УПП

Цитата момента



Волненье сердца радостным должно быть, и больше никаким!
Печально это слышать

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

Оригинальные приемы снятия порчи

«Клин клином вышибают»

Народная мудрость

«Кто хочет — тот делает, кто не хочет — тот выделывается»

К. Векшин

Оговорим сразу: оригинальными мы называем эти приемы потому, что разработал их Александр Котлячков, а предлагаем читателю потому, что они весьма действенны. Кто‑то может предложить и другие оригинальные приемы, будем рады о них узнать.

Снятие порчи — это не лечение. Не лечение в юридическом смысле слова, потому что такого заболевания, как «порча», официально не существует. Однако после успешного снятия порчи исчезают многие психосоматические заболевания. Поэтому, снимая порчу, не говорите, что вы занимаетесь целительством (вы им действительно не занимаетесь).

На наш взгляд, для снятия порчи оправдывает себя использование сочетания техник эриксоновского гипноза и различных народных методов. Их же хорошо использовать и при наведении порчи. Удачно зарекомендовали себя техники «двойной» и «тройной спирали», о которых мы расскажем особо. При разработке нижеописанных приемов А. Котлячков руководствовался принципом: клин надо вышибать клином; и то, что является следствием гипноза, уничтожить можно именно гипнозом.

Эти приемы можно использовать и в общеоздоровительных целях. Но при снятии порчи — мощного вредоносного гипнотического посыла — приемы эти всегда действовали безукоризненно.

Естественно, должны соблюдаться некоторые обязательные предварительные условия.

Во-первых, не проводите групповых сеансов. Работа по снятию порчи — это работа сугубо индивидуальная.

Во-вторых, человек, обратившийся за помощью в снятии порчи, должен быть уверен, что порча наведена. Или же он поясняет, что следствием его болезненного состояния является неприятный разговор, оскорбление, чье‑то несправедливое обвинение. То есть, человек напрямую связывает свое болезненное состояние с чьими‑то словами.

В‑третьих, обязательно надо расположить человека к себе на сознательном и бессознательном уровне. А это означает, что необходимо полное отзеркаливание позы, жестов, присоединение по дыханию. Часто используется присоединение по миганию, то есть вы начинаете моргать в том же темпе, что и этот человек. Затем, разумеется, вы начинаете «ведение».

Чаще всего снятие порчи — процесс официальный (заранее объясните человеку, что вы будете делать). Иногда (редко) можно делать это неявно, используя шаблоны наведения гипнотического транса, основанные на технике «5‑4‑3‑2‑1».

Например:

«Видимо, вы пришли за советом. Это правильно. Я вам обязательно помогу. И если уж вы зашли ко мне, и видите, что вас это интересует, и хотели бы услышать то, что я вам скажу, то я обязательно все вам объясню, и по мере того, как я буду это делать, вы почувствуете, что именно это представляет для вас самое главное».

Возможно, кому‑то это покажется громоздким. Но имейте в виду, что если произнести это правильным тоном, человек погружается в транс уже к концу приведенного текста.

Или: «К сожалению, я не являюсь экстрасенсом, и поэтому читать чужие мысли не умею, а если бы умел, то нашел бы работу поинтереснее, вы согласны? Но если вы более подробно мне все расскажете, то мне легче будет понять и почувствовать то, что вам так необходимо. Поэтому могли бы вы более четко сформулировать ваш вопрос? Если вы это сделаете, то я вам обязательно помогу». После этой фразы транс уже есть, достаточно его поддерживать.

Или: «И в то время, как вы слушаете меня, вы видите, что именно это вы хотели узнать и именно это является для вас наиболее важным».

Или: «Если уж вы зашли ко мне, то, видимо, вам это интересно, и вы желаете услышать то, что я вам скажу. И поэтому я все объясню, и по мере того, как я буду это делать, вы, видимо, легко поймете, что говорю я именно то, что является для вас наиболее главным».

Ценность таких шаблонов (их много) в том, что и фоносемантически, и по воздействию на каналы восприятия (зрительный, слуховой, кинестетический и рациональный) они автоматически способствуют созданию трансового состояния.

Тем не менее, при снятии порчи предпочтительно заранее объяснить человеку, что сейчас вы будете делать. Так надежнее.

Текстов для использования А. Котлячков написал несколько десятков. Здесь приводятся наиболее универсальные. Тем не менее, несмотря на универсальность, определенные особенности имеют место. Поэтому тексты будут прокомментированы.

