УПП

Цитата момента



Все лучшее на свете создано женщинами. Иногда с помощью мужчин.
Спасибо!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Есть слова - словно раны, слова - словно суд,-
С ними в плен не сдаются и в плен не берут.
Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести.
Словом можно продать, и предать, и купить,
Слово можно в разящий свинец перелить.

Вадим Шефнер «Слова»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

Литература

1. Argyris, С. T-groups for organizational effectiveness. Harvard Business Review, 1964, 42, 60-74.

2. Argyris, C. Explorations in interpersonal competence. Journal of Applied Behavioral Science, 1965, 1, 58-83.

3. Argyris, С. On the future of laboratory education. Journal of Applied Behavioral Science, 1967, 3, 153-183.

4. Argyris, С. The nature of competence-acquisition activities and their relationship to therapy. In W.G.Bennis, D.E.Berlew, E.H.Schein & F.I.Steele (Eds.), Interpersonal dynamics. Homewood, Ill.: Dorsey Press, 1973.

5. Banet, A.C.Jr. & Hayden, С.A. Tavistock primer. In J.W.Pfeiffer & J.E.Jones (Eds.), Small-group training, theory and practice (2nd ed.). La Jolla, Calif.: University Associates, 1979.

6. Benne, K.D. History of the T-group in the laboratory setting. In L.P.Bradford, J.R.Gibb, & K.D.Benne (Eds.), T-group theory and the laboratory method. New York: Wiley, 1964.

7. Bennis, W.G. Goals and meta-goals of laboratory training. In R.T.Golembiewski & A.Blumberg (Eds.), Sensitivity training and the laboratory approach. Itasca, Ill: F.E.Peacock, 1977.

8. Bion, W.R. Experiences in groups. New York: Basic Books, 1959.

9. Blank, L. The use and misuse of sensitivity and other groups. Paper presented at the American Psychological Association convention, Washington, D.C., Aug. 31-Sept. 4, 1969.

10. Blumberg, A. & Golembiewski, R.T. Learning and change in groups. Baltimore, Md.: Penguin, 1976.

11. Bogart, D. The complete trainer. Journal of Applied Behavioral Science, 1966, 2, 360-361.

12. Bradford, L.P., Gibb, J.R. & Benne, K.D. (Eds.). T-group theory and the laboratory method. New York: Wiley, 1964.

13. Bunker, D.R. Individual applications of laboratory training. Journal of Applied Behavioral Science, 1965, 1, 131-147.

14. Bunker, D.R. & Knowles, E.S. Comparison of behavioral changes resulting from human relations training laboratories of different lengths. Journal of Applied Behavioral Science, 1967, 3, 505-523.

15. Campbell, J.P. & Dunnette, M.D. Effectiveness of T-group experiences in managerial training and development. Psychological Bulletin, 1968, 70, 73-104.

16. Carkhuff, R.R. Helping and human relations (Vols. 1 and 2). New York: Holt, Rinehart & Winston, 1969.

17. Cash, R.W. & Vellema, С.К. Conceptual versus competency approach in human relations training programs. The Personnel and Guidance Journal, 1979, 58, 91-96.

18. Cohen, A.M. & Smith, R.D. The critical incident in growth groups: Theory and technique. La Jolla, Calif.: University Associates, 1976.

19. Egan, G. The skilled helper. Monterey, Calif.: Brooks/Cole, 1975.

20. French, W.L. & Bell, С.Н. Organization development-Behavioral science interventions for organization improvement. New York: Prentice-Hall, 1973 .

21. Gibb, J.R. Climate for trust formation. In L.P.Bradford, J.R.Gibb & K.D.Benne (Eds.), T-group theory and laboratory method. New York: Wiley, 1964.

22. Gibb, J.R. Defensive communication. In W.G.Bennis, D.F.Berlew, E.H.Schein & F.I.Steele (Eds.), Interpersonal dynamics. Homewood, Ill.: Dorsey Press, 1973.

