УПП

Цитата момента



Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было.
Вы хорошо выглядите!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

§ 6. Социально-психологический подход к любви в контексте проблемы аттракции

Аттракция как симпатия к другому человеку является безусловным компонентом чувства любви [Гозман, 1987]. В рамках социально-психологического подхода изучались факторы, способствующие возникновению аттракции и выступающие как условия привлекательности партнера. Назовем некоторые из них.

Внешняя привлекательность. В зрелом возрасте становятся важны не только внешние физические данные, но и духовно-психологические, личностные качества. Идеал привлекательной внешности обусловлен как культурно-историческими, социальными условиями, так и субъективными критериями оценки. Внешняя привлекательность человека определяется не только оценкой его со стороны партнера, но в значительной степени и его собственной самооценкой. Если самооценка высока и адекватна или даже несколько превосходит уровень адекватности, то это находит отражение в таких особенностях поведения личности, как уверенность, доброжелательность, направленность на установление отношений и коммуникацию, способствующих большему самораскрытию партнеров.

Социальные характеристики — принадлежность к определенному социальному уровню, образование, статус, профессия, социальная успешность и т.д. Успешность и удачливость способствуют усилению аттракции, неудачников избегают.

Уровень развития коммуникативных способностей — способность к открытой коммуникации, к самораскрытию, искренности в пределах сохранения интимного личностного «пространства безопасности» партнеров (неприемлемость «душевного эксгибиционизма»), умение коммуницировать свои чувства, проявлять эмпатию в отношении партнера. Отсутствие коммуникативной компетентности резко негативно сказывается на аттракции.

Сходство установок, идей, взглядов, ценностей. Для успешного функционирования семьи особенно важны общность ценностей профессиональной деятельности, сходство взглядов на воспитание детей и родительство.

Предсказуемость, прогнозируемость поведения партнера, особенно в стрессовых, напряженных ситуациях, на основе знания его личностных свойств и стабильности его поведения в повторяющихся ситуациях. Непредсказуемость не отпугивает, но осложняет понимание намерений партнера и может привести к деструкции отношений. Предсказуемость не идентична рутинности и стереотипности поведения.

          Ситуативные факторы. К ним можно отнести следующие:

  • регулярность контактов;
  • возможность реализации совместной деятельности;
  • оказание друг другу помощи (забота, помогающее поведение). Доказано, что уровень симпатии к партнеру у помогающего выше, чем у того, кому
  • помощь оказывается. Иными словами, мы привязываемся к тому, кому мы больше помогаем. Напротив, известен феномен избегания человека, оказавшего нам значительную помощь. В супружеских отношениях не должно быть грубого дисбаланса в выполнении обязанностей и ролей. В интересах сохранения взаимной симпатии и привлекательности ни один из супругов не должен взваливать на себя все проблемы семьи и принимать на себя роль «палочки-выручалочки». Каждый член семьи ради стабилизации в ней эмоциональных связей должен быть готов и сам оказать помощь, и попросить о ней, и принять помощь от партнера.

Совместное переживание опасности, угрозы жизни. Этим фактором объясняется известный феномен повышения уровня сплоченности семьи при переживании кризисных, фрустрирующих ситуаций (вспомним пословицу о необходимости съесть пуд соли, чтобы узнать друг друга и установить истинно гармоничные отношения).

Фактор оценки со стороны партнера. Проявляется в том, что аттракция возникает при условии отсутствия значительного расхождения самооценки и оценки со стороны партнера.

