АСПСП

Цитата момента



Золотая рыбка, помещенная на сковородку, увеличивает количество исполняемых желаний до сотни.
Бизнес-план

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



После тяжелого сражения и перед сражением еще более тяжелым Наполеон обходил походный лагерь. Он увидел, что один из его гренадеров, стоя на часах, уснул и у него из рук выпало ружье. Тягчайшее воинское преступление! Кара за сон на посту – вплоть до смертной казни. Однако Наполеон поднял выпавшее ружье и сам стал на пост вместо спящего гренадера. Когда разводящий привел смену, Наполеон сказал ошеломленному капралу: «Я приказал часовому отдохнуть!» Император был единственным, кто, кроме караульного начальника, имел право сменить часового на посту.

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Ответственность

Третьим признаком определения понятия инкаунтер-группы Шютцем является ответственность. Виды групповой терапии, разрабатывающие практику воздействия на принципах гуманистической психологии, в целом основываются на уважении к клиентам, на оценке их как способных к изменению и активному участию в самом процессе осуществления этих изменений. Предполагается, что члены группы должны отвечать за свое поведение в группе и в реальной жизни. Шютц описывает основной закон инкаунтер-группы, заключающийся в том, что участники должны отвечать за поведение, которое они демонстрируют или от которого они отказываются в группе. Он настаивает на том, что группа будет не защищать своих членов, а будет поощрять их к осуществлению своих резервов и способностей к принятию решений. С точки зрения Шютца, ограничительное поведение, порождающее симптомы, есть само по себе доказательство отсутствия ответственности за свою жизнь.

Большинство лидеров инкаунтер-групп занимают менее радикальную позицию по проблема ответственности. Все соглашаются с тем, что любая терапевтическая система должна помочь клиентам расширить возможности выбора поведенческих стереотипов, которые могут оказаться полезными в их реальной жизни. По мере того как руководители ведут членов групп по пути развития чувства ответственности, они отказываются «охранять» их от тревоги, поскольку та является необходимым условием для расширения самосознания. Однако руководители могут установить некоторые ограничения на те поведенческие стереотипы, которые отвергаются группой, например, могут быть запрещены физические действия.

Подчеркивая необходимость ответственности клиента, нельзя полностью отрицать ответственность руководителя группы за терапевтический процесс. Хельмут Кайзер (Kaiser, 1955), воспитанный в русле психоаналитической терапии и находившийся в авангарде движения за экзистенциальную терапию, заметил, что, как только клиент начинает расцениваться как «курабельный», терапевт принимает ответственность за развитие у него чувства ответственности. Иными словами, как только терапевт решает, что данный человек может участвовать в групповом процессе, он (терапевт) сам начинает нести ответственность за результат терапии. Руководители групп, которые отказываются принимать на себя ответственность за происходящее в группе и подчеркивают наличие у клиента сопротивления групповому процессу, тем самым отрицают свою роль в групповом взаимодействии. Руководитель группы обычно является наиболее привлекательным человеком, с которым хотел бы взаимодействовать конкретный член группы.

Эта ситуация наглядно показана в басне о трех мальчиках. Первый из них получил имя Терапевт, второй – Сознание, а третий – Клиент (Peterson, 1977). Когда ребята идут по улице, Терапевт толкает Сознание, Сознание падает на Клиента, а Клиент падает на землю. Клиент обвиняет Терапевта, что он упал по его вине, а тот отрицает свою вину и обвиняет во всем Сознание. Мораль этой басни такова, что безответственный терапевт – это тот терапевт, который провозглашает, что любой негативный результат проистекает из неспособности клиента к личностному росту.

