АСПСП

Цитата момента



Занятой человек не знает, сколько он весит. Ну и не грузись — займись делом!
Полегчает.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



…Никогда не надо поощрять жалоб детей и безоговорочно принимать их сторону. Дети сами разберутся, кто из них прав, кто виноват. Детские ссоры вспыхивают так часто и порой из-за таких пустяков, что не стоит брать на себя роль арбитра в них.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

§ 3. Психологические проблемы усыновления приемных детей

Усыновление является одним из социальных институтов, обеспечивающих детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, юридическую возможность иметь условия жизни и воспитания в семье. Усыновление в современном праве рассматривается в числе наиболее значимых форм защиты детей, лишившихся родительского попечения, в рамках которой устанавливаются родственные связи между ребенком, оставшимся без родительского попечения, с одной стороны, и супружеской парой или человеком, не являющимся ребенку родным отцом или матерью, с другой. Приоритетность усыновления по сравнению с другими формами воспитания детей-сирот — помещением в государственные детские воспитательные учреждения (дома ребенка, детские дома, интернаты) — очевидна, поскольку лишь семья может обеспечить ребенку оптимальные условия для гармоничного личностного развития. Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1989 г. и ратифицированная СССР и затем Российской Федерацией в 1990 г., декларирует важность и необходимость обеспечения всем детям условий семейного воспитания. Согласно статье 54 Семейного кодекса Российской Федерации «каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье».

Актуальность проблемы усыновления связана с резким ростом числа детей-сирот при живых родителях в 1990-е гг. Причинами социального сиротства являются экономическая нестабильность и безработица, алкоголизм родителей и лишение их родительских прав, непродуманная приватизация жилья, превращающая детей в бомжей, военные конфликты в «горячих точках».

В общем числе усыновлений значителен удельный вес случаев, когда ребенка усыновляют отчим или мачеха в результате повторного брака родного родителя ребенка. Вместе с тем подавляющее большинство усыновителей не имеют собственных детей, что порождает ряд психологических проблем, связанных с принятием ими ребенка; выработкой оптимального стиля семейного воспитания, учитывающего психологические и индивидуальные особенности усыновленных детей с трудной историей развития; формированием психолого-педагогической компетентности. Необходимо обеспечить родителям-усыновителям психологическое сопровождение и помощь в решении возникающих в процессе воспитания детей проблем.

Мотивация усыновления

Судьба детско-родительских отношений в новой семье в значительной степени определяется следующими мотивами усыновления:

  • мотив, удовлетворяющий потребность в продолжении рода. Как правило, причины усыновления связаны с бесплодием супругов, безуспешно пытающихся на протяжении ряда лет с помощью лечения решить эту проблему. Усыновление ребенка воспринимается бездетными супругами как единственный способ создания полноценной семьи. Обычно инициатором усыновления выступает супруга в силу выраженной «спонтанной тяги» к материнству. Факторами риска в воспитании ребенка являются разногласия супругов в желании усыновить ребенка, во взглядах на воспитание, страх «дурной наследственности», предвзятое восприятие индивидуально- психологических особенностей приемного ребенка;
  • мотив «смысла жизни» — приемный ребенок придает осмысленность существованию родителя, позволяет ему определить жизненные цели и задачи;
  • мотив преодоления одиночества — ребенок рассматривается как значимый партнер, с которым можно установить отношения близости и доверия, источник положительных эмоциональных переживаний, опора в старости. Подобная мотивация превалирует у одиноких людей, по разным причинам не сумевших создать или сохранить семью. Факторами риска в этом случае являются чрезмерность и неадекватность ожиданий в отношении личностных качеств ребенка (чуткости, доброты, заботливости и т.д.), возраст усыновителей (предпенсионный и пенсионный), не позволяющий полностью реализовать воспитательную функцию в период высокой профессиональной и социальной активности усыновителя;
  • альтруистическая мотивация, стремление защитить ребенка, оказать ему помощь и содействовать в создании благоприятных условий развития, «вырвать» ребенка из «ужаса» детского дома. Этот вид мотивации представляется особенно важным, поскольку в данном случае приемный родитель фокусом своих усилий делает благополучие и интересы ребенка, а не удовлетворение собственных интересов и потребностей. Опасность такого вида мотивации кроется в стремлении родителя из самых благих намерений построить асимметричные отношения, в которых ребенку неосознанно навязывается роль «потребителя» тех условий, которые создает для него родитель-благодетель. Очевидно, что при такой потворствующей гиперпротекции ребенок выучится только брать, ничего не отдавая взамен;
  • мотив компенсации утраты собственного ребенка. Родители, пережившие смерть ребенка, стремятся как можно скорее восполнить жизненную пустоту и смысловой вакуум усыновлением. Подобная мотивация может стать причиной трудностей детско-родительских отношений и даже отвержения приемного ребенка. Идеализация прошлого и постоянное сравнение родителем своего собственного и усыновленного ребенка, осуществляемое как на осознанном, так и неосознанном уровне, приводят к разочарованию, дистанцированию, отчужденности и даже отказу от усыновления. Психологи, работающие с подобными случаями, рекомендуют родителям, желающим усыновить ребенка, временно отложить усыновление для того, чтобы справиться с горем и скорбью утраты. Обычно усыновители стремятся взять в семью ребенка, максимально похожего на собственного сына или дочь — того же возраста, пола, похожей внешности. Сходство в этих случаях не помогает, а напротив, осложняет принятие ребенка-сироты, который, естественно, по всем показателям будет в глазах родителей уступать их родному ребенку. Поэтому рекомендуется усыновлять ребенка другого пола и более младшего возраста, чем родной ребенок [Красницкая, 1997];
  • мотив стабилизации супружеских отношений. В этом случае, как и в предшествующем, ребенок выступает в первую очередь как средство налаживания «давших трещину» супружеских отношений. Трудно предсказывать успех в решении подобной задачи, поскольку воспитание приемного ребенка со своими проблемами и трудностями развития станет скорее еще одним поводом для конфликтов и охлаждения, чем для сплочения супругов. Вместе с тем при определенных условиях вариант объединения супругов на почве общей цели воспитания также возможен;
  • прагматический мотив улучшения материального и жилищного положения.

