АСПСП

Цитата момента



Никогда не теряй терпения - это последний ключ, открывающий двери.
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Я - герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног - ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей - надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, - все. Ты обречен быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода.

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

Потребность быть субъектом

Многие люди искренне полагают, что «внешнее» первично по отношению к человеку. И поэтому из ребенка, как из пластилина, нужно что-то «вылепить», его, как пустую стеклянную банку, нужно чем-то «наполнить», в его голову, как в ячейку камеры хранения, необходимо нечто «вложить». Можно сказать, что у некоторых взрослых встречается «синдром папы Карло»: ребенок неосознанно уподобляется ими полену, из которого они планируют «выстругать» удобную для себя игрушку.

А ведь сам Алексей Толстой — автор бессмертного Буратино, очевидно, прекрасно понимал нелепость таких убеждений. Во всяком случае, фабула «Золотого ключика» их напрочь опровергает: достаточно вспомнить, как быстро — еще и не перестав быть поленом — Буратино начал наглядно демонстрировать несоответствие ожиданиям своего создателя и свое стремление стать самостоятельным субъектом.

Итак, если исходить из понимания человека как субъекта, то нужно признать идею о первичности внешнего для формирования важнейших качеств человека принципиально неверной. Поведение любого человека — это активность, направленная на реализацию самой главной человеческой потребности — потребности быть субъектом. Эта потребность определяет нацеленность на создание своего экологического мира, по отношению к которому человек будет «лежащим-в-основе». Иными словами, человек стремится освоить, «обжить» ту среду, в которой он оказался, сделать ее своим домом, несущим во всем его «отпечаток». В общем, «сделать мир своим». Это стремление сделать мир своим является действительно ведущей потребностью, поскольку оно «стоит за», лежит в основе всех остальных потребностей человека.

Принципиально важно, что человек стремится стать субъектом вовсе не потому, что этого требует окружающий мир. И не потому, что его субъектность старательно формируют взрослые. Просто такова его человеческая сущность: не будучи субъектом своего экологического мира, он не может быть подлинно Человеком.

Следовательно, субъектность нельзя создать путем специальных внешних воздействий. Ее можно пробудить, позвать. И прав был великий педагог Сухомлинский: «Ученик не сосуд, который надо заполнить, а факел, который можно зажечь».

Можно привести такую аналогию.

Когда ребенок совсем маленький, мама, как правило, старается накормить его полезными, с ее точки зрения, продуктами. А он — очень часто — сопротивляется, отворачивается, выплевывает. Даже если удается заставить его проглотить навязанную еду, никто не гарантирует, что организм ее удержит и примет.

Ученые провели эксперимент: у нескольких детей была возможность выбирать из довольно большого количества пищевых продуктов и есть тогда и столько, когда и сколько захочется. Так вот: оказалось, что дети употребили ровно такое количество пищи, какое по нормативам им полагалось. Включая оптимальное количество витаминов и минеральных веществ.

Ведь всем известно, что потребность в пище — одна из самых важных физиологических потребностей! Зачем же ее специально формировать?

Так же обстоит дело и с потребностью быть субъектом. Эта потребность уже изначально есть в человеке. И другие люди могут лишь способствовать (или мешать) развиться субъектности. Задача психолога при работе с клиентами заключается в создании условий, при которых все три стороны субъектности (представления, отношения, умения) получили максимальное развитие. Что это значит?

Это значит, что нужно сделать все, чтобы человек сумел расширить представления о мире и о самом себе, выработал позитивные (принимающие) отношения к миру, другим людям и к себе и сформировал умения реализовывать эти представления и отношения в жизни.

Становление субъектности у каждого человека происходит своим собственным путем в соответствии с законом взаимодополнительности человека и мира. У кого-то этот путь оказывается длинным и извилистым, у кого-то он прям и очевиден. Идея взаимодополнительности человека с миром может быть замечательно проиллюстрирована старой притчей о кресте.

