УПП

Цитата момента



В этой жизни есть два типа людей: те, кто, входя в комнату, говорят: «А вот и я!», и те, кто произносит: «А вот и ты!»
Лейл Лаундес

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



– Мазукта, – спросил демиург Шамбамбукли, – а из чего еще можно делать людей?
– Кроме грязи? Из чего угодно. Это совершенно неважно. Но самое главное – пока создаешь человека, ни в коем случае не думай об обезьяне!

Bormor. Сказки о Шамбамбукли

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

§ 3. Основные принципы семейного консультирования

Основными принципами семейного консультирования, как и любого вида психологического консультирования, являются добровольность обращения клиента, конфиденциальность, личная ответственность клиента, профессиональная компетентность и ответственность консультанта, стереоскопичность диагноза, реконструкция истории семьи, совместная выработка решений, привлечение широкого социального окружения, комплексность в работе с семьей, единство диагностики и коррекции, структурирование позиций в процессе консультирования, выявление подтекста обращения клиента. При отсутствии явных противопоказаний специфическим для семейного консультирования и необходимым условием его высокой эффективности следует считать требование работы с семьей как целостной системой.

Принцип добровольности обращения клиента является важнейшим этическим принципом семейного консультирования. Никто не может быть принужден к психологическому диагностическому освидетельствованию или подвергнут психологическому воздействию без добровольного согласия. Исключением являются ситуации, когда психологическое обследование и воздействие осуществляются по судебному предписанию. Как правило, это запрос на проведение психологической экспертизы по вопросам установления опекунства и определения порядка реализации воспитательной функции в случае развода. Очевидность и безусловность принципа добровольности становится сомнительной в тех случаях, когда мнение о необходимости обращения в консультацию разделяется далеко не всеми членами семьи, а для успешной работы необходимо участие их всех. Тогда задача консультанта состоит в аргументированном обосновании необходимости привлечения к работе всех членов семьи, включая детей. При проведении первичного приема консультанту важно установить, кто был инициатором обращения в консультацию, как отнеслись к этому остальные члены семьи и какова мера их готовности присоединиться к общей работе. В случае индивидуальной работы с клиентом и невозможности либо нецелесообразности привлечения семьи в целом, следует оговорить с клиентом ограничения индивидуальной формы консультирования.

Принцип конфиденциальности гарантирует личностную и социальную безопасность обращения в консультацию клиента и сохранение в тайне всех сведений, полученных в ходе консультирования. Принцип конфиденциальности обеспечивается специальными процедурами хранения полученной информации, анонимностью обращения клиента, профессиональным этическим кодексом и может быть нарушен лишь в тех случаях, когда возникает угроза жизни и безопасности самого клиента или третьих лиц. Но и тогда предоставление информации, необходимой для обеспечения их жизни и здоровья, должно осуществляться в форме, в максимальной степени ограждающей интересы самого клиента.

Принцип личной ответственности клиента означает признание права личностного выбора клиентом того или иного решения проблемы и одновременно ответственности за реализацию принятого решения, его последствия и риски. Обратной стороной медали указанного принципа является готовность клиента к саморазвитию, рефлексии своих семейных отношений, действий и их причин, «сильных» и «слабых» сторон своей личности.

Принцип профессиональной компетентности и ответственности консультанта. Семейное консультирование является чрезвычайно ответственным видом практической деятельности психолога. От его профессиональной компетентности зависит благополучие семьи и ее будущее развитие. Соответственно, требования к профессиональной подготовке и квалификации консультанта должны обеспечить необходимый уровень компетентности в решении проблем развития и функционирования семьи.

Принцип стереоскопичности диагноза определяет требование исследования психологических особенностей семьи с позиций всех ее членов, «глазами» всех участников семейного процесса. Образ семейных отношений и семейного взаимодействия у обоих супругов, родителей и детей выполняет ориентирующую функцию, определяет направленность и содержание активности каждого из участников такого взаимодействия. Стереоскопичность диагноза означает построение объемной картины семьи, в которой соотнесены образы семьи у каждого ее члена и объективная ситуация семейного взаимодействия.

Принцип реконструкции истории семьи требует воссоздания генезиса семьи и развития истории семейных отношений. Как правило, реконструкция истории семьи сочетается в семейном консультировании с направленностью на установление причинно-следственных зависимостей. Методическим приемом, позволяющим воссоздать историю семьи, является построение «линии ее жизни» — всех наиболее значимых событий в их хронологической связи и преемственности начиная со знакомства будущих партнеров. Важно выявить не только сами события, но и особенности их восприятия и переживания каждым из членов семьи. Реализация указанного принципа стимулирует развитие рефлексивности партнеров, раскрывает возможности для совместного анализа проблемной ситуации, ее интерпретации и принятия решений.