Учет мотивации усыновления позволяет прогнозировать успешность взаимной адаптации родителей и детей и корректировать в случае необходимости как психологическую готовность супругов к усыновлению, так и детско-родительское взаимодействие.

Психологическая готовность усыновителей к принятию ребенка в семью

Психологическая готовность к усыновлению включает следующие компоненты: мотивационную готовность; психолого-педагогическую компетентность в вопросах развития и воспитания детей (информированность о возрастно-психологических особенностях детей, целях, задачах и методах воспитания, знание и понимание того, какое влияние оказывает социальная и семейная депривация на психическое развитие ребенка в разные возрастные периоды); адекватность когнитивного образа приемного ребенка (информированность усыновителей об истории развития ребенка, его родителях и родственниках, основных жизненных событиях и характере переживания их ребенком, знание индивидуально-личностных особенностей приемных детей, их интересах, привычках, «сильных» и «слабых» сторонах; информированность о круге общения ребенка, его друзьях); эмоционально-волевую готовность (настойчивость в преодолении трудностей воспитания, эмоциональная стабильность, толерантность к проявлению дезадаптивного поведения, развитая эмпатия, центрация на интересах ребенка, а не на собственных желаниях).

Психологическая готовность к усыновлению является важным условием успешной адаптации ребенка к приемной семье. Дефицит одного из компонентов готовности, соответственно, влечет трудности и проблемы в сфере детско-родительских отношений. Важны специальные программы подготовки будущих родителей, содержание которых включает как общую часть со сведениями, необходимыми для подготовки будущих мам и пап к родительству, так и специфическую, отражающую особенности включения ребенка в семью через усыновление.

Основными задачами программ психолого-педагогической подготовки родителей к усыновлению должны стать: 1) информирование усыновителей об особенностях психического развития детей, воспитывающихся без семьи; 2) формирование адекватного представления о закономерностях психического развития ребенка и роли наследственности, среды, общения и деятельности с целью преодоления мифа «роковой дурной наследственности»; 3) информирование.усыновителей о динамике и особенностях процесса адаптации ребенка к приемной семье, выделение возрастно-специфических особенностей этого процесса; 4) формирование компетентности общения с детьми и подростками, воспитывающимися в условиях социальной депривации; 5) обсуждение и разработка критериев выбора детей (пол, возраст, степень психологической совместимости с родителями) и правил поведения родителей в процессе знакомства с детьми в детских домах и интернатах; 6) помощь в осознании мотивов усыновления и их коррекция в случае необходимости; 7) формирование уверенности в возможности преодоления проблем, связанных с усыновлением, помощь в эмоциональной стабилизации и преодолении чувства тревоги и страха; 8) информирование усыновителей об индивидуальных и возрастных особенностях детей, выбранных для усыновления, реконструкция истории их развития и разработка рекомендаций по психологической коррекции и профилактике негативных тенденций.

Динамика психологической адаптации усыновленного ребенка к новой семье

Психологическая адаптация — двусторонний процесс, в котором и родители и ребенок должны решить задачи, связанные с изменением состава и функционально-ролевой структуры семьи. Под психологической адаптацией ребенка к новой семье следует понимать включение его в семейную систему, принятие им предписанных роли, норм и правил, формирование привязанности к родителям и налаживание эффективных форм общения и сотрудничества. Психологическая адаптация родителей предполагает принятие и освоение новых функциональных ролей (матери и отца), становление продуктивной родительской позиции, формирование адекватного образа ребенка.

Динамика процесса адаптации — фазы адаптации, их содержание и последовательность, продолжительность — определяется следующими факторами:

