АСПСП

Цитата момента



Тьму победить нельзя, тьма — непобедима. Но всегда можно включить свет.
Несите в жизнь больше света!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

Возможные стратегии, технологии и приемы

Совершенно очевидно, что важнейшей целью при работе с группой этого уровня становится создание в процессе тренинга таких ситуаций, которые заставили бы участников выйти за пределы эгоистической позиции. Это станет возможным, если указанная позиция окажется неконструктивной, не дающей позитивных результатов. Для достижения указанной цели тренер может использовать самые разнообразные стратегии, связанные с описанными реальностями, познания, отношения и преобразования, помогая участникам научиться строить свой экологический мир без ущерба для окружающих. Фактически тренинговая работа здесь выходит в область нравственных категорий, задаваемых этическими максимами, без принятия которых невозможно развитие.

Первая стратегия — «центрационная». Суть стратегии на этом этапе — помощь участникам в преодолении «замкнутой» (эгоистической) центрации. Для этого хорошо подходят технологии «игр-альтернатив». Эти чрезвычайно интересные игры из обоймы тех средств, которые используют психологи для развития умений понимать друг друга, эффективно взаимодействовать, сделать шаг навстречу партнеру. Они обладают, кроме того, еще и мощным дидактическим потенциалом, что позволяет рассматривать их как полигон для испытания нравственных установок и способности к прорыву на более высокий уровень самосознания. Широко известен один из вариантов игр такого типа под названием «Дилемма узника». В конечном итоге они приводят к прочувствованному пониманию достаточно тривиальной истины: кроме игры против кого-то, когда мой выигрыш — это обязательно проигрыш другого, есть ситуации, когда выиграть можно только вместе. Даже в бизнесе, где, казалось бы, царит «закон джунглей», можно добиться большего, выбирая стратегию на общий выигрыш.

Вторая стратегия — «познавательная». Ее содержательное наполнение связано с достижением сплоченности группы и осознания каждым участником своего единства с группой. Здесь работают технологии «решения общей задачи»: игры на преодоление препятствий, соревнования с «внешним соперником», дискуссии по проблемным ситуациям и т.д.

Третья стратегия — «отношенческая». Основная цель — развитие умений видеть ценность в партнере. Полезны технологии «игр-альтернатив» и «вопросов на осознавание». В последнем случае тренер задает участникам вопросы, направленные на выяснение их мнений о мыслях и чувствах партнеров по взаимодействию. Вопросы могут быть, например, такими: «Как ты думаешь, что подумал N., когда ты поступил с ним так? Какие переживания у него возникли? По каким признакам ты это понял? Соответствовали ли твои поступки его ожиданиям?».

Четвертая стратегия — «преобразовательная». Тренер работает на формирование навыков совместной деятельности. Следует обратить внимание, что основной целью в рамках этой стратегии должно стать не обучение навыкам манипулирования в общении (порой в тренингах делового взаимодействия это бывает именно так), а развитие умений вчувствоваться в партнера, сопереживать ему, видеть в нем субъектную ценность. Используются технологии социально-психологического тренинга.

Тренинговая группа «Звездная система»

Этот тип (уровень) тренинговой группы отличается от предыдущих весьма значительно. Одним из самых важных отличий является проявление такого взаимодействия, при котором каждый участник группы как субъект отражает и себя, и другого человека в качестве субъекта и видит ценность и в себе, и в другом. Это тип взаимодействия, к которому неустанно призывают гуманистическая психология, педагогика сотрудничества и что является идеалом развивающего образования. При таком варианте взаимосвязь симметрична и носит характер подлинного субъект-субъектного взаимодействия.

В названии этого типа тренинговой группы отражены самые важные его черты. Во-первых, «звездность», яркость, нестандартность, личностная выразительность каждого из участников, а во-вторых, системный характер организации и существования тренинговой группы. Это уже не диффузность и невнятность «Черной дыры», не автономность и эгоцентризм членов «Скопления астероидов». В случае «Звездной системы» наблюдается сложная и динамичная групповая структура, подчиняющаяся правилам разумного взаимодействия, нацеленного на достижение общей цели.

Многие социальные психологи считают подобный уровень развития группы самым высоким — как же, ведь достигнуто субъект-субъектное взаимодействие между участниками! Но, думается, это не так. У таких групп есть свои ограничивающие черты, не позволяющие считать такую группу идеалом, а взаимодействие между людьми в них крепко-накрепко связано с осуществлением общего дела. То есть для человека другие участники важны не сами по себе, а только в связи с осуществлением совместной деятельности.

