УПП

Цитата момента



Если мальчик хулиганит
Или девочка шалит,
Ловят их и бьют по попе,
Чтобы знали наперед.
Вот

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Однажды кто-то стал говорить ей о неземном блаженстве, о счастье, которое ожидает нас в другой жизни. «Откуда вы об этом знаете? — пожала плечами с улыбкой Елена. — Вы же ни разу не умирали».

Рассказы о Елене Келлер ее учительницы Анны Салливан

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Другим эффективным путем решения конфликтов является модель «семейного совета», предлагаемая Т. Гордоном [1997] для разрешения конфликтов в детско-родительских отношениях, но потенциально столь же эффективная для разрешения супружеских конфликтов. Центральной идеей модели «семейного совета» является тезис о том, что в конфликтной ситуации, какова бы она ни была, какими бы причинами ни была инициирована, не должно быть «победителей» и «побежденных». Автор считает, что выяснение причин возникновения конфликта, выявление его виновника и инициатора не помогут разрешить проблему, а лишь усугубят ее. Конструктивный подход, по мнению Гордона, состоит в поиске решения проблемы на основе принципа равноправия всех участников конфликта независимо от возраста и ролевой позиции в семье. Незыблемым при этом является правило обязательной приемлемости способа разрешения конфликта для всей семьи.

В модели «семейного совета» выделяются шесть основных этапов разрешения проблемы:

  • идентификация и определение конфликта как следствия противоречивости мотивов и интересов членов семьи (объективирование, вербализация и осознание сути конфликта в процессе обсуждения проблемы всей семьей);
  • генерирование и регистрация всех возможных альтернатив разрешения проблемы независимо от того, насколько они устраивают участников конфликта. На этом этапе действует правило безоценочного принятия и запрета на критику любых, даже самых невероятных решений;
  • обсуждение и оценка каждой из предложенных на предшествующем этапе альтернатив. Правило: альтернатива не принимается, если хотя бы один из участников не согласен. Для оптимизации процесса принятия решения используется, в частности, техника Я-высказываний, позволяющая одним участникам конфликта более четко заявить свою позицию, избежав упреков, обвинений и осуждения со стороны остальных. Гордон указывает, что проблемы часто возникают не в результате пренебрежения интересами членов семьи или их отвержения, а просто из-за недостаточного понимания их потребностей и мотивов. Если в процессе группового обсуждения всего арсенала выдвинутых предложений ни одно из них не принимается, то обсуждение продолжается до тех пор, пока не будет найдено решение, устраивающее всех;
  • выбор лучшего приемлемого для всех членов семьи решения проблемы;
  • выработка путей реализации решения; составление конкретного плана его исполнения, включая ответственность и обязанности каждого из участников, их действия, условия выполнения с точностью до деталей;
  • определение критериев оценки результата семейного договора, форм и способов контроля и оценки.

На двух последних этапах особое значение приобретают объективирование договора в письменном виде, четкость и конкретность определения последовательности и содержания действий каждого члена семьи.

«Семейный совет» является достаточно эффективной формой работы с семейными проблемами, даже если в основе конфликта лежат глубинные причины, которые при реализации модели «семейного совета» не становятся предметом анализа и переосмысления, как, например, в позитивной семейной психотерапии Пезешкиана. Успех работы «здесь-и-теперь» определяется тем, что история семьи — это не только опыт рода и родительской семьи, но и опыт, создаваемый в актуальных супружеских и детско-родительских отношениях. Технология «семейного совета» рождает новый, уникальный опыт уважения партнера и бережного отношения к его потребностям и интересам, опыт, который меняет характер взаимоотношений в семье, улучшает эмоциональное взаимопонимание, содействует более полному удовлетворению потребностей всех ее членов и тем самым улучшает качество функционирования семьи в целом. Такая практика разрешения проблемных ситуаций активизирует способности личности к самостоятельному выходу из конфликтов. Преимуществом метода «семейного совета» является и то, что он требует значительно меньше времени и трудозатрат, чем психотерапевтическая работа с семьей.