Самый универсальный текст. Мы называем его «Перекрыванием реальностей», однако те, кто испытал его действие на себе, называют его «Сон во сне». (Курсивом далее выделены слова, требующие особого выделения интонацией).

Откровенно я гляжу на вас,
Говоря о чем‑то, что я знаю,
И одну историю сейчас,
Говоря и глядя, вспоминаю.

Было дело, на меня глядел,
Прямо словно вы, один знакомый,
Словно вы, он предо мной сидел
И боролся со своею дремой,

И устал бороться с дремой он,
Это иногда бывает с нами,
И уснул, увидев дивный сон,
Словно он на солнечной поляне.

И вокруг него была весна,
Пели соловьи и свиристели,
И, не пробуждая ото сна,
Снова усыпить его хотели.

Он улегся в мягкую траву,
В ней лежать приятно и удобно,
И заснул, и словно наяву,
Он увидел новый сон подробно.

И во сне стоял прелестный дом,
И в него войдя и забываясь,
Думал он о чем‑то о своем,
Мягкого ковра едва касаясь.

И в том доме обретя приют,
И, что это сон, осознавая,
Он прилег немного отдохнуть,
И увидел сон, что засыпает.

И во сне увидел ясно он,
Что тихонько вышел он из дома,
Понимая — это только сон,
Направляясь прямо к водоему.

У воды тихонько он присел,
А вода стояла без движенья,
Он в нее, как в зеркало, глядел
И свое увидел отраженье.

Понимая то, что он заснул,
Молча он окинул это взглядом,
И на воду тихо он взглянул,
И легко он понял все, что надо.

И свои проблемы увидал,
И легко взглянул на это смело,
И легко решенье осознал,
И он понял все, что надо делать.

И он понял, что ему легко,
И увидел, что ему приятно,
И он понял, как он далеко,
И вернуться он решил обратно.

И проснуться, и увидеть дом,
Где недавно тихо засыпали,
И где забываясь сладким сном,
Новое в себе распознавали.

И проснуться в сказочном лесу,
Где забыться раньше были рады,
И дрожат где листья на весу,
Говоря, что просыпаться надо.

И, окинув взором дивный лес,
Говоря ему слова прощанья,
Снова оказаться прямо здесь,
Взяв с собой решения и знанья.

И увидеть все перед собой,
Словно в сладкий сон не уходили,
И легко услышать звук любой,
Помня все, о чем здесь говорили.

Комментарий. Универсальность текста в том, что действует он абсолютно на всех, на мужчин и женщин, независимо от возраста. Несмотря на то, что это мягкое кодирование и текст обладает сильнейшими суггестивными свойствами, что позволяет уже самим чтением его легко ввести человека в транс, вы при снятии порчи (для общеоздоровительных целей это излишне) предварительно погружаете человека в транс.

Следующий текст больше подходит для мужчин. Связано это и с семантикой текста, и с его фоносемантикой. И по смыслу, и по звучанию он абсолютно мужской. Это не означает, что он не действует на женщин. Но на мужчин он действует особенно хорошо. Текст основан на описании естественных трансовых состояний.

Я выпью бутылку пива
И закурю сигарету,
И улыбаясь игриво,
Выйду к мягкому свету.

Иду я по Красноярску
В сторону Енисея,
Горят огоньки неярко,
Отблесками краснея.

Стою я на остановке,
Автобуса ожидая,
И радуюсь обстановке —
Она для меня родная

Автобус ворчит знакомо,
Со мною ведя беседу,
Уехав утром из дома,
Домой я вечером еду.

И сидя в удобной позе,
Я все понимаю, как будто,
Автобус меня отвозит
Туда, где тепло и уютно.

С собою ведя разговоры,
Я знаю, что еду обратно,
И мысли на шум мотора
Ложатся легко и приятно.

Огни за окном мелькают,
Мысли с шумом сливая,
Образ в глазах возникает,
И я его понимаю.

Звуки машины встречной
Рядом со мной пробегают,
Я гляжу в бесконечность
И это меня расслабляет.

И мне тепло и уютно,
И я уже — словно дома,
Приятно мне абсолютно,
И знаю я — это истома.

Видимо, очень пригрело,
И тянет мотор свою песню,
И расслаблено тело,
И это мне интересно.

Здесь тихо и безопасно,
И я это точно знаю,
И абсолютно мне ясно,
Что я уже засыпаю.