Кроме того, на этом уровне исходным моментом является восприятие своей группы как лучшей в каких-то (или во всех) отношениях по сравнению с другими группами. Пребывание в общности, которую можно назвать «Звездной системой», рассматривается ее членами как выгодное, удобное, престижное и т.п. По аналогии со сходным уровнем развития субъекта можно назвать этот уровень развития общности уровнем первичной субъектности, то есть субъектности, находящейся на стадии формирования.

А ведь субъект-субъектное взаимодействие, очевидно, не является однородным процессом, имеющим качественно единообразный характер. Логический анализ позволяет выделить на этом уровне два типа взаимодействия, имеющих специфические особенности. Первый уровень описывается интеграцией субъектов, межличностные отношения которых опосредованы задачами и целями совместной личностно значимой для каждого члена сообщества общественно ценной деятельности (А.В. Петровский). В этом случае задачи и цели совместной деятельности выступают в качестве опосредствующих для придания ценности каждому участнику. Такое взаимодействие может быте названо деятельно-ценностным. Оно описывает систему взаимосвязей в группах высокого уровня развития, не являющихся, однако, полисубъектами.

Для иллюстрации сравним две ситуации.

Компаньоны-бизнесмены затеяли совместный проект — закупку нового оборудования для кондитерских фабрик и реализацию его в России. Они постоянно взаимодействуют, учитывают мнение друг друга, советуются. Однако партнер каждому важен только в связи с общим делом. По завершении проекта они становятся друг другу неинтересны (по крайней мере, до следующего проекта).

И другая ситуация.

Говорят, во время Отечественной войны в осажденном Ленинграде жили два священника. Каждый день в лютый мороз они ходили пешком через весь обстреливаемый город по очереди в гости друг к другу, чтобы вместе… помолчать.

Для отражения субъектности, оказывается, бывают и слова не нужны…

Это такой уровень взаимодействия, который в «Звездной системе» недостижим.

Для «Звездной системы» характерна центрация на себе. Она движется по своей орбите и ревниво наблюдает за движениями других систем «социальной Галактики».

Если же возникает необходимость построения связей с другими общностями, то тяготение к внутренней гармонии и определенной закрытости приводит к тенденции рассматривать их в качестве объектов- конкурентов, которых нужно в чем-то превзойти, победить, подчинить или даже разрушить. При этом осознаваемой (а иногда и неосознаваемой) задачей и тренера, и участников тренинга становится добиться соответствия параметров группы некоторым нормам, якобы характеризующим «хорошую общность». Ориентация на сложившиеся в профессиональной среде стереотипы в представлениях о «хорошей тренинговой группе» тормозит развитие творческого начала, без которого немыслимо развитие подлинной полисубъектности.

В тренинговой группе, относимой к уровню «Звездная система», типичным для участников является стереотипно-зависимый уровень развития самосознания. Его особенностью является то, что жизнедеятельность человека определяется его близким окружением, группой, С которой он либо себя отождествляет, либо ставит выше себя в своих интересах и устремлениях.

Если на предыдущем уровне другой человек выступает как вещь, как средство достижения эгоцентрических целей, то на стереотипно- зависимом уровне другие люди делятся на круг «своих», обладающих самоценностью, и «чужих», ее лишенных. Следствием отождествления себя с группой для человека, по нашему мнению, становится утеря творческого начала и неизбежное возникновение зависимости ценностных ориентаций группы. Этот уровень еще нельзя считать полисубъектным, поскольку другие общности рассматриваются как лишенные субъектной целостности и воспринимаются как объекты. Это легко наблюдать в ситуации, когда, скажем, два тренинга идут параллельно. Теплота и близость отношений в группе не отменяют, а наоборот — часто только способствуют усилению противопоставления «Мы» и «Они»: «да что там у вас! Вот в нашей группе…»

Эта особенность, характеризуемая как групповая (корпоративная), закрытость, как раз и позволила назвать такую группу «Звездной системой» и отнюдь не считать ее вершиной социальных взаимодействий. Очевидно, существуют подтипы этого типа, описываемые в социальной психологии как группы разного уровня развития, члены которых в той или иной степени объединены совместной деятельностью.

