УПП

Цитата момента



ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ — дорогостоящая иллюзия необходимости все время меняться, «искать себя», опять же — «осознавать». Люди, предающиеся этому пороку всерьез, обычно невыносимы. Одно хорошо — они проводят столько времени в «группах личностного роста», а также медитируя и «осознавая», что их почти никто не видит.
Е.Михайлова

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Как перестать злиться - совет мальчикам: злоба – это всегда бой, всегда поединок. Если хочешь перестать злобствовать, говори себе, что ты уже победил. Заранее.

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как жить, когда тебе двенадцать? Взрослые разговоры с подростками»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Секрет полишинеля

«У людей в общении порою
Говорит за них воображенье —
Сами говорят они с собою,
Если в нас находят отраженье».

А. Котлячков

Об этом действительно многие знают. Это старый цыганский способ. Причем описан он во многих книгах по эриксоновскому гипнозу. Правда, знать сам принцип — еще не значит уметь. Технику исполнения этого приема в книгах почему‑то не описывают. Если желаете, расскажем, как это делает один из авторов. Кто‑то, возможно, делает это иначе. Но нам этот способ кажется очень легким.

Вы начинаете беседу с человеком. Естественно, полностью его отзеркаливаете. Желательно отзеркаливать по всем параметрам — по позе, жестам, дыханию (здесь легче всего ориентироваться на темп его речи). Далее начинаете его забалтывать, используя одновременно технику «5‑4‑3‑2‑1». И если заметили признаки транса (пусть даже легкого) — это сигнал того, что можно усыплять.

Для этого делаете выдох и задерживаете дыхание (то есть, не вдыхаете). Как только появится непреодолимое желание вдохнуть, вдыхаете, одновременно зевая. Сымитировать зевок не так уж трудно, а вызвать его искусственно еще легче. Ведь зеваем мы в двух случаях: когда хотим спать и когда нам не хватает кислорода. Одновременно с зевком произнесите: «Спать хочется…» или «Спать охота…» (смысловое ударение желательно сделать на слове «спать»), и тут же «сладко» прикройте глаза. Если все сделано правильно, собеседник засыпает. Конечно, достичь этого можно, только заранее потренировавшись. Но научиться этому намного проще, чем кажется сначала.

Естественно, это действует только в определенной обстановке. Сомневаемся, что это можно сделать на шумной улице, со стоящим человеком. Но вот если человек сидит, и при этом ему не мешают вас слышать и видеть (в транспорте, в комнате, на скамейке в парке, и т. п.), сделать это довольно легко.

Защититься от правильно примененной техники довольно сложно (во всяком случае, ни один из «подопытных» собеседников защититься не смог). Через пять минут беседы человек может уснуть. Насколько мы понимаем, сон этот является естественным, а не гипнотическим (хотя и погружают в него, используя гипнотические приемы). Правда, мы это не проверяли, то есть не пытались давать усыпленному таким образом человеку команды. Да и цель здесь была — просто погрузить человека в сон.

На всякий случай напомним еще раз о мерах безопасности. Неважно, откуда уличный (или не уличный) мошенник узнал об этой технике: прочитал в книге, или его кто‑то научил. Для вас — неважно. Поэтому будьте осторожнее с незнакомыми и малознакомыми людьми. Гуманизм — вещь хорошая, но абстрактная. Ведь не зря говорят, что истинный гуманист — тот, кто продолжает любить людей даже в переполненном автобусе.

Ну а теперь — еще один оригинальный прием забалтывания.

Оригинальное забалтывание

«Почему в газетной хронике нам всегда сообщают возраст покойного, а возраст новорожденных — никогда? Это бессмыслица».

Эжен Ионеско

Оригинальное — значит свое собственное. Если честно, то мы при разработке этого приема использовали давно известные вещи: парадоксы и абсурд. Что‑то похожее делали до нас многие: и Даниил Хармс, и Эжен Ионеско, и Жан Жане, и многие другие писатели и драматурги, работавшие в этом «оригинальном жанре».

