УПП

Цитата момента



Смысл жизни не в ребенке – в улыбке ребенка. У вас есть мужество — выращивать улыбку?
Расти, улыбка, и большая, и маленькая!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Есть в союзе двух супругов
Сторона обратная:
Мы — лекарство друг для друга,
Не всегда приятное.
Брак ведь — это испытанье.
Способ обучения.
Это труд и воспитанье.
Жизнью очищение.
И хотя, как два супруга,
Часто нелюбезны мы,
Все ж — лекарства друг для друга.
САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ.

Игорь Тютюкин. Целебные стихи

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

РЭТ-упражнение № 11

Подумайте о какой-нибудь проблеме, которую вам нужно решить. Ну, например:

  • Как получить хорошую работу.
  • Как произнести хорошую речь.
  • Как выиграть партию в гольф.
  • Как написать курсовую работу.
  • Как проехать по незнакомому городу.
  • Как общаться с людьми.
  • Как получать больше радости от секса.
  • Какой телевизор купить,
  • Какой дом купить.
  • Кого выбрать партнером по игре.
  • Какой курс прослушать в школе.
  • Какое платье надеть на вечер.
  • Какую карьеру выбрать в жизни.
  • Какой комплекс физических упражнений выбрать.

Посмотрите, не связаны ли с этими практическими задачами какие-либо эмоциональные или поведенческие проблемы, например:

Тревожит ли вас то, найдете ли вы хорошую работу и удержитесь ли на ней?

  • Будет ли вам стыдно, если вы плохо выступите?
  • Будете ли вы подавлены, если плохо сыграете в гольф?
  • Продолжаете ли вы оттягивать написание курсовой работы?
  • Раздражаетесь ли вы во время езды по незнакомому городу?
  • Боитесь ли вы общаться с людьми?

Осуждаете ли вы себя из-за ваших сексуальных проблем?

Не стараетесь ли вы лихорадочно собрать как можно больше информации обо всех марках телевизоров, прежде чем принять решение и купить только один?

  • Боитесь ли вы, что купленный вами дом рухнет или сгорит?
  • He осуждаете ли вы себя со всей строгостью за то, что выбрали не того партнера для игры?
  • He меняете ли вы курсы в школе, несмотря на то что семестр уже начался?
  • Страдаете ли вы по поводу выбора платья для вечера?
  • Что вы делаете для выбора карьеры? Быть может, ничего?
  • Не слишком ли часто вы меняете комплекс упражнений, не успев получить никакого результата?

Если вы встревожены, подавлены, страдаете от стыда, переживаете гнев из-за возникших практических проблем или если вы нерешительны, трусливы или импульсивны, то ищите догматические требования (должен, обязан, ужасно, не могу этого вынести и т. п.), которые сопровождают ваши рассуждения. Например:

«Я должен получить хорошую работу, а получив, обязан сохранить ее».

«Моя речь должна быть блестящей! Будет ужасно стыдно, если кто-нибудь засмеется».

«Я должен был играть лучше. Я просто никудышный спортсмен».

«Почему этот чертов курсовик такой трудный? Он же должен быть проще! Я не могу вынести этого. Напишу-ка я его потом».

«Улицы этого захудалого городишки должны быть вымощены получше. И дорожные знаки должны быть более понятными. Просто ужасно, что меня вынуждают так нервничать».

«Я должен купить за свои деньги самый лучший телевизор. Я не переживу, если он окажется не самым-самым!»

«Только представьте себе: я куплю дом, а после этого с ним случится нечто страшное! Я должен получить твердую гарантию, что с домом никогда и ничего не случится».

«He прощу себе, если выберу не того партнера для игры. С моей стороны это будет полным* идиотизмом».

«Я должен прослушать самый лучший курс у самого лучшего преподавателя. Если я зря потрачу время, это будет просто ужасно. Если я не смогу добиться того, чтобы перейти на другой курс посреди семестра,— хотя это против правил, — значит, я просто тряпка!»