23. Gibb, J.R. Trust: A new view of personal and organizational development. Los Angeles: Guild of Tutors Press, 1978.

24. Golembiewski, R.Т. & Blumberg, A. (Eds.). Sensitivity training and the laboratory approach. Itasca, Ill.: F.E.Peacock, 1977.

25. Hampden-Turner, С.М. An existential «Learning theory» and the integration of T-group research. Journal of Applied Behavioral Science, 1966, 2, 367-386.

26. Lakin, M. Interpersonal encounter: Theory and practice in sensitivity training. New York: McGraw-Hill, 1972.

27. Lewin, K. Resolving social conflict. New York: Harper, 1948.

28. Lewin, K. Field theory in social science: Selected theoretical papers (D.Cartwright, Ed.). New York: Harper & Row, 1951.

29. Luft, J. Group processes: An introduction to group dynamics. Palo Alto, Calif.: National Press, 1970.

30. Luke, R.A. & Seashore, C. Generalization on research and speculations from experience related to laboratory training design. In R.T.Golembiewski & A.Blumberg (Eds.), Sensitivity training and the laboratory approach. Itasca, Ill.: F. E. Peacock, 1977.

31. O'Day, R. The T-group trainer: A study of conflict in the exercise of authority. In G.S.Gibbard, J.J.Hubbard & R.E.Mann (Eds.), Analysis of groups. San Francisco: Jossey-Bass, 1974.

32. Pfeiffer, J.W. & Jones, J.E. (Eds.), Small-group training, theory and practice (2nd ed.). La Jolla, Calif.: University Associates, 1979.

33. Pfeiffer, J.W. & Jones, J.E. The Johari Window: A model for soliciting and giving feedback. In J.E.Jones & J.W.Pfeiffer (Eds.), The 1973 annual handbook for group facilitators. La Jolla, Calif.: University Associates, 1973.

34. Rice, A.K. Learning for leadership. New York: Humanities Press, 1965.

35. Rioch, M.J. The work of Wilfred Bion on groups. Psychiatry, 1970, 33, 56-66.

36. Rogers, С.R., Gendlin, E.Т., Kiesler, D. & Truax, С.В. The therapeutic relationship and its impact. Madison, Wis.: University of Wisconsin Press, 1967.

37. Schein, E. H. & Bennis, W. G. Personal and organizational change through group methods. New York: Wiley, 1965.

38. Seashore, C. What is sensitivity training? NTL Institute News and Reports, April, 1968.

39. Sherwood, J.J. An introduction to organization development. In J.W.Pfeiffer & J.E.Jones (Eds.), Organization development: Selected readings. La Jolla, Calif.: University Associates, 1977.

40. Simmel, G. The sociology of George Simmel. Glencoe, Ill.: Free Press, 1950.

41. Smith, P.B. Controlled studies of the outcome of sensitivity training. Psychological Bulletin, 1975, 82, 597-622.

42. Steele, F.I. The T-group movement: Its past and future, or, the socket-wrench saga. Paper presented at a symposium on T-group training at the Midwestern Psychological Association Convention, Chicago, May, 1968.

43. Truax, С.В. & Carkhuff, R.R. Toward effective counseling and psychotherapy. Chicago: Aldine, 1967.

44. Truax, С.В. & Wargo, D.G. Antecedents to outcome in group psychotherapy with outpatients: Effects of therapeutic conditions, alternate sessions, vicarious therapy pre-training and patient self-exploration. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1969, 33, 440-447.

45. Valiquet, M.I. Contribution to the evaluation of a management training program. Unpublished doctoral dissertation, Massachusetts Institute of Technology, 1964.

46. White, R. & Lippitt, R. Leader behavior and member reaction in three «social climates». In D.Cartwright & A.Zander (Eds.), Group dynamics: Research and theory. New York: Row, Peterson, 1962.