Абсурдные, парадоксальные высказывания вводят человека в замешательство. Абсурдная фраза совмещает в себе абсолютно противоречивые понятия, но при этом внешне все кажется, вроде бы, логичным. Противоречие между внутренней несуразностью и внешней логичностью заставляет наше сознание бросаться на поиск ответа. В результате оно запутывается и человек оказывается в трансе.

По сути, это один из вариантов техники «перегрузки сознания». Например: «сухая вода», «громкое молчание», «сине‑белый, аж зеленый». Или: «Летят два крокодила, один сиреневый, другой на Север» (такие избитые примеры, как этот, лучше в практике не применять). Таких примеров можно привести сколько угодно. Если подобные фразы включать в нужный контекст, то легко добиться у человека трансового состояния.

Мы решили объединить несколько техник гипноза, а именно забалтывание, «5‑4‑3‑2‑1» и перегрузку сознания, основанную на парадоксах. Давайте, приведен в качестве примера одно маленькое стихотворение Александра Котлячкова, в котором совмещены эти техники. Конечно, это только шутка, но ввести с ее помощью в транс можно элементарно (если говорить соответствующим голосом). Называется это — «Глубокомысленная абракадабра».

Вижу, слышу, чувствую и знаю,
Говоря и ясно, и легко,
Понимая, и осознавая:
Даль близка, а близость — далеко.

Слабость силы и тепло мороза,
Звуки света, яркость тишины,
Смех от горя, радость через слезы,
Дно вершины, небо глубины.

Умного решения ошибка,
Пение немое, ритма взгляд,
Каменная мягкая улыбка,
Поворот вперед и крик назад.

Гладкая неровность, влаги сухость,
Черная кривая белизна,
Умная обученная глупость,
Правды невиновная вина.

Перемены верная измена,
Радостная острая беда.
И «порою» — в смысле, «непременно».
И «всегда» — в значеньи «никогда».

Наблюдая парадоксы эти,
Говорю легко себе: «Держись!»
Знаю: я живу на этом свете,
Просто понимаю: это жизнь.

Между прочим, смысл во всей этой абракадабре может найти любой человек. Вот только смысл будет у каждого свой собственный. А пока сознание, перегруженное поиском смысла, пытается его найти, человек находится в трансе. Одновременно происходит воздействие по каналам восприятия (речь насыщена словами‑предикатами). Все это, конечно, только иллюстрация.

В обыденной речи это можно использовать довольно легко. Надо только говорить, сохраняя очень серьезный и многозначительный вид.

«Вы уж говорите молча или молчите громче».

«Уж иди, где стоишь, или стой, где идешь».

«Ляг и стой».

«Давайте начистоту, или вы со мной откровенны, или говорите правду» (одновременно и забалтывание и команда).

«Хотите молчать — молчите, только погромче, пожалуйста, и поподробнее».

«Я завтра буду занят, могли бы вы придти вчера?».

«Зачем вы плачете, вас что‑то рассмешило!». Таких примеров можно привести сотни и тысячи. Вы сами легко сможете их смоделировать.

Обычно, у человека, услышавшего абсурдную фразу (особенно, если ему сказали ее серьезно), возникает не мысль «что это с ним?», а мысль «что это со мной?» Ну и, естественно, после введения человека в замешательство надо дать ему простую, четкую и ясную команду (либо, воспользовавшись замешательством, сделать то, что намеревались).

Что еще является очень важным при наведении порчи (и при ее снятии)? Безусловно, снова ваше поведение.

ЧАСТЬ V. ОБСТАНОВКА, БЛИЗКАЯ К БОЕВОЙ: УСИЛЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ. ВАШЕ ВНУТРЕННЕЕ СОСТОЯНИЕ

«Спокойствие, только спокойствие».

Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше»

«Трус вечно болтает о мужестве».

Персидская пословица

Хотим мы того или нет, но всегда и во всем главное — это сила духа (независимо от того, что подразумевается под словом «дух»). В нашем контексте имеется в виду внутренняя готовность человека защищать себя. Но даже для того, чтобы озвереть, надо вначале успокоиться и правильно оценить обстановку, Как это сделать?