Принцип совместной выработки решений является логическим продолжением принципов личной ответственности клиента и профессиональной компетентности и ответственности консультанта. Решения и рекомендации нельзя давать клиенту в готовом виде — это основной постулат психологического консультирования. Назовем причины необходимости отказа от готовых рекомендаций:

  • консультант и клиент говорят на разных языках — языке «научной психологии» и языке психологии «житейской». Соответственно, возможно разночтение и несовпадение значений основных понятий. Готовые рекомендации могут быть просто неадекватно поняты клиентом и столь же неверно реализованы;
  • предложенные рекомендации могут быть не приняты клиентом в силу иного понимания и интерпретации событий и проблем семейной жизни, чем у консультанта. Актуализация защитных механизмов, сопротивление, вытеснение, селективность восприятия информации и предвзятость ее интерпретации могут стать причиной негативизма клиента в отношении рекомендаций, предлагаемых консультантом;
  • готовые рекомендации освобождают клиента от необходимости принятия решения и открывают возможность перекладывания бремени ответственности на консультанта. Уровень психологической готовности клиента к работе над собой снижается, тем самым ограничивая возможности личностного роста клиента в процессе консультирования;
  • готовое решение и план и его реализации определенным образом позиционируют отношения консультанта и клиента как отношения «сверху», формируют зависимость от консультанта.

Таким образом, готовые рекомендации и решения, как бы ни были они точны и выверены, в подавляющем большинстве случаев оказываются непродуктивными. Исключение составляют случаи необходимости немедленного принятия решения, когда под угрозой оказывается психологическая и физическая безопасность и здоровье личности. Выработка рекомендаций и принятие решений должно осуществляться в совместной деятельности, где функция консультанта состоит в организации ориентировки клиента в проблемной ситуации; выделении существенных для ее разрешения условий; выявлении их значения и личностного смысла; выборе решения из диапазона совместно выстраиваемых вариантов возможных действий и их последствий; наконец, в разработке плана реализации принятого решения.

Принцип привлечения широкого социального окружения предполагает опору на социальные, межличностные и внутрисемейные ресурсы помощи семье в решении возникающих проблем.

Принцип комплексности в работе с семьей. Очевидно, что далеко не всегда проблемы семьи замыкаются в кругу собственно психологических проблем семейного контекста. В силу этого специалисты по семейной психологии и семейному консультированию, как правило, работают в тесном контакте с возрастными и детскими психологами, социальными работниками, педагогами и воспитателями, врачами, семейными психотерапевтами, юристами, сексологами.

Принцип единства диагностики и коррекции означает, что любая диагностическая процедура имеет несомненное коррекционное значение, представляет собой вид психологического воздействия, обладающего определенным эффектом для личности и семьи. Выполнение любого из предложенных заданий, будь то проективное задание, заполнение опросников или диагностическое интервью, приводит к возрастанию уровня осознания клиентом семейных проблем, условий, их порождающих, их следствий для семейного функционирования. Коррекционное воздействие и его эффект, в свою очередь, предоставляет важную диагностическую информацию для проверки гипотез о причинах возникновения трудностей семейной жизни.

Принцип структурирования позиций в процессе консультирования. Позиционирование консультанта и клиента осуществляется в начале установления контакта и выполняет функцию организации совместной деятельности по анализу проблемы и поиску ее решения. Структурирование позиций определяется мотивационной направленностью клиента, его личностными особенностями и реализуемой консультантом теоретической моделью консультирования, в частности мерой директивности консультанта. Можно выделить следующие варианты соотношения позиций: «на равных», «консультант сверху», и «клиент сверху». Вариант «на равных» предполагает равноправное сотрудничество консультанта и клиента, в котором консультант обладает необходимой компетентностью и предоставляет необходимую и достаточную информацию клиенту для организации процесса принятия обоснованного решения, а клиент является носителем проблемы, отражающей дисфункцию семьи. Вариант «консультант сверху» предполагает неравные отношения директивности—зависимости, когда консультант директивен, является носителем уникального знания, принимает на себя полноту принятия решения и ответственности, а клиент зависим и реализует установку на подчинение и делегирует консультанту право принятия решения. Вариант «клиент сверху» выражает прагматическую ориентацию клиента, предполагающего, что оплата услуг консультанта открывает для него возможность диктовать свои требования и пожелания в отношении воздействия и влияния на третьих лиц. Здесь клиент уже приходит с готовым решением проблемы, а консультанту делегируется обязанность обосновать это решение и обеспечить условия его реализации.

Принцип выявления подтекста обращения клиента. При определении подтекста жалобы следует обратить внимание на характер мотивационной направленности клиента и его отношения с консультантом. Выделяют три варианта ориентации клиента: деловая (адекватная или неадекватная — с преувеличением силы и возможностей консультанта), рентная (направленная на получение выгоды и прибыли от консультирования), игровая (направленная на испытание консультанта и проверку его компетентности) [Семья в психологической консультации, 1989]. В зависимости от преобладания мотивации клиента можно также говорить о различных установках, находящих выражение в подтексте жалобы. Наиболее типичными являются следующие установки: 1) установка «потребителя», реализующая стремление переложить груз ответственности на консультанта и получить «готовый рецепт»; 2) установка тревожно-неуверенного клиента, выражающая мотив получить эмоциональную поддержку и обратную связь, подтверждающую правомерность и целесообразность своего поведения; 3) установка саморазвития, когда ситуация консультирования используется клиентом как ресурс личностного роста; 4) установка зависимости, когда клиент peaлизует мотив удовлетворения потребности в безопасности, опеке и установления привязанности. Выявление подтекста обращения — необходимое условие для грамотного построения стратегии и тактики проведения консультации.