В исследовании М.Н. Риди и др. [Reedy et al., 1982] предметом изучения стали изменения значимости аффективных и поведенческих компонентов, составляющих, по мнению авторов, отношения любви в период перехода от ранней к средней зрелости, пожилому возрасту и старости. К таким компонентам были отнесены эмоциональная безопасность, уважение, сексуальная интимность, коммуникация, игровое и помогающее поведение (взаимопомощь) и лояльность (терпимость). Было отмечено, что при наличии определенной стабильности можно говорить также об изменениях значимости каждого из компонентов на протяжении зрелых периодов онтогенеза. Например, при сохранении стабильности помогающего и игрового поведения наблюдалось возрастание значения эмоциональной безопасности и взаимной терпимости на фоне снижения роли, отводимой в отношениях между супругами уважению. Несколько снижалось значение общения. Значение сексуальной сферы плавно возрастало к середине жизненного цикла, а затем столь же плавно снижалось. Таким образом, на первом плане отношений любви между супругами на всех стадиях жизненного цикла оказывается аффективная составляющая любви — эмоциональная безопасность, сопереживание, симпатия, что в целом соответствует основному тезису семейной психологии и семейной психотерапии о том, что именно функция эмоционального взаимопонимания и сопереживания, психотерапевтическая функция являются системообразующими для современной семьи.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы:

  • любовь представляет собой социокультурный, исторический феномен, имеющий историю своего развития;
  • любовь имеет активно-деятельностную творческую природу, формируется в процессе жизни на основе интериоризации опыта детско-родительских отношений и присвоения социокультурного опыта, форм и «модусов» любви в контексте органического и полового созревания;
  • любовь направлена на самореализацию личности, преодоление отчужденности и обретение единства и целостности; обеспечивает саморазвитие личности в исключительных, близких отношениях со значимым Другим;
  • важным фактором возникновения нарушений способности любить является искажение детско-родительских отношений и, в первую очередь, отношений с близким взрослым на протяжении ранних стадий онтогенеза.

§ 7. Ролевая структура семьи

Основными параметрами ролевой структуры семьи являются характер главенства, определяющего систему отношений власти и подчинения, т.е. иерархическое строение семьи, и распределение ролей в соответствии с теми задачами, которые решает семья на данной стадии своего жизненного цикла.

Ролевая структура семьи в значительной степени определяется ведущими семейными ценностями, иерархия которых развивается на протяжении жизненного цикла семьи, отражая изменение значимости ее функций. Например, после рождения детей центральное место в семье занимает воспитательная функция, а ценность родительства становится ведущей. Сравнение приоритетности ценностей у молодоженов и лиц, вступающих в брак, обнаружило значимые различия: у лиц, вступающих в брак, ценности имеют четкую семейно-бытовую направленность, а у благополучных молодоженов наблюдается сбалансированность ценностей семейных и связанных с профессиональной деятельностью супругов [Олейник, 1986]. Семейные ценности регламентируют образ жизни семьи, распределение ролей и установление главенства.

Главенство в семье определяет ее иерархию и организацию функционирования, характер принятия решений, меру участия членов семьи в управлении ее жизнедеятельностью, отношения власти — доминирование и подчинение.

Авторитарная система отношений означает сосредоточение функций управления и принятия решений в руках одного члена семьи. Демократическая система отношений — равноправное участие всех членов семьи в управлении и принятии решений. Тенденцией развития современной семьи является переход от авторитарной к демократической системе отношений, что, в первую очередь, обусловлено становлением правового и экономического равноправия мужчин и женщин. Главенство может носить единоличный характер (персональное главенство) и быть совместным. В первом случае все или большинство наиболее значимых для семьи функций оказываются сосредоточены в руках одного человека. Такая форма главенства

вряд ли может быть эффективна с точки зрения теории управления, однако в кризисные периоды развития семейной системы единоличное главенство оказывается адекватным и полезным. В стабильные же периоды оптимальной формой руководства является совместное главенство. Оно бывает с разделением функций и без (эгалитарный вариант). Для определения формы главенства в семье приоритетны такие функции, как материальное обеспечение, планирование семейного бюджета, «психотерапевтическая» функция семьи, воспитание детей. Фактическое главенство зависит от распределения функций в семье и меры участия ее членов в решении проблем. Однако наряду с фактическим главенством существует и главенство формальное, т.е. приписываемое по определенным правилам. В случае расхождения фактического и формального главенства возникают конфликты, борьба за признание фактического руководства, за установление главенства одного из членов семьи. Традиционно формальное главенство приписывается мужу, в то время как фактическое в равной степени распределяется между мужем и женой. Краткое перечисление вариантов распределения власти в семье показывает всю сложность и многообразие внутрисемейных отношений, связанных с руководством и управлением семьей.