Давайте исходить из того, что в человеке все взаимосвязано — и тело, и эмоции, и способность двигаться, и способность рассуждать. Поэтому ключ для сохранения самообладания в экстремальной ситуации — это правильное дыхание. Что нам по этому поводу рекомендуют специалисты?

При возникновении стрессовой ситуации следует взглянуть вверх, сделав при этом глубокий вдох, и, опуская глаза до уровня горизонта, плавно выдохнуть, максимально освободив легкие. Обычно достаточно двух‑трех полных вдохов‑выдохов. Одновременно можно представить себе очень глубокий по насыщенности голубой цвет (это уже из йоги). Идеально при этом — улыбнуться,

Такой прием можно использовать, например, перед «вызовом на ковер» к начальнику. Но что делать, если времени на все это нет? Что делать, если отпугнуть кого‑то надо мгновенно?

Тогда лучше всего использовать специальное силовое дыхание — ибуки. Для этого делается быстрый вдох через нос. Наполнив живот воздухом, его с силой выдыхают через рот в течение пяти секунд с полным расслаблением мышц. Лучше всего в этот момент представить себя коброй в боевой стойке. И, выдыхая воздух, столь же яростно и грозно зашипеть. При этом желательно оскалить зубы.

Человек, который оскаливает зубы в момент опасности, вызывает страх у агрессора и лишает его уверенности в превосходстве. А это уже в определенной мере — сглаз.

Что еще?

«Лучшее средство самозащиты — бежать без оглядки».

Н. Н. Ознобишин, один из создателей боевого самбо

«Отвечай на удар ударом, а на улыбку улыбкой».

Александр Грин

«Трусы становятся смелыми, если замечают, что их боятся».

У. Шекспир

«Я люблю храбрых; но недостаточно быть рубакой, — надо также знать, кого рубит!»

Фридрих Ницше

А еще необходимо быстро оценить ситуацию. Для чего? Чтобы знать, что делать дальше: говорить, бить, убегать.

Что надо оценивать? Давайте возьмем крайний случай: угроза нападения на улице («не крайние случаи» легко потом можно будет смоделировать самостоятельно).

В каждой конкретной ситуации работает взаимодействие трех взаимосвязанных факторов: возможности агрессора, ваши возможности и внешние условия (освещенность, наличие других людей, наличие предметов, которыми можно обороняться, и т. п.).

Для начала, разумеется, надо понять намерения вашего оппонента. Представляет ли он для вас угрозу? Это уже зависит от вашего опыта. Не зря говорят, что «у страха глаза велики» — но говорят и другое: «Волков бояться — в лес не ходить».

Идеально, конечно, избегать ситуаций, в которых вы можете оказаться в роли жертвы. В свое время одному из авторов приходилось выступать с лекциями на правовые темы в коллективах. Людей, между прочим, интересовало не только то, «сколько и за что» могут дать, но и — что делать при нападении.

Правда, иногда просто удивляешься человеческой наивности. Одна девушка спросила, что же делать, если на нее во время вечерней пробежки нападут насильники. Автор на всякий случай поинтересовался, где она предпочитает бегать. И она, вполне естественно этак, ответила, что бегает в районе заброшенного кладбища. Ей, конечно, объяснили, как себя ведут в таких случаях, но подчеркнули, что лучше выбрать для пробежек другое место. А для мужской аудитории есть старая милицейская мудрость: «Не суй свой нос туда, куда собака хвост не совала».

Ну ладно, ситуации бывают разные, от нападения не застрахован никто. Так что же надо знать о возможном противнике?

От грабителей иногда есть возможность «откупиться» (если вы не вооружены, не умеете хорошо драться или бегать). К сожалению, часто нападают вовсе не с корыстной целью (или не только с ней); порой цель нападения — изувечить или убить (причем, «из спортивного интереса»).

Чаще всего этим отличаются следующие категории преступников:

— шизофреники параноидального (то есть бредового) типа (маньяки‑садисты);

— люди с неадекватными реакциями на окружающих (например, психопаты);

— больные с антисоциальным типом личности (их характеризует полное отсутствие чувства вины и того, что называют совестью).