§ 4. Основные этапы психологического консультирования семьи

Можно выделить следующие этапы психологического консультирования семьи: предварительный этап записи; этап первичного приема; диагностический этап; этап составления психологического заключения; этап совместного анализа причин возникновения проблемы и определения путей ее разрешения; заключительный этап.

Предварительный этап. Запись. Фиксация обращения. Объективирование жалобы и запроса клиента. Сбор исходной информации о семье и клиенте. Решение организационных вопросов. Ориентация клиента в порядке и регламенте работы.

Первичный прием. Знакомство консультанта с клиентом. Установление контакта с использованием техник присоединения — аккомодации как подражания консультанта стилю и особенностям поведения членов семьи (С. Минухин), активного эмпатического слушания (К. Роджерс), мимезиса как подражания и копирования по типу имитации позы, одежды, мимики и пр. (С. Мйнухин). Конкретными формами мимезиса являются синхронизация дыхания, «отзеркаливание» позы, мимики, жестов, подражание речи клиента по параметрам скорости, громкости, интонации либо, если работа идет с семьей в целом, речи «идентифицированного пациента», отслеживание глазодвигательных реакций клиента. Представление консультанта и структурирование позиций в консультативном процессе. Установление атмосферы доверия и безопасности. Коммуницирование эмоциональной поддержки и стабилизация эмоционального состояния клиента. Выявление жалобы и запроса. Первичное исследование проблемы. На этой стадии необходимо получить общую информацию о составе семьи, возрасте, образовании, профессии каждого из членов семьи и выявить особенности их отношений и взаимодействия. Оптимальным методом здесь является составление генограммы для трех поколений семьи. Если работа идет с семьей в целом, то необходимо выявить позицию каждого из присутствующих ее членов в отношении проблемы обращения. Переформулирование запроса. Заключение договора (контракта) на проведение психологического консультирования. В рамках договора согласуются цели консультирования и форма психологической помощи, которая будет оказана клиенту. Обсуждаются проблема ответственности клиента и консультанта и их функции в процессе работы. Осуществляется согласование организационных вопросов: количество встреч, их продолжительность и периодичность, состав участников, оплата консультаций.

Диагностический этап. Уточнение проблемы клиента. Направленное ее изучение в соответствии с принципом стереоскопичности диагноза, выявление ролевой структуры семьи и ее внутренних и социальных ресурсов. Реконструкция истории развития семьи с момента знакомства супругов. Анализ проблемных ситуаций, типовых семейных сценариев, выявление и обсуждение семейных мифов. Формулирование рабочих гипотез о содержании и причинах проблемы. Проведение необходимого диагностического обследования с целью проверки выдвинутых гипотез.

Этап составления психологического заключения. Формулирование психологического диагноза и прогноза. Диагностическое заключение должно содержать описание объективного статуса семьи, вывод о соответствии жалобы объективной проблеме семьи и мере ее обоснованности, позитивную оценку функционирования семьи с выделением ее ресурсов, переформулирование значения симптомов проблемного поведения членов семьи и объективирование механизма симптомообразования; в нем должна быть показана роль симптома в сохранении семейного функционирования. Разработка общего плана рекомендаций по преодолению проблем семьи. Психологическое заключение может быть составлено консультантом вне времени встречи с клиентом, представлять собой результат анализа и интерпретации проблемы консультантом и основу для проведения последующего этапа. В ряде случаев этап составления психологического заключения может совмещаться с этапом совместного анализа проблемы и поиска ее решения.

Этап совместного анализа причин проблемы и определение путей ее разрешения. Направленный анализ проблемы, выделение «сильных», ресурсных, и «слабых» аспектов семейного функционирования. Выявление причин неэффективного функционирования. Обсуждение основных положений психологического диагноза. Совместная выработка условно-вариантного прогноза. Рассмотрение «веера» возможных решений, всесторонняя оценка «плюсов» и «минусов» каждого из них. Принятие решения, выработка плана его реализации. Распределение ответственности и функций между членами семьи. Разработка системы «домашних заданий» для воплощения принятого решения в жизнь.

Заключительный этап. Подведение итогов. Контроль и оценка реализации принятого решения. Завершение совместной работы с консультантом, обсуждение форм и сроков дальнейших контактов. Совместная выработка плана профилактических и превентивных мероприятий по предупреждению возникновения трудностей и проблем в семье.