Решил как-то один человек, что у него слишком тяжелая судьба. И обратился он к Господу Богу с такой просьбой: «Спаситель, мой крест слишком тяжел и я не могу его нести. У всех людей, которых я знаю, кресты гораздо легче. Не мог бы ты заменить мой крест на более легкий?» И сказал Бог: «Хорошо, я приглашаю тебя в мое хранилище крестов — выбери себе тот, который тебе самому понравится». Пришел человек в хранилище и стал подбирать себе крест: он примерял на себя все кресты и все ему казались слишком тяжелыми. Перемерив все кресты, заметил он у самого выхода крест, который показался ему легче других, и сказал Господу: «Позволь мне взять этот». И Бог сказал «Так ведь это и есть твой собственный крест, который ты оставил в дверях, чтобы примерить остальные».

Потребность стать субъектом есть у всех. Ведь это то же самое, что потребность стать человеком. Но, к сожалению, как не все становятся настоящими людьми, так не все превращаются в подлинных субъектов — творцов собственного экологического мира.

События моей жизни

Из чего состоит наша жизнь? Что вообще мы называем жизнью?

Прежде чем попытаться ответить на этот непростой вопрос, немного порассуждаем. Десять лет почти каждый день (за исключением выходных, праздников и каникул) среднестатистический учащийся одиннадцатого класса выходил из дома и отправлялся по привычному маршруту в школу. Он делал это уже, наверное, более двух тысяч раз. Может ли он вспомнить все эти дни? Нет, конечно! Но почему? Да потому, что большинство этих дней не оставили глубоких следов в его памяти. Они были обычными, рутинными, похожими один на другой. Но наверняка он готов рассказать о таких днях, которые помнятся очень хорошо, несмотря на то что порой они уже очень отдалены от дня сегодняшнего. Ведь были и яркие уроки, потрясшие воображение, и бурные переживания, и незабываемые встречи… В воспоминаниях, дающих доступ к прошлому нашего экологического мира, присутствуют только события — иными словами, только то, что было достаточно важным, значимым для нас.

Именно события обеспечивают изменения в нашем мире и в нас самих. Именно события делают жизнь динамичной и насыщенной и позволяют нам развиваться (а иногда и, увы, деградировать). Но если нет событий, то нет и изменений. Получается, что для расширения наших возможностей нужно, чтобы происходили события. То есть, если мы хотим развить свою субъектность, мы должны превратить нашу жизнь в цепь связанных между собой событий, которые будут переживаться нами как целостность, единство, неразрывность изменений, происходящих в нас и в окружающем. Следовательно, событие это существенное для человека изменение его экологического мира.

Как ошибочно мнение о том, что субъектность формируется в результате внешних воздействий, так заблуждением является и мысль о том, что события с человеком «происходят», «случаются» как следствие работы неких «внешних» факторов. На самом-то деле человек порождает события!

Психологу, работающему с тренинговой группой, непросто донести до своих клиентов эти мысли. Но может быть, и не стоит этого делать? Наверное, куда важнее попытаться — в случае личного принятия субъектной методологии — рискнуть предъявить участникам группы свою собственную субъектность. В этом и будет состоять реализация основного положения субъектной парадигмы в тренинге.

Встреча с умным, глубоким и увлеченным человеком (а именно таким, пожалуй, должен быть психолог), встреча, которая станет событием для участников группы, имеющих какие-то жизненные трудности, это и есть важнейшее условие развития их субъектности. Поэтому главное, что может сделать психолог, помогающий людям, — это построить с ними подлинные субъект-субъектные отношения. Ведь только глядя в другого, мы оказываемся способны увидеть отражение самих себя. И тогда у нас возникает шанс изменить представление о себе в мире, изменить через переживания отношения с людьми, научиться действовать так, чтобы, соучаствуя в жизни других людей, расширять свои возможности без ущерба возможностям других. И строить наш совместный экологический мир, следуя собственным путем.

Известный специалист в области психологического тренинга Ю.М. Жуков очень точно заметил: «Рутина бытия не занимает сознания. Только изменяющееся в мире становится фактом сознания. Тенденция к «вынесению за скобки» констант и удержанию переменных является, по-видимому, фундаментальным свойством живого сознания» (2004, с. 163).