47. Yalom, I.D. The theory and practice of group psychotherapy. New York: Basic Books, 1975.

3. ИНКАУНТЕР-ГРУППЫ

То, что когда-то начиналось как рискованный эксперимент в Национальной лаборатории тренинга в г. Бетеле, штат Мэн, в скором времени привело к появлению огромного числа групповых форм психологического воздействия. В настоящее время во всем мире существует множество разновидностей психокоррекционных групп. Многие из них получили название инкаунтер-групп, и этот удачный термин вызывает нечто похожее на любовь среди сторонников и враждебность среди критиков.

___________________

* Круг значений слова «encounter» – «короткая встреча, первое знакомство, столкновение». Принятый в отечественной психологической литературе перевод термина «инкаунтер-группа» – «группа встреч» – не отражает специфики данного метода, построенного на «столкновении» участников с их переживаниями. – Прим. ред. HTML-версии.

Первое использование термина инкаунтер приписывают Я. Морено, основателю психодрамы (см. 5-ю главу). Современное определение понятия инкаунтер дано Вильямом Шютцем (Schutz, 1971):

«Инкаунтер есть способ установления отношений между людьми, основанный на открытости и честности, сознавании себя и своего физического «Я», ответственности, внимании к чувствам, ориентации на принцип «здесь и сейчас»« (р. 3).

Именно это определение мы и будем использовать для описания инкаунтер-групп.

ИСТОРИЯ И РАЗВИТИЕ

В групповом движении существует разделение на Западное и Восточное направление. Центры личностного роста на Востоке предпочитают группы, которые ориентируются на определенную задачу и направлены на такие темы, как коммуникация, решение проблем и лидерство. Группы на Западе в большей степени «ориентированы на чувство общности» и развивают способности членов группы к близким межличностным отношениям (Kaplan & Sadock, 1972). Неслучайно, что в основном центры личностного роста, где проводятся инкаунтер-группы, находятся на Западе. Жизненный стиль и климат Калифорнии, вероятно, способствуют проведению социальных экспериментов, тем более что лидеры движения инкаунтер-групп Карл Роджерс и Уильям Шютц проживают именно там.

Наибольшее признание Карл Роджерс получил за свою основополагающую работу в области терапии, центрированной на клиенте, и в настоящее время этот вид терапии используется во многих центрах консультаций Северной Америки. Роджерс обратился к движению инкаунтер-групп как к величайшему социальному изобретению в 60-х годах. Осуждая чрезмерно рационалистические и бюрократические аспекты современной культуры, которые отчуждают нас друг от друга и от самих себя, приводят к потере контакта с реальностью, Роджерс предсказал (Rogers, 1968, р. 268-269):

«Есть все возможности для быстрого развития близости между людьми, не искусственной близости, а настоящей и глубокой, которая хорошо приспособится ко все увеличивающейся мобильности нашей жизни. И временные взаимоотношения смогут достичь такой глубины и значимости, которая ранее ассоциировалась лишь с подлинной дружбой».

Вкладом Роджерса в движение инкаунтер-групп стала концепция сущностной встречи (basic encounter), разработанная им в Западном институте поведенческих наук и Центре изучения личности в г. Ла-Йолле, штат Калифорния. Роджерсовская концепция инкаунтер-групп была тесно связана с гуманистической ориентацией в индивидуальном консультировании, которую он разрабатывал в 40-х и 50-х годах.

Психологи обращают свое внимание на навыки общения клиента, проявляют эмпатию по отношению к нему без навязывания своих оценочных суждений и поощряют клиента к осуществлению потенциальных возможностей своего развития. Роджерсовская концепция сущностной встречи содержит веру в рост личности, так как члены группы в общении свободно выражают свои чувства и принимают чувства других. В отличие от Т-групп инкаунтер-группы фокусируются не на групповом процессе или на процессе развития навыков межличностных взаимодействий, а на поиске подлинности и открытости в отношениях с другими. Лидер пытается создать атмосферу безопасности, доверия и помогает ее развитию с целью поощрения свободы выражения членами группы интимных мыслей и чувств. Роджерс избегает включать запланированные процедуры и упражнения в процесс группового взаимодействия и ориентируется на безусловное позитивное принятие другой личности для того, чтобы сломить сопротивление участников раскрытию личностных установок и включить в групповой процесс всех членов группы.