  • возрастом ребенка: чем старше ребенок, тем выше вероятность возникновения сложностей в процессе его адаптации. Проблемы адаптации также будут отличаться в зависимости от возраста ребенка. Так, для усыновленного в младенческом возрасте ребенка основными проблемами станут переход на новый режим дня, кормления, прогулок и пр. Для подростка — установление эмоциональных и партнерских отношений с родителями, принятие и выполнение норм и правил, предписываемых новой семьей при сохранении самостоятельности и автономии поведения;
  • индивидуальными и личностными особенностями ребенка. Дети раннего возраста с «трудным темпераментом», младшие школьники и подростки с выраженными характерологическими чертами и акцентуацией характера, безусловно, являются «группой риска» для успешности протекания адаптации к усыновлению. История их жизни и пережитые события резко увеличивают вероятность возникновения нежелательных черт характера и особенностей поведения, но означает ли это, что адаптация детей-сирот, длительное время находящихся в неблагоприятных с точки зрения психического развития условиях фатально обречена на провал? Известная модель «хорошего соответствия» (goodness offit) [Lerner, 1983] позволяет дать оптимистический ответ на этот вопрос. Модель «хорошего соответствия» ставит благополучие психического развития ребенка в зависимость от соотношения его свойств и особенностей, с одной стороны, и характеристик среды, ситуации, партнеров по взаимодействию, с другой. Способность родителей подстроить свое поведение под особенности ребенка, какими бы они ни были, осуществить аккомодацию воспитательных методов и воздействий сообразно ситуации определяет характер и степень благополучия адаптации. В этом смысле нет «хорошей/плохой» среды и нет «хорошей/плохой» наследственности (биологического статуса) индивида с точки зрения эффекта развития. Эффективность адаптации будет определяться соответствием семейной среды и поведения родителей наследственным конституциональным и приобретенным особенностям ребенка;
  • историей развития ребенка. Особое значение приобретает вопрос о том, воспитывался ли ребенок ранее в семье или с момента рождения находился в детском учреждении (т.н. «отказные дети»). Если ребенок попал в детское учреждение из семьи, то в ходе адаптации к приемным родителям он постоянно будет сравнивать новый семейный уклад, традиции, правила, отношение к нему взрослых со своей прежней семьей. Если он был «изъят» из асоциальной и алкогольной семьи и помещен в детское учреждение вследствие лишения родительских прав, то, скорее всего, сравнение будет в пользу новой семьи. Если же ребенок потерял семью по причине смерти, гибели родителей, то весьма вероятен протест против всего уклада новой семьи как проявление острой аффективной реакции на не пережитое горе. Дети-сироты, вовсе не имеющие опыта проживания, столкнутся с проблемой освоения тех норм и правил поведения, которые «домашние дети» буквально впитывают с молоком матери, и попытаются привнести в новую семью опыт прежних детдомовских отношений, далеко не всегда адекватно отвечающих нормам взаимного уважения, принятия и кооперации;
  • продолжительностью знакомства с усыновителями. Чем лучше узнают друг друга члены будущей семьи, тем легче будут решаться проблемы, связанные с адаптацией. Имеет значение не только время знакомства и количество встреч, но и содержание общения, его эмоциональная насыщенность, взаимная ориентация партнеров на личность друг друга. Аффективный и деловой опыт отношений ребенка с усыновителями в период знакомства создает основу для развития семейного взаимодействия и лучшего познания друг друга;
  • психологической готовностью родителей к усыновлению. Очевидно, что именно усыновителю принадлежит инициатива в создании новой семьи, обычно именно он определяет правила и нормы ее жизни. Поэтому степень психологической готовности родителя к выполнению воспитательной функции, учет и уважение индивидуальности ребенка, принятого в семью, и, соответственно, готовность к сотворчеству в развитии новой семьи будут детерминировать скорость и успешность психологической адаптации;
  • возможностью сохранения ребенком системы прежних социальных и межличностных отношений. В практике усыновления существуют две противоположные позиции в вопросе о целесообразности сохранения ребенком контактов с детским учреждением, каждая из которых имеет свои рациональные аргументы «за» и «против». Первая позиция — «уйти от прошлого» — настаивает на необходимости как можно скорее покончить с «тяжелым прошлым», забыть его как кошмарный сон и строить новую жизнь и новые отношения «с чистого листа». Отсюда требование прекратить все прежние контакты и отношения. Дополнительным аргументом сторонников позиции разрыва с прошлым является сохранение тайны усыновления. Чем скорее забудет ребенок свое детдомовское прошлое, чем меньше вероятность случайной встречи с ним, тем более надежно, по мнению сторонников такой позиции, можно сохранить тайну усыновления.

Вторая позиция настаивает на сохранении ребенком сети прежних социальных и межличностных отношений — прежней школы и класса, друзей, круга общения — в силу того, что кардинальное изменение жизни ребенка даже в условиях обретения им новой семьи делает задачу его психологической адаптации крайне сложной. Сохранение социальной поддержки облегчает этот процесс и повышает уровень толерантности детей к неизбежным «нештатным» воздействиям.

Основные направления оказания психологической помощи усыновленным детям таковы:

  • создание условий для быстрой и успешной адаптации к новой жизни в приемной семье (режим, требования, принятые формы взаимодействия между членами семьи);
  • установление отношений позитивного сотрудничества с приемными родителями. Расширение и культивирование норм эмоционального содействия и сопереживания ребенка с родителями с целью формирования эмоциональной привязанности;
  • коррекция умственного развития усыновленного ребенка, создание основы для успешности его деятельности и достижений. Ориентация приемных родителей в достижениях ребенка, оптимуме ожиданий и требований к ребенку в отношении успехов;
  • помощь в приобщении ребенка к истории семьи. Создание «новой истории», датируемой моментом знакомства с приемными родителями и усыновления;
  • расширение круга общения ребенка со сверстниками с целью стабилизации его эмоционального статуса и создания группы психологической поддержки и ресурсов толерантности;
  • помощь в сохранении прежних значимых социальных и межличностных связей ребенка. Обеспечение преемственности личной его истории с целью сохранения эго-идентичности и предупреждения страха «потери себя».

Вопросы и задания

  1. Назовите причины и факторы риска развода семьи.
  2. Охарактеризуйте динамику развода. Сформулируйте рекомендации по успешному преодолению его последствий.
  3. В чем преимущества и «подводные камни» повторного брака?
  4. Назовите основные мотивы усыновления ребенка.
  5. Перечислите психологические проблемы усыновления и сформулируйте рекомендации по их разрешению.

Глава 5. ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

§ 1. Развитие практики семейного консультирования. Семейная психотерапия и семейное консультирование

Консультирование супружеских пар первоначально осуществлялось по юридическим и правовым, медицинским и репродуктивным, социальным аспектам семейной жизни и проблемам воспитания и обучения детей. Период с конца 1940-х до начала 1960-х гг. отмечен установлением и развертыванием практики оказания психологической помощи семье и супружеским парам. В 1930— 1940-е гг. возникает особая практика консультирования супружеских пар, в которой фокус работы смещается с психических нарушений личности на проблемы общения и жизни супругов в семье. В 1950-е гг. утверждается практика и термин «семейная терапия». В отличие от психоанализа, где в центре внимания оказывались интрапсихические процессы, семейная психотерапия направлена на межперсональные, интерпсихические процессы и оптимизацию функционирования семьи как единого целого. В 1949 г. в США были выработаны профессиональные стандарты для проведения супружеского и семейного консультирования, а уже в 1963 г. в Калифорнии — введены правила и нормы лицензирования для семейных консультантов [Brammer, Abrego, Shostrom, 1993]. Важным источником развития семейной психотерапии стало междисциплинарное взаимодействие психологии, психиатрии (М. Боуэн, С. Минухин, Дж. Джексон), практики социальной работы (В. Сатир).