Даже простое перечисление этапов психологического консультирования семьи обнаруживает то, что они эксплицируют не столько временную последовательность, сколько саму логику и последовательность разрешения задач, обеспечивающих удовлетворение запроса клиента. Сами же этапы могут перекрываться во времени, допускать нарушение линейности продвижения и возвращение с последующего на предыдущий этап. Выделенная последовательность этапов скорее определяет закономерность перехода от выполнения одного вида консультативных работ и процедур к другому.

При определении содержания психологического консультирования на каждом из этапов были использованы понятия «жалоба», «запрос», «психологический диагноз» и «прогноз». Остановимся более подробно на каждом из них.

Жалоба имеет сюжет и структуру [Семья в психологической консультации, 1989]. Сюжет жалобы — это последовательность изложения событий, жизненных коллизий, их содержание и взаимосвязь. Структура жалобы включает локус (субъектный и объектный) и самодиагноз. Субъектный локус характеризует того, на кого жалуется клиент, а объектный — на что именно он жалуется. Субъектный локус может быть направлен на супруга, ребенка, третьих лиц, семейную ситуацию в целом, на самого себя. Объектный может определяться жалобами на ролевое поведение членов семьи, на индивидуальные их особенности, на отношения (отсутствие взаимопонимания, поддержки, любви и т.д.), на объективные обстоятельства (жилищные трудности, чрезмерная занятость на работе), на ненормативные кризисные события (супружеская измена, уход ребенка из дома и пр.). Самодиагноз представляет собой объяснение, которое дает клиент причинам нарушений, отражает особенности реагирования человека на фрустрацию. Самодиагноз может быть выражен в убеждении, что проблема обусловлена «злой волей» (негативными враждебными намерениями определенного лица), индивидуальным своеобразием партнера (психической аномалией или органическим дефектом, «дурным характером»), собственной личностной недостаточностью или собственными неверными действиями, влиянием «третьих лиц» (тещи, свекрови, прежнего супруга, друзей и т.д.), неблагоприятно сложившейся ситуацией (роком, судьбой). Жалоба имеет явное (то, что сообщается, декларируется, обсуждается) и скрытое содержание. Скрытое содержание не является вытесненным или подсознательным, а представляет собой недоговоренную информацию, которую для проведения дальнейшего консультирования необходимо актуализировать как существо жалобы. Далеко не всякая жалоба имеет скрытое содержание. Подтекст ее, в отличие от скрытого содержания, может быть вытесненным, неосознанным и требует специальной работы по достижению осознания.

Запрос конкретизирует ожидания клиента в отношении помощи, которую он предполагает получить в консультации. Можно выделить следующие виды запросов клиента о психологической помощи: информационный запрос; запрос о помощи в обучении навыкам общения, взаимодействия, поведения в проблемных ситуациях; о содействии в анализе и интерпретации событий, поведения, особенностей личности; о помощи в выработке позиции в отношении проблемы; об эмоциональной и психологической поддержке; о содействии в анализе проблемы и принятии решения [Там же]. Все перечисленные виды запросов можно квалифицировать как адекватные. Вместе с тем консультанту в большинстве случаев приходится сталкиваться с неадекватными ожиданиями клиента. Тогда запросы формулируются по типуманипулятивного запроса или запроса—перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта. Манипулятивный запрос состоит в просьбе клиента об оказании влияния на члена семьи и его изменении либо в интересах самого члена семьи («муж пьет — повлияйте на него, чтобы не пил»), либо в интересах клиента. В случае перекладывания ответственности за решение проблемы на консультанта клиент исходит из мифа о всемогуществе консультанта и «волшебной палочке», по взмаху которой все проблемы могут быть разом решены без какого бы то ни было участия самого клиента. Очевидно, что в случае неадекватного запроса должна быть проведена работа по его переформулированию для заключения договора, или так называемого «терапевтического контракта», на проведение консультативной работы.

Понятие психологического диагноза неоднозначно интерпретируется в разных литературных источниках. Первоначально в практической психологии термин «диагноз» получил распространение в самом широком и неопределенном значении — как констатация количественной или качественной характеристики признака [Бурменская и др., 2003]. В зарубежной психологии и психометрии понятие «психологический диагноз» является производным от процедур тестового измерения. Если, вслед за А. Анастази [1982], определять психологическую диагностику семьи как «идентификацию психологических характеристик индивида/семьи с помощью специальных методов», то такое понимание психологического диагноза оказывается непродуктивным для решения задач семейного консультирования. Как указывает Г. В. Бурменская [2003], не случайно в современной зарубежной психологии многие специалисты отвергают термин «диагноз», утверждая, что его следует избегать из-за медицинского, т.е. ориентированного на болезнь, значения. В любом виде психологического консультирования, а уж тем более в семейном консультировании, главная задача состоит в том, чтобы помочь семье преодолеть трудности ее функционирования и создать оптимальные условия для личностного роста и развития как каждого ее члена, так и семьи в целом. Психологический диагноз должен иметь собственное содержание, выходящее за рамка описания трудностей семьи как симптомов ее «болезни» и объективно установленных особенностей ее функционирования. Необходимо выявить механизмы генезиса и формирования трудностей функционирования семьи. Таким образом, этиологическийдиагноз, выступая важным компонентом психологического диагноза, предполагает выделение причинных каузально-динамических связей, выявленных в ходе психологического обследования трудностей функционирования и развития семьи, с источниками и условиями их образования.