Центром драматических перемен в движении инкаунтер-групп стал Институт Эсалена в г. Биг-Суре, штат Калифорния, находящийся в идиллической долине среди скал на побережье Тихого океана. Эсален был основан в 1962 г. выпускником Станфордского университета Мишелем Мерфи и его другом Ричардом Прайсом как центр для исследования потенциальных возможностей человека. В то время как на Востоке Национальная лаборатория тренинга (НЛТ) ограничилась исследованием процессов, происходящих в малых группах, Эсален остался открытым для самого различного терапевтического и околотерапевтического опыта. Группы эсаленовского типа в отличие от традиционных Т-групп, направленных на изучение групповой динамики, предлагали в виде «шведского стола» разнообразие психологических и терапевтических приемов, которые приводят к росту личности, используя в качестве ключевого понятие «инкаунтер». За несколько лет Эсален стал центром развития инкаунтер-групп и образцом для центров подобного типа по всей стране. Институт Эсалена организовывал семинары и лекции по таким темам, как дзэн-буддизм, медитация, биоэнергетика, инкаунтер-группы. Занятия проводились как постоянным персоналом центра, так и специально приглашенными экспертами, знакомившими с новыми методами организации психологической помощи.

Если Эсален можно сравнить с амфитеатром движения инкаунтер-групп, то Уильям Щютц может быть назван актером на центральной сцене. Бывший социальный психолог из Гарвардского университета Шютц получил академическое признание за работы под названием «FIRO» (Schutz, 1958), в которых он предпринял попытку соотнести психоаналитическую теорию с групповой динамикой. Ко времени прибытия в Эсален Шютц имел разностороннюю подготовку, включая знание психодинамической теории, биоэнергетики (см. 6-ю главу) и навыки проведения групп в НЛТ. Переработав свой опыт и объединив знания в единую систему, Шютц стал «гуру» движения инкаунтер-групп, назвав свою форму обучения «открытой встречей» (open encounter). Используя разработки Вильгельма Райха, Александра Лоуэна, Моше Фельденкрайса и Иды Рольф, всех тех телесных терапевтов, кого мы будем обсуждать в 6-й главе, Шютц разработал понятие о единстве тела и сознания – центральное в своей концепции открытой встречи. Его теоретические положения основываются на том, что эмоциональные конфликты выражаются через мышечное напряжение в различных областях тела, и любое психологическое воздействие, игнорирующее телесные ощущения, будет неполным. Основываясь на таком подходе, Шютц начал работать с эмоционально блокированными областями тела, изучая проблемы движения и телесные позы в условиях группы, и затем выдвинул программу активных телесных упражнений наряду с методиками вербальной конфронтации для осознания индивидуумом длительно подавляющихся эмоций.

Хотя современные группы в Эсалене используют принципы и методы психологического воздействия различных групповых подходов, складывается впечатление, что в современном групповом движении можно выделить по крайней мере два основных направления: первое – соматически, или телесно, ориентированные группы, например, группы первичной терапии, биоэнергетики и структурной интеграции; и второе – группы, в большей степени направленные на осознание внутриличностных и межличностных проблем, такие, как инкаунтер-группы, группы психодрамы и гештальт-группы. Соматический подход будет обсуждаться в 6-й главе. Гештальт-группы и группы психодрамы (главы 4-я и 5-я), которые сами по себе являются очень популярными течениями, можно считать логическими предшественниками инкаунтер-групп. Многие лидеры инкаунтер-групп основывались на своем опыте гештальттерапии и психодрамы, который увеличивает способность невербального выражения эмоций.