Семейное консультирование представляет собой относительно новое по сравнению с семейной психотерапией направление оказания психологической помощи семье. Первоначально всеми основными открытиями и наработками эта область была обязана семейной психотерапии. Наиболее значимыми для развития семейного консультирования факторами стали: переориентация психоанализа на работу с семьей как в форме детско-родительских отношений, так и в форме совместной супружеской терапии в 1940-х гг.; начало разработки системного подхода Н. Аккерманом; создание Дж. Боулби теории привязанности; распространение бихевиоральных методов диагностики и терапии на работу с семьей и создание совместной семейной психотерапии В. Сатир. Благодаря значительным успехам семейной психотерапии и бурному росту спроса на ее услуги число членов Американской терапевтической ассоциации по браку и семье за десятилетие с 1978-го по 1986 г. удвоилось. Бурное развитие практики сделало востребованным и развитие научных исследований в области семьи, что привело к выделению самостоятельной особой психологической дисциплины — психологии семьи. Параллельно развитию семейной психотерапии и семейной психологии шло интенсивное развитие сексологии, в которой главными вехами стали работы А. Кинси, В. Мастерса и В. Джонсона и начало консультирования в этой сфере семейных отношений [Кон, 1989].

В отечественной науке интенсивное развитие семейной психотерапии началось в конце 1960-х — начале 1970-х гг. Однако еще в конце XIX в. возникло учение о «семейном лечении» различных психических расстройств и необходимости проведения семейной диагностики. Основоположником семейной терапии в России считают И.В. Маляревского, который в своем лечении психически больных детей и подростков исходил из необходимости специальной работы в рамках «семейного воспитания» с родственниками больных детей. Значительную роль в становлении отечественной семейной психотерапии сыграли ученые Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева — В.К. Мягер, А.Е. Личкр, Э.Г. Эйдемиллер, А.И. Захаров, Т.М. Мишина. Эйдемиллер выделяет три основных этапа в развитии отечественной семейной психотерапии [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999]. На первом — «психиатрическом» — этапе исследователи исходили из представления о семье как совокупности входящих в нее индивидуальностей, учет которых позволяет разработать рекомендации по оптимизации жизни семьи и каждого из ее членов. На втором — «психодинамическом» (психоаналитическом) — этапе фокусом терапии стали сформированные в детском возрасте неадекватные модели поведения, переносимые впоследствии личностью в супружеские и детско-родительские отношения в собственной семье. Наконец, третий этап — системная психотерапия — характеризуется синтезом системного подхода и психологии отношений В.Н. Мясищева и созданием оригинальной концепции патологизирующего семейного наследования (Эйдемиллер). Ведущим принципом семейной психотерапии, развиваемой в рамках этого направления, является принцип взаимной акцептации психотерапевта и семьи. Важным фактором развития семейной психотерапии, определившим становление семейного консультирования как особой психологической практики, в нашей стране явились работы В.В. Столина, АА Бодалева, А.С. Спиваковской, А.Я. Варги и др.

История семейной психотерапии и история семейного консультирования столь тесно переплетены и взаимообусловлены, что это дает основание ряду исследователей и практиков считать семейное консультирование разновидностью семейной психотерапии, имеющей отличительные признаки, границы и объем вмешательства [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999]. Для решения вопроса о том, является ли семейное консультирование видом семейной психотерапии или качественно иной практикой оказания психологической помощи, необходимо уточнить содержание самого понятия «психотерапия», выявить сходство и различия консультирования и психотерапии. Проблема социального, научного и прикладного статуса, содержания и перспектив развития психотерапии в контексте становления психологической практики в современном обществе стала предметом глубокого и всестороннего анализа и оживленной международной дискуссии [Brent, Kolko, 1998]. Психотерапия (лечение души) рассматривается как особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам, страдающим от болезни, оказывается профессиональная помощь психологическими средствами в решении связанных с ней психологических проблем.