Каждый участник тренинговой группы занимает позицию заинтересованности в совместности: другой для него важен не сам по себе, а в связи с тем, что они делают вместе. Например, взаимодействие в тренинге может быть опосредовано задачей совместной отработки участникам необходимых действий для формирования определенных навыков. При этом группа может быть очень сплоченной и каждый ее член может хорошо осознавать общие цели и подчиняться групповым правилам. В подобной тренинговой группе становится очень ярко выраженным феномен «Мы». Характерным является подчеркивание участниками «удивительности» возникших взаимоотношений, чудесности обстановки, превосходства этой группы перед всеми известными. Однако сплоченность группы и отождествление ее членами себя с группой вовсе не говорит о глубоком групповом само сознании.

По-видимому, у членов тренинговой группы может возникать мифическое, имеющее мало общего с реальностью, а иногда попросту ошибочное представление об общности, которую они образуют. Иногда это происходит и у психолога-тренера он порой заблуждается в своих представлениях об общности, образуемой участниками тренинга, не менее, а иногда и более самих участников. Тогда возникает идеализирование группы, восторженное мнение о групповой динамике, потеря бдительности и внимания к мелочам. И вот тут-то — бац! — как нежданное извержение вулкана могут заявить о себе кризис группы, развал взаимодействия и агрессивные проявления. Особенно если группа столкнется с серьезными препятствиями в своем развитии и (или) будет потеряна цель совместной деятельности, объединявшей до того участников.

Возможные стратегии, технологии и приемы

Основные усилия тренера на этом этапе (при указанном уровне развития группы) должны быть направлены на оказание помощи каждому участнику в «расширении» субъектности за пределы тренинговой группы. Высшей целью на этом уровне уже, может выступать способность Встречи Субъекта с Миром, то есть достижение ситуации, когда каждый участник тренинга будет обладать всеми возможностями для построения собственного экологического мира не только в «оранжерейных условиях» тренинговой группы, но и в своей жизни в целом.

Фактически продвижение группы по этому пути ведет к естественному завершению ее функционирования как искусственного конгломерата отдельных субъектов и превращению ее в духовную общность нацеленных на саморазвитие и контакты с миром людей. Достижение высшего уровня группового развития означает способность каждого участника эффективно и самостоятельно решать проблемы, с которыми ему придется столкнуться в будущем, на основе опыта, приобретенного на тренинге.

Первая стратегия — «центрационная». В рамках этой стратегии тренер помогает участникам выйти за пределы «шаблонной» центрации и превратить ее в «объединяющую». Целесообразно использование «технологии взаимопонимания». Имеются в виду системы специальных упражнений, нацеленных на развитие умений открытого и предельно искреннего, принимающего взаимодействия, способностей к позитивному отношению к миру, к другим людям, развитие готовности к диалогу в самых разнообразных ситуациях.

Вторая стратегия — «познавательная». Осуществляется работа по расширению пределов познания мира и себя, для чего могут быть привлечены (при соблюдении всех необходимых требований!) некоторые модификации духовных практик, например технологии «медитаций-визуализаций». Задачами здесь становятся расширение самосознания, личностная трансценденция, подключение неосознаваемых ресурсов. Участники обучаются не только эффективной саморегуляции, но и умениям использовать ресурсы измененных состояний сознания.

Третья стратегия — «отношенческая». Реализация этой стратегии определяется задачей развития творческого отношения участников тренинга к миру. Для этого нужны «технологии креативности». В рамках этих технологий особенно активно используются различные методы метафоризации, психодраматические и арттерапевтические методы, способствующие проявлению творческих потенциалов участников.

Четвертая стратегия — «преобразовательная». Важнейшая цель — преодолеть «оранжерейный эффект» группы и проверить готовность участников к самостоятельному Построению экологического мира. Можно применять технологии «домашних заданий»: тренер поручает участникам использовать полученные знания, умения и навыки в различных ситуациях их реальной жизни в промежутках между тренинговыми занятиями; на последующих встречах разбираются успехи и неудачи такой «экспансии в обыденность».