Дрема нашла постепенно,
Дремлю я на самом деле,
И я во сне непременно
Ровно двигаюсь к пели.

Ясно все понимаю
И мне легко, и удобно,
Услышав, что я вздыхаю,
Я сон свой вижу подробно…

И все мне легко удается,
Я знаю законы природы,
Могу за себя побороться
И преодолеть невзгоды.

Я ясно вижу победу,
Я ясно вижу удачу,
Я явно слышу ответы,
Я знаю, что они значат…

И я собой наслаждаюсь:
Я умный, умелый и ловкий,
И смело я пробуждаюсь —
Это моя о‑у‑становка…

Комментарий. Два момента. Понятно, что текст рассчитан на жителей Красноярска (и края). Правда, и на других он действует не менее успешно, и при желании можно подобрать соответствующую рифму, подходящую как семантически, так и фоносемантически.

Второй момент. Первый звук в последнем слове текста «о‑у‑становка» произносится так, что слышится нечто среднее между звуками «о» и «у». То есть, слышится одновременно и «остановка» и «установка». Довольно короткая тренировка позволяет достичь этого легко.

При снятии порчи, причиненной несправедливой обидой, удачно используется следующий текст (также с предварительным наведением транса).

Разное в жизни бывает,
Все знают об этом прекрасно:
Люди порой поступают
Красиво — и безобразно.

Кричат поначалу и воют,
Яростно бьют тревогу
Но вот до дела, не скрою
Дойти абсолютно не могут.

А этого дела не зная,
Но видеть желая ответы,
Громко ответ называют:
Найти виновного в этом,

Ясно это всем людям,
Все это знают и каждый:
Виновным стрелочник будет
Вот его и накажут.

Словно дистрофик по жизни,
И словно фашист гранату,
Он получает клизму,
Хоть и не виноватый.

Затем раздают награды
И это всем людям ясно:
Нет для героя преграды —
Награду дают непричастным

Начальники часто и боссы,
Идя от проблемы к проблеме,
Решают порою вопросы,
Благодаря этой схеме

Но дорожа собою,
(Знаю, звучит это грубо),
Я говорю порою
Надо оскаливать зубы

Фонетически и семантически текст способствует побуждению человека отстаивать свои права и свое достоинство. По многим параметрам его можно назвать универсальным.

Вышеизложенные приемы основывались на мягком кодировании. Фоносемантика текстов красивая, хорошая, добрая и сильная.

Прекрасно зарекомендовал себя следующий экспресс‑метод для снятия порчи, который мы назвали «экстрашаманством»:

Стой и резко замри,
Слушай голоса звук,
Запоминая, смотри
За движением рук!

Видя ладонь мою,
Знай, я громко скажу:
Твердо сейчас броню
Я вокруг навожу.

Я оставлю дыру,
Внутрь брони войду,
Я беду заберу,
Побеждая беду!

Броню заделаю я,
Знай — бронирован ты
И внутри у тебя
Больше нету беды

Естественно, при этом должна быть соответствующая жестикуляция. Человек входит в транс уже с первых слов данной формулы.

Порчу можно снимать не только с помощью мягкого кодирования. Замечательно и быстро действует жесткое кодирование.

Не берусь утверждать, что использовать это может каждый. Но человек, знакомый с приемами гипнотической речи, уверен, сделает это не хуже нас.

Есть ли какая‑нибудь специфика при наведении порчи? Конечно. Люди ведь разные.

Тогда, исходя из наших целей, на какие группы можно, в принципе, поделить людей? Больные и здоровые. Умные и глупые. Семейные и одинокие… Нет, так очень долго — в итоге будем делить на блондинов и брюнетов? Давайте выделим основные группы, в работе с которыми, в первую очередь, важно учитывать их особенности.

Возрастные особенности

«Жизнь делится на три части: когда ты веришь в Сайта‑Клауса, когда ты не веришь в Санта‑Клауса, и когда ты уже сам Санта‑Клаус».

Боб Филлипс

«Молодость все открывает впервые, старость — только прежнюю молодость».

Владислав Гженшик

Возьмем градацию по возрасту: есть ли какие‑нибудь особенности? Еще бы не было! Теперь, применительно к теме нашей книги, посмотрим, какие приемы лучше применять по отношению к людям разного возраста.