Сегодня можно говорить о психотерапии в медицинском, социологическом, психологическом и философском аспектах. В философском аспекте психотерапия выступает как определенный вид общения между людьми, в социологическом — как инструмент социального контроля и манипуляции сознанием и поведением людей, наконец в психологическом — как метод психологического воздействия, обеспечивающий личностный рост, развитие и научение личности. В медицинском аспекте психотерапия есть система лечебного воздействия на психику больного и через психику на соматическое состояние и функционирование организма, а также на психологические проявления человека. Психологическое консультирование рассматривается как особый вид социального и межличностного воздействия, направленного на оказание психологической помощи клиенту, в котором специально обученный, компетентный и облеченный соответствующими социальными полномочиями консультант помогает клиенту в разрешении его проблем и трудностей психологического характера. Диалогическая природа психотерапии, равно как и психологического консультирования, позволяет моделировать в особой ситуации человеческую связь, отношения и взаимодействие как основу формирования психологических новообразований сознания и личности человека. Центральным и определяющим моментом в консультировании, как и в психотерапии, является общение терапевта с клиентом, реализуемое через установление терапевтической связи, помощь в исследовании проблемы и поиске путей ее решения, где мера активности терапевта значительно варьируется в зависимости от теоретической модели механизмов терапевтического воздействия. Принципиальное различие консультирования и психотерапии связано' с каузальной моделью объяснения причин трудностей и проблем развития личности, ставшей объектом психологического воздействия. Соответственно, психотерапия ориентируется на медицинскую модель, в которой семья выступает важным этиологическим фактором, обусловливающим возникновение и патогенез личности, с одной стороны, и ее ресурсы жизнестойкости и устойчивости — с другой. Так, в медицинской модели болезни акцентируется важность наследственного фактора и конституциональных особенностей человека, неблагоприятных средовых факторов в возникновении дисфункции семьи. Психотерапевт выступает «посредником» между клиентом (семьей) и проблемой, играя ведущую роль в ее разрешении. В модели консультирования в фокусе внимания оказываются задачи развития семьи, особенности ее ролевой структуры и закономерности функционирования. Консультант создает условия для организации ориентировки клиента в проблемной ситуации, объективирования проблемы, анализа ситуации, планирования «веера» возможных решений. Ответственность за принятие решения и его реализацию составляет прерогативу самого клиента, способствуя его личностному росту, жизнестойкости его семьи.

Цели семейного консультирования могут быть определены как развивающие, коррекционные, профилактические, адаптивные. Развивающие цели связаны с ростом ресурсов семьи в сфере самоорганизации и саморазвития. Итогом психологической работы становится рост компетентности семьи в разрешении нормативных и ненормативных кризисов и проблем. Коррекционные цели предполагают оптимизацию ролевой структуры семьи, повышение уровня ее сплоченности и удовлетворенности браком, улучшение межличностной коммуникации. Профилактические цели связаны с ростом фрустрационной толерантности семьи, адаптивные — с успешным разрешением конфликтов, кризисов, проблем семьи. Очевидно, что разделение всех названных целей возможно лишь на уровне научной абстракции. В реальной консультативной практике достижение их происходит в целостном процессе совместной работы клиента и консультанта над проблемами клиента. Вместе с тем можно говорить и о том, что различные теоретические подходы и школы семейного консультирования фокусируют внимание на различных целях. Например, в поведенческом подходе акцент переносится на адаптацию поведения клиента и, соответственно, на решение адаптивных задач. В гуманистически-ориентированном подходе центром сотрудничества становится личностный рост и саморазвитие клиента, при семейном консультировании — семья в целом.

Важной социальной задачей семейного консультирования является консультирование семьи в трудной жизненной ситуации. Ее признаки: детская дезадаптация и нарушения развития детей, супружеская рассогласованность, неадекватное взаимодействие семьи с социумом (микро- и макросоциум), личностные нарушения и дезорганизация в семье. процесс консультирования должны быть включены как практические учреждения — центры психолого-социально-педагогической поддержки семьи, учреждения собственно системы образования, отраслей социальной сферы, управленческие и административные учреждения, — так и специалисты, непосредственно работающие с семьей [Евграфова, 2001].

Задачи, формы и методы работы с семьей различаются в зависимости от того, в какой сфере семейных отношений и на каком этапе жизненного цикла развития семьи осуществляется консультирование — в сфере консультирования по вопросам заключения брака; супружеских отношений, детско-родительских отношений.

Основные задачи семейного консультирования:

  • психологическое консультирование по вопросам брака, включая выбор брачного партнера и заключение брака;
  • консультирование супружеских отношений (диагностика, коррекция, профилактика);
  • психологическая помощь семье при разводах;
  • консультирование, диагностика, профилактика и коррекция детско-родительских отношений;
  • психологическая помощь в вопросах усыновления и воспитания приемных детей;
  • психологическое сопровождение беременности и родов;
  • психологическое сопровождение становления родительства;
  • психологическое консультирование по вопросам супружеской измены;
  • психологическое консультирование в случаях насилия в семье.

Начиная с 1970-х гг. в нашей стране активно развивается служба психологической помощи семье [Обозова, 1984]. Организационными формами оказания психологической помощи семье стали: психологические центры и консультации по работе с семьей; службы знакомств; консультации по проблемам воспитания и развития детей; региональные центры психолого-педагого-социальной поддержки и реабилитации детей и подростков; школьная психологическая служба; специализированные кризисные центры (по работе с женщинами, перенесшими семейное насилие; по профилактике суицидов); женские консультации (психологическое сопровождение беременности и родов); психологические кабинеты в учреждениях здравоохранения (репродуктивные центры, педиатрические кабинеты «здорового ребенка», психологические кабинеты в поликлиниках и наркологичования: диспансерах и пр.). Каждый тип перечисленных учреждений решает собственные задачи, обеспечивая оптимизацию различных аспектов функционирования семьи.

Новым направлением консультативной работы, реализующим просветительско-информационную функцию, стало консультирование посредством СМИ — ответы на вопросы читателей на страницах газет, журналов, переписка с читателями; тематические страницы, теле- и радиопередачи по актуальным проблемам семейной жизни, супружеских и детско-родительских отношений; сайты в Интернете, включающие интерактивные формы работы с клиентом. «Ахиллесова пята» подобных форм консультативной работы — невозможность индивидуального подхода к каждому случаю и поэтому вынужденное ограничение задач консультирования функцией психологического просвещения. Заочное психологическое консультирование, как и заочные постановка диагноза и лечение в медицине, абсолютно недопустимо, поскольку «цена ошибки» может быть слишком высока.