Последние, наверное, наиболее опасны. Их не зря называют «отморозками». Для них агрессия — норма поведения. Поэтому, если такая встреча все же состоялась, то после того, как вы произнесли формулу порчи (если успели), надо или сразу же скрываться, или наносить упреждающий удар в жизненно важный центр. Иначе вашей «порче» — грош цена.

«Сильный эффект дает в таких случаях мгновенный переход к исполнению роли психопата. Дикие крики, рычание, безумное выражение лица, текущая изо рта слюна или пена на губах — все это действует на противника угнетающе. Понятно, что без предварительных тренировок подобную роль хорошо не сыграешь… «Отмороженного» или пьяного остановит только потеря сознания, перелом конечности, сильнейший болевой шок. Никогда не ограничивайте себя в выборе средств самозащиты, никогда не щадите нападающих. Запрещенных приемов в жестокой драке не бывает, благородство в схватке с бандитами — просто глупость».

А. Е. Тарас

Восточная пословица гласит: «Незаряженного ружья боятся двое». Тот, у кого ружье, и тот, кому ружьем угрожают. Ведь ваш противник — тоже человек. И он, между прочим, тоже не знает наверняка, с кем связывается. А надо ему связываться с психом?

Есть один старый милицейский прием (хотя применяют его не только в милиции). Если противник один и стоит прямо перед вами, перед нанесением упреждающего удара взглянуть ему в глаза (чтобы он ваш взгляд почувствовал), а затем быстро взгляд перевести, поглядев так, словно вы увидели кого‑то за его спиной. Если это сделать умело, то, как правило, человек инстинктивно оборачивается. Это мгновение следует использовать только с одной целью — бить на поражение. Иногда дополнительно к взгляду уместен крик: так, словно вы увидели за спиной агрессора своего сообщника. Например: «Давай!» Безусловно, для применения этого приема необходима предварительная тренировка.

Как определить, что человек для вас опасен? По его поведению, мимике, взгляду, словам. Очень редко агрессор не пытается запугать предполагаемую жертву. Не запугивают или профессиональные убийцы, или очень хитрые маньяки. Обычно любой агрессор понимает, что надо сломить жертву морально. Для этого используется и мимика, и словесные угрозы, и ненормативная лексика, и демонстрация оружия.

Часто сигналом того, что ожидается нападение, служит вторжение в вашу «интимную зону» (50 см от тела). Естественно, мы говорим не об очереди или общественном транспорте, но если на темной улице к вам неожиданно очень близко подходит человек — это сигнал опасности.

Помните напутствие специалиста. А. Е. Тарас, бесспорный авторитет в науке о трудных ситуациях, говорит:

Лучшая оборона — это атака.

Лучшая атака — внезапная.

3) Атака должна быть максимально…болезненна для противника (то же самое с порчей, давайте жалеть не противника, а себя).

Нужны запрещенные приемы или оружие (та же самая порча — тоже оружие — прим. авт.).

Сражаться с оружием лучше, чем без него.

«Морда лопатой»

«Считаю, что правду о гипнозе должны знать все».

Вольф Мессинг

Мы уже употребляли как-то выражение, вынесенное в название главы. И это — не из любви к жаргонным словечкам. Для авторов данного труда эти слова стали своего рода специальным термином, имеющим строго определенное значение. Какое?..

В книге одного из самых известных эстрадных гипнотизеров Вольфа Мессинга «Моя жизнь» есть такой эпизод.

Идет 1910 год. Вольф решает бежать из дома, расположенного в еврейском местечке Гора‑Калевария близ Варшавы. В кармане у него восемнадцать грошей. События, согласно описанию Мессинга, далее развиваются так (курсив в тексте наш).

«Я пошел на ближайшую станцию железной дороги. Вошел в полупустой вагон первого попавшегося поезда. Оказалось потом, он шел на Берлин. Залез под скамейку, ибо билета у меня не было — последнее преступление в моей жизни. И заснул безмятежным сном праведника. А было мне тогда одиннадцать лет…

Была глубокая ночь. Поезд приближался к Познани. В дверь вагона вошел кондуктор. Он осторожно будил заснувших пассажиров, тряс их за плечи и проверял билеты. Так же быстро, но неизбежно, как восход солнца, он приближался ко мне. По временам он наклонялся и заглядывал под скамейки. Вагон был плохо освещен — огрызками свечей на двух стеклянных фонарях на его концах. Под скамейками лежали мешки и узлы пассажиров. И поэтому он заметил меня тогда, когда заглянул непосредственно под мою скамейку.