Отношения власти как доминирования — подчинения имеют и обратную сторону — принятие социальной ответственности главы семьи за ее благополучие и функционирование, что предполагает решение задач обеспечения безопасности семьи, определение ее целей и перспектив, координацию действий, направленных на достижение этих целей, создание психологической атмосферы уверенности и оптимизма в отношении прошлого, настоящего и будущего семьи.

Отношения доминирования — подчинения в семье могут быть охарактеризованы по следующим параметрам: кто именно доминирует в семье; основания (причины) доминирования; степень транзитивности отношений доминирования—подчинения; предполагает ли доминирование также и принятие ответственности доминирующим лицом [Дружинин, 1966]. В случае единоличного авторитарного главенства в семье может доминировать - отец (патриархальная семья), мать (матриархальная семья), ребенок (дето- центристская семья). В основе доминирования (применения власти) могут лежать авторитет и уважение к главе семьи, дань традициям и подчинение закону, признание компетентности лидера и делегирование ему права руководства и принятия решений, использование принуждения и насилия, «подкуп», лесть и манипуляция членами семьи. Под транзитивностью отношений доминирования — подчинения понимаются однонаправленность власти в иерархической структуре семьи и перенос отношений доминирования, осуществляемый фигурой, занимающей более высокую позицию в иерархической структуре семьи, на других ее членов, занимающих нижние ступени. Например, отец, являясь главой семьи, доминирует над матерью, мать — над ребенком, значит, и для ребенка отец также выступает властной фигурой, обладающей большими полномочиями и привилегиями, чем мать. Нетранзитивность предполагает более сложные отношения, в которых каждый член семьи занимает разную позицию по отношению к другим ее членам.

Роль— это нормативно одобряемая модель поведения, ожидаемая от человека, занимающего определенную социальную позицию и позицию в межличностных отношениях. Содержание роли и ее выполнение регулируются нормами, т.е. определенными выработанными и принятыми группой правилами, которым необходимо следовать для реализации совместной деятельности [Андреева, 1980]. Существуют правила, предписания, касающиеся как принятия ролей, так и их исполнения. Важны также контроль за выполнением роли и санкции, как внешние, так и внутренние, направленные на восстановление баланса семейной деятельности за счет определенного воздействия на члена семьи, не выполняющего свою роль. Степень принятия членом семьи своей семейной роли определяет эффективность ее выполнения и, как следствие, успешность функционирования семейной структуры в целом.

В ролевой структуре семьи выделяют план конвенциональных и план межличностных ролей.

Конвенциональные роли предписаны социокультурным окружением, стандартизованы, определяют постоянные права и обязанности членов семьи, представляя собой перечень форм поведения и способов их реализации, регулируемых правом, моралью, традициями. Межличностные роли индивидуализированы, определяются конкретным характером межличностных отношений в семье, кристаллизуя в себе уникальный опыт семейного межличностного общения.

Ролевая структура семьи обеспечивает эффективное ее функционирование и удовлетворение потребностей всех ее членов с учетом следующих требований:

  • ролевая согласованность — требование непротиворечивости ролей, образующих целостную систему, как в отношении ролей, выполняемых одним человеком, так и семьей в целом;
  • выполнение роли должно обеспечивать удовлетворение потребностей личности в рамках семьи;
  • принятые роли должны соответствовать возможностям личности, нельзя допускать «ролевой перегрузки»;
  • выполнение ролей должно обеспечивать удовлетворение потребностей всех членов семьи.

Конвенциональные роли могут быть классифицированы по различным основаниям. Типология семейных ролей в соответствии со статусом родственных отношений включает роли мужа, жены, родителей — матери и отца, детей — сына и дочери, сиблингов — брата и сестры, прародителей — бабушки и дедушки и пр. Подчеркнем, что набор прав и обязанностей в соответствии с родственным статусом определяется историческими, культурными, этническими особенностями семьи и значительно варьируется в зависимости от перечисленных факторов.