Внимание к чувствам

В свое определение понятия инкаунтер-группы Шютц также включил и такой признак этого понятия, как внимание к чувствам. Основной целью программы всех инкаунтер-групп является достижение более высокого уровня осознания членами группы своего аффективного потенциала. Возникающие у участников групп сильные чувства подробно описаны в таких работах, как «Please Touch» Джейн Говард (Howard, 1970) и «Turning On» Разы Густайтис (Gustaitis, 1969). Согласно Уоркентину (Warkentin, 1969), наиболее существенным недостатком многих видов терапии является отсутствие эмоциональности и неадекватное вовлечение участника в групповой процесс. Поэтому многие руководители инкаунтер-групп используют экспрессивные и ориентированные на сознавание методики гештальттерапии и психодрамы для усиления значимости и интенсивности аффективных переживаний.

Прежде чем начать действовать ответственно, люди должны научиться постоянно и всегда сознавать собственные чувства. Путем акцентирования чувств и ощущений инкаунтер-группы пытаются найти противовес тому, что многие считают чрезмерно сознательной, интеллектуализированной космологией западного технократизма. Провозглашая необходимость сознавания и принятия чувственных переживаний и внутренних ощущений – будь то радость, печаль, страх, голод или сексуальность, – инкаунтер-группы таким образом восстанавливают ценность эмоциональной выразительности как наиболее тонкой формы человеческих отношений. Эта цель достигается посредством снижения интеллектуальной защищенности, которая является причиной ограниченности чувственных переживаний, их недостаточного сознавания. Инкаунтер-группы помогают расширить сферу самоосознания человека и учат его распознавать и принимать переживания других людей. Члены инкаунтер-групп часто покидают группы с сильным чувством сострадания, близости и теплого участия по отношению к другим членам группы и окружающему миру.

«Здесь и сейчас»

Последним признаком определения понятия инкаунтер-группы Шютцем является принцип «здесь и сейчас». Фокусировка внимания на настоящем стала законом в Т-группах и группах тренинга сензитивности. Принцип «здесь и сейчас», рассмотренный во 2-й главе, контрастирует с используемыми другими группами методами и процедурами, направляющими внимание участников в основном на те события, которые произошли с ними вне групповой ситуации. Модель сущностной встречи Роджерса несколько отличается от модели инкаунтер-группы, ориентирующей членов группы на анализ сиюминутных чувственных переживаний. Хотя Роджерс предпочитает, чтобы члены групп выражали свои реакции по принципу «здесь и сейчас», он также разрешает им использовать опыт прошлых событий (Rogers, 1970).

Сравнение психотерапевтических групп с группами личного роста

Характеризуя признаки определения понятия инкаунтер-группы, необходимо особо остановиться на различии между психотерапией и личностным ростом. Как правило, инкаунтер-группы расцениваются как отличные от традиционных психотерапевтических групп и в методах и в целях. Например, в то время как терапия всегда направлена на исправление симптоматичного для невротика или психотика поведения, встреча рассматривается как способ ускорения психологического развития и самоосуществления нормально функционирующей личности. Струпп (Strupp, 1973) утверждал, что инкаунтер-группы фундаментально противоположны традиционной терапии по своим ценностям. Он расценивал акцент инкаунтер-групп на немедленный аффективный опыт за счет уменьшения внимания к достижению долговременных целей личности как отражение американского Zeitgeist (духа времени) конца 60-х – начала 70-х годов. Люди были разочарованы в скучных методах традиционной психотерапии, и обещанные группами встреч недорогой курс лечения и возможность стать счастливыми очень привлекли их.

Однако границы между терапией и инкаунтер-группами не так ясны и четки, как это может показаться на первый взгляд. Многие психотерапевтические группы используют опыт инкаунтер-групп. К психотерапии обращаются не только психически больные, но и здоровые люди, имеющие различного рода психологические затруднения. Например, отсутствие чувства радости является достаточным симптомом для обращения к психотерапевту. Поскольку подобные симптомы обязательно вызывают различные ограничения в поведении, не столь важно, как именно эти ограничения будут концептуализированы (как попытка справиться с интрапсихическими импульсами или как малоадаптивные реакции на стимулы окружающей среды). Трудно разграничить групповой опыт, позволяющий преодолеть симптомы, и групповой опыт, приводящий к раскрытию потенциала радостного и творческого отношения к жизни (Mintz, 1971).