Составление психологического прогноза — главный результат психологического обследования семьи. Важной его характеристикой является степень достоверности. В настоящее время в практике психологического консультирования используются два достаточно близких на первый взгляд понятия. Это «вероятностный прогноз» и «условно-вариантный прогноз». Однако, считает Бурменская [2003], при обсуждении проблемы диагностики психического развития ребенка понятие вероятностного прогноза представляется неуместным, поскольку в силу открытого характера развития ребенка в принципе отсутствуют основания для определения вероятности того или иного его хода в будущем. Продолжая мысль о роли активности самого субъекта в проектировании и осуществлении своего развития, можно заключить, что делать предсказания относительно вероятности того или иного варианта разрешения семьей своих трудностей и, соответственно, относительно перспектив ее дальнейшего функционирования и развития оказывается задачей не просто неблагодарной, но и практически неразрешимой. В силу этого, по нашему мнению, перспективно и правомерно использовать понятие условно-вариантного прогноза, используемого в рамках возрастно-психологического консультирования развития ребенка [Там же]. Под условно-вариантным прогнозом следует понимать конструирование основных вариантов развития семьи из множества потенциально возможных. Эти варианты определяются с учетом трех возможностей: 1) неблагоприятные условия, ставшие причиной психологических трудностей, сохраняются; 2) причины и факторы неблагополучия семьи будут преодолены или существенно ослаблены; 3) причины и факторы дисгармоничности, напротив, усугубятся. Прогноз дальнейшего функционирования и развития семьи должен представлять собой «веер» вариантов в диапазоне указанных возможностей, а не предсказание с определенной вероятностью однозначного исхода. Таким образом, условно-вариантный прогноз становится основой для разработки стратегии и тактики «самопомощи» семьи в разрешении возникшей проблемы или кризисной ситуации.

Основные формы семейного консультирования

В настоящее время используются следующие формы семейного консультирования: 1) индивидуальное консультирование одного из супругов; 2) параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов одним консультантом; 3) параллельное индивидуальное консультирование обоих супругов разными, но взаимодействующими консультантами; 4) совместное консультирование обоих супругов либо всех членов семьи одним консультантом.

Индивидуальная форма консультирования одного из супругов является наименее продуктивной. В ряде случаев отмечается, что при индивидуальной работе лишь с одним из супругов отношения в семье не только не улучшаются, но значительно дестабилизируются. Эти факты еще раз доказывают, что семья представляет собой целостную систему, а потому именно она должна быть субъектом обращения за психологической помощью. Параллельное консультирование супругов одним или сотрудничающими консультантами, несомненно, является шагом вперед к достижению цели консультирования — повышения уровня эффективности функционирования семьи. Однако в этом случае «за кадром» остаются общение и формы взаимодействия и сотрудничества супругов, что значительно ограничивает возможности консультирования и коррекции. Признанным фактом является максимальная эффективность консультирования при использовании формы совместного консультирования супругов/семьи.

§ 5. Консультирование по проблемам семьи

Консультирование по вопросам вступления в брак

Консультирование по вопросам вступления в брак в нашей стране оказывается относительно редко востребованной формой психологического консультирования. Обычно запрос формулируется клиентом в виде просьбы оценить степень психологической совместимости партнеров как будущих супругов. Выше были определены условия супружеской совместимости, из которых важнейшими для стадии выбора брачного партнера являются степень согласованности семейных ценностей и ролевых ожиданий в отношении целей и ролевых моделей поведения супругов, а также принятие личностных и поведенческих особенностей партнера и готовность учитывать их в сотрудничестве. Задачей консультирования в этом случае должно стать прояснение семейных ценностей и представлений о принципах и нормах семейного функционирования и ожиданий в отношении ролевого поведения каждого из партнеров и их обсуждение. Вопросы распределения функций в семье, главенства, планирования рождения детей, контрацепции и абортов, сексуальных отношений, супружеской измены, финансовых вопросов и семейного бюджета должны стать предметом открытого и честного обсуждения. Целесообразно использовать формы заданий по характеру распределения бюджета, построению перспективного плана важных жизненных событий семьи с элементами ролевого разыгрывания и творческих заданий проективного типа (например, рисунок «Наша семья через 20 лет») и т.д.

Другим направлением работы с парой, желающей создать семью, должна стать диагностика психологической готовности к вступлению в брак, включая уровень соответствия требованиям экономической и финансовой самостоятельности, эмоциональной автономии от прародительской семьи, достижения необходимой личностной зрелости для осуществления выбора и принятия ответственности.