В основу классификации ролей Ф. Ная [Nye, 1976] положен функциональный принцип, позволяющий выделить следующий набор ролей: «кормилец» семьи, хозяин (хозяйка) дома, ответственный за уход и воспитание младенца, воспитатель детей, сексуальный партнер, «семейный психотерапевт», несущий ответственность за поддержание родственных связей, организатор досуга и развлечений (рекреационная функция семьи), организатор семейной субкультуры. При распределении конвенциональных ролей наблюдается полоролевая дифференциация, которая определяется особенностями представлений супругов о ролях мужчин и женщин в обществе и семье, особенностями полоролевой идентичности и реальным распределением ролей в семье между супругами [Алешина, Борисов, 1989]. Можно говорить о традиционной, обусловленной биологическим критерием распределения функций, антитрадиционной и равноправной полоролевой дифференциации. Традиционализация ролей в семье по тендерному принципу связана с рождением и воспитанием маленьких детей. В современной семье, тяготеющей к равноправному распределению ролей, полоролевая дифференциация достаточно подвижна и свободное изменение ролей супругов позволяет семье более эффективно решать свои проблемы.

Остановимся на характеристике функциональных ролей в семье. Роль «кормильца» соответствует выполнению функции обеспечения материального благополучия семьи. В традиционной семье эта роль принадлежит мужу. В Современной, как правило, работают оба супруга. Выполнение роли «кормильца» фактически предопределяет решение вопроса о власти и главенстве в семье.

Роль хозяина (хозяйки) дома реализует функцию организации и поддержания быта. В традиционной семье эта роль отводится жене. В эгалитарных семьях эти ролевые функции распределяются примерно поровну с учетом культурных стереотипов и представлений о роли мужчины и женщины в «поддержании семейного очага». Как правило, они совмещаются с ролью «министра финансов» семьи, ответственного за проектирование семейного бюджета и держателя кошелька. Традиционно такую роль играет жена, однако все чаще и чаще наблюдается тенденция совместного ее выполнения.

Роль ответственного за воспитание младенца выделяется из воспитательной функции семьи и выступает обособленно по причине теснейшего взаимодействия ребенка в младенческом возрасте с близким взрослым. Возможности выполнения родителем, принимающим на себя функцию воспитателя младенца, других функций крайне ограниченны. Традиционные нормы предписывают выполнение этой роли матери. В современной эгалитарной семье ее достаточно успешно выполняют отцы, однако нет, пожалуй, ни одной другой роли, где тенденция традиционализации распределения семейных ролей проявляла бы себя настолько сильно. Так, кормление грудью — биологически обусловленная функция матери; предпосылки синхронности взаимодействия матери и ребенка закладываются еще в период пренатального развития; наконец, опережающие темпы формирования материнской родительской позиции по сравнению с родительской позицией отца делают именно мать наиболее адекватной фигурой для формирования первой социальной потребности ребенка в контакте со взрослым и в привязанности.

Реализация роли воспитателя детей (более старшего возраста), предполагающая управление процессом социализации, морального развития, становления компетентности, как правило, осуществляется обоими родителями. Степень участия отца в процессе воспитания определяется следующими факторами:

  • уровнем образования. Общая тенденция состоит в том, что чем выше уровень образования отца, тем более активен он в воспитании ребенка;
  • полом ребенка. Считается, что отец уделяет больше внимания сыну, а мать — дочери, но если межличностные отношения родителей характеризуются любовью и нежностью, то уровень эмпатии и активность участия отца в воспитании дочери могут быть выше;
  • возрастом ребенка. Чем старше ребенок, тем больше включен отец в процесс его воспитания, однако налицо преимущества более раннего включения отца в воспитание ребенка, проявляющиеся, по крайней мере, в трех направлениях. Во-первых, возрастает вероятность формирования безопасной привязанности в отношениях ребенка с отцом. Во-вторых, формирование отцовской родительской позиции осуществляется по типу возрастания компонентов безусловного принятия ребенка. В-третьих, благодаря совместной с матерью воспитательной деятельности возникает необходимая основа для выработки единой родительской позиции, помогающей избежать непоследовательности и противоречивости семейного типа воспитания.

