который бы утверждал, что Вы должны».

Мы очень рекомендуем психотерапевтам во время дискуссии использовать прием контраста, как в следующем диалоге:

В: Разве это не естественно ошибаться или делать неудачный выбор? Черт возьми, я сотни раз принимал ошибочные решения! А теперь скажите, когда Вы ошибаетесь, не называете ли Вы себя ослом?

П: Называю.

В: Если бы я оказался на вашем месте, был бы я ослом?

П: Нет!

В: Тогда получается, что существует двойной стандарт в этом мире? Кто придумал эти два набора правил: одни для себя, другие для окружающих?

П: Думаю, что я.

В: Если Вы придерживаетесь одних правил, можете ли Вы сделать и другие правила справедливыми по отношению к себе, чтобы Вы могли жить по тем же правилам, что и все окружающие?

В подобных случаях важно объяснить пациентам, что они являются по выражению Эллиса «глубокими должнонанистами». Наша культура предлагает нам определенные стандарты поведения; однако «должнонанизм» превращает эти стандарты в ригидное ДОЛЖЕН. А теперь познакомимся со следующим отрывком лечебного сеанса:

В: Это явное требование к себе. Почему Вы должны быть любимцем? Почему Вы должны пользоваться успехом у женщин?

П: Потому, что я так хочу!

В: Я должен иметь все, что захочу? Видите, Вы берете положительное качество и превращаете его в сумасшедшее требование. «Потому, что от этого мне может стать лучше, я должен это делать». А разве было бы не заманчиво и чувствовать себя лучше, и не забивать себе голову такими несуразными мыслями?

Последний вопрос можно адресовать и молодой женщине, запутавшейся во внутреннем конфликте в связи с внебрачной связью:

В: Что Вы говорите себе, чтобы чувствовать вину?

П: Я делаю что-то аморальное.

В: Понятно. Вы делаете что-то неправильно согласно Вашим собственным стандартам и испытываете чувство вины. Почему Вы должны чувствовать вину, когда ошибаетесь? Многие люди ошибаются и не испытывают вины.

П: Потому, что у меня такие хорошие отношения с мужем. Я не должна это делать.

В: Не так: «Я лучше не буду это делать». В мире нет абсолютных «должен». В Вашей ситуации есть три варианта выбора: Вы можете изменить ценности, изменить поведение или изменить отношение к ситуации. Эти три варианта не являются взаимоисключающими. Другими словами, у Вас нет оснований для такого сильного чувства вины.

Важно подчеркнуть пациентам, что у них есть веские причины отказаться от философии «должнонанизма», которая ведет не только к эмоциональным расстройствам, но и снижает эффективность деятельности в целом. Давайте посмотрим как три разных врача работают с этой проблемой:

В1: В природе не существует этого ДОЛЖЕН. Представьте, Вы говорите себе: «Я должен быть рациональным! Я должен быть рациональным! Я должен быть рациональным!» Это было бы иррационально и как бы Вы себя чувствовали в такой ситуации?

В2: Вы говорите, что в чем-то ошиблись и Вас следует за это осудить. Хорошо, мы еще вернемся к первой части этого Вашего утверждения, но в данный момент предположим, что Вы действительно в чем-то ошиблись. Почему же Вы должны из-за этого осуждать и принижать себя? Разве чувство вины помогает изменить ситуацию? Это чувство заставляет Вас только искать оправдания и защищаться, оно никак не помогает решать проблему.

В3: Если Вы плохо водите машину и говорите себе: «Какой я придурок!» Как это может помочь Вам лучше управлять машиной?

Другим аспектом перфекционизма является требование пациентов находить идеальные решения своих проблем. Пациенты часто обращаются к врачу когда испытывают затруднения в принятии решений, выражаясь психологическим языком, когда возникают конфликты избегания принятия решений и конфликты выбора подхода. Пациенты надеются найти идеальное бесконфликтное решение, когда не удается найти такое решение, они обращаются к психотерапевту. В такой ситуации врачу не стоит предлагать пациенту варианты решений, поскольку это может укрепить мнение пациента, что люди могут находить идеальные решения. Кроме того, в этом случае пациент не овладеет важными навыками: (1) техникой принятия решений (такой как взвешивание аргументов за и против и «гедонистское исчисление»); (2) пониманием причин затруднений в принятии решений (например: «Я мог бы принять неверное решение и это было бы ужасно»); (3) умением принимать неидеальные решения.