— Молодой человек, — у меня в ушах и сегодня еще звучит его голос, — ваш билет…

Нервы мои были напряжены до предела. Я протянул руку и схватил какую‑то валявшуюся на полу бумажку. Наши взгляды встретились. Всей силой страсти и ума мне захотелось, чтобы он принял грязную бумажку за билет. И он взял ее, повертел в руках. Наконец, сунул ее в тяжелые челюсти компостера и щелкнул ими… Протянув мне назад «билет», он еще раз посветил мне в лицо, подобревшим голосом сказал: «Зачем же ты с билетом — и под лавкой едешь? Вылезай, есть же места…»

Вольф Григорьевич был чрезвычайно талантливым артистом и умел напускать туман, как никто другой. Опять же, не зря говорят: «Не приврать — истории не рассказать». Но давайте предположим, что все, что он пишет в своих мемуарах, чистая правда. Тогда написанное можно прочесть, по меньшей мере, на двух языках. Человек легковерный поймет по-своему, но для скептика все может быть иначе.

Мы уже говорили, что оценивать ситуации следует, исходя из взаимодействия трех связанных факторов: 1) возможностей оппонента, 2) ваших возможностей; и 3) внешних условий.

Давайте проведем анализ ситуации с Вольфом Мессингом с учетом указанных трех факторов.

1. Внешние условия. Глубокая ночь: спать хочется всем, в том числе, кондуктору. Вагон плохо освещен. В полутьме можно и не разглядеть, что за бумажку ему подали.

2. Возможности кондуктора. Судя по рассказу, он человек не агрессивный, культурный («осторожно будил»). От монотонной, однообразной работы (проверка билетов, заглядывание под скамьи) он действует автоматически, то есть, находится в естественном трансовом состоянии.

Помимо этого, могут сработать во множестве (пусть, необязательно) и другие факторы.

Возможно, кондуктор любит детей.

Возможно, он не любит трудности (сами посудите: что делать с малолетним безбилетником — высаживай его, отводи в полицию, что‑то пиши и т. п.)

То есть, желания найти безбилетного (тем более, малолетнего) пассажира у него, скорее всего, нет. Подсознательно он желает, чтобы при проверке все было нормально.

При этом он плохо видит в слабо освещенном вагоне. Свой фонарь у него наверняка тусклый и неудобный (ведь это 1910 год). Взять «билет» и идти в конец вагона к источнику света, чтобы рассмотреть? Неохота — потом еще назад возвращаться. Легче увидеть то, что хочется увидеть. Тем более, учитывая поведение мальчика.

3. Поведение Вольфа. Как себя ведут малолетние безбилетники? Убегают, прячутся, огрызаются, умоляют или плачут. А здесь? Протягивает «билет». Да еще совершенно открыто и честно смотрит прямо в глаза. И ни тени боязни в поведении и во взгляде.

Принимая во внимание все вместе взятое, кондуктор вполне может увидеть именно то, что он желал бы увидеть. А затем даже пожалеть маленького и запуганного пассажира.

Вот это все в комплексе и называется — «морда лопатой».

У Ярослава Гашека есть забавный рассказ на эту тему. Он называется «Магическая сила взгляда».

«Однажды пан Вашатко рассказывал в кафе о своем удивительном путешествии по Африке (в котором на самом деле он видел только Каир и Александрию). Среди прочих чудес, каких он в Африке насмотрелся, пан Вашатко упомянул, что его научили там при помощи силы взгляда укрощать самых диких зверей, да и людей тоже.

— А не могли бы вы оказать воздействие таким путем, скажем, вон на того высокого господина, что сидит напротив? — спросил его один из присутствующих.