Трудности развития системы психологической помощи семье связаны как с организационными, так и с содержательными причинами. Поскольку центры и учреждения, работающие с семьей, принадлежат различным ведомствам, возникает необходимость координации их усилий под эгидой соответствующей государственной/общественной структуры. К сожалению, сегодня вряд ли можно говорить о подобном центре, сочетающем функции интеграции, координации, организации и контроля деятельности всех учреждений, работающих в области оказания психологической помощи семье. Серьезной проблемой является также неудовлетворительный уровень подготовки квалифицированных специалистов-психологов для работы в сфере семейного консультирования. Важными шагами для ликвидации недочетов в этой области должны стать подготовка и утверждение учебного плана подготовки психологов по специализации «Семейная психология и семейное консультирование», предусматривающего необходимую практику в области консультирования, а также введение системы лицензирования психологов-консультантов, работающих с семьей. Наконец, актуальной задачей является создание теоретических основ осуществления семейного консультирования как вида психологического консультирования с дифференциацией задач и содержания собственно семейного консультирования и семейной психотерапии.

§ 2. Теоретические основы семейного консультирования

Сегодня можно говорить о плюралистической теоретической основе семейной психотерапии и, соответственно, семейного консультирования, опирающегося на установленные в рамках практики психотерапии законы и правила функционирования семьи. В плюрализме теории как сила семейного консультирования, так и его слабость. Сила в том, что многообразию проблем семейной жизни соответствует многообразие теорий разного уровня, в пространстве которых оказывается возможным найти объяснительную модель практически для любого «единичного, особенного и специфического случая», составляющего объект консультирования. Теории дополняют и развивают друг друга, обогащая арсенал диагностических методов работы с семьей и способов психологического воздействия. Слабость плюралистической основы консультирования в том, что размытость и множественность теоретических постулатов приводит к слабости и неоднозначности выводов и заключений психолога-консультанта, низкой эффективности его работы с семьей. Выход из создавшегося положения большинство семейных консультантов видит в создании интегративного подхода к семейному консультированию.

Критериями дифференциации психотерапевтических подходов к работе с семьей являются:

  • «единица» анализа семейного функционирования и проблем семьи. В рамках атомистического аддитивного подхода такой «единицей» может стать любой член семьи как уникальная и неповторимая личность. В этом случае семья рассматривается как совокупность взаимодействующих личностей, определенным образом сочетающихся друг с другом. Жизнедеятельность семьи есть результат простой суммации действий всех ее членов. В рамках системного подхода единицей анализа является семья как целостная система, имеющая функционально-ролевую структуру и характеризующаяся определенными свойствами. Каждый человек в семье, сохраняя себя как личность и не растворяясь в ней, приобретает качественно новые свойства, открывающие возможности личностного роста и саморазвития. Семья рассматривается как полноценный субъект жизнедеятельности и развития;
  • учет истории развития семьи, временной ретроспективы и перспективы. Соответственно, можно выделить два основных подхода: генетико-исторический и фиксация на актуальном состоянии семьи без учета ее истории;
  • направленность на установление причин возникновения проблем и трудностей жизнедеятельности семьи, ее дисфункции. Здесь также можно говорить о двух подходах, составляющих в известном смысле дихотомию. Первый, каузальный подход направлен на выстраивание причинно-следственных связей и установление роли условий и факторов, влияющих на характеристики функционирования семьи. Второй, феноменологический подход переносит акцент на анализ сюжетно-событийного ряда жизни семьи с намеренным игнорированием причин, оставшихся в ее прошлом. «Неважно, какие именно причины привели к трудностям, испытываемым семьей. Причины — были вчера. Трудности — переживаются сегодня». Важно найти пути и средства преодоления этих трудностей — вот основной принцип работы с семьей сторонников феноменологического подхода.

Руководствуясь перечисленными выше критериями, можно выделить определенные подходы в работе с семьей.

Психоаналитический подход. В центре внимания детско-родительские отношения, определяющие развитие личности и успешность ее семейной жизни в будущем. Единица анализа — личность в ее отношениях с партнером, основными паттернами этих отношений выступают эдипов комплекс и комплекс Электры. Предполагается, что в брачно-супружеских отношениях пациенты неосознанно стремятся к повторению базовых моделей отношений с собственными родителями. Кстати, именно это обстоятельство является причиной трансляции семейного опыта и построения семейных событий из одного поколения в последующее. Достижение личностью автономии и перестройка отношений с семьей по происхождению — главная цель терапевтического процесса. Психологическая работа ориентирована на реконструкцию и воссоздание прошлого, осознание вытесненного и подавленного. Симптомы трудностей супружеских отношений рассматриваются как «маркер» прошлых неразрешенных конфликтов и подавленных влечений в отношениях с родителями. В психоанализе симптомы выступают как основа для выявления причин, большое значение придается прослеживанию клиентом механизма симптомообразования и осознания причин переживаемых трудностей, прокладыванию мостов между прошлыми конфликтами и проблемами семейных отношений сегодняшнего дня.