С проблемой выбора решения часто сталкиваются пациенты, жалующиеся на крайне неудачную личную жизнь и ощущающие себя в ловушке. Например, женщина сообщала, что она несчастна в браке и хотела бы развестись с мужем, но этому препятствует, по ее мнению, несколько обстоятельств:

Она может позднее обнаружить, что сожалеет о разводе. Она может обидеть мужа. Она сама это сделать не может из-за больших эмоциональных переживаний. Она, возможно, никогда не найдет другого мужчину.

Кроме того, она считала грехом расторжение брака («Разве в брачной клятве не спрашивают: «Расстанетесь ли Вы раньше своей смерти?»»), т.е. это также был конфликт ценностей.

Существует несколько вариантов дискуссии с женщиной о ее обязательствах. Во-первых, врач мог бы убедить ее, что она не может нести полную ответственность за эмоциональное состояние других, так как если она думает иначе, то тогда у нее есть только один выход из положения -посвятить свою жизнь мужу, чтобы обеспечить ему полное счастье. Обсуждая моральные аспекты ее поведения врач может подчеркнуть, что такие понятия, как «правильно» и «ошибочно» не являются полезным индикатором поведения; что действительно важно — это результат. Здесь уместно вспомнить притчу Эллиса о двух дзен-буддистах:

Два дзен-буддиста вышли на прогулку. Один из них был старым священником в возрасте около девяноста лет, второй был молодым послушником. Они подошли к полноводному ручью с затопленными берегами. У ручья стояла красивая возбуждающая воображение девушка. Она обратилась к священникам: «Послушайте отцы, ручей вышел из берегов. Не могли бы вы помочь мне перебраться на другую сторону?» Молодой послушник в ужасе убежал, так как ему пришлось бы взять ее на руки и нести. Но старый священник спокойно взял ее на руки, перенес через ручей и опустил девушку на землю. Затем священники продолжили прогулку. Молодой послушник долго не мог успокоиться и в конце концов сказал: «Отец! Мы давали обет воздержания. Нам не разрешается прикасаться к молодым красивым девушкам. Как могли Вы взять на руки такую очаровательную девушку и разрешить ей обнять Вас за шею, как могли Вы нести ее через ручей ощущая ее близкое дыхание?» И тогда пожилой священник ответил: «Сын мой, ты все еще несешь ее!».

Итак, можно как старый священник согрешить и не испытывать чувства вины (или как молодой священник не согрешить и так при этом мучить себя). Хочет ли пациентка придерживаться своих принципов и быть несчастной или же она хочет быть счастливой, даже если для этого нужно изменить свою систему ценностей. Можно воспользоваться также техникой дистанцирования. Пациентку спрашивают: «Что бы Вы посоветовали своей лучшей подруге, если бы она оказалась точно в такой же ситуации? Посоветовали бы Вы ей остаться в семье и сделать себя несчастной?»

В конечном итоге, однако, пациентке лучше всего переосмыслить и изменить свое требование, чтобы ее решение было идеальным — абсолютно правильным и без всяких отрицательных последствий. Совершенно очевидно, что в реальной жизни редкие решения будут соответствовать этим условиям. У пациентки есть три возможных варианта поведения:

1. Решить остаться в семье и быть несчастной.

2. Решить остаться в семье и поработать над тем, чтобы не быть несчастной.

3. Решить развестись.

Никакой выбор гарантий не дает; даже если бы у врача было особое удостоверение с золотым тиснением «Гарантия счастья», оно бы не помогло. Какое бы решение пациентка ни приняла, оно предполагает некоторый риск и пациентка может либо стараться избегать риска, либо с вызовом пойти на риск. Итак, подчеркнем еще раз, что идеальных решений не бывает.