Вместо скучных и пафосных монологов психолога, вместо лекций о том, как нужно перестраивать свою жизнь, — увлекательное совместное творчество. И открытия — в людях, в себе, в мире. Каждое тренинговое занятие должно само по себе стать событием. Лишь тогда возможно глубокое личное движение, лишь тогда возможны изменения во внутреннем мире. В этом случае освоение какой-либо деятельности будет сопровождаться осознаванием роста своих возможностей. А ведь возможность — это взаимодополнительность свойств самого человека и предметов окружающего мира. Следовательно, если в нашей жизни происходят какие-то важные события, то изменяются наши свойства, но изменяются и свойства окружающего! Происходит единое, слитое в одном процессе изменение человека и его мира.

В связи со сказанным хотелось бы вспомнить одну суфийскую притчу о лавке возможностей.

Однажды человеку приснился сон, будто он идет по городу и заходит в торговую лавку, Он долго ходит среди разнообразных экзотических заморских овощей и фруктов. Там есть весьма странные и необычные плоды и ягоды, даже и близко не похожие на те, что он ранее видел. Одни привлекают его своими невероятными красками, другие манят предвкушением райского аромата, третьи — изысканными звуками, доносящимися из сердцевины фрукта. И конечно же, каждый из людей выбирает то, что ему по душе, и часто оказывается, что именно это ему и необходимо. Но как только человек брал в руки какой-нибудь фрукт, он исчезал, оставляя на ладони крохотное семечко. Немало удивленный, он решил схитрить и подошел к хозяину лавки:
— Дайте мне, пожалуйста, вон тот фрукт, — сказал он и показал на полку.
Однако хозяин ответил ему:
— Мы не торгуем плодами, мы торгуем семенами…

Психологический тренинг и развитие субъектности

Субъектный подход к человеку и его поведению принципиально меняет понимание сущности тренинговой работы. Основной задачей тренинга становится не только формирование определенной системы представлений, отношений и умений и создание «завершенного продукта». В субъектной парадигме ценен сам процесс: не столь важно, каковы имеющиеся сейчас успехи данного человека на пути построения своего экологического мира, главное — какова динамика этого процесса

Реализация субъектной парадигмы в практической деятельности требует кардинального изменения позиции тренера. Тренеры, работающие в рамках традиционных подходов к тренингу, явно или неявно исходят из того, что они «знают, как клиенту лучше». Но поскольку каждый человек живет в своем собственном экологическом мире, то нет и не может быть «правильных» и «неправильных» способов в нем жить. Поэтому для тренера, работающего в парадигме субъектности, невозможна не только позиция всемогущего носителя «абсолютного знания», но даже и позиция мудрого пастыря, пасущего «неразумных овец».

Соответственно, в парадигме субъективности свою задачу тренер видит не в том, чтобы наставлять клиента на «путь истинный» в той или иной форме, а в том, чтобы клиент смог открыть собственный путь, стал субъектом, «лежащим-в-основе» собственной жизни. Но субъектность как сущностное качество человека «пробуждается» только в присутствии другой, «обращающейся» к ней субъекности! Поэтому главное, что необходимо сделать тренеру, — выстроить с клиентом качественно иной, субъект-субъектный способ взаимодействия.

В содержательном плане отношения тренера с клиентами в парадигме субъектности носят характер подлинного взаимодействия, а не двух одновременно существующих, взаимно направленных векторов воздействия (S1 S2, а не S1→ S2 + S1 ←S2). Поэтому в процессе взаимодействия с клиентами тренер может не только вносить коррективы в технический аспект своей деятельности в группе, не только менять стратегию работы, но даже изменять себя, свою личность, что немыслимо для тренеров в трех предыдущих парадигмах, но в этом-то и заключаются настоящие субъект-субъектные отношения.

Парадигма тренинга как развития субъектности в нашей стране пока еще не очень распространена, и в реальной тренерской практике ее основные положения существуют в основном в виде красивых деклараций. И дело даже не столько в отсутствии в тренерском сообществе соответствующих традиций использования этой парадигмы, сколько в ее относительной сложности и необычности — она требует высокой профессиональной квалификации тренера как психолога, его большой работы над самим собой, пересмотра сложившихся стереотипов, изменения позиции (иногда кардинального) в отношениях с участниками группы и т. д. Кроме того, ориентация на процесс, а не на «завершенный продукт» делает менее очевидными здесь и сейчас результаты тренинга для заказчиков, а иногда и для самих клиентов, что в рыночной ситуации явно не способствует спросу на подобную «услугу».