Важное профилактическое значение имеет выработка программ, направленных на развитие эмпатии, коммуникативной компетентности, умения разрешать конфликтные ситуации методом «семейного совета».

Психологическая помощь семье, ожидающей ребенка

Психологическая помощь семье, ожидающей ребенка, определяется необходимостью реализации главной цели — формирования родительской позиции матери и отца и подготовке к перестройке семейной системы в связи с рождением ребенка. Основные ее задачи:

  • формирование родительской позиции на ценностно-смысловом и мотивационном уровне, включая родительскую ответственность;
  • повышение уровня когнитивной осведомленности о внутриутробном развитии ребенка, течении беременности и родов, их психологическом значении для ребенка и матери;
  • повышение уровня психолого-педагогической компетентности в вопросах развития и воспитания детей младенческого и раннего возраста;
  • формирование навыков саморегуляции функциональных и психических состояний, поведения в родах, ухода за ребенком;
  • оптимизация супружеских отношений, помощь в планировании жизненного стиля семьи, распределении обязанностей после рождения ребенка;
  • развитие навыков открытого субъектно-ориентированного эмоционального общения с ребенком в период беременности, помощь в формировании образа ребенка [Ланцбург, 2000; Захарова и др., 2002].
  • Специальная работа по формированию родительской позиции осуществляется в родительских школах и школах сознательного материнства, где задачи диагностики и коррекции готовности родителей к отцовству и материнству, профилактики деструктивных процессов в семье и развития родительской компетентности могут быть с успехом решены.

Консультирование по проблеме супружеской измены

Супружеская измена может быть разрешена через восстановление супружеских отношений или распад брачного союза. В ряде случаев ситуация измены остается неразрешенной на протяжении ряда лет. Задачи психологической помощи клиенту в случае распада супружеских отношений состоят в построении нового образа жизни, преодолении реакции горя, формировании новых межличностных отношений, которые могут компенсировать утрату. В случае восстановления супружеских отношений задачи консультирования включают: изживание и преодоление реакций ревности, формирование «морали прощения» [Волкова, 1989]; формирование умения контролировать свое поведение и аффективные переживания; анализ причин измены и собственных ошибок; построение новых отношений с партнером. Неконструктивным способом психологической работы является стратегия обесценивания как факта супружеской измены, так и самого партнера. Отвлечение на значимую деятельность — работу, учебу, воспитание детей, хобби и увлечения, — хотя и помогает временно отвлечься, «уйти» от проблемы и снизить интенсивность аффективных переживаний, но является ложной стратегией совладания с супружеской изменой.

Приведем схему психологического консультирования супружеской измены, предложенную А.Н. Волковой.

1. Формирование картины измены:

  • выделение и составление психологической характеристики соперника, руководствуясь которой можно составить представление о возможных причинах супружеской измены;
  • определение «нормативности» реакций ревности;
  • определение уровня активности поведения ревнующего и преобладающих реакций ревности, их трансформация в более конструктивные формы;
  • определение интенсивности реакций, их влияния на жизнедеятельность и исход измены.

2. Исследование личностных особенностей участников супружеской измены, в первую очередь ее «жертвы».

3. Выбор методов психологического воздействия с целью оптимизации работы клиента над проблемой преодоления ревности и восстановления супружеских отношений, безусловно, в тех случаях, когда это возможно.

Консультирование по проблеме насилия в семье

Семейное насилие — повторяющиеся во времени с увеличением частоты инциденты множественных видов насилия с целью установления безраздельного контроля над партнером и запугивания его. Семейное насилие включает цикл физического, экономического, психологического и сексуального подавления личности, осуществляющегося между близкими родственниками. Цикл насилия включает фазы нарастания напряженности, вспышки неуправляемого насилия, в частности физическое избиение, фазу «медового месяца», в которой любовь, покой и покаяние сменяются нарастанием конфликтности и напряженности, т.е. переходом к первой фазе цикла. Семейное насилие как акт агрессии может быть осуществлено между мужем и женой, родителем и ребенком, другими родственниками. Чаще всего потерпевшей стороной оказываются женщины и дети. Отметим, что сами женщины крайне редко становятся субъектом насильственных агрессивных действий в отношении мужа. Дети нередко используются агрессором как средство давления на мать и принуждения ее к определенным действиям. Примером тому может служить манипулирование правом матери на свидание с детьми в случае развода, когда дети остались у отца. В семье, где мать становится объектом насилия, в большинстве случаев детей постигает та же участь.

Семейное насилие в отношении женщин, к сожалению, не редкое явление как в истории России, так и современного российского общества. По разным данным, около 30% российских женщин страдает от домашнего насилия. В то время как в США и Западной Европе специализированная система помощи женщинам, страдающим от домашнего насилия, начала работу достаточно давно, в России первый телефон доверия для таких женщин появился только в 1993 г.