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

Определение инкаунтер-группы Шютцем выделяет такие признаки этого понятия, как открытость и честность, сознавание себя и своего физического «Я», ответственность, внимание к чувствам и принцип «здесь и сейчас».

Самораскрытие

Открытость и честность достигаются через осуществление такой групповой ценности, как самораскрытие. Инкаунтер-группы поощряют участников к раскрытию себя другим и таким образом дают им возможность установить между собой близкие отношения. Участники поощряются внимательно относиться к своим чувствам и быть открытыми опыту в любой момент времени. Раскрытие личности по принципу «здесь и сейчас» отличается от раскрытия участниками прошлого опыта, не связанного с групповым процессом. Например, в рассказе о том, что один из членов группы напоминает вам вашего старшего брата, который вызывал у вас чувства страха и боязни, было бы не совсем подходящим простое описание взаимоотношений с вашим братом без их соотнесения с ситуацией в группе по принципу «здесь и сейчас».

В том, что для установления более близких отношений с другими нам нужен групповой опыт, заключена некоторая ирония. Но в обществе сокрытие своих истинных чувств, глубоких сомнений и желаний является более приемлемым, поскольку самораскрытие делает нас уязвимыми и слабыми. Люди, готовые раскрыть другим свой внутренний мир, могут быть оценены либо как требующие жалости и сочувствия, либо как эксгибиционисты, чьи стандарты поведения не соответствуют общепринятым нормам. Сидней Джурард (Jourard, 1964) подчеркивал, что раскрытие своего «Я» другому человеку есть признак сильной и здоровой личности. Пытаясь скрыть самих себя от других людей, мы тем самым предпринимаем активные усилия для построения ложного внешнего «Я». Хотя в такой социальной среде, как школа или работа, играть роли становится необходимым, те люди, которые переоценивают значимость ролевого поведения, могут почувствовать себя одинокими, отдаленными от других и отстраненными и отчужденными от самих себя. Одной из причин поощрения консультантом или психотерапевтом процесса самораскрытия является возможность полностью открыть свою душу симпатизирующему слушателю, что может оказать терапевтическое воздействие независимо от реакции или обратной связи слушателя.

Иногда сокрытие реальных мыслей и чувств от других приносит определенную пользу и удовлетворение. Мы можем избежать рассказа о любых неприятных фактах своего прошлого, но это лишит нас близости в отношениях с другими людьми. Таким образом, избегая самораскрытия, мы создаем у других впечатление о своем благополучии и успехе, но ценой этому становится невозможность построения значимых отношений с окружающими. Существуют также основания для предположения о том, что подавление или вытеснение значимого внутреннего опыта приводит ко многим психосоматическим расстройствам, таким, например, как язва, гипертония, астма и мигрень. Моурер (Mowrer, 1964) установил, что многие психологические симптомы – такие, как тики, чрезмерное употребление воды или пищи, различные страхи, усиливающаяся головная боль или боль в области живота, – могут представлять собой попытки избежать тех неприятных ощущений, которые вызываются рассказом о своих неблаговидных поступках. Согласно Моуреру, одиночество, чувство вины и депрессия всегда сопровождают сокрытие правды о самом себе, и сила католической исповеди заключается в облегчении процесса самораскрытия (Mowrer, 1970). «Грешник» может освободиться от чувства вины за реальное или воображаемое преступление при помощи самораскрытия. Моурер прямо перенес прием исповеди на занятия своих инкаунтер-групп. В его «интегрирующих группах» участники поощряются к открытию своих поступков, что приводит к повышению ответственности при решении проблем.