«Если я надену на вечер неподходящее платье и надо мной будут смеяться, я покончу с собой!»

«Какую работу ни выбери — всюду слишком "много беспокойства. Это не для меня. Я не могу вынести столько переживаний».

«Я не обязан тренироваться, но я обязан быть сильным и здоровым даже без этого!» Активно оспаривайте свои представления о должном, ужасном, невыносимом. Например:

Дискуссионный вопрос: «Почему я должен получить хорошую работу? Где написано, что я обязан сохранить ее, если получу?» Ответ: «Я не должен получить хорошую работу, но я очень хотел бы этого. А потому я буду стараться».

Дискуссионный вопрос: «Где сказано, что моя речь должна быть превосходной? Почему мне должно быть стыдно, если кто-то станет смеяться?» Ответ: «Нигде этого не сказано — за исключением тех глупых сценариев, которые я сам для себя сочиняю. Если кто-то станет смеяться — да, это будет очень неприятно. Но это означает только то, что моя речь получилась плохой, но сам я от этого не становлюсь ни плохим, ни некомпетентным, ни опозоренным».

Дискуссионный вопрос: «По какой причине я обязан играть в гольф лучше? Почему я должен считаться безнадежно плохим спортсменом, если плохо играю в гольф?» Ответ: «Нет такой причины. И все-таки если бы я играл лучше, это было бы здорово! Моя плохая игра означает только одно — что в этот раз мне не повезло. Но это не значит, что я никогда не смогу играть лучше или преуспеть в другом виде спорта!»

Дискуссионный вопрос: «Докажите, что курсовая работа обязана быть простой. И что это означает — невозможно вынести?» Ответ: «Курсовая работа должна быть именно такой трудной. Потому что именно так обстоят дела с курсовыми работами на данном этапе. Мне не нравится вся та суета, которая связана с выполнением курсовой работы. Но это еще семечки по сравнению с тем, что последует, если я ее не сделаю вовсе. А потому — марш к кульману!»

Дискуссионный вопрос: «Докажите, что улицы должны быть лучше вымощены, а дорожные знаки обязаны быть понятными. Действительно ли это так ужасно, что мне приходится из-за этого нервничать?» Ответ: «Я могу доказать только то, что хорошо вымощенные улицы и понятные дорожные указатели — гораздо лучше, чем плохие. Но я не могу доказать, что это просто обязано быть так, и только так, потому что в таком случае улицы обязательно были бы устроены таким образом, чтобы мне было удобно. Похоже на то, что отцы города не заботятся о нем так, как мне бы того хотелось. Это скверно. Но дорогу я все-таки найду».

Дискуссионный вопрос: «А что, я действительно обязан получить за свои деньги самый-самый лучший телевизор? Я действительно не переживу, если меня надуют?» Ответ: «Нет, это не входит в условия. Вполне может случиться так, что мне подсунут посредственный телевизор. Но, в конце концов, и от посредственного телевизора я получу удовольствие. Посредственный телевизор — это не идеальный вариант, но все-таки в этом больше хорошего, чем плохого. Если я не рискну и не куплю ни одного из тех, которые есть в продаже, я могу и вовсе остаться без телевизора. Надо все-таки решиться и что-то выбрать».

Дискуссионный вопрос: «Действительно ли мне нужна твердая гарантия того, что с любым домом, который я куплю, все и всегда будет в порядке? И если с моим домом случится что-то плохое, то неужели это повлечет за собой конец света?» Ответ: «Конечно, если бы я получил такую гарантию, это было бы замечательно. Но таких гарантий попросту не существуют. Единственное, на что я могу рассчитывать, — это на более или менее высокую степень вероятности того, что купленный мною дом простоит достаточно долго вопреки всем тем неприятностям, которые в принципе могут с ним приключиться. Но даже если мой дом рухнет, то я все равно буду продолжать жить и радоваться жизни».