Окружающие должны

Второе направление иррациональных требований пациентов касается требования идеального поведения от окружающих. В дебатах на эту тему у врача есть три важных аргумента:

(1) окружающие нас люди имеют свободу выбора и у нас нет возможности управлять ими;

(2) попытки управлять поведением окружающих часто имеют для нас нежелательные последствия;

(3) если настаивать, чтобы окружающие поступали так, как нам бы хотелось, то это отрицательно сказывается на нашем эмоциональном состоянии.

Пациенты обычно в этой дискуссии задают два вопроса: «Как могут они себя так вести?» и «Почему они так себя ведут?» Ответ на первый вопрос очень прост и красноречив. Как могут они себя так вести? Очень легко! Почему они так себя ведут? Этот вопрос ведет к интересному спору о том, почему люди грешат и совершают ошибки. Возможно вследствие незнания, заблуждений, отсутствия способностей, вследствие психического заболевания или просто потому, что плохое поведение позволяет рассчитаться с кем-либо. Мы можем обозначить эти причины как глупость, незнание, болезнь, преднамеренность. Понимание этих причин важно для выработки терпимости пациентов к поведению окружающих.

Когда пациент требует от кого-то изменения своего поведения, врач может возразить:

В: Где доказательства, что X не должен так поступать? Доказательств нет. Он поступает как раз именно так. Глупо настаивать, что люди не должны что-то делать. Они решают сами, делать что-то или нет. Намного полезнее разобраться, почему на самом деле X должен поступать так, как он поступает:

В: Какой смысл злиться, когда кто-то поступает так, как свойственно поступать людям. Мы не удивляемся, когда собака ведет себя как собака. Мы не удивляемся, когда кошка ведет себя как кошка. Почему Вы удивляетесь, когда Ваш муж ведет себя, как ваш муж? У него своя история жизни. Это не означает, что он не может измениться. Но почему мы должны удивляться его обычному поведению, особенно, когда он не заинтересован в изменении. Мы можем попросить другого человека изменить свое поведение, но требовать это глупо.

Ниже мы даем пример ведения Эллисом дискуссии на эту тему:

П: Он не должен так поступать!

В: Почему Вы так считаете?

П: Но он был неправ!

В: Давайте предположим, он был неправ. Почему тем не менее говорить Вам об этом некорректно?

П: Я не знаю.

В: Потому, что Вы не управляете всей вселенной. У него есть право ошибаться; у каждого человека есть такое право!

Как отмечалось выше, не существует абсолютной правоты и неправоты, просто ситуация диктует выбор. Кроме того, РЭПТ утверждает, что независимо от того, прав человек или неправ, у него есть право выбора; человек даже может осознанно выбрать ошибочное действие.

Психотерапевт может также подчеркнуть, что упорные попытки контролировать поведение других создают дополнительные трудности:

В: Что это значит управлять людьми? Обычно мы используем для этого отрицательные средства, такие как наказание, плач, пассивное сопротивление, вспышки гнева и т.д. Но независимо от применяемого способа мы точно знаем о человеческом поведении следующее: любой человек, находящийся во власти другого, будет иметь склонность ненавидеть этого другого человека. Итак, чем больше Вы пытаетесь заставить мужа любить Вас, тем менее вероятно, что Вы добьетесь от него того, что хотите. В действительности человек никем не может управлять наверняка, кроме самого себя:

П: Но она так несправедлива!

В: Хорошо, она несправедлива. В этом Вы правы. Но где это написано, что она обязана быть справедливой? Вы говорите: «Она должна… она должна… она должна…» Разрешите Вас спросить, в какой степени Вы управляете ею? И в чем польза от того, что Вы сидите здесь и заживо себя съедаете? Давайте согласимся, это несправедливо. Вы можете управлять только одним человеком. Что Вы намерены в связи с этим делать?

И, наконец, психотерапевт отмечает, что до тех пор, пока пациент придерживается философии требования, у него будут сохраняться эмоциональные расстройства.

В: У Вас есть право попросить кого-либо изменить свое поведение. Но Вы можете не добиться того, что хотите. Ваша задача — перестать оценивать себя в зависимости от успешности своих попыток управлять поведением окружающих.



Страница сформирована за 1.32 сек
SQL запросов: 191