В рамках семейного консультирования можно назвать по крайней мере три модели, объясняющие причины насилия в семье. Социокультурная объясняет насилие в семье сложившимися традициями и особенностями социальной организации общества. Насилие в семье выступает как продолжение уличного и социального насилия, поэтому в тоталитарных обществах уровень семейного насилия достаточно высок. Традиции патриархальной семьи, где мужчина был единоличным властителем, судьей и исполнителем наказаний, создают предпосылки для воспроизводства правовых норм домостроя в современной семье. Демократизация власти в семье и изменение позиции женщины в обществе приводят к перераспределению главенства в семье, в ряде случаев вызывающему сопротивление изменению прежней системы отношений, и, как следствие, — к насилию. Системная модель представляет насилие как результат неэффективности ролевой структуры семьи и ее коммуникаций, приравнивая по сути агрессивные действия к действиям неэффективным, а ответственность за их совершение распространяет на обоих участников взаимодействия. Наконец, в психоаналитической модели агрессия мужа в отношении жены рассматривается как следствие искажения в детские годы личностного развития в отношениях с родителями, как проявление нарциссизма, фрустрации, неадекватных защит, низкой самооценки, чрезмерной тревожности и т.п.

Виды семейного насилия:

  • физическое насилие — избиение, удары, удушение, ожоги, ограничение доступа жертвы к медицинской помощи, насильственное удерживание и пр. — самый распространенный вид домашнего насилия (95% женщин, обращающихся за помощью, страдают именно от физического насилия со стороны мужа);
  • сексуальное насилие — сексуальное давление, изнасилования, принуждение к половым отношениям в неприемлемой для партнера форме или с третьими лицами, причинение боли, нанесение физического увечья и т.д.;
  • психологическое насилие — угрозы, оскорбления, постоянная критика, шантаж, жесткий контроль с принуждением к определенным действиям фрустрирующего характера, ограничение удовлетворения потребностей, запреты на общение с друзьями, родственниками, на занятия профессиональной деятельностью и пр., унижение личности, оскорбление ее достоинства и т.п. Психологическое насилие может привести к расстройствам личности, искажению личностного развития, депрессии и страху и, как следствие, к агрессии, направленной на агрессора;
  • экономическое насилие — отказ в финансовой поддержке и содержании детей, единоличное распоряжение финансовыми ресурсами семьи, игнорирование нужд и потребностей жены и детей и т.д.

Консультирование женщин по проблеме семейного насилия в настоящее время осуществляется в специализированных кризисных центрах. Задачи психологического консультирования включают: стабилизацию эмоционального состояния клиентки; исследование проблемы, выявление источников поддержки; организацию принятия решения об изменении ситуации (уход от супруга, временное или постоянное раздельное проживание, развод, сохранение статус-кво, переговоры с супругом, совершающим насильственные действия, использование посредничества, обращение в правоохранительные органы для защиты и т.д.) и составление плана действий. Важной составной частью плана действий является «индивидуальный план безопасности». Разработка такого плана подразумевает: обсуждение круга лиц, к которым следует обращаться в случаях насилия (соседи, милиция, свидетели); определение убежища, где можно укрыться и получить необходимые для жизни средства (друзья, родственники, кризисные центры); мобилизацию необходимых ресурсов для экстренной эвакуации в случае насилия (документы, деньги, необходимые вещи, лекарства, детские игрушки); разработку плана превентивной сепарации детей в случае угрозы насилия с тем, чтобы они не стали средством шантажа клиента или объектом агрессии со стороны супруга.

Если в семье есть дети, необходимо осуществить переориентацию женщины на необходимость заботы и оказания им помощи и поддержки. Помимо обеспечения безопасности и благополучия детей, решение этой задачи позволяет повысить уверенность самой женщины в своих ресурсах и возможностях самостоятельно справиться с кризисной ситуацией. Насилие прямым результатом имеет чувство страха, беспомощности, неуверенности в себе и низкого самопринятия женщины. Нередко — помимо страха и бессилия, ощущения зависимости—женщины, пережившие семейное насилие, испытывают стыд и. чувство вины, теряют уважение к себе. Принятие матерью ответственности за благополучие детей, за свою жизнь и здоровье позволит ей повысить самоуважение и самопринятие, укрепить чувство Я и тем самым сделать существенный шаг в преодолении кризиса.

Психологическое консультирование по проблеме семейного насилия должно сопровождаться необходимыми мероприятиями, обеспечивающими правовую, экономическую и социальную поддержку жертв домашнего насилия.

Консультирование по проблеме развода

Говоря о задачах психологического консультирования по проблеме развода, мы имеем в виду лишь случаи, когда решение о разводе супругами уже принять. Более уместно говорить здесь о психологическом сопровождении развода. Необходимость такого сопровождения безусловна, когда в семье есть дети. В значительной степени такое консультирование выполняет информационную функцию [Алешина, 1994].