Дискуссионный вопрос: «Неужели я никогда не смогу простить себе, что неудачно выбрал партнера для игры, в результате чего мы проиграли? Неужели выбор неподходящего партнера на самом деле делает меня идиотом?» Ответ: «Разумеется, я прощу себе неудачный выбор партнера. Это было неразумно с моей стороны, но, весьма сомнительно, что я стал от этого полным тупицей. Я имею право ошибаться, я могу сделать неудачный выбор. Но не всегда же так будет! Я не заслуживаю порицаний или проклятий за это. Я могу принимать себя таким, каков я есть, хотя и сам не одобряю дурацких решений. Но зато я извлеку из происшедшего урок и в будущем стану подходить к выбору более ответственно».

Дискуссионный вопрос: «Действительно ли я должен прослушать самый лучший курс у самого лучшего преподавателя? И если я не смогу нарушить школьные правила и перейти на другой курс посреди семестра, то неужели из-за этого меня можно назвать тряпкой?» Ответ: «Нет, прослушать самый лучший курс у самого лучшего преподавателя совершенно не обязательно, но весьма желательно. Если я не смогу заставить администрацию школы перевести меня к другому преподавателю, то это не значит, что я безвольный человек, я всего лишь подчиняюсь общим правилам. И даже если я проявляю слабость, то это вовсе не означает, что я вообще слабая или безвольная личность».

Дискуссионный вопрос: «Почему любая работа, которую я выбираю, требует от меня таких усилий? И где написано, что я не смогу справиться с работой, требующей от меня этих усилий?» Ответ: «В любой работе есть свои неприятные стороны, но нельзя сказать, что их слишком много. Преодоление трудностей — неотъемлемая часть любой карьеры. Это плохо. Но если я буду бояться трудностей, то могу вовсе не сделать карьеры. А это еще хуже. Мне могут не нравиться те трудности, которые связаны с выбранной мною карьерой, но, определенно, я могу с этим справиться. И я наверняка так и сделаю — если хочу преуспеть!»

Отыскав у себя иррациональные представления (IBs), которые мешают решению практических проблем и принятию правильных решений, вам следует вернуться к исходным проблемам и постараться решить их. При этом вы можете использовать следующие навыки решения проблем:

Во-первых, надо как можно более четко сформулировать задачу. Например:

  • Что мне нужно сделать, чтобы получить хорошую работу? Каким должен быть мой первый шаг?
  • Какие шаги следует предпринять потом?
  • С кем я могу проконсультироваться по вопросу получения хорошей работы?
  • Кто из моих друзей может мне помочь?
  • Какое резюме следует написать?
  • Кто может мне помочь в написании резюме?
  • Стоит ли давать знать моим прежним нанимателям, что я ищу работу, чтобы получить хорошие рекомендации?
  • Что надо сделать, чтобы успешно пройти собеседование? И так далее.

Запишите как можно больше вопросов, связанных с решением ваших практических проблем — вроде тех, которые приведены выше. Затем обдумайте — а еще лучше запишите на бумаге — возможные ответы. Составьте план действий, направленный на реализацию ваших идей. И начинайте работать — заставляйте себя действовать по плану.

Если все у вас идет хорошо, то это просто прекрасно. Продолжайте решать свои практические задачи. Если вы не можете выполнить намеченное, или выполняете его плохо, или чересчур расстраиваетесь из-за незначительности результатов, то, скорее всего, у вас возникнут определенные эмоциональные затруднения, вызванные практическими проблемами.

Если это случится, вернитесь к основам РЭТ, чтобы распознать возникшие эмоциональные затруднения и разобраться с ними. Вам придется — подобно челноку — переходить от практических проблем к эмоциональным и обратно к практическим.

Не следует ожидать рождения безупречного или блестящего решения. Ведь такие наивные ожидания только умножат ваши эмоциональные дилеммы и ухудшат положение!