§11. Сплоченность семьи

Сплоченность семьи как интегративная характеристика ее функционирования включает два момента: во-первых, степень эмоциональной близости или привязанности членов семьи друг к другу; во-вторых, сформированность семейного самосознания, когнитивным аспектом которого является образ «Мы», а аффективным — чувство «Мы». В психологии семьи существуют различные подходы в определении сущности и механизмов формирования сплоченности семьи [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999].

В рамках механистического атомистического подхода развивается «балансная концепция» сплоченности, оперирующая понятием баланса «просемейных» и «антисемейных» сил. Предполагается, что у каждого члена семьи есть центростремительные («за семью») и центробежные («против семьи») мотивы. Простой арифметический баланс этих сил определяет степень стабильности семьи. Например, если ребенок является объединяющим центром семьи, т.е. мотивы воспитания определяют баланс сил в пользу сохранения семьи и сплочения ее на основе воспитания детей, то в тот момент, когда функция воспитания себя исчерпает, возможен распад семьи. Возражения против теории баланса сил сводятся к двум основным аргументам: во-первых, в действительности мотивы достаточно трудно оценить по критерию их центростремительности/центробежности, что чревато произвольностью их толкования; во-вторых, в рамках данного подхода каждый член семьи рассматривается как изолированный элемент, системный характер семьи во внимание не принимается, не рассматривается взаимодействие отдельных подсистем.

Концепция совместимости ставит сплоченность семьи в зависимость от сходства и различий в мировоззрении, ценностно-смысловой сфере, компетентности ее членов. Высокая степень сплоченности семьи обеспечивается единством ценностей, мировоззрения и семейных представлений (взглядов на семейный уклад, распределение ролей и главенство) в сочетании с комплементарностью в отношении компетентности ее членов (знаний, умений, навыков). Признавая безусловные достоинства данного подхода, в частности рассмотрение семьи как целостной системы и учет влияния семьи родительской на формирование сплоченности нуклеарной семьи, следует указать на известную противоречивость теоретических положений этой концепции эмпирическим данным. Например, достаточно часто комплементарные семьи оказываются деструктивными, не обнаруживая сплоченности, или, напротив, обнаруживают высокую ее степень вкупе с эффективностью функционирования, не будучи комплементарными.

Весьма интересной и психологически обоснованной представляется концепция «коллективистической идентификации» как механизма семейной интеграции, развиваемая А. В. Петровским [1982]. В основе сплоченности, по мнению автора, лежат два социально-психологических механизма. Первый из них — механизм эмоциональной идентификации с семьей (по принципу «боль семьи—моя боль») предполагает наличие у членов семьи высокой степени развития эмпатии, способности к взаимопониманию, сопереживанию и сочувствию. Степень сплоченности семьи в значительной мере определяется преобладанием в ней отношений симпатии и положительных эмоций, что позволяет нейтрализовать эмоциональную напряженность, дистресс и фрустрацию. Вторым механизмом является механизм «общности семейной судьбы»: личность связывает свои жизненные планы, свое благополучие и возможности личностного саморазвития именно с семьей. Указанные механизмы групповой идентификации дополняют друг друга. Важным условием развития сплоченности семьи является гармоничность сочетания образа «Мы» (семья) и образа «Я».

Необходимым условием интеграции и сплоченности семьи считается также супружеская совместимость. Можно выделить три основных подхода к проблеме супружеской совместимости: структурный, функциональный и адаптивный [Обозов, Обозова, 1984]. В рамках структурного подхода под совместимостью супругов подразумевается соответствие личностных и индивидуально-типологических характеристик партнеров. Причем совместимость может предполагать и сходство характеристик, и их различие вплоть до контраста, но такие параметры, как ценностные ориентации, социально-психологические, коммуникативные установки, мотивы, интересы, в случае совместимости супругов должны быть сходны. В то же время определенные типологические особенности (например, свойства нервной системы) могут сочетаться по контрасту. Сходные и контрастные характеристики должны в совокупности обеспечивать устойчивую и эффективную структуру взаимодействия супругов.

Функциональный подход рассматривает психологическую совместимость супругов как меру согласованности их ролевых моделей поведения, обеспечивающую высокую эффективность функционирования семьи, удовлетворения потребностей ее и всех ее членов.