Тем не менее ее достоинства гораздо более значимы. Во-первых, в парадигме субъектности происходит работа с самыми фундаментальными, сущностными характеристиками клиента: глубина происходящих изменений, как правило, недостижима в рамках привычных подходов, чаще всего сводимых к бихевиористским традициям. И если проблемы, с которыми сталкивается клиент, лежат именно на этом уровне, пожалуй, альтернативы данной парадигме пока нет.

Во-вторых, клиент приобретает «не рыбу, а удочку»: не способность выполнять какую-то конкретную деятельность, а качественно иной способ существования в мире, который уже будет реализовываться им во всех осуществляемых видах деятельности.

В-третьих, динамика достигнутых на тренинге результатов носит характер не регрессии (забывание знаний, распадение паттернов поведения и т. д.), а наоборот — прогрессии. Тренинг в парадигме субъектности как многолетнее растение: приносит плоды не сразу, зато живет долго и все время набирает силы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вачков И.В., Дерябо С.,Д. Окна в мир тренинга. Методологические основы субъектного подхода к групповой работе. — СПб.: Речь, 2004. — 272 с.

2. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. — М.: Прогресс, 1988. — 464 с.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1—4. Т. 2: И—О. — М.: А/О Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. — 912 с.

4. Жуков Ю.М. Коммуникативный тренинг. — М.: Гардарики, 2004.

5. Оуэн Н. Магические метафоры. 77 историй для учителей, терапевтов и думающих людей. — М.: Эксмо, 2002.

6. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. — М., 1997.

7. Хайдеггер М. Европейский нигилизм /В кн.: Проблема человека в западной философии. — М.: Прогресс, 1988. — С. 261—313.

8. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М.: Политиздат, 1991.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. Раскройте сущность наиболее типичных картин мира, распространенных в рамках обыденного сознания. Какая из них наиболее близка вашей? Какие можно назвать преимущества и недостатки каждой из них?

2. Что представляет собой человек как субъект? Каковы его важнейшие характеристики?

3. Что значит взаимодополнительность человека и мира? Как она связана с категорией «возможности»?

4. Раскройте сущность понятия «субъектность».

5. Каковы основные характеристики экологического мира? В чем отличие этого понятия от традиционного понятия «мир»?

6. Почему именно события можно рассматривать в качестве основных единиц человеческой жизни?

7. Возможно ли формирование субъектности с помощью внешних воздействий? Докажите свое мнение.

8. Может ли психологический тренинг способствовать развитию субъектности? Почему?

9. Каковы, по вашему мнению, основные условия развития субъектности в тренинге?

Глава З. СУЩНОСТЬ ТРЕНИНГОВЫХ МЕТОДОВ

Общее представление о тренинговом методе

Если начинающий тренер обратится к литературе, описывающей тренинговые методы, то, думается, отчаяние его будет безграничным. Мало того, что названий методов очень много, так еще и едва ли не каждый автор понимает под тем или иным методом что-то исключительно свое, родное и горячо любимое. И хотя к базовым тренинговым методам традиционно относят групповую дискуссию, игровые методы и психогимнастику, но как понимать групповую дискуссию и что следует относить к психогимнастике, а что ни в коем случае — по этому поводу мнения порой кардинально разнятся, и каждый упорно стоит на своем. Многие исследователи оправдывают такую ситуацию отсутствием разработанной методологии тренинга. А каково начинающему тренеру, который оказывается не способен понять, каким методом он сам пользуется, да и можно ли считать то, что он делает, вообще тренингом?

В первой главе «Тренинг в системе методов практической психологии» сам тренинг был определен как метод работы психолога с клиентом, когда клиент делает то, чему он хочет научиться. Для того, чтобы участники группы могли делать то, что они хотят научиться делать, то есть могли тренироваться, необходимо, чтобы в процессе тренинга у них была возможность узнать нечто о том, как это делать, захотеть это делать и — собственно делать. Иными словами, надо, чтобы тренинг не был псевдореальностью, «изображающей» жизнь, а оказался самой настоящей жизненной реальностью.