Роль сексуального партнера включает проявление активности и инициативности в сексуальном поведении. Традиционно роль лидера в сексуальных отношениях отводится мужу, однако в последнее время ситуация выглядит далеко не так однозначно в связи с ростом активности женщин.

Роль «психотерапевта» обеспечивает удовлетворение потребностей членов семьи в эмоциональном взаимопонимании, поддержке, безопасности, ощущении личностной самоценности и является ключевой в современной семье. Традиционно она отводится женщине в силу признания ее большей эмоциональной чувствительности, однако в действительности дело обстоит так далеко не всегда. Муж в роли семейного «психотерапевта», как правило, укрепляет свою лидерскую позицию и реальное главенство в семье.

Перечисленные роли имеют скорее «внутренний» характер и не предполагают выхода за пределы границ семейной системы. Наряду с ними можно говорить и о семейных ролях, реализуемых в контексте более широкого социального окружения, осуществляющих посредническую функцию между семьей и социальной средой. К ним относятся роли ответственного за поддержание родственных связей, организатора досуга и семейной субкультуры.

Роль ответственного за поддержание родственных связей предполагает лидерство в организации общения с родными и близкими, участие в семейных ритуалах, церемониях, праздниках, осуществление необходимой материальной и психологической поддержки нуждающимся членам расширенной семьи социального контроля. Традиционно эту роль исполняла жена, сейчас нет четкого приоритета, принятие этой роли определяется характером родственных отношений и личностными особенностями членов семьи.

Роль организатора семейного досуга, реализующего рекреационную функцию семьи, направлена на планирование и проведение выходных дней и отпусков. Важность этой роли возрастает в современной ситуации дефицита межличностного общения в семье. Организация досуга способствует либо сплочению, либо деструкции семьи. Принятие и исполнение этой роли определяется личностными качествами супруга (активностью, компетентностью, организационными способностями).

Роль организатора, творца семейной субкультуры, своеобразного духовного лидера семьи, определяющего ее интересы, культурные запросы, увлечения, возникла относительно недавно и отвечает функции духовного общения и обеспечения условий для культурного роста членов семьи. Как правило, эту роль принимает на себя наиболее компетентный и заинтересованный член семьи. Исполнение ролей организатора семейного досуга и организатора семейной субкультуры достаточно часто совмещает один член семьи в силу их содержательной близости. Семейная культура включает ритуалы и обряды жизненного цикла, сопровождающие основные семейные события (помолвка, свадьба, рождение детей, похороны и пр.). Семейная праздничная культура — новогодние обряды, празднование дней рождения, юбилеев, других знаменательных дат семейного календаря — имеет ритуально-игровой характер, определяет историю семьи, выполняя функцию ее интеграции и укрепления сплоченности, обеспечивает формирование ее самосознания. Семейный этикет регламентирует поведение членов семьи, задает его нормативность. Особенность его — в сочетании свободы поведения («фамильярности») и высокой устойчивости моделей поведения, обеспечивающих возможность предвосхищения поведения членов семьи и согласованность их действий без жестких ограничений [Разумова, 2000].

Межличностные роли определяют характер межличностного взаимодействия, включая роли покровителя, опекуна, опекаемого, друга, сексуального партнера.