Однако до сих пор существует множество различий между инкаунтер-группами и традиционными психотерапевтическими группами (Goldberg, 1970). Например, традиционная психотерапия довольно длительна, а инкаунтер-группы и большинство групповых форм психологического воздействия имеют тенденцию к сокращению времени проведения курса обучения, вплоть до одного дня или уик-энда. В инкаунтер-группах цели конкретного участника определяются в самом начале группового процесса. Традиционная групповая психотерапия предпочитает работать с материалом прошлого опыта и приводит к осознанию клиентом конституциональных ограничений и ограничений самих жизненных ситуаций. Инкаунтер-группы организованы по принципу «здесь и сейчас», который предполагает осуществление участниками сиюминутного выбора и их ответственность за последствия своего выбора.

В то время как обычные виды групповой терапии направлены на помощь клиенту в адаптации к обществу, инкаунтер-группы рассматривают каждую личность как имеющую право и возможность искать удовольствия и требовать удовлетворения желаний, то есть «актуализироваться» в большей степени, чем адаптироваться к властным и жестким требованиям общества. Понятие «самоактуализация» было разработано Абрахамом Маслоу (Maslow, 1968), который верил, что здоровые люди, удовлетворив основные потребности в безопасности, принадлежности кому-либо, любви, уважении и самооценке, получают возможность развивать свои способности и осуществлять свои возможности. Кинофильм, в котором старая женщина учит молодого самоубийцу, как можно жить полной жизнью, прекрасно иллюстрирует значимость личностной актуализации и ее взаимосвязи с социальными реалиями.

Лидеры инкаунтер-групп выступают в качестве образцов самораскрывающихся личностей, способных к конфронтации. Это отличается от традиционной терапии, где руководитель остается, по сути, анонимным человеком, как бы «белым экраном». Вероятно, впервые такой образец раскрывающегося терапевта был дан в исследовании Карла Роджерса, который показал, что наиболее успешен откровенный и настроенный эмпатически терапевт (Rogers, 1967). Роджерс утверждает, что мягкий, заботливый терапевт может создать атмосферу безусловного принятия, которая помогает клиенту осуществлять свои потенциальные возможности. Тенденция руководителя получить полную свободу, то есть быть самим собой в группе, принимает крайнее выражение в группах экзистенциальной терапии, так как руководитель в этих группах рассматривается как «наиболее опытный пациент» (Warkentin, 1969). Такие руководители могут подчеркивать свое переживание групповой ситуации с целью содействия и приближения аутентичного восприятия самих себя членами группы.

Наконец, традиционные терапевтические подходы ориентированы на интеллект, предпочитая иметь дело с сознанием, а не с телом. Инкаунтер-группы уделяют особое внимание физическим характеристикам, соматическим ощущениям. (Это ирония судьбы, что психиатрический тренинг, который начинал с исследования физиологии человеческого организма, постепенно становится антисоматическим и антиэротическим.)

ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

Существует много общего в характеристиках группового процесса разных видов инкаунтер-групп. И хотя есть различия, обязанные своим происхождением индивидуальным особенностям руководителей групп, основные принципы организации инкаунтер-групп, рассмотренные выше, служат основой для деятельности руководителей. Руководители групп пытаются помочь членам группы «сотворить» значимый эмоциональный опыт, используя целый комплекс различных методик и упражнений.

Так как тревожность, страхи и другие негативные чувства участников сильно затрудняют положительное развитие группового процесса, руководители обычно пытаются создать атмосферу доверия и близости, демонстрируя свою собственную способность доверять и рисковать. Руководители предоставляют лишь небольшое количество дидактической и теоретической информации. Будучи профессионалами, компетентными в групповой динамике, они ищут области конфликта, амбивалентности чувств, уязвимости и направляют свои усилия на эти области для того, чтобы поощрить членов группы к дальнейшему исследованию личностно значимого материала. Опытный руководитель группы знает, когда надо подтолкнуть к конфронтации, а когда – вывести из нее для сохранения личностной целостности индивидуума. Такое вмешательство руководителя направлено как на развитие межличностных контактов, так и на изучение сопротивлений групповому процессу отдельных участников.