В нашей обыденной жизни происходят разнообразные события. Проживая события, мы приобретаем опыт переживаний, формируем жизненные представления, вырабатываем субъективные отношения, приобретаем необходимые умения. На тренинге должно осуществляться то же самое.

Но что же такое вообще — метод? В широком смысле метод понимается как способ достижения цели, осуществления познания, освоения и преобразования объектов действительности, включающий в себя общие принципы и конкретные приемы обращения с тем или иным предметом.

Говоря о тренинговых методах, мы должны подчеркнуть, что в этом случае методы направлены не на объект действительности, а на субъекта. Точнее сказать, на субъектов двух типов — индивидуального и группового. Из этого следует, что возможна классификация тренинговых методов на те, которые направлены на отдельных участников, и те, которые предполагают работу с группой как целым.

Однако в реальности тренинга индивидуальные и групповые процессы слиты в едином потоке, поэтому сам тренер фактически реализует тренинговые методы на трех уровнях:

1) в группе — с отдельным участником; обычно это происходит в случае диадного взаимодействия ведущего и одного из членов группы либо при демонстрации техники индивидуальной психокоррекционной или консультационной работы, либо при проведении сеанса какого-либо направления психотерапии в присутствии наблюдателей, либо при спонтанном возникновении диалога по какой-либо значимой для всех теме;

2) с группой — как единым целым; такая ситуация возникает, когда ведущий дает задание, которое должна выполнить вся группа, и обращается именно к группе (или подгруппе), а не к отдельному участнику (такой подход особенно важен в тренинге командообразования и тренинге сплочения);

3) через группу — с отдельным участником средствами самой группы; внешне работа на этом уровне напоминает картинку предыдущего, однако здесь ведущий скрытым образом использует ресурсы группы для воздействия на одного или нескольких участников (разумеется, в целях оказания им психологической помощи, а не ради манипуляции как таковой).

Следовательно, при анализе тренинговых методов необходимо опираться на критерии, в которых учтены, с одной стороны, единство индивидуальных и групповых процессов, а с другой — уровни осуществления деятельности тренера.

Мнение о том, что тренинг — это «понарошку», а жизнь это «совсем другое», приводит на память известные споры о том, что такое реальность и есть ли она вообще.

Наиболее ярким высказыванием на эту тему, прошедшим к нам сквозь столетия, пожалуй, можно считать это, принадлежащее великому китайскому философу Лао Цзы: «Однажды я, Чжуан Чжоу, увидел себя во сне бабочкой — счастливой бабочкой, которая порхала среди цветков в свое удовольствие и вовсе не знала, что она — Чжуан Чжоу. Внезапно я проснулся и увидел, что я — Чжуан Чжоу. И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он — бабочка, то ли бабочка, которой снится, что она — Чжуан Чжоу. А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой, несомненно, есть различие».

Следовательно, и в тренинге должно происходить множество событий, и именно события образуют важнейшее содержание тренинга. Нет событий — нет тренинга!

Что же нужно для того, чтобы в тренинге постоянно возникали события? Нужно, чтобы именно на это тренер направлял свою активность. Иначе говоря, методы, применяемые тренером, должны выступать способом организации событийности тренинга. С методологической точки зрения, событие — это конкретное проявление движения в пространстве и времени. Вот теперь можно дать определение метода в тренинге.

Итак, тренинговый метод — это способ организации движения (активности) участников в пространстве и времени тренинга с целью достижения изменений в их жизни и в них самих.

Важнейшие принципы реализации тренинговых методов

Очевидно, что идея о событийной природе тренинга должна найти воплощение в тех принципах, на которых базируются тренинговые методы. Из данного выше определения тренинга логично вытекает мысль о том, что это должны быть принципы: 1) организации движения; 2) организации пространства; З) организации времени. Таковы соответственно принцип событийности, принцип метафоризации и принцип трансспективы.

Принцип событийности. Суть этого принципа заключается в следующем: при проведении тренинга психолог должен обеспечить превращение его движения в цепь связанных между собой событий, которые будут переживаться участниками как целостность, единство, неразрывность изменений, происходящих в них и в окружающем.