Типичной проблемой ролевой структуры современной семьи, где оба супруга работают, является ролевая перегруженность и дилемма идентичности работающей женщины. Сущность такого ролевого конфликта в несовместимости ролевых ожиданий и невозможности выполнения субъектом, занимающим определенный социальный статус, предписанных и принятых им ролей. Причина возникновения ролевого конфликта работающей женщины связана с невозможностью успешного выполнения ею большого количества ролей — семейных и профессиональных — в силу противоречивости, предъявляемых к ним требований; отсутствием необходимых физических ресурсов для полноценного выполнения ролей; чрезмерностью требований к выполнению ролей, устанавливаемых самой женщиной [Алешина, 1989; Гаврилица, 1998]. В патриархальной культуре женщине всегда приписывали роли «домохозяйки» и «хранительницы домашнего очага». Эти нормативные роли до сих пор признаются как типичные для женщин, определяющие их женственность и тендерную роль, в конечном счете их идентичность. Достаточно часто профессиональная деятельность женщины рассматривается как «смещение» ее предназначения на незначимые цели, потому что разделение труда между полами в семье якобы оправдывается большей приспособленностью женщин к заботе о других, к материнству, к уходу за детьми и их воспитанию, к заботе о других (Т. Парсонс). Противоречивое отношение к участию женщин в семейной и профессиональной сферах ныне обусловлена «двойным стандартом приоритетов». С одной стороны, производственная активность слабого пола — необходимое условие жизнедеятельности и социального прогресса общества, а с другой — высшим предназначением женщины и, соответственно, ядром ее идентичности провозглашаются дом, дети, забота о семье. Однако чрезмерная эмоциональная и деятельностная фиксация на карьере или семье приводит к эмоционально-личностным нарушениям. «Захваченность» карьерным ростом чревата эмоциональным обеднением, отсутствием личной жизни, а погруженность в семейные проблемы ограничивает возможности творческой самореализации, приводит к зависимости и социальной изоляции.

Показателями ролевого конфликта являются отсутствие одобрения и поддержки работы жены со стороны мужа, неуважительное отношение к ее профессиональной деятельности; чувство вины перед семьей, испытываемое работающей женщиной; ощущение раздвоенности между семьей и работой, переживание острой нехватки времени. Показано, что особенности мотивации профессиональной деятельности женщины влияют на характер протекания такого конфликта. Если доминирующим является мотив обеспечения материального благополучия семьи, то ролевая напряженность возрастает, а если — социального признания, успеха, достижений, то ролевая конфликтность и уровень внутренней напряженности снижаются. Особенно резко возрастает фрустрированность, когда женщине не удается успешно, с ее точки зрения, реализовать позицию матери, а приоритет ценности материнства у нее достаточно высок [Гаврилица, 1998]. В то же время данные исследования условий и факторов психического здоровья женщины свидетельствуют о большей благополучности работающих женщин. Это объясняется тем, что, согласно теории аккумулирования ролей, расширение набора ролей, выполняемых субъектом, и сфер его самореализации приводит не только к росту напряженности, но и к формированию более высокой толерантности к неудачам и жизненным невзгодам. Неуспех в одной области самореализации может быть с лихвой компенсирован успехом в другой. Кроме того, работающая женщина получает возможность более полно контролировать свою жизнь, автономию и самостоятельность, что в итоге находит отражение в большей ее удовлетворенности семейной жизнью.

Можно выделить три основные стратегии разрешения ролевого конфликта работающей женщины, различающиеся в зависимости от степени активности самой женщины в ситуации, вызывающей фрустрацию. Первая стратегия состоит в изменении социально-экономических условий жизни женщины, вторая — в осуществлении структурных изменений семьи, которые позволили бы женщине успешно сочетать семейную роль с профессиональной. Третья стратегия направлена на изменение установок и ценностных ориентации женщины через разрешение ценностно-смыслового конфликта и построение собственной иерархии социальных ролей. Если женщина осуществляет осознанный выбор той или иной сферы самореализации — профессиональной или семейной — и оценивает свою деятельность в этой сфере как успешную, то происходит снижение ролевого конфликта. Если ее ценностный выбор в пользу семейной или профессиональной сферы так и не осуществляется, то сначала происходит утрата интереса к работе, затем — стремление уделять больше внимания себе и семье и, наконец, отказ от профессиональных ролей в пользу семейных. В исследовании О. А. Гаврилицы [1998] было также показано, что психологический пол женщины, а именно степень выраженности маскулинности или фемининности, в значительной степени обусловливает разрешение ролевого конфликта. Сильная выраженность маскулинных или фемининных полоролевых качеств облегчает выбор профессиональной или семейной сферы и способствует более успешной адаптации к ней.



Страница сформирована за 1.24 сек
SQL запросов: 191