Тренинговая группа «Галактический совет»

При анализе предыдущего типа тренинговой группы(«Звездная система») был рассмотрен первый тип субъект-субъектного взаимодействия. Хотя деятельно-ценностное взаимодействие участников группы «Звездная система» характеризуется наличием субъект-субъектных отношений в общности, ее члены вступают в эти отношения лишь постольку, поскольку они продиктованы совместной деятельностью. Здесь проявляется способность к рассмотрению себя и общности как целостных систем. Но этот уровень еще нельзя считать полисубъектным, поскольку другие общности рассматриваются как лишенные субъектной целостности и отражаются как объекты.

Второй уровень взаимодействия и является в нашей терминологии полисубъектным. Это тот уровень, когда каждый участник взаимодействия «возвращает» другому его отраженную субъектность (ВА. Петровский) и получает возможность на новом витке взаимодействия выступить как субъект по отношению к собственной субъектности (в ее отраженной форме). Феномен отраженной субъектности, описанный В.А. Петровским и определяемый им в общем плане как форма идеальной представленности и продолженности одного человека в другом, является одним из свойств полисубъекта — на следующем уровне развития группы.

Это становится возможным именно в группе, которую можно образно назвать «Галактический совет».

Отличительной чертой этого типа тренинговой группы является способность к построению не только внутригрупповых субъект-субъектных отношений, но и межгрупповых. Иными словами, члены «Галактического совета» образуют сообщество людей, готовых к искренним и открытым контактам со всеми, кто выразит желание этого. Аналогия с фантастическим «объединением представителей разумных рас», живущих в разных концах необъятного космоса, позволяет понять сущность возникающего взаимодействия: не бессмысленно-беспощадные космические войны, а принятие как самоценностей любых носителей разума, даже в случае невозможности построить совместную деятельность.

Психолог здесь занимает «понимающую» позицию. Свойство полисубъектности может возникать во взаимодействии психолога и индивидуального клиента или психолога и тренинговой группы (следует заметить, что такие «психологические прорывы» в диадах можно наблюдать уже на предыдущем уровне развития группы). Поскольку на этом уровне участники тренинга придают самоценность себе и другим независимо от задач и целей совместной деятельности, то в указанной ситуации можно говорить о доминировании не деятельности, а общения.

Тогда развивающим, психотерапевтическим становится само взаимодействие как акт встречи, а не совместная деятельность. Разумеется, деятельность в этом случае не исключается. Просто она становится средством глубокого контакта, фоном, на котором возникает особая психологическая ментальность — полисубъект. Это может произойти, пожалуй, скорее на тренинге личностного роста, чем на тренинге навыков, но в большей степени зависит не от формы взаимодействия, а от желания и способности партнеров (психолога и группы) предъявить свою подлинную субъектность.

Группа указанного уровня развития, конечно же, является сплоченной. Ее члены хорошо осознают, что скрывается за коротким словом «Мы», каким смыслом оно наполняется. При этом презентируемое Мы не рассматривается как единственно правильное или лучшее. Подразумевается естественность и необходимость различий полисубъектов без потери ими самоценности.

Полисубъектное взаимодействие характеризуется здесь опорой на субъект-субъектные отношения в ситуации создания связей с другими полисубъектами и общностями иных типов. Субъекты, входящие в группу такого типа, оказываются способны рассматривать как субъектную целостность и себя, и свою общность, и другие общности.

На этом уровне осознание полисубъектом самого себя основывается на более объективных моментах, связанных с анализом членами общности реальных действий, осуществленных общностью как целым. Кроме того, субъекты, входящие в тренинговую группу — полисубъект, с достаточно высокой степенью адекватности способны отрефлексировать систему взаимоотношений, складывающихся между компонентами системы полисубъект.

Принятие позиции другого человека связано с принятием в целом его самого как ценности — при том, что ты сам можешь придерживаться совершенно других позиций.

Вспоминается забавная и мудрая притча о правоте.

Однажды Ходжу Насреддина попросили быть судьей в спорном деле. Сначала выступил истец, который доказывал свою правоту и настаивал решить тяжбу в свою пользу. Насреддин выслушал его и сказал: «Да, ты прав!». Затем выступил ответчик, который утверждал, что все было совсем не так и справедливость на его стороне. И ему сказал Ходжа: Да, ты прав!». Тут к Насреддину подошла жена и тихонько сказала «Послушай, Насреддин, ты или дурак, или лицемер. Ведь они утверждают совершенно противоположные вещи, а ты и тому, и другому говоришь, что он прав!». Тогда Ходжа повернулся к ней и сказал: «Да, и ты тоже права!».