Адаптивный подход интерпретирует совместимость супругов как позитивные межличностные их отношения, хорошее взаимопонимание и эффективное общение. Совместимость означает толерантность, высокую степень терпимости к особенностям поведения и личности друг друга, готовность принимать супруга таким, какой он есть. Супружеская совместимость характеризуется степенью супружеской адаптации и взаимного приспособления [Антонов, 1998].

Показателями степени супружеской совместимости могут выступать: 1) согласованность семейных ценностей; 2) согласованность ролевых ожиданий в отношении целей и ролевых моделей поведения супругов; 3) совпадение взаимных оценок супругов выполнения каждым из них своих семейных ролей; 4) принятие личностных и поведенческих особенностей партнера, готовность учитывать их в сотрудничестве.

Антиподом совместимости считают несовместимость супругов, отличительными особенностями которой являются отчуждение и «психическое насыщение» друг другом.

Задача обобщения теоретических представлений о сплоченности семьи как системы была поставлена в рамках циркулярной модели Д. Олсона [Olson, 1993], выделяющей два параметра оценки сплоченности семьи: 1) пластичность, гибкость в управлении семейной системой, распределении ролей, правил и норм, регулирующих отношения членов семьи; 2) эмоциональность взаимоотношений, степень эмоциональной близости партнера.

В зависимости от степени пластичности руководства и управления семейной системой Олсон различает ригидную, структурированную, гибкую и хаотичную структуру. Ригидная ролевая структура характеризуется жесткой централизацией функций, единоличным главенством и иерархической системой управления, что не позволяет эффективно разрешать проблемы семьи, особенно при переходе ее на новую стадию жизненного цикла. Структурированная (скоординированная) семейная система характеризуется нарастанием демократических тенденций управления, установлением ролевой структуры и системы правил с учетом мнений членов семьи. Однако структурированная система еще не обладает необходимой степенью гибкости и пластичности, что влечет возрастание конфликтности при изменении ролевой структуры семьи. Набор регулирующих роли норм и правил жесткий и достаточно медленно подвергается корректировке в случае необходимости. Гибкость семейной системы основывается на демократическом стиле руководства: равноправии, эгалитарности либо участии всех членов семьи в распределении ролей и обязанностей. В соответствии с возникновением новых задач и функций в семье легко меняются как роли, так и регулирующие их правила. Хаотичная семейная система определяется неустойчивым руководством, неопределенностью распределения ответственности и обязанностей между членами семьи. Роли четко не определены, ролевая структура не установлена. Функционирование семьи в целом характеризуется сиюминутностью, «полевым» поведением, несбалансированностью. Хаотичность обычно возникает в кризисные, переломные моменты развития семейной системы.

В зависимости от степени эмоциональной близости можно говорить об эмоциональной разобщенности, раздельности (дистантности), связанности, чрезмерной эмоциональной вовлеченности («спутанности»). Эмоциональная разобщенность характеризуется значительной дистанцией между членами семьи, низкой заинтересованностью друг в друге. Причинами разобщенности могут быть нарушения чувства любви, боязнь близких отношений, невротический страх быть нелюбимым, несформированность самой потребности в общении, неадекватные типы тревожной привязанности («избегающий» тип). Раздельность (дистантность) предполагает наличие эмоционального принятия, любви при сохранении значительной дистанции во взаимодействии и высокой степени эмоциональной автономии. Связанность рассматривается как оптимальный уровень надежной эмоциональной связи, характеризующейся эмоциональной близостью, высокой степенью эмпатии по отношению к партнеру, дистанцией эмоционального взаимодействия. Принципиальное отличие эмоциональной связанности от симбиоза является высокая степень личностной дифференцированности партнеров, когда каждый выступает и воспринимается партнером как автономный самостоятельный субъект. Чрезмерная эмоциональная вовлеченность, эмоциональная «спутанность», «склеенность» характеризуются наличием очень интенсивных, часто невзаимных, несимметричных отношений. Нет четких границ личности в эмоциональном взаимодействии.