Бихевиоральный подход. Подчеркивается важность баланса взаимного обмена (отдать и получить). Единицей анализа здесь выступает, личность в отношениях и взаимодействиях с членами семьи. Акцент переносится на умение разрешать проблемные ситуации и формирование специальной исполнительской компетентности (навыков коммуникации и разрешения проблемных ситуаций). Генетико-исторический аспект возникновения проблемы в рамках поведенческого консультирования оказывается незначимым. В центре внимания здесь не глубинные причины, а ошибочное поведение и действия членов семьи, которые выступают помехой и препятствием на пути решения проблемных ситуаций. В рамках поведенческой психотерапии можно говорить о теории социального научения (А. Бандура) и теории оперантного обусловливания (Б.Ф. Скиннер). Соответственно, основными механизмами формирования неправильного поведения, приводящего к семейным проблемам, признаны неадекватные социальные модели поведения в семье, неэффективные контроль и подкрепления. Если принять во внимание подобное объяснение возникновения проблем и трудностей в семье, становится понятна ориентированность работы семейных поведенческих психотерапевтов на детско-родительские отношения. Широкое распространение в рамках поведенческого подхода получили разнообразные формы тренинговой работы с родителями. Работа с супругами строится в рамках теории социального обмена, согласно которой каждый индивид стремится к получению максимального вознаграждения при минимальных затратах. Принцип реципрокности — эквивалентности обмена — предполагает, что удовлетворенность супружескими отношениями возрастает, когда число полученных вознаграждений компенсирует затраты. Хорошо разработанная и операционализированная система диагностики особенностей взаимного поведения супругов и родителей с детьми, четкие процедуры модификации поведения, тщательно продуманная система домашних заданий и упражнений обеспечивают достаточно высокую эффективность поведенческого подхода при оказании помощи семьям в решении их проблем. Особенностью поведенческой работы с семьей является предпочтение диадического взаимодействия как единицы психологического анализа и воздействия. Выбор диады (для сравнения — в системной семейной психотерапии работа осуществляется с триадой, включающей супругов-родителей и ребенка) обоснован верховенством принципа социального обмена в анализе закономерностей семейного функционирования.

Феноменологический подход. В качестве единицы анализа рассматривается личность в семейной системе. Основной принцип «здесь-и-теперь» требует сосредоточения на происходящих в настоящий момент событиях семьи с целью достижения высокого уровня их прочувствования и переживания. Реальность общения и взаимодействия как системы вербальных и невербальных эмоционально нагруженных коммуникативных актов составляет предмет психологического анализа и психотерапевтического воздействия (В. Сатир, Т. Гордон). Выявление содержания, правил построения, воздействия коммуникации на жизнь семьи в целом и на каждого из ее членов составляет содержание работы с семьей. Формирование коммуникативной компетентности, навыков открытого эффективного общения, повышение сенситивности к своим чувствам и состояниям и чувствам партнера, амплификация переживания настоящего составляют главные задачи семейной психотерапии в рамках данного подхода.

Семейная психотерапия, основанная на опыте (К. Витакер, В. Сатир), делает акцент на личностном росте, достижении автономии, свободе выбора и ответственности как цели психотерапии. Дисфункция семьи производна от нарушений личностного роста ее членов и сама по себе не должна быть мишенью воздействия. Межличностные отношения и взаимодействия составляют условия для личностного роста тогда, когда коммуникация оказывается открытой и эмоционально насыщенной. Причины возникновения трудностей в коммуникации оказываются незначимыми, работа концентрируется на пересмотре убеждений и ожиданий, стимулировании их изменений.

Системный подход. Семья рассматривается как целостная система, в качестве основных ее характеристик выделяется структура семьи, распределение ролей, главенства и власти, границы семьи, правила коммуникации и повторяющиеся ее паттерны как причины семейных трудностей, которые прежде всего усматриваются в дисфунциональности семьи и разрешаются в реорганизации семейной системы.

Структурная семейная психотерапия (С. Минухин) как одно из наиболее авторитетных направлений в семейной психотерапии основывается на принципах системного подхода. Семья выступает как система, стремящаяся к сохранению (закон гомеостаза) и развитию отношений. В своей истории семья последовательно и закономерно проходит через ряд кризисов (вступление в брак, рождение ребенка, поступление ребенка в школу, окончание школы и самоопределение, сепарация от родителей и уход и пр.). Каждый из кризисов требует реорганизации и перестройки семейной системы. Семья рассматривается как базисная система, включающая три подсистемы: супружескую, родительскую и сиблинговую. Границы системы и каждой из подсистем представляют собой правила, определяющие, кто и как участвует во взаимодействии. Границы могут быть чересчур ригидными или гибкими, что, соответственно, влияет на проницаемость систем. Излишняя гибкость приводит к диффузии границ, т.е. к нечеткости паттернов взаимодействия, и делает семейную систему или подсистему уязвимой для вмешательства извне. Вмешивающееся из-за размытости семейных границ поведение приводит к утрате членами семьи автономии и способности самостоятельно решать свои проблемы. Напротив, чрезмерно ригидные границы затрудняют контакты семьи с внешним миром, делают ее изолированной, разобщенной, с ограниченными возможностями контактов и взаимной поддержки.

Дисфункция семьи определяется как неспособность семьи удовлетворить потребности всех ее членов, что находит отражение в симптоматическом поведении кого-либо из них. Нарушения поведения и эмоционально-личностные нарушения одного из членов семьи, согласно структурной семейной психотерапии, есть индикатор дисфункции семьи как единого целостного организма. Внимание терапевта центрируется на происходящих в семье процессах в настоящее время, без далеких экскурсов в прошлое. Путь преодоления проблем семьи — в изменении неадекватных паттернов трансакций, расшатывании старой семейной системы и установлении новых границ, обеспечивающих равновесное ее функционирование.

Стратегическая семейная психотерапия (Д. Хейли) представляет собой интеграцию проблемно-ориентированной терапии с теорией коммуникаций и теорией систем.' Единицей анализа здесь выступает семья как целостная система, стремящаяся к сохранению гомеостаза и паттернов взаимодействия. Акцент переносится на настоящее, работает принцип «здесь-и-теперь», поскольку дисфункция системы поддерживается текущими интеракциями. Выявление причин не является задачей терапии, поскольку существование проблем поддерживается текущими процессами взаимодействия, которые должны быть изменены. Симптом — метафорическое выражение проблемы и обозначение определенного стереотипа поведенческих реакций, который по соглашению между членами семьи выполняет определенную функцию в межличностном взаимодействии, — представляет собой одну из форм контроля поведения членов семьи. Роль терапевта активна, в процессе работы он предлагает членам семьи директивы или задания двух видов — позитивные, если сопротивление семьи изменениям невелико, и парадоксальные, поощряющие симптоматическое, т.е. неадекватное, поведение членов семьи, если сопротивление велико и выполнение негативных заданий, скорее всего, будет блокировано. Широкое использование метафор в работе с семьей способствует установлению аналогии между событиями и действиями, которые, на первый взгляд, не имеют между собой ничего общего. Метафорическое осмысление семейной ситуации позволяет выделить и увидеть сущностные характеристики семейного процесса.