Молодые. «Молодым нужно пространство, старикам — время», — говорил Поль Моран. И действительно, молодежи хочется развернуться, заявить о себе; себя показать — других посмотреть. Они более любопытны. Им хочется узнавать что‑то новое. А вот жизненного опыта у них маловато. В отношении молодых чаще срабатывает шутка. Правда юмор — дело тонкое, доходит не до всех. Точнее, разный юмор до разных людей доходит по-разному. И связано это, обычно, с культурным уровнем. Что ж, надо учитывать и это.

Применительно к наведению порчи можно сказать следующее. Отпугивание и запугивание на молодых действует хорошо. Сказывается недостаток жизненного опыта. По той же причине хуже действует пожелание вреда. Зато молодого легко высмеять, выставить посмешищем (часто это делают некоторые учителя). Последствия могут быть крайне негативными. Давно замечено, что обиду молодому пережить намного труднее, чем человеку взрослому.

Зрелые. Понятие, безусловно, относительное: молодость не возраст, а состояние души. В данном же случае мы имеем в виду не это состояние, а имеющийся у человека жизненный опыт, который появляется в 30 — 40 лет. Чем характерен этот возраст?

«Мало кто создает что‑либо творческое после 35‑летнего возраста. Причина этого в том, что мало кто создает что‑либо творческое до 35‑летнего возраста». Эти слова Джоэла Хилдебранда как нельзя лучше характеризуют внутреннее душевное состояние основной массы людей этого возраста. Действительно, кажется, что жизнь проходит; что уже прошло так много, а толком ничего не успел, ничего не добился (даже если и добился). И поэтому, как метко выразился Андрэ Моруа: «Самый трудный подростковый возраст — между тридцатью и сорока».

Как это использовать при наведении порчи? Элементарно. Раз уж пошли в ход цитаты: «Любой пассажир автобуса старше тридцати — неудачник». Это сказала Лелия, герцогиня Вестминстерская. Сама она явно в автобусах не ездила никогда. Тем не менее, достаточно намекнуть человеку, что он ничего не умеет, ничего не добился, что он зря прожил столько лет… И если сделать это умело — депрессия обеспечена. Действует это, между прочим, хорошо и на мужчин, и на женщин. Главное — найти, за что зацепиться.

Старики. Кстати, старость — это тоже не возраст, а душевное состояние. Не зря итальянцы говорят: «Стариков надо убивать в детстве». При этом они имеют в виду (как и мы) тех, кто вечно всем недоволен, кто сам не живет и другим не дает. Поэтому УТОЧНИМ: говорим мы не столько о людях старшего возраста, сколько о тех, кто, несмотря на жизненный опыт, понимает одно — впереди могила, и с собой туда надо утащить как можно больше других людей. Поэтому с итальянцами можно и согласиться.

Но что можно предпринять против старого вампира? Юмор он понимает плохо, или вообще не понимает. Зато на него хорошо действуют авторитарные методы. (Мы, правда, говорим только про тех наших граждан, кто привык за многие годы ходить по одной плашке и другой не замечать).

Если на вашу беду судьба свела вас именно с таким старым бесом, не вздумайте шутить. Не вздумайте ему что‑либо объяснять. Ему ваши объяснения не нужны, он и так все на свете знает. А если он к вам обращается за советом (точнее, требует подтверждения того, что он прав), знайте: все, что бы вы ни сказали, будет использовано против вас. Такие обожают ругать все и всех, за дело и без дела. Среди них много кляузников, клеветников, анонимщиков, социопатов.

Действовать в отношении таких надо сразу, резко и непримиримо: «затыкать рот» и «ставить на место» (силу, кстати, они чувствуют и уважают). Ни в коем случае не вступать в полемику! Ни в коем случае не пытаться что‑то доказать! Что бы между вами ни случилось, ни в коем случае не извиняться. Здесь действует принцип Александра Македонского (его еще называют принципом Эразма Роттердамского): «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». Начинает такой престарелый психопат хамить — без всякого уважения к его сединам сразу наводить порчу. «За хамство накажу. Шуруй от греха». Или что‑нибудь в таком роде. После этого к вам такие люди будут относиться с искренним уважением. И если не полюбят (что, кстати, тоже бывает), то задевать будут бояться.

Немного о культурном уровне

«Как министр культуры, могу объяснить причину хамства. Культур‑мультур не хватает».

Из армянского анекдота

« — Алло, это прачечная? — Хреначечная! Это Управление культуры!»