— Разумеется! Я прикажу своим взглядом, и он подойдет к нашему столу.

Пан Вашатко повернулся лицом к высокому господину и целых две минуты сверлил его пронизывающим взглядом.

Действительно, через две минуты незнакомый гигант поднялся, подошел к столу, за которым сидел пан Вашатко, поднял руку, как для приветствия, и… влепил ему сразу две такие «дружеские» пощечины, что бедняга свалился со стула.

— Так, — обращаясь к гипнотизеру, произнес за тем великан удовлетворенно, — а теперь попробуйте‑ка еще раз так же нахально пялить на меня глаза!»

Вежливость — наше оружие

«Доброе слово и кошке приятно».

Русская поговорка

Нынешний хороший знакомый в прошлом был хулиганом, причем не мелким. Сам он говорит, что судьбу его круто изменила армия. Он стал нормальным человеком, а почти все его бывшие друзья‑подельники — кто в тюрьму на пятнадцать лет попал, кого расстреляли…

И вот, будучи уже начальником городского уголовного розыска, он рассказал следующее (передается практически в оригинале).

«В тюрьме, слова Богу, не бывал. Но подряд четыре раза по пятнадцать суток — это было. Несколько раз нашей компании такой срок „выписывали». Дадут, а мы сбежим. Опять поймают, еще накинут, мы опять сбежим. Был, в общем, у нас такой период.

Потом собрались и решили: пойдем сдадимся. За то, что сдались добровольно, нас, всех шестерых, в одну камеру посадили. Ну, сидим мы, освоились. Вместе доже весело!

Через какое‑то время подсаживают к нам в камеру двоих. И они, не зная, что мы все заодно, начали «права качать». И с кого начали? С меня — я самый маленький в камере, самый щуплый. А я в то время любил всегда вежливо разговаривать, «на вы». Вот и тогда, в ответ на любой «наезд»: «Ну что Вы, зачем же Вы так, разве я что‑то плохое к Вам имею, ведь мы с Вами — культурные люди».

Эти ребята, видимо, приняли меня за интеллигентного придурка. Ну, что касается интеллигентности, то наша компания была — сплошь интеллигенты. Мы и по улице ходили в габардиновых костюмах, при галстуках. А как особый признак интеллигентности, у каждого — финка.

И вот стою я в камере перед «новичками» и интеллигентно их успокаиваю. Мои друзья тихо за животы держатся. А я — все одно и то же: «Ну что вы ребята, зачем вы так…»

Те ребята, наверное, решили за мой счет авторитет в камере заработать. От вежливости моей расслабились, естественно. А я на нары заскакиваю (чтобы повыше было), и сапогом одному из них — по морде. Он — к стене. А мой друг (к слову, двухпудовой гирей восемь раз подряд мог перекреститься) «новичку» по башке — крышкой от параши. Второго даже бить не стали, он сам под нары полез. Понял, что мы все вместе. Так они весь срок у нас под нарами и провели».

Между прочим, рассказчик был действительно интеллигентным человеком. Просто разговор шел в мужской компании, к тому же в милицейской.

И в качестве «морали» рассказчик тот вывел, что речь культурная весьма выгодна. Особенно в беседе с незнакомцем. Если он человек культурный — то понятно, почему. А если перед вами агрессор, то он склонен путать вежливость со слабостью, и это усыпляет его бдительность. Судите сами: «Ну, что Вы, ах, зачем Вы…» И после этого резко — сапогом. Конечно, прием хулиганский, но ведь как аукнется…

Отрицательные галлюцинации

«По стене ползет паук. Ты не бойся — это глюк».

Из фольклора московских хиппи

Авторы не сразу решились включить данный материал в книгу. Причины, по которым они сомневались, будут понятны ниже. В конце концов, мы решили сделать это, с одной стороны, более-менее подробно; с другой стороны, мы остереглись давать полный набор слишком конкретных технологий.