РЭТ-упражнение № 12

Совсем не рискуя, невозможно успешно решать практические проблемы или принимать удачные решения. Вот, к примеру, чем вы рискуете в подобных случаях:

  • Потратить слишком много времени на поиск или принятие решения.
  • Потратить слишком много сил и энергии на поиск или принятие решения.
  • Решить проблему слишком поспешно, неправильно спланировав свои действия.
  • Принять неверное решение, которое повлечет за собой определенные последствия.
  • Сначала решать практические проблемы довольно успешно, а затем терпеть неудачи.
  • Найти вполне приемлемое решение — но все-таки не то, к которому вы стремились.

Если у вас есть склонность к чрезмерному беспокойству при решения проблем, если вы тратите на это слишком много времени и сил, то вам следует признать за собой право на риск при планировании и при быстром принятии решений. Например, ограничьте время, которое вы должны потратить на подготовку резюме, составление списка людей, которым надо это резюме разослать, на рассылку писем и на то, чтобы подготовиться к собеседованиям. Не нужно готовиться слишком тщательно. Допустите возможность того, что можно выступить неудачно. Докажите себе, что можно учиться на своих ошибках, — в таком случае в следующий раз вы сделаете все намного лучше.

Если вы запланировали сделать нечто важное или быстро принять ответственное решение, но впоследствии отказались от этого — и теперь переживаете из-за того, что полученное решение оказалось не самым лучшим, попробуйте заполнить приведенную на следующей странице анкету самопомощи:

щелкните, и изображение увеличится

(В) ПРЕДСТАВЛЕНИЯ — иррациональные представления, которые привели к ПОСЛЕДСТВИЯМ (эмоциональным расстройствам или поведению себе во вред).

Обведите рамкой все, что относится к АКТИВИЗИРУЮЩИМ СОБЫТИЯМ (А)

(D) ДИСКУТИРУЙТЕ, оспаривайте все иррациональные представления, обведенные кружочками.

Пример: «Почему у меня все ДОЛЖНО получаться хорошо?», «Где написано, что я — ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК?», «Как доказать, что меня ДОЛЖНЫ одобрять и принимать»

(Е) ЭФФЕКТИВНЫЕ РАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ, которые заменяют мои прежние иррациональные представления.

Пример: «Я ПРЕДПОЧИТАЮ, чтобы у меня все получалось, но это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНО быть так», «Я ЧЕЛОВЕК, который что-то сделал ПЛОХО, но вовсе НЕ ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК», «Ничто не доказывает, что меня ДОЛЖНЫ ОДОБРЯТЬ, но мне бы этого ХОТЕЛОСЬ».

l. Я ДОЛЖЕН делать все хорошо!

Почему я должен?

Нет причины! Хотя мне действительно хотелось бы уметь принимать оптимальные решения.

2. Если я что-то делаю плохо, значит, я ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК.

 

 

3. Я ДОЛЖЕН получить одобрение тех людей, мнение которых для меня важно.

 

 

4. Если меня отвергают, значит, я ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ ЛЮБИТЬ.

 

 

5. Люди ОБЯЗАНЫ относиться ко мне хорошо и давать мне то, что мне НУЖНО.

 

 

6. Люди, которые поступают плохо, — ПЛОХИЕ ЛЮДИ.

 

 

7. Люди ДОЛЖНЫ действовать так, как я от них требую, иначе это ужасно.

 

 

щелкните, и изображение увеличится

Глава 13. Подход № 8: изменяйте свои мысли, действуя им вопреки

Так я уже отмечал в предыдущей главе, вы подвергаетесь влияниям со стороны окружаюших вас людей, окружающей среды, своего собственного организовано если вы действительно хотите разобраться в своих эмоциональных проблемах, то прежде всего вам следует осознать, что ваши мысли, чувства и поведение взаимно влияют друг на друга.

В моей первой фундаментальной работе о РЭТ, вышедшей в 1956 году в журнале по общей психологии, я утверждал, что люди очень редко переживают эмоции или мысли в чистом виде. Чувства включают в себя мысли и действия, а за ними следуют мысли об этих чувствах.