Пересечение двух избранных критериев (характера эмоциональной связи и гибкости управления семейной системой) образует континуум типов семей, различающихся по степени сплоченности. Полярность характеристик семьи по каждому критерию (измерению) определяет низкую степень сбалансированности семейной системы и является показанием для осуществления психологической и психотерапевической помощи семье, собственные ресурсы которой, как правило, оказываются уже недостаточными. На протяжении жизненного цикла семьи уровень ее сплоченности изменяется в связи с возникновением новых задач, необходимостью принятия новых членов и изменения границ семейной системы. Например, рождение ребенка в семье, стимулирующее традиционализацию функций, приводит к изменению сбалансированности и сплоченности от гибкой разделенности (в период беременности) к хаотичной связанности (сразу после рождения ребенка) и к ригидной связанности (на протяжении первого- второго года жизни ребенка).

§ 12. Субъективная удовлетворенность браком

Субъективная удовлетворенность браком, являясь эмоционально-оценочным отношением супругов к семье, далеко не всегда соответствует объективному уровню эффективности ее функционирования. Ее можно представить по аналогии с известной формулой У. Джемса, раскрывающей содержание самооценки личности как отношение реальных достижений к ожидаемым. Тогда субъективная удовлетворенность браком будет определяться как отношение реальности выполнения партнером своих обязательств к ожидаемым, а причинами низкого уровня субъективной удовлетворенности браком будут либо неудовлетворенность адекватных потребностей супругов, либо нереалистические, чрезмерно завышенные ожидания в отношении брака и партнера. В случае низкой субъективной удовлетворенности браком корректировать надо либо реальное ролевое поведение и межличностную коммуникацию, либо ожидания супругов, особенно если они неадекватно завышены. Например, если молодые супруги не изменят своих чрезмерно восторженных и нередко «оторванных от жизни» представлений о семейной жизни, зачастую предваряющих вступление в брак, на более реалистические, не сумеют начать «работать над собой», не пытаясь изменить партнера, то их ждет разочарование, крушение иллюзий. О. Уайльд писал, что мужчины женятся от скуки, женщины — из любопытства, но в конце концов и те и другие испытывают разочарование.

Низкая субъективная удовлетворенность браком характеризуется разной степенью ее осознания, В случае осознанной неудовлетворенности браком супруг открыто заявляет о своем желании что-то изменить в супружеских отношениях, семейном укладе, распределении ролей, переживании чувства ненужности, обиды, несправедливости. Если неудовлетворенность браком недостаточно осознанна, существует в форме «тлеющей» неудовлетворенности [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999], то жалобы выражаются в форме переживаний страхов, тревоги, неуверенности, чувства фрустрации.

Субъективная удовлетворенность браком может быть полной, когда супругов полностью устраивает сложившаяся модель семейной жизни и отсутствует желание что-либо изменить, и частичной, когда есть направленность на изменение каких-либо аспектов семейной ситуации.

К факторам, влияющим на степень субъективной удовлетворенности браком, относятся стадия жизненного цикла семьи, супружеский стаж, сходство ценностей у супругов, их пол, трудовая занятость, наличие в семье детей.

Существует связь между стадией жизненного цикла семьи и степенью субъективной удовлетворенности браком: минимальная удовлетворенность браком наблюдается в семьях с детьми младенческого возраста, максимальная — до рождения детей. Субъективная удовлетворенность браком снижается в переходные периоды жизненного цикла семьи и в семьях с маленькими детьми.

Изучение зависимости субъективной удовлетворенности браком от стажа супружеской жизни обнаружило сложную нелинейную зависимость [Алешина, 1987]. По данным исследования X. Фелдман, Г. Спаниел и др., динамика изменения степени субъективной удовлетворенности браком может быть отображена с помощью U-образной кривой. На начальных стадиях супружества удовлетворенность достаточно высока, на средних — резко падает, а на стадии 18—20 лет вновь растет. Возможными причинами возрастания удовлетворенности браком на поздних стадиях супружества являются «когортный эффект», возрастно-психологические особенности супругов, расширение сфер самовыражения родителей после завершения выполнения функции воспитания детей, проявлящееся в реализации внесемейных карьер — в профессиональной, социальной деятельности, увлечениях, хобби, — на что раньше времени у супругов просто не хватало. «Когортный эффект», в частности, состоит в том, что к моменту изучения степени удовлетворенности браком выборка пожилых пар качественно изменяется — дисгармоничные семьи распадаются, удельный вес гармоничных в выборке увеличивается. Такие возрастно-психологические особенности пожилых людей, как социальная конформность и стремление к социально-желательным оценкам своей жизни («жизнь прожили хорошо»), актуализация защитных механизмов (рационализация — «если мы прожили столько лет, значит, мы были хорошей семьей», вытеснение, отрицание и др.), отрицание самой возможности развода в преклонном возрасте, обусловливают тенденцию восприятия пожилыми людьми своего брака успешным. Кроме того, страх одиночества в пожилом возрасте заставляет более внимательно и терпимо относиться к партнеру, ориентироваться на него, что объясняет большую близость и умение разрешать возникающие проблемы более эффективно, чем раньше.