А пока начнем с того, что галлюцинации бывают двух видов: положительные и отрицательные. Положительные — когда человек видит (слышит, чувствует) то, чего реально нет. Отрицательные — когда человек не видит (не слышит, не чувствует) то, что есть. Случаи, когда человек видит (слышит, чувствует) нечто взамен того, что есть в реальности, чаще относят к положительным галлюцинациям. Что касается положительных галлюцинаций, то вызвать их довольно просто: с помощью гипноза ли, фармакологии ли… Отрицательные галлюцинации — сложнее и интереснее. Они имеют существенное прикладное применение. Судите сами: человек, которому внушили отрицательные галлюцинации, не видит другого (того, с кем ему неприятно встречаться, или вора, который его обворовывает, или сотрудников милиции, которые являются его арестовывать). Или он, глядя на дорогу, по которой несется поток машин, видит, что дорога совершенно пуста (со всеми вытекающими последствиями). Или не видит поджидающего его в подъезде убийцу. Он не видит, как из сейфа в его кабинете на его глазах извлекают важные документы. Или…

Хорошо это или плохо? Никак. Все зависит от того, кто и с какой целью все это применяет. Если преступник — плохо, если работник правоохранительных органов — хорошо.

В чем еще преимущество отрицательных галлюцинаций?

Обычно люди помнят все. Все, что видели, слышали и чувствовали. Помнят, даже если не запоминали. Помнят, даже если забыли.

Классический (и при том абсолютно реальный пример). Свидетель, проезжая на поезде, глядел в окно. На параллельной с железной дорогой автотрассе он видел автомобиль. Следователю необходимо было установить номерной знак этого автомобиля, (это был автомобиль преступников).

Свидетель был погружен в гипнотический транс. Ему было внушено, что он вновь едет в том же поезде и видит тот же автомобиль. Затем ему было внушено, что он смотрит на автомобиль в бинокль, настраивает резкость и видит цифры на номерном знаке. Он их назвал. В результате оперативно‑розыскных мероприятий была найдена именно та машина, и было достоверно установлено, что именно она находилась на шоссе. Преступники были изобличены.

Что же касается воспоминаний забытого (даже вследствие гипнотического внушения), то здесь возможности гипноза крайне велики. Под воздействием гипноза человек может вспомнить практически все. Но… Повторимся — то, что он видел, слышал или чувствовал. А если — нет? Если и не видел, и не слышал? Тогда на нет — и суда нет. Поэтому, одно дело — внушить человеку, что он что‑то забыл (но дайте другое внушение — и он это вспомнит); и совершенно другое — сделать так, чтобы он вообще ничего не видел. Или (что почти одно и то же), чтобы он видел не то, что было на самом деле.

Исходя из этих исключительных возможностей отрицательных галлюцинаций, авторы и решили поберечь пока от широкого круга читателей готовые формулы наведения таких галлюцинаций. Ведь данная книга не планировалась к изданию под грифом «совершенно секретно».

В то же время авторы имеют полное основание утверждать, что создать отрицательные галлюцинации можно без применения психотропных или иных фармакологических средств, а также без длительного воздействия на психику. «Клинические» и «полевые» испытания полностью это подтвердили. Причем проводить такое «кодирование» можно совершенно незаметно для субъекта. Например, едет человек в автобусе или в метро, а рядом стоят двое пассажиров, которые о чем‑то беседуют между собой. А в разговор включают ключевые фразы кодирования, выделяя их. Субъект слышит эти фразы — со всеми вытекающими последствиями. И таких способов великое множество. Приведем только один алгоритм:

1. Резкое привлечение внимания клиента и разрыв шаблона.

2. Переключение внимания на другой объект.

3. Внушение новой программы поведения.

Резко привлечь внимание можно тысячами различных способов. Можно взорвать световую гранату. Или уколоть булавкой. Или «случайно» наступить на ногу. Или… Все зависит от ситуации, места, времени, личности клиента и вашей фантазии.

Разорвав шаблон, необходимо привлечь к чему‑то внимание. Цыганки, например, успешно используют для этого свои национальные костюмы и украшения (все многоцветное, яркое, блестящее). Однако это может быть все, что угодно: и вертящаяся по полу дымовая шашка, и яркая булавка на галстуке, и «горящий», выразительный взгляд, и определенные слова или фразы.