Особенно это касается длительных чувств— например, многолетней ненависти к кому-то, — человек продлевает и постоянно подпитывает свои чувства мыслями, воображаемыми картинами и оценками своего и чужого поведения.

В возрасте пятнадцати лет Роберто избил отец. Теперь он настаивает на том, что боль от этих побоев и тот факт, что они были нанесены в присутствии одного из приятелей, явились причиной его застарелой ненависти к отцу и пережитого унижения. Но Роберто не прав — ведь многие мальчики в аналогичной ситуации, скорее, чувствовали бы обиду, но не ненависть, стали бы вести себя скорее вызывающе дерзко, чем пристыжено. Очевидно, что Роберто сам породил свой гнев и стыд, думая через несколько секунд после побоев:

1. «Этот ублюдок не имел права бить меня, ведь я не сделал ничего плохого».

2. «Мой друг теперь подумает, что я слабак, если позволил отцу побить себя. Я не должен быть таким слабым! Стыдно, что я допустил, чтобы отец побил меня так несправедливо».

Через четырнадцать лет, когда я встретил его, Роберто уже не помнил, думал ли он о чем-то подобном, — но в то же время настаивал на том, что иногда он автоматически, не размышляя, начинает переживать злобу и унижение из-за той оплеухи, которая была отвешена ему в присутствии его приятеля. Я доказал ему, что мы редко переживаем, не думая, и он до некоторой степени согласился с этим утверждением.

Он окончательно убедился в моей правоте, когда я показал ему, как он все эти годы поддерживает свою ненависть злобными мыслями: «Отец был жестоким и несправедливым по отношению ко мне, когда я не мог защитить себя. Он не имел права так поступать со мной! Он — мерзавец!» И всякий раз, встречаясь с отцом, он продолжал расстраивать себя подобными мыслями: «Хотя я и был слабее и меньше его, я должен был дать сдачи, я должен был хотя бы укусить его, лягнуть его в пах, сделать что-нибудь, чтобы остановить его. Какой стыд, что я ничего не сделал!»

Мораль: чувства в чистом виде проявляются редко, если только вообще существуют. Если даже они существуют — например, вы видите, что в вас летит что-то тяжелое, и вы немедленно, без рассуждений, испытываете страх, — такие чувства длятся несколько секунд и не порождают каких-либо расстройств. Если только позднее вы не начинаете развивать иррациональные представления о них. Например: «Кошмар! Эта штука чуть меня не убила! Такого быть не должной Или: «Я не должен так пугаться! Это просто глупо, что я пережил такой страх!»

Итак, если вы переживаете эмоциональное расстройство, поищите мысли, которые вас расстраивают, проследите, нет ли у вас каких-то завышенных, неуместных требований, из которых произрастает расстройство, и постарайтесь изменить эти мысли.

Однако, утверждает РЭТ, подобно тому как ваши мысли порождают определенные эмоции и разные поведенческие реакции, точно также и последние влияют на ваши мысли. Когда Роберто ненавидит своего отца, он не в состоянии мыслить адекватно и потому «необдуманно» делает глупости — например, упрямо отказывает одолжить отцу денег на аренду дома и тем самым вредит матери, которую действительно любит.

Таким образом, мысли, чувства и поведение взаимодействуют и взаимно влияют друг на друга. Безумные идеи создают бешеные эмоции и вызывают странные действия. Истерические чувства вызывают нелепые представления и странное поведение. Необдуманные поступки порождают глупые убеждения и новые безумные деяния. Мысли ведут к появлению все новых и новых мыслей, чувства порождают новые чувства, за одним действием тянется другое. Влияние мыслей, эмоций а действий друг на друга никогда не прекращается.

Предположим, что вы хотите избавиться от своей одержимости, фобии или вредной привычки. Что тогда? Во-первых, ни один метод не работает во всех случаях без исключений. Иногда использование той или иной философии для того, чтобы избавиться от тревоги, помогает — а иногда не помогает. Нередко полное выражение чувств дает вам значительное облегчение — и столь же часто намеренное подавление всяких внешних проявлений чувств и замена их отвлекающей интеллектуальной деятельностью помогает еще лучше. Бывают случаи, когда для того, чтобы избавиться от беспокойства, просто необходимо прибегнуть к какому-нибудь методу терапии.