Проще говоря, тренинг должен сам по себе быть событием для каждого участника. Лишь тогда возможно его — участника — личное движение, лишь тогда возможны изменения в нем. В этом случае освоение какой-либо деятельности в процессе тренинга будет сопровождаться осознаванием роста своих возможностей. А ведь возможность — это взаимодополнительность свойств самого человека и предметов окружающего мира. Следовательно, если в тренинге происходят какие-то важные события, то изменяются свойства участников — но изменяются и свойства окружающего мира! Происходит единое, слитое в одном процессе изменение человека и его мира.

Проиллюстрируем эту мысль примером. Скажем, психолог ведет со старшеклассниками тренинг профессионального самоопределения. Можно свести его к банальному информированию об имеющихся в городе вузах и специальностях, по которым они готовят. Можно проконсультировать каждого участника по результатам психодиагностики имеющихся у него качеств и свойств и объяснить, к какому типу профессий он в большей степени склонен. Можно, в конце концов, прямо сказать кому-то, что ему одна дорога — в техническое училище и сообщить, что с директором этого самого училища уже есть договоренность.

А можно организовать именно тренинг — с использованием специальных профориентационных упражнений и игр профессионального и личностного самоопределения (см. замечательные разработки Н.С. Пряжникова), в процессе которых старшеклассники не только откроют в себе новые свойства и качества, но и увидят для себя новые возможности! А это и есть события, ведущие к изменениям. Участник при этом проживает неразрывность динамики его внутренних состояний и происходящих в его окружении изменений.

Принцип метафоризации. Этот принцип будет подробно раскрыт в соответствующе главе. Здесь же обратим внимание на связь метафоры с понятиями символа, образа и пространства. О.А. Свирепо и ОС. Туманова пишут (2004, с. 9): «давным-давно в древней Греции, отправляясь в далекие края, люди брали с собой осколок глиняной пластины, другой кусочек оставляли тем, с кем были связаны союзом или узами наследственной дружбы. Если до новой встречи проходили годы, внешность менялась, и люди уже не могли узнать друг друга, то на помощь приходили эти пластины, которые назывались symballon — совпадающие осколки целого».

Символ (правильнее — симбол), таким образом, — это знак единства, знак взаимодополнительности, знак, указывающий на недостающее, но необходимое для достижения завершенности. Так же как кусок глиняной пластины, обломанный нарочито небрежно, идеально подходил к одному и только одному другому обломку, так и каждый участник тренинга может (и должен) увидеть свое совпадение с окружающим миром в пространстве жизни, увидеть себя как часть целого. И не только с миром вообще, но и в пространстве своей группы. Метафора есть по сути своей перенос свойств одного предмета на другой. Иначе говоря, благодаря метафоре (чаще всего реализуемой через некоторые символические образы) становится возможным переход из одного пространства (в том числе — воображаемого) в другое. Если в других участниках человеку удается узнать себя и ощутить свое единство с ними в пространстве тренинга, то это также есть реализация принципа метафоризации.

Следовательно, из этого принципа следует особое внимание к использованию в системе тренинговых методов символов, образов и метафор.

Принцип трансспективы. Согласно этому принципу психолог должен ориентироваться на создание в тренинге условий для проживания участниками событий в их единстве с событиями прошлого и будущего, фактически в их неразрывности во времени. Линейность времени — понятие условное. Психологическое время может проживаться совершенно по-разному циклически, фрагментарно, синкретически.

Достаточно очевидно, что происходящие события могут менять не только настоящий момент, они способны изменять прошлое и будущее. Это легко проиллюстрировать примерами «всплывания» вытесненных воспоминаний и переосмысления событий прошлого в психоанализе или «программирования будущего» в НЛП. действительно, не зря же в начале 90-х СССР называли на Западе «страной с самым непредсказуемым прошлым»…

Таким образом, можно утверждать, что событие существует не в прошлом, настоящем или будущем, а в трансспективе, «пронизывает» собой одновременно прошлое, настоящее и будущее. Трансспективность события дает человеку возможность изменить и прошлое, и будущее. Часто трансспективность переживается участниками как «временная сжатость» тренинговых занятий, субъективное ощущение очень быстрого протекания времени в процессе работы и чрезвычайной наполненности и длительности при ретроспективном взгляде.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191