Различными путями инкаунтер-группы как бы дают разрешение на раскрытие самих себя не перед профессионалами – священниками, врачами, советниками и терапевтами, – к которым мы обращаемся в стрессовых ситуациях, а перед партнерами по группе (Egan, 1970). Надо сказать, что беспорядочное самораскрытие в группе также неприемлемо. Хотя многие участники впервые узнают именно в группе о том, что они обычно более отчуждены от своих друзей и знакомых, чем это требуется условиями социальной среды, «любительское» самораскрытие может ошеломить других и представить человека неразборчивым в своих знакомствах. Лафт (Luft, 1970) предположил, что самораскрытие становится приемлемым, когда оно является функцией имеющихся взаимоотношений; когда взаимоотношения между людьми строятся на основе взаимного принятия; когда тема самораскрытия связана с тем, что происходит между людьми; когда оно происходит постепенно, а не лавинообразно и когда человек способен почувствовать, какое влияние самораскрытие производит на слушателя.

Возможно, что экзистенциальное понятие подлинности наиболее близко понятию об открытых и честных отношениях, необходимых для успешного проведения инкаунтер-групп. Аутентичность можно представить как умение быть в согласии с реальным течением жизненных событий. Согласно Мадди (Maddi, 1967, р. 315), отчужденная личность не имеет четкого ощущения своей самотождественности и считает себя не кем иным, как «актером, играющим социальные роли, и существом, имеющим биологические потребности». Таким образом, индивидуум может удовлетворить биологические потребности и создать приемлемый и приятный образ «Я» без осознания своих более глубоких психологических потребностей. Аутентичная личность выражает себя спонтанно, не прибегая к защитным механизмам, открыто высказывая свои мысли и выражая чувства в группе. Говоря кратко, эти люди – «подлинны» (Carkhuff & Berenson, 1977).

Конечно, рискнуть стать «подлинной» и «неподдельной» личностью можно только в безопасном для личности окружении, вызывающем доверие. Согласно Роджерсу (Rogers, 1970), раскрытие чувств, возникающих в отношении других членов группы, возможно только после того, как группа приобретет определенный опыт и пройдет через основные этапы группового процесса: ощущение фрустрации из-за отсутствия структуры; сопротивление раскрытию личности и выражению эмоций; описание прошлых, следовательно, более безопасных жизненных событий и чувств; открытое выражение негативных чувств для проверки групповой сплоченности и первые попытки исследования личностно значимых тем. Для того чтобы члены группы смогли начать анализировать прежде неосознаваемые и почти незнакомые им чувства, они должны быть уверены в их безусловном положительном принятии со стороны остальных членов группы.

Самосознавание

Вторым признаком определения понятия инкаунтер-группы Шютцем является самосознавание. Выражая личностно значимые мысли и чувства и получая обратную связь, члены группы имеют возможность исследовать себя как бы со стороны. Самоознавание начинается, как только человек узнает свои сильные и слабые стороны. Члены группы лучше сознают те стереотипы поведения, которые имеют саморазрушающий характер, а также то, как они воздействуют на окружающих и как окружающие воздействуют на них самих. Участник может, например, начать анализировать свои неудачные взаимоотношения с людьми противоположного пола. Рост самосознавания сопровождается тем, что члены группы становятся более приятными для самих себя и более склонными к изменениям в личных установках и поведении, приближающим к идеалу «Я».

Одним из способов, при помощи которого инкаунтер-группы поощряют в участниках рост самосознавания, является конфронтация, заставляющая членов группы подвергать рефлексии, внимательно анализировать и ставить под сомнение свое поведение. Обычно конфронтация выявляет противоречие между тем, как члены группы воспринимают сами себя и как их воспринимают другие члены группы. В идеале конфронтация используется не просто для того, чтобы выразить свой протест и возражения собеседнику или вызвать у него враждебные чувства по отношению к окружающим. Нет смысла вступать с кем-то в конфронтацию, если вы хотите только заинтересовать этого человека самим собой (Egan, 1975). Конфронтация между членами группы должна выражать участие и заинтересованность друг в друге для того, чтобы помочь членам группы исследовать собственное поведение. По мере развития группового общения конфронтация стимулирует изучение себя и способствует изменениям своего поведения.