Откажитесь от всяких предрассудков по поводу того, какой метод обязательно должен вам помочь. Смело экспериментируйте! Пробуйте реализовать любой план лечения, который кажется вам разумным в данный момент. Но не следует всякий раз хвататься за одно и то же средство. Вы же не являетесь среднестатистическим пациентом. Вы — это вы, и то, что хорошо или плохо для кого-то другого, не обязательно хорошо или плохо для вас. Помните об этом, когда начнете ставить собственные психотерапевтические эксперименты.

Итак, не существует единственно верного и неизменно правильного пути. Как утверждает РЭТ, может случиться так, что вы найдете свой главный, сверхэлегантный способ избавиться от невротических проблем. Он заключается в том, чтобы внести глубокие изменения в свое мышление, что поможет вам ослабить тревогу, не дать ей вернуться и избежать создания собственными силами новых эмоциональных проблем в будущем.

Отлично. Давайте примем это как данное. Но даже в этом случае не существует единственно верного способа выработать для себя новый и правильный взгляд на вещи. Слишком многие дороги ведут в Рим!

Как я указывал еще в 1962 году в работе «Разум и эмоции в психотерапии» и как подтвердили позднее Джозеф Уолп, Ганс Эйзинк, Айзек Маркс, Альберт Бандура, Стэнли Рахман и другие специалисты в области бихевиоральной терапии, иногда самый лучший (или просто единственный) способ изменить свои навязчивые идеи заключается в том, чтобы действовать вопреки им. Такой вид принудительной — да, именно принудительной — деятельности покажет вам, что вы можете преодолеть одержимость, навязчивую идею, вредную привычку, пугающие мысли или представления. Точно так же, если вы будете непосредственно работать над своими чувствами, переживать и выражать их, то сможете изменить свое извращенное мышление, активно оспаривая иррациональные представления.

Итак, мы приближаемся к подходу № 8: Вы можете изменить свои иррациональные представления, действуя вопреки им, реализуя те типы поведения, которые противоречат вашим иррациональным представлениям.

Итак, вряд ли вы сможете изменить спои иррациональные представления, если не будете действовать буквально вопреки им — причем постоянно. Точно так же вы не сможете избавиться от импульсивного и необдуманного поведения до тех пор, пока не подумаете о том, что его надо изменить, пока не примете решения сделать это — причем неоднократно! Некоторые психологи распространяют миф о том, что РЭТ поначалу представляла собой чисто интеллектуальный метод, а поведенческие аспекты были включены намного позднее. Это неправда!

В 1943 году я был практикующим когнитивно-бихевиоральным психотерапевтом-сексологом и уже в сороковые и пятидесятые годы выпускал передовые разработки по вопросам активно-директивной сексуальной психотерапии, а в 1954 году суммировал результаты своих исследований в книге «Американская сексуальная трагедия», которая подверглась осуждению со стороны пассивных последователей Фрейда и Роджерса. Несмотря на то что. с 1949-го по 1953 год, занимаясь психотерапией, я в значительной степени отказался от бихевиоральных методов, я осознал крайнюю неэффективность психоанализа и в 1953 году вернулся к когнитивно-бихевиоральным методам и начал разрабатывать основы РЭТ.

Твердое убеждение в эффективности бихевиоральной терапии выросло из моего собственного опыта. В девятнадцать лет, еще не имея представления о том, что стану психологом, я был невероятно робок и смертельно боялся публичных выступлений, но тем не менее заставлял себя в течение трех месяцев выступать на политических митингах.