Членов группы обычно просят соблюдать несколько универсальных базовых правил: организовывать открытое и честное общение, уделять особое внимание телесным ощущениям, больше обращать внимания на чувства, а не на мысли и оставаться, насколько это возможно, верными принципу «здесь и сейчас», то есть не апеллировать к своему прошлому опыту и рассудочным описаниям (Schutz, 1967). Участников информируют о том, что они отвечают за себя сами и что их опыт в группе и есть то, что они сами выбрали. Такие распространенные в обыденной жизни средства снятия напряжения, как кофе, сигареты и т.п., часто мешают членам группы набраться смелости и выявить причины своего дискомфорта наиболее терапевтичным способом.

Большинство методик и упражнений, вводимых руководителем, приводят участников к эмоциональному познанию Собственной жизни или даже эмоциональному катарсису, за которым следует личностная интеграция и понимание уже на более высоком уровне. Выбор конкретного упражнения зависит и от уровня работоспособности группы, и от стадии группового процесса.

Установление контакта

На ранних этапах группового процесса усилия членов группы в наибольшей степени направлены на Установление доверительных межличностных контактов, уменьшение напряженности и неопределенности. Поведение участников характеризуется их стремлением (названным Шютцем (Schutz, 1958), стремлением к включению в ситуацию) ощутить свою принадлежность к группе и установить удовлетворительные отношения с другими участниками.* Во время первого занятия членов группы могут попросить представиться при помощи псевдонимов, которые по сравнению с реальными именами позволяют им говорить о себе более откровенно. Некоторые упражнения, также используемые в начале процесса группового взаимодействия, поощряют участников к общению в парах или мини-группах, для того чтобы они обменялись своими первыми чувствами и ощущениями. Функции одних упражнений состоят в установлении зрительного контакта без использования слов, функции других – в исследовании рук или лица партнера. Хотя в начале групповой работы приемы невербальной коммуникации нередко вызывают у участников страх, они тем не менее помогают «растопить лед» в отношениях между людьми, перешагнуть через обычные социальные условности и ощутить включенность в групповую ситуацию.

______________

* Стремление к включению в ситуацию, контролю за своим поведением и к привязанности входит в теорию межличностных отношений В.Шютца FIRO (Ориентация на фундаментальные межличностные отношения). FIRO представляет собой опросник, изучающий эти личностные характеристики.

Часто физические упражнения, используемые на первых занятиях, стимулируют участников к активным действиям и помогают им преодолевать сопротивление групповому процессу. Участников, например, могут попросить сделать всем вместе несколько глубоких вдохов или предложить им несколько раз подпрыгнуть, крикнуть.

Построение доверительных отношений

Возникновение чувства одиночества, покинутости группой – вполне обычное явление для тех участников, которым трудно доверять другим или которые чувствуют тревогу, связанную с риском раскрыть самих себя. Как только участники начинают доверять и раскрывать свое «Я», они осознают свое сходство с другими, в то время как раньше замечали только различия. Существует множество способов работы с такой составляющей групповой ситуации, как доверие участников друг другу. Хотя спонтанное раскрытие чувств и переживаний помогает возникновению у участников чувства общности, иногда более полезным оказывается перевод ощущения недоверия на язык физических действий. Одним из известных упражнений в методике изучения доверительных отношений является упражнение «прорвись в круг». Члены группы берутся за руки и образуют замкнутый круг. Участник, испытывающий чувство отторжения от группы, получает задание прорвать круг и проникнуть в него. Участники, образующие круг, получают одобрение всем действиям, которые могут затруднить выполнение подобного задания. «Выключенный» участник должен осознать, что ему надо предпринять определенные усилия, чтобы стать полноправным участником группы. Упражнение «прорвись в круг» может оказаться более значимым для индивидуума, чем просто разговор о его ощущениях отторжения от группы. Тот участник, который чувствует себя поглощенным группой, подобным же образом, прорвав круг изнутри, сможет облегчить себе работу со своими ощущениями зависимости или слабости.