Для того чтобы быть эффективной, конфронтация должна затрагивать желания и «болевые точки» того человека, с кем эта конфронтация возникает. Конфронтация по некоторым проблемам, например сексуальности, должна быть очень деликатной. Однако есть инкаунтер-группы, в которых конфронтация намеренно проводится грубо и с большой резкостью.

Одним из примеров подобных инкаунтер-групп на Западном побережье являются сайнанон-группы. Общие принципы этого группового опыта были разработаны в 1958 г. Чарлзом Дедериком, бывшим алкоголиком, который заинтересовался возможностью создания работающей методики для лечения пациентов, испытывавших пристрастие к наркотикам. Дедерик организовал общество взаимопомощи в г. Санта-Монике, штат Калифорния, члены которого должны были жить в Сайнаноне и принимать участие в одной, посильной для себя, программе лечения. Правила проживания были довольно жесткими и включали в себя выполнение домашней работы, посещение небольших групп, в которых не было лидера, полный отказ от употребления всех наркотических веществ, включая алкоголь. Хотя состав этих групп, названных сайнанон-группами, менялся по мере прихода новых членов и ухода старых, каждый из членов группы находился в центре внимания на протяжении довольно длительного времени. Суть обучения в этих группах заключалась в сильной конфронтации с данным членом группы, чтобы при помощи оправдания, рационализации и игры излечить его от пристрастия к наркотикам. Прошедшие через эту процедуру пациенты обладали преимуществом перед профессионалами, поскольку они имели тот же прошлый опыт, что и другие члены группы, и могли откровенно рассказать о своих прошлых ощущениях и переживаниях.

Постороннему наблюдателю может показаться, что при общении в форме конфронтации члены сайнанон-группы подвергаются необоснованным и оскорбительным упрекам. Однако для опытного участника использование подобных безжалостных процедур представляет собой единственный способ преодоления эмоциональных блокировок и изменения своего жизненного стиля, который имеет саморазрушающий характер. Наркоманы постепенно осознают, что члены сайнанон-группы не сочувствуют им в их зависимости от наркотиков, так как признают за ними потенциальные возможности для усвоения положительных, альтернативных способов действия по преодолению тревожных и стрессовых ситуаций, в корне отличающихся от употребления алкоголя или наркотиков. Можно также отметить, что сайнанон-группы ориентированы не только на контингент наркоманов (Casriel, 1963), метод вербальной и физической конфронтации используется и в других видах инкаунтер-групп.

Важным аспектом самосознавания, который Шютц включил в свое определение инкаунтер-группы, является сознавание своего физического «Я». Многие руководители инкаунтер-групп достигают определенного соотношения между словесными и физическими упражнениями. Сознавание своего физического «Я» и использование физических параметров в терапии основываются на предположении о том, что первичные чувства и переживания индивидуума кодируются и выражаются языком тела задолго до того, как формируются вербальные умения и способы выражения чувств. Те ощущения, которые сопровождают чувства напряженности или разрядки, счастья или гнева, довольно примитивны и носят базальный характер. Члены группы, которые чувствуют, что оказались «в западне», могут лучше понять себя, выражая свой внутренний конфликт в виде физических действий (буквально отталкивая тех людей, которые их держат), чем при словесном описании, объяснении, поиске рациональных оснований своего эмоционального состояния «нахождения в западне». Я не утверждаю, что словесное описание эмоционального катарсиса является бесполезным, но считаю, что физические упражнения и методики могут быть более продуктивны для катарсиса. Упор на сознавание своего физического «Я» связан с разочарованием Шютца в традиционной «разговорной» терапии как основе для прочных изменений личности.



Страница сформирована за 0.16 сек
SQL запросов: 191