Основными задачами консультирования в случае развода являются:

  • посредничество в разрешении проблем экономического развода супругов в режиме ограниченного времени — территориальные споры, раздел имущества, вопросы материально-финансовой поддержки;
  • консультирование по проблеме установления опекунства, согласования условий участия родителя, проживающего отдельно, в воспитании ребенка (частота и продолжительность, территория встреч, участие третьих лиц и пр.);
  • консультирование по проблеме подготовки детей к распаду семьи и сепарации одного из родителей (время и форма информирования ребенка о разводе, выработка стратегии и тактики поведения родителей в период развода и постразводный период);
  • формирование нового образа семьи, помощь в планировании разрешения проблем, связанных с изменением ролевой структуры семьи и выходом женщины на работу (как правило, после развода мать либо выходит на работу, если она ранее не работала, либо ищет сверхурочную или дополнительную работу);
  • оптимизация детско-родительских отношений и типа семейного воспитания как профилактика эмоционально-личностных нарушений детей, переживших развод;
  • сопровождение эмоционального развода, создание сети социальной поддержки разведенных супругов;
  • сотрудничество в решении задачи реконструкции личностной идентичности разведенного супруга, профилактика депрессии, роста тревожности, развития страхов и фобических реакций;
  • работа с ребенком с целью предупреждения эмоционально-личностных нарушений развития и поведенческой дезадаптации;
  • оптимизация отношений разведенных супругов для обеспечения условий эффективного выполнения ими родительской функции воспитания детей.

В табл. 7 сформулированы основные обращенные к родителям рекомендации, преследующие цель предупреждения негативных последствий развода для всех членов распавшейся семьи.

Важным направлением консультативной работы в сфере оптимизации детско-родительских отношений в постразводный период является посредничество между родителями в переговорах для определения конкретных форм реализации родительской функции разведенным супругом, проживающим отдельно. В последнее десятилетие явно наметилась тенденция возрастания инициативы и активности отцов в направлении сохранения своей воспитательной роли. Удивительно, но одной из проблем, с которой приходится сталкиваться психологу в консультации, является противодействие матерей, их негативизм и сопротивление попыткам отцов сохранить отношения с детьми после развода. Необходимо знать основные принципы, которыми должны руководствоваться родители при достижении договоренности об участии отцов в воспитании детей. Их несколько:

  1. Ребенок должен быть уверен в том, что он любим и дорог обоим родителям. Надо постоянно подкреплять уверенность ребенка в любви, принятии и уважении его как отцом, так и матерью. Если родитель, проживающий отдельно, длительное время не общается с ребенком нужно суметь найти для ребенка возможные объяснения этому факту, не подвергая сомнению чувства к нему такого родителя.
  2. Образ каждого из родителей должен быть позитивным. Ребенок должен быть уверен в том, что его мама и папа — достойные люди, заслуживающие любви и уважения.
  3. Разведенным супругам нужно принять нынешнее семейной положение как естественное и сформировать такую же установку у ребенка. Не стыдиться развода, не говорить о разводе как постыдной недостойной ситуации и не умалчивать о нем. Объяснить ребенку, что неполная семья — ничем не хуже любой другой семьи, что существуют такие отношения, когда отцы живут отдельно, но продолжают заботиться о детях.
  4. Необходимо сохранять доброжелательные отношения между супругами, не ставить ребенка перед необходимостью выбора «он/она или я». Избегать подозрительности, не расспрашивать ребенка о супруге, его новой семье, если она существует, не комментировать поступки, подарки, высказывания бывшей «половины», помнить о том, что бывший партнер — значимый и важный для ребенка человек.
  5. Надо работать над тем, чтобы отношения ребенка с родителем, проживающим отдельно, были систематичными и предсказуемыми, не должно быть долгих неожиданных разлук и прерывания контактов. Если невозможно очное общение, можно использовать письма, телефонные переговоры. Родитель, проживающий с ребенком, должен в случае необходимости проявлять инициативу и настойчивость в восстановлении и сохранении контактов ребенка с другим родителем. Если родителя — постоянного воспитателя ребенка что-то не устраивает в форме, содержании и месте общения, он вправе предлагать свои варианты его организации и настаивать на них.
  6. Семейная история не только не должна прерываться с разводом, она должна иметь продолжение. Семейные фотографии и видеозаписи, семейные реликвии и рассказы, в том числе «история любви» родителей, должны сохраняться в семье, иметь позитивную эмоциональную окраску, быть для ребенка «лучшими и любимыми страницами» летописи его семьи. Это правило является важной мерой профилактики нарушения семейно-брачных отношений в будущей семье самого ребенка.
  7. Нельзя ограничивать и прерывать отношения ребенка с бабушками и дедушками из семей обоих родителей. Естественно, что все вышеуказанные правила распространяются и на прародителей.
  8. Создание новой семьи ни в коем случае не должно стать основанием для ограничения общения и сотрудничества ребенка с родителем. Отчим или мачеха не должны претендовать на то, чтобы занять в сердце ребенка место отца или матери. Друг, опекун, защитник, доверенное лицо, авторитетный воспитатель — далеко не полный перечень возможных ролей, которые может играть новый член семьи в жизни ребенка.

Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 191