Из русского анекдота

«Лягушку спросили, почему она все время кричит. „Я в восторге от своего голоса», — ответила она».

Армянская пословица

Какие еще градации возьмем? К примеру, разделим людей по их культурному уровню. Мы не говорим об уровне образования, хотя это часто и связано. Но на вопрос, «что страшнее всего?», иногда отвечают: «Дурак с дипломом». Имеют в виду при этом не умственные способности, а именно культурный уровень.

Кто чаще всего говорит о своей культурности? Ну, естественно — у кого что болит… Хуже всего, если такой «культурный» окажется на вашем публичном выступлении. Уж он свою «культурность» покажет! Обычно на таких мероприятиях подобные люди оказываются случайно, хотя иногда приходят намеренно, именно с целью «показать себя». Без собственных комментариев вслух они обойтись не могут.

Пресекать таких надо сразу же, и никаких полемик. Человеку ведь этого и надо: хочется быть в центре внимания, порисоваться. Будьте предельно лаконичны в общении: присоединился, отзеркалил, сказал — отрезал. Хорошо срабатывает фраза: «Культуры мало? Уважайте других!». И все, резко отвернитесь к другим. У него обрыв мысли, а вы имеете возможность продолжать. Аудитория при этом (или ее большая часть) будет на вашей стороне.

В молодежной аудитории уместными бывают шутки и каламбуры. Мы сейчас рассуждаем не о том, что именно вы будете говорить, излагая материал — хороший преподаватель и так имеет многолетний опыт. Мы говорим о том, как можно справиться с малознакомой аудиторией, в которой вдруг оказался «пуп земли и центр неба».

В аудитории, которая в целом настроена к вам благожелательно, для поддержания порядка хорошо зарекомендовали себя следующие фоносемантические формулы:

«Либо говорите молча, либо молчите, говоря»; «Либо говорите тише, либо молчите громче»; «Либо говорите про себя, либо молчите вслух»; «Не слушается молча — то молчите, не слушая»; «Либо молчите громче, либо говорите молча».

По сути, это формулы забалтывания, и они действуют на аудиторию, в которой преобладает молодежь (если не по возрасту, то по состоянию души), у которой все в порядке с чувством юмора.

В аудитории с преобладанием зрелых людей можно использовать ту же мысль в зарифмованном виде:

«Обязан ясно я предупредить
И будет, видимо, легко понять:
Легко вам можно молча говорить,
А также можно громко замолчать».

Адресовать свои слова, естественно, надо не ко всем, а конкретному человеку. Причем с улыбкой. И не дожидайтесь его реакции, продолжайте свое дело. Если надо — его соседи сами отвесят ему подзатыльник.

Ну, а если аудитория состоит сплошь из агрессивно настроенных к вам людей? Определитесь заранее, надо ли вообще им что‑то говорить. Потому что в этом случае самое лучшее — отказаться от выступления. Но если оно необходимо, сведите выступление к нескольким фразам сугубо информативного характера.

А какое отличие самое главное? Правильно, одни из нас мужчины, другие — женщины. Поэтому…

Половая разница

«Мужчина дом построил — женщина разрушила, женщина построила — дьявол разрушить не мог».

Грузинская пословица

«Война полов ведется традиционным оружием».

Станислав Ежи Лец

Начнем от обратного. Как хвалят мужчин и женщин, в чем здесь разница? Существует давно известная схема: начинать льстить каждому представителю определенного пола надо с того, что ему или ей хотелось бы услышать.

Поэтому у женщины в первую очередь хвалят ум. (Один знакомый шутит, что хвалить у женщины надо то, чего у нее в принципе нет и быть не может — мы, конечно, с этим не согласны). После этого хвалят женскую красоту.

Соответственно, у мужчины в первую очередь хвалят силу, а во вторую — ум (говорят, что ум — это вторичный мужской половой признак; с этим мы, конечно согласны).

Помните совершенно бездарную в фоносемантическом плане рекламу: «Ах ты, Мишутка мой — сильный и умный»? Фраза воспринимается подсознанием как плохая, отталкивающая, печальная, тусклая и низменная. Тем не менее, для сознания последовательность похвалы соблюдена правильно.

Ни для кого, видимо, не секрет, что любая (особенно красивая) женщина хотела бы, чтобы оценили ее ум. Соответственно любой (особенно умный) мужчина хотел бы выглядеть сильным.