Что же касается новой программы поведения, то она должна быть предельно простой, понятной для подсознания. Если к тому же команда является фоносемантической формулой, если она «врезается» в подсознание, то надежность ее применения повышается в десятки раз. Такие формулы, как правило, являются формулами жесткого кодирования.

Употребление частицы «не» для наведения отрицательных галлюцинаций допустимо, если человек находится в сомнамбулической стадии транса. А это обычно достигается при официальном наведении транса. В «полевых» условиях это вряд ли возможно, поэтому команды должны даваться только в положительном ключе. В зависимости от ситуации, команда может даваться один раз, а может повторяться.

Поскольку знание фоносемонтических формул наведения отрицательных галлюцинаций может принести немалую пользу, нами был разработан и опробован на практике целый ряд таких формул. Надежность их достаточно высока. Удерживают нас от их публикации отнюдь не снобизм или нравственные побуждения (все зависит от того, кто и когда это применяет), а именно большая надежность таких формул. На наш взгляд, это все же для литературы с грифом «ограниченный доступ».

И еще. Вышеуказанная схема наведения отрицательных галлюцинаций может не подействовать на человека, прошедшего специальную психологическую подготовку (например, на бойца спецназа). На того, кто «запрограммирован» вначале выстрелить, а затем уже обдумать, что происходит вокруг. На большинство же «обычных» людей это действует хорошо.

Возможность быстрого и надежного наведения отрицательных галлюцинаций имеется. Это объективная реальность, «факт, от которого, — как говорил Остап Бендер, — нельзя отмахнуться».

Людоеды и этика

«Тот, кто самоуверенно заявляет, что хорошие манеры везде одинаковы, а люди — везде люди, никогда не выезжал из своей деревни».

Роберт Энсон Хайнлайн

«Слесарю — слесарево, а кесарю — кесарево».

Русская поговорка

Двадцать девять лет, с 1843 по 1872 год, шли так называемые маорийские войны. Самое сильное в то время в военном отношении государство — Великобритания — воевала с дикими племенами, населявшими Новую Зеландию. Воевать было за что: удобное географическое положение, благоприятный для европейцев климат, природные богатства.

Маорийцы пришли в Новую Зеландию на тысячу лет раньше европейцев, имели богатую культуру, но только-только начинали переходить к рабовладельческому строю. Особенностью маорийцев было то, что в их среде повсеместно распространено было людоедство.

Объяснялось это просто: кроме людей, из млекопитающих в Новой Зеландии в то время жили только собаки и крысы. Сейчас страна занимает одно из ведущих мест в животноводстве, а сто пятьдесят лет назад коренное население страдало белковым голодом (примерно такая же картина наблюдалась когда-то и на островах Карибского бассейна).

И маорийцы считали само собою разумеющимся кушать своих пленных. Это считалось совершенно естественным. Пытать пленных перед этим тоже было в порядке вещей.

Но вот парадокс. Англичан очень удивляло, почему маорийцы никогда не нападают на обозы с оружием и продовольствием. Когда они задавали этот вопрос пленным маорийцам, те совершенно искренне отвечали: «А как же вы будете тогда воевать?»

То есть и понятия о нравственности, и понимание тактики и стратегии войны коренным образом отличались от европейских. Все было поставлено с ног на голову.

Данный пример наглядно может продемонстрировать, что в этом мире нет ничего универсального. Действительно, люди отличаются один от другого. И, помимо всего прочего, обусловлено это той социальной средой, в которой человек воспитан.

Поэтому, применяя «оружие‑слово», крайне желательно, а иногда просто обязательно, учитывать такие особенности человека, как его воспитание, уровень образования и культуры, социальное положение. То, что прекрасно подействует против высокопоставленного хама, может оказаться малодейственным против уличного хулигана. И наоборот. Поэтому лучше иметь различные заготовки, различные фоносемантические формулы, которые можно применять в разных ситуациях.

Охотники знают, что нет смысла стрелять медвежьим жаканом по зайцам или куропаткам. Глупо стрелять в волка мелкой дробью. А иногда вообще лучше всего действуют силки и капканы.



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 191