Трансгенерационный подход. Направлен на интеграцию идей психоанализа и теории систем. Единицей анализа выступает целостная семья, в которой отношения между супругами строятся в соответствии с семейными традициями родительской семьи и усвоенными в детстве моделями взаимодействия. Выбор партнера и построение отношений между супругами и родителей с детьми основывается там на механизме проекции чувств и ожиданий, сформировавшихся в прежних объектных отношениях с родителями, и попытке «подогнать» актуальные отношения в семье к интернализованным ранее моделям семейного поведения (Д. Фрамо). Принцип историзма в рамках трансгенерационного подхода является ключевым. Так, в качестве семейной системы рассматривается межпоколенная семья (М. Боуэн), а трудности семейного функционирования связываются с низким уровнем дифференциации и автономизации личности от семьи по рождению. Прошлые взаимоотношения оказывают влияние на текущую семейную динамику. Процессы дифференциации личности, триангуляции как формирования треугольника отношений и семейного проективного процесса, согласно теории Боуэна, определяют возникновение проблем семьи и открывают пути для их разрешения. Интерпретация и анализ переноса как ключевые техники трансгенерационного подхода свидетельствуют о том, что фокусирование на причинах трудностей семейной жизнедеятельности является важным его принципом.

Несмотря на существенные различия перечисленных подходов во взглядах на причины и пути преодоления проблем, в теоретических объяснительных моделях, можно выделить общие цели семейной психотерапии:

  • повышение пластичности ролевой структуры семьи — гибкости распределения ролей, взаимозаменяемости;
  • установление разумного баланса в решении вопросов власти и главенства;
  • установление открытой и ясной коммуникации;
  • разрешение проблем семьи и снижение выраженности негативных симптомов;
  • создание условий для развития Я-концепции и личностного роста всех без исключения членов семьи.

Одной из наиболее острых проблем является проблема оценки эффективности консультирования, а потому на первый план выступает вопрос о критериях такой оценки и организации соответствующих ее процедур. Не менее важной, но составляющей перспективу дальнейших теоретических и прикладных разработок семейного консультирования признается проблема определения значения факторов и переменных, влияющих на эффективность консультирования; решение ее позволит прогнозировать эффективность консультирования и придать ему более управляемый, планомерный характер.

Критерием оценки эффективности консультирования является реализация поставленных целей с точки зрения клиента. Однако оценка эта может меняться в зависимости от того, кто из членов семьи ее, семью, оценивает, так как его позиция в значительной мере определяет и итоговую оценку ее успешности. Поскольку каждый из членов проблемной семьи достаточно часто преследует интересы, противоречащие интересам остальных членов семьи, что, собственно говоря, и делает семью проблемной, то оценка итогов консультирования различными членами семьи часто может быть диаметрально противоположной. Разрешение указанного противоречия кроется в обращении к работе с семьей в целом как клиентом и требовании к консультанту занимать позицию защиты интересов семьи в целом, а не отдельных ее членов. Это требование может быть реализовано и при работе со всей семьей, и при работе с индивидуальным клиентом. Для консолидации и объединения усилий всех лиц, заинтересованных в благополучном разрешении трудностей, переживаемых семьей, необходимы совместное обсуждение, выработка общего решения о целях и задачах консультирования и заключение терапевтического договора в интересах всей семьи с семьей как клиентом. Эффективность консультирования в значительной степени зависит от времени, прошедшего от момента возникновения проблемы до обращения семьи за психологической помощью, и от истории подобных обращений. Чем раньше семья обращается в консультацию, тем больше вероятность успешного разрешения ее трудностей. Важный фактор, влияющий на эффективность консультативной работы, — психологическая готовность всех членов семьи к совместной деятельности, направленной на поиск путей разрешения проблемы, готовность к саморазвитию и самоизменению.

Содержательным критерием оценки эффективности семейного консультирования является успешность разрешения проблем семьи. Так, по аналогии с параметрами оценки эффективности семейной психотерапии (В.Н. Мясищев) следует считать показателями высокой эффективности консультирования: 1) степень симптоматического улучшения; 2) степень понимания клиентом психологических механизмов порождения трудностей семейного функционирования; 3) степень реконструкции семейных отношений; 4) степень восстановления и повышения эффективности функционирования семьи. Главный же результат, определяющий оценку эффективности консультирования в целом, состоит в росте способности клиента в дальнейшем самостоятельно разрешать возникающие проблемы.

Эффективность может быть оценена также с точки зрения различных уровней функционирования семьи. Во-первых, на уровне долгосрочного эффекта повышения жизнестойкости семьи, возрастания ее устойчивости к воздействию стрессогенных факторов, успешности разрешения нормативных кризисов жизненного цикла ее развития. Во-вторых, на уровне разрешения реальных трудностей и проблем семьи и, в-третьих, на уровне оптимизации ролевой структуры, общения, сотрудничества и более полного удовлетворения потребностей как семьи в целом, так и каждого ее члена, роста сплоченности семьи и субъективной удовлетворенности браком.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191