Можно ли использовать эту человеческую особенность не для того, чтобы сделать приятное, а совершенно в противоположных целях? Безусловно. Любой (особенно, очень умной, и сверхособенно — очень глупой) женщине крайне обидно, если ее посчитают дурой. И любому мужчине (неважно, сильный он или слабый) крайне обидно выглядеть слабаком.

Поэтому, если удается искусственно создать ситуацию, в которой женщина будет выглядеть глупо (не обязательно быть глупой, но можно выглядеть очень глупо), а мужчина окажется в глазах других «бабой» — вполне можно рассчитывать на длительный и затяжной невроз у «клиента». Экзальтированная личность может и в петлю полезть. Конечно, нужен индивидуальный подход: кто‑то сразу пойдет делать себе харакири, а кому‑то и это — «божья роса».

В некоторых случаях лучше ничего не говорить, но внешним видом передать отвращение. Особенно, если, например, взрослый мужчина, да еще при должности, вдруг начинает вести себя в присутствии других недостойно, «как базарная баба».

В других случаях можно выдать мощную формулу порчи, от которой в присутствии посторонних наблюдателей мужчину может мгновенно прохватить понос, или его вырвет, и т. п. Иными словами: опозорить именно его мужскую сущность. (С вашего позволения, в этой книге примеры особо действенных формул такого рода приводиться не будут, но они существуют).

Отлично подействует, если в глазах других мужчина будет выглядеть импотентом. И не просто импотентом, а тем, который «пытается, но не может». Причем совершенно не имеет значения, является ли он таким на самом деле — лишь бы он считал, что он так выглядит. Естественно, что создавать такую ситуацию надо неявно — репутация сплетника никого никогда не украшала. Хороший способ — кому‑то что‑то прозрачно намекнуть, при этом сославшись еще на кого‑то. Желательно при этом сказать, что сами вы в это не очень верите — ведь «свечку не держали».

Для распространения сплетен надо выбирать тех, у кого «секрет» не удержится. К наведению порчи посредством фоносемантики это имеет косвенное отношение; однако, если с процентом подлости в организме все в порядке, можно попробовать.

Можно, конечно, действовать и самостоятельно, не используя услуги посторонних. В принципе, фраз для наведения порчи в виде импотенции великое множество. Например: «нестоячку скоро заработаешь», «хер скоро отсохнет», «на бабу полезешь — обосрешься», и т. п. Действуют эти фразы всегда хорошо.

Мужчине обиднее всего выглядеть слабым, в первую очередь, в глазах женщин. Совершенно не важно, что при этом чувствует женщина (некоторые из женщин почему-то слабых жалеют со всеми вытекающими отсюда последствиями). Мы говорим именно о мужской обиде. Как писал Некрасов: «Мужик, что бык: втемяшится в башку какая блажь — колом ее оттудова не выбьешь». Если он считает, что опозорился в глазах женщины (особенно значимой для него) — дело закончится, по меньшей мере, неврозом (хотя мы уже говорили, что некоторым все — «божья роса»). В общем, простор для творчества здесь огромный.

Ну, а женщины? Как известно, сила женщины — в ее слабости. Поэтому многие из них даже бравируют (а иногда и спекулируют) тем, что они «слабые женщины». Но вот выглядеть дурой (не слабой, а именно дурой), и особенно в глазах мужчин — это часто выше всех ее могучих «дамских сил».

Любая женщина, говоря при мужчине: «Ах, я такая бестолковая», имеет в виду нечто совершенно противоположное. И пусть мужчина попробует только с этим согласиться! Кастрация в этом случае — еще не самое страшное, что его может ожидать.

Поэтому очень хороший способ заставить женщину получить невроз — представить ее дурой. Особенно в глазах тех, чьим мнением она дорожит. Способов здесь — миллион. Ведь дурой можно быть в любой области: на работе, в семье, на кухне, в постели, с детьми. В общем, где угодно.

Можно это делать неявно, применив фоносемантическую формулу. Например, «глупостью детишек своих же погубишь».

На втором месте по значимости у женщины — ее красота (под красотой она понимает свою сексуальную притягательность).

Так или иначе, подобные фразы сильно ранят женское самолюбие. Фонетически они страшны. А для женщины они очень страшны и семантически. Ведь затрагивают они то, чем женщина весьма дорожит: сексапильность и сексуальность.

Таких формул великое множество. И, раз уж разговор у нас зашел о проблемах пола, давайте поговорим еще на одну интересную тему: о порче любовной.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191