Другим широко известным упражнением является упражнение, которое называется «доверяющее падение». Упражнение заключается в том, что участники делятся на пары, один из членов пары становится с закрытыми глазами спиной к другому и затем падает, будучи уверенным, что тот его поймает. Второй член пары либо чуть приседает, либо встает на колени и ловит падающего до того, как тот коснется пола. Падающий должен пытаться осознать свои чувства до и во время падения. Наблюдатели также следят за тем, не подстраховал ли себя падающий, сделав несколько шагов перед началом падения. В группе всегда есть участники, полностью доверяющие всем другим членам группы, но могут найтись и такие участники, которые не будут доверять никому. Для таких участников выполнение этого или подобного упражнения может стать источником довольно травматического опыта, который вызовет множество чувств и ощущений, связанных с проблемой доверия.

Изучение конфликтов

Очень часто конфликт в группе возникает тогда, когда участники открывают свои чувства, делятся впечатлениями. Один из видов конфликтной ситуации, связанный с лидерством или доминированием над окружающими, получил название «величина контроля» (Schutz, 1958). На этой стадии группового процесса на первый план выходят соревнование и соперничество. В том случае, когда конфликты изучаются вербально, лидер может вмешаться в групповое взаимодействие, поощряя участников внимательно выслушивать друг друга или прямо и открыто высказываться. Конфликты могут также исследоваться и на физическом уровне. Физическое взаимодействие, например борьба или любое состязание подобного вида, предоставляет возможность для разрядки чувств враждебности тем членам группы, которые пытаются достаточно долго разрешить конфликт на вербальном уровне, но избегают физических действий. Руководитель, конечно, должен принять некоторые меры предосторожности до того, как поощрить физическое выражение агрессии, например удалить из комнаты опасные предметы и, возможно, установить некоторые правила безопасности, такие, как запрещение ударов кулаками.

Элизабет Минц (Mintz, 1971), психотерапевт, которая попыталась соотнести методы инкаунтер-групп с психоаналитической теорией, отмечала, что физические игры в инкаунтер-группах очень редко приводят к повреждениям. Как терапевт, ведущий инкаунтер-группы, Минц использовала для изучения конфликтной ситуации упражнение «сжимание рук». Это упражнение может оказаться очень полезным для ажитированных членов группы, которые подавляли свои сильные чувства по отношению к какому-нибудь человеку в прошлом. Минц предлагала участнику закрыть глаза и положить свои ладони на ее сжатые в кулаки руки. Затем она исполняла роль какого-нибудь лица из прошлого ближайшего окружения клиента, чаще всего – его матери, имитируя при разговоре с клиентом ее манеру речи. Клиент поощрялся высказывать любые приходящие в голову мысли и одновременно выражать переживаемые чувства при помощи сжимания рук психотерапевта. При таком сочетании физического и словесного выражения внутренних переживаний заблокированная эмоция постепенно воссоздавалась и воплощалась в реальном поведении.

Часто следом за испытываемым клиентом сильным чувством злобы возникало ощущение освобождения от душевного напряжения. После того как клиент как бы регрессировал и заново переживал события своего детства, он мог спокойно и открыто говорить о своем опыте и чувствах, для того чтобы сознательно интегрировать новую информацию. Присутствие других членов группы создает атмосферу поддержки, облегчает и поощряет процесс освобождения. Опытный терапевт знает, когда прервать упражнения, стимулирующие эмоциональные реакции, а когда возобновить их. При этом он четко различает состояние вполне предсказуемой тревоги и боли от сознания нового в самом себе, и состояние, при котором клиент достигает пределов терпимости подобных ощущений и эмоций и у него возникает сильное желание остановиться.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 191