Ценностное единство оказывается значимым фактором для субъективной удовлетворенности браком лишь при условии длительного семейного стажа — более 25 лет.

Тендерные различия проявляются в более высокой степени удовлетворенности браком у мужчин, чем у женщин [Rhyne, 1981].

Наличие детей в семье положительно влияет на степень субъективной удовлетворенности браком. Исследование влияния ухода взрослых детей из семьи на удовлетворенность браком показало, что «синдром пустых гнезд», проявляющийся в эмоционально-негативном паттерне переживания «утраты смысла жизни», наблюдается лишь в том случае, когда прекращение выполнения воспитательной функции порождает жизненную пустоту (родители не работают, нет значимых интересов, низкий уровень образования), супруги давно далеки друг от друга и не имеют общих «точек соприкосновения» и интересов, а отношения взрослых детей и родителей дистантны или конфликтны. Известно также, что исполнение матерями ролей бабушек в семьях взрослых детей значительно повышает уровень их субъективной удовлетворенности браком (Дж. Робертсон). Родительство уменьшает вероятность возникновения депрессии и ее выраженность, снижает уровень заболеваемости и смертности.

Важным фактором субъективной удовлетворенности браком является трудовая занятость жены. Обнаружено, что работающие женщины в том случае, когда мотивация профессиональной деятельности выходит за пределы чисто утилитарно-прагматической, обнаруживают более высокий уровень субъективной удовлетворенности браком, чем неработающие жены-домохозяйки [Крайг, 2000]. Причины этого феномена исследователи усматривают в удовлетворении мотива самореализации в профессиональной деятельности, повышающей уровень самоуважения и самопринятия женщин, и в возможности получить эмоциональную поддержку у коллег по работе, развернуть широкую сеть социальной поддержки и помощи.

Важным предиктором степени удовлетворенности браком являются стратегии совладающего поведения (копинга), используемые супругами при решении семейных проблем. Было показано, что позитивный подход, направленный на конструктивное разрешение проблем, и переговоры повышают уровень субъективной удовлетворенности браком, в то время как другие формы копинга — конфронтация, уход, избегание, настаивание на своих интересах, конфликт, подчинение и селективное игнорирование — приводят к снижению степени удовлетворенности браком. В исследовании Ж. Бушара [см.: Carter, McGoldrick, 1988], сочетающем метод «поперечных срезов» и лонгитюд, было изучено более 500 супружеских пар. Полученные результаты обнаружили существенные гендерные различия в стратегиях копинга при столкновении с семейными проблемами. Во-первых, оказалось — вопреки традиционным представлениям, будто женщинам свойственны более пассивные стратегии, — что на самом деле мужчины чаще используют стратегии отрицания и ухода, в то время как оба супруга в равной степени прибегают к стратегиям проблемно-фокусированным. Вместе с тем не было выявлено существенных различий в общем соотношении эффективных и неэффективных стратегий копинга между мужчинами и женщинами. Во-вторых, были установлены гендерные различия в характере связи между использованием стратегии копинга и удовлетворенностью браком. Например, у мужчин использование стратегии отрицания негативно сказывается на степени удовлетворенности браком, а у женщин нет. Полученные в исследовании результаты свидетельствуют также о необходимости учета соотношения копинговых моделей партнеров, взаимодействие которых определяет в конечном счете эффективность разрешения проблем семьи.

Характер профессиональной деятельности женщины, обеспечивающий для нее «независимую» от семьи сферу самовыражения и дружеского общения, повышает уровень удовлетворенности браком у обоих супругов.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 191