Высшая ступень этого типа связана с превращением тренинговой группы в духовно-развитую общность, отражающую высшие возможности понимания людьми друг друга. Джекоб Морено называл нечто подобное теле. Под этим термином имелся в виду многосторонний модус человеческих отношений, встреча двух или нескольких людей, взаимовчувствование, взаимопроникновение, одновременное преодоление разделяющих психологических пространств. При этом теле предполагает адекватное видение другого: оно может приводить к взаимному притяжению, но и к расставанию в случае видения несовместимости.

Содержание взаимодействия на этом уровне определяется особой духовной близостью между субъектами — когда взаимоотношения креативны. Такой полисубъект не является замкнутой системой напротив — возможности его расширения практически безграничны. Субъекты, вступающие в такое взаимодействие, способны к рассмотрению целостности как субъекта не только себя, своей и других общностей, но и мира, способны к ощущению подлинного целостного единства себя и мира.

Итак, тренинговая группа как полисубъект выступает в качестве развивающейся общности, в которой развитие каждого субъекта опосредуется совместной творческой деятельностью и общением и включено в единый процесс развития целостного полисубъекта. При этом можно предположить, что полисубъект развивается только тогда, когда процесс саморазвития становится естественным для всех компонентов полисубъекта, и что базовым условием развития полисубъекта (по аналогии с субъектом) является повышение уровня самосознания входящих в него субъектов.

Траектория развития самосознания субъектов в полисубъектном взаимодействии — через выделение себя, через возникновение чувства Мы во взаимосвязи с чувством Я и становление на этой основе образа Мы полисубъекта и образа Я каждого субъекта в связи с Мы происходит централизация разных отношений полисубъекта, рефлексия себя каждым субъектом в процессе взаимодействия с другими субъектами.

Для участников этот уровень характеризуется гармоничным развитием всех структур самосознания. Благодаря глубокому осознанию просоциальных, общечеловеческих смыслов своей деятельности каждый из участников строит систему отношений с другими, основанную на принятии их как самоценностей (и подобное отношение складывается у него к себе), проявляет себя как творческая личность (и осознает себя таковой), организует систему деятельности, направленную на совместное развитие уникальной сущности себя с другими.

К настоящему, глубокому полисубъектному взаимодействию на подобном уровне способны, пожалуй, далеко не всякие группы. По-видимому, достижение высшего уровня полисубъектного взаимодействия является достаточно редкой ситуацией; при этом такие достижения в большинстве случаев следует рассматривать как «прорывы», не являющиеся протяженными во времени. Должно совпасть очень много благоприятных обстоятельств — начиная от высочайшего профессионализма тренера и его собственной субъектности и кончая подбором участников, готовых к восхождению через большие внутренние трудности к полисубъектному взаимодействию. Достичь этого очень сложно в тренинге, кроме того, и в силу ограниченности времени (несмотря на субъективное «сжатие опыта») — монахи, посвященные тратят на это многие годы жизни.

Ведь такое взаимодействие — пролог к подлинно духовному, или эсхатологическому, пониманию себя и других людей.

Путь этот бесконечен.

А завершить рассказ о типах тренинговых групп и уровнях их развития можно еще одной старой восточной притчей.

К богачу пришел голодный нищий. Богач приказал дать ему большую миску супа, а когда нищий поел, спросил, сыт ли он. «Да», — сказал нищий. Тогда богач велел дать ему еще и мяса. Тот съел его дочиста. «Сыт ли ты?» — снова поинтересовался богач. Нищий снова подтвердил, что наелся. Богач распорядился принести кувшин молока, который нищий выпил до последней капли. Богач засмеялся и спросил
— Зачем же ты говорил, что сыт, если готов был все есть и есть?
Вместо ответа нищий взял кувшин и доверху наполнил его камнями.
— Полон ли кувшин? — спросил он богача.
— Конечно! — заявил тот.
В промежутки между камнями нищий добавил, сколько мог, морской, гальки и спросил снова:

— А теперь полон?
— Ну, теперь-то уж точно полон!
Нищий взял несколько горстей песка и насыпал в кувшин.
— А теперь полон? -
Богач молчал. Тогда нищий налил в кувшин воды, наполнив его и в четвертый раз…



Страница сформирована за 0.6 сек
SQL запросов: 191