Следуя некоторым философам, я убеждал себя, что ничего страшного со мной не произойдет, даже если я буду говорить плохо. Я последовал рекомендациям лидера бихевиоральной терапии Джона Ватсона, который показал, что активное изменение или принудительное совершение тех поступков, которые внушают наибольший страх, на самом деле помогает избавиться от иррациональных страхов. Таким образом, я предположил — интеллектуально — что смогу преодолеть свой страх перед публичными выступлениями. И так и сделал!

Но что удивительно — со временем я начал получать удовольствие от выступлений и продолжаю испытывать это удовольствие вот уже почти пятьдесят лет. К моему немалому изумлению, я совершил полный поворот в противоположную сторону от своего прежнего страха.

Увидев, что принуждение к свершению неудобных для себя поступков помогает, я решил проделать то же самое в отношении своего самого большого страха — знакомства с женщинами. Я очень боялся быть отвергнутым, поэтому никогда — действительно никогда — не подходил к незнакомым женщинам, несмотря на то что ходил гулять и читать в ботанический сад Бронкса двести пятьдесят дней в году и встречал там множество привлекательных женщин, с которыми очень хотел бы познакомиться поближе и которые, кажется, тоже были не прочь пофлиртовать со мной.

Тогда я задал себе домашнее задание — подходить к каждой молодой женщине, которая будет одиноко сидеть на скамейке в парке, и заговаривать с нею. Без всяких исключений!

Испытывая ужасное чувство неловкости, я заставил себя выполнить это задание — я первым заговорил с сотней женщин в течение одного месяца. Именно так — сто новых знакомств. Я всегда этого хотел, но до этого смертельно боялся.

Никакого непосредственного практического результата не последовало, но зато я полностью избавился от своего страха на всю оставшуюся жизнь. Я увидел, что ничего ужасного не происходит — никто не убегает, не зовет полицейского, никто не испытывает тошноты, никто не умирает. Я понял, что могу познакомиться с любой женщиной, потерпеть неудачу, не дождавшись свидания, и при этом вполне наслаждаться жизнью.

Я также понял, что бихевиоральные методы — в особенности метод действия вопреки страху — нередко гораздо лучше помогают преодолеть иррациональные представления, нежели чисто интеллектуальные методы. Позднее, убедившись, что психоанализ малоэффективен и откровенный разговор об иррациональных представлениях оказывается значительно полезнее для моих пациентов, я пришел к выводу, что существует множество способов изменить человеческие представления. Причем способ действия вопреки своему страху, следуя которому вы совершаете то, чего больше всего боитесь, является одним из лучших.

Итак, с самого начала своего существования РЭТ использует широкое разнообразие интеллектуальных, эмоциональных и активных поведенческих методов. За долгие годы были добавлены многие новые методики, но по своей сути РЭТ всегда была, по выражению Арнольда Лазаруса, мультимодальной терапией.

По иронии судьбы, такой выдающий специалист по бихевиоральной терапии, как Джозеф Уолп, всегда противостоял когнитивной терапии, в то время как его методики широко использовали воображение, обучение и другие формы мышления. РЭТ предпочитает более рискованные домашние задания и потому является более бихевиоральной, чем многие популярные методы бихевиоральной терапии.

В случае, который был описан в начале этой главы, Роберто согласился как можно чаще выполнять домашнее задание и активно оспаривать свои иррациональные представления, заключающиеся в том, что его отец абсолютно не имел права бить его, когда он был ребенком, а сам он не должен был оказаться слабаком, который не может противостоять побоям. Я также помог ему разработать и выполнить два назначения: 1) регулярно разговаривать с отцом, а не избегать его, как это было раньше; 2) возражать твердо, но не враждебно — вместо того чтобы бежать от отца или кричать на него (как это обычно случалось до сих пор).

В результате этого комбинированного бихевиорально-мыслительного подхода, Роберто избавился от злобы против отца и самого себя в течение каких-то семи недель. Он продолжает работать над тем, чтобы воспитывать в себе терпимость и воспринимать себя таким, какой он есть, — причем этот курс рассчитан на несколько лет.



Страница сформирована за 1.44 сек
SQL запросов: 192