АСПСП

Цитата момента



Можно ли воспитать детей без крика? — Можно, если есть ремень.
Кто не спрятался, я не виноват!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Вот не нравится мне человек, так мне так легко с ним заговорить, познакомиться, его обаять. А как только чувствуешь, что нравится – ничего не получается, куда всё девается?» Конечно, ведь вы начинаете стараться. А старающийся человек никому не интересен, он становится одноклеточным и плоским, мира вокруг себя не видит: у него все силы на старания уходят.

Игорь Незовибатько. «Уроки обольщения, или искусство очарования для женщин и мужчин»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Жизнь вокруг нас полна примеров и тех и других движений, актеру надо наблюдать за ними (вот и сейчас, на уроке), различать их, думать о причинах возникновения тех и других в каждом случае. Не всегда в обучении удается достаточное внимание уделить анализу простейших действий. Более сложные – анализируются в работе над этюдом. Считается, что мелкие, составные действия получаются "сами собой", если верно намечено все действие в событии. Конечно, получаются в результате. Тем скорее, чем больше натренировано физическое чувство правды. А оно возникает или после долгой практики, репетиций (в верных условиях), или – после специальных упражнений, систематического тренинга. Инстинктивное же чувство правды, присущее всякому способному актеру, проявляет себя только в условиях правильного, органического творческого самочувствия, к которому актер приводит себя сознательной техникой (а не ожиданием "наития").

Вспомним у Станиславского: "Одна сторона техники – заставить работать подсознание. Вторая – умение не мешать подсознанию, когда оно заработает".

Порядок очевиден – сначала "заставить работать", потом "не мешать". Только ленивые актеры пытаются начинать сразу со второго. Поэтому понятна забота Станиславского о тренировке простейших действий. Ниже будут приведены многие его задания, тщательное выполнение которых не сулит актеру быстрых радостей и – увы! – не всегда переполняет занятия праздничной атмосферой, однако оно необходимо актеру так же, как певцу – кропотливый труд по постановке голоса.

Можно было бы так и назвать этот цикл – упражнения по постановке чувства правды.

Итак:

— Еще раз переставьте стул.

— Нет. Не так. Вы переставили стул, не допустили постороннего, привходящего чувства, но сделали физическое действие, чтоб отвязаться от моих приставаний. Это действие ради действия. Это не подлинное действие. Поставьте стул на другое место для того, чтобы он там хорошо встал, или для того, чтобы освободить место.

Так разграничивал Станиславский бесплодное "действие ради действия" и продуктивное "действие ради какой-то цели".

Очень важно проследить, чтобы самые элементарные задания выполнялись правдиво и чтобы соблюдались логика и последовательность всех составных частей действия.

СИДЕТЬ

— Сидите!

Убедимся еще раз в бесплодности "действия ради самого действия". В театральной практике встречаются такие бессмысленные примеры. Сказано актеру – "а в этом месте роли вы сидите", и он сидит.

Можно ли это назвать простейшим сценическим действием?

Нет, потому что нарушен закон жизненного действия. Не бывает в жизни таких положений – сидеть ради того, чтобы сидеть. Даже если человек сидит потому, что ему делать нечего. Всякое действие в жизни – звено в непрерывной жизненной цепи, имеющее причину и цель. У всякого настоящего было прошлое и будет будущее. Человек сидит "просто так" и вяло подумывает, чем бы себя занять. Или нежится на солнышке, вспоминая вчерашний футбольный матч. Или ждет телефонного звонка, разглядывая полоски на обоях.

— Сидите, чтобы отдохнуть.

Появилась цель. Значит, наметилось простейшее действие. Вы готовы выполнить его.

— Садитесь, вам надо отдохнуть. Не устали? Ну, отдохните впрок, еще устанете. Устройтесь свободнее, вытяните ноги. А вот теперь решите, почему вам именно сейчас необходимо отдохнуть… Как вы оправдали это действие?

Обойдемся в этих упражнениях без долгих "застольных периодов". Не надо вначале решать все бесчисленные вопросы – Чем я занимался? Куда пойду? Что там буду делать? – а потом, все решив, приступать к выполнению. Достаточно знать общую цель и характер действия ("отдохну немного после урока танцев"), чтобы, начав упражнение, конкретизировать в действии необходимые обстоятельства ("гопак у меня не получается; чуть не упал на прыжке, ногу подвернул; отдохну и попробую этот проклятый прыжок… и т. д.").

Поможем формированию навыка действенного анализа, привычке анализировать действие не умозрительно, а всем существом, действуя логично и последовательно.

Теперь выпишем из упражнений Станиславского другие варианты цели:

— Сидите, чтоб спрятаться, притаиться, чтоб не нашли,

чтоб слушать, что делается в соседней комнате,

чтоб смотреть, что делается напротив в окнах, или

чтоб смотреть, как бегут облака,

чтоб ожидать своей очереди к доктору в приемной,

чтоб караулить больного или спящего ребенка,

чтоб курить хорошую сигару или папиросу,

чтоб читать книгу, газету или чистить ногти,

чтоб наблюдать то, что делается кругом…

— Располагаться, усаживаться для убеждения, для серьезного делового разговора, для ухаживания.

Задание – сидеть. Выполняя одно за другим эти действия, вы не поднимаетесь со стула. Вы не переходите к следующему действию, не поверив в предыдущее. Каждое из них должно быть оправданным до конца и в полной мере. Вы должны физически ощутить правду действия.

ЦЕЛЬ ДЕЙСТВИЯ

Выполняя следующие задания Станиславского, найдите несколько целей каждого действия:

— Смотрите в окно.

— Пойдите посмотрите, что за дверью, вернитесь назад и сядьте.

— Пойдите в дверь, сядьте, посидите и уйдите в дверь.

— Пойдите к столу, возьмите книгу, принесите и сядьте.

В каждом задании надо дойти до ощущения "я есмь".

— Давно мечтали об этой книге? Что за книга?..

Наконец-то она у вас!

ЖДАТЬ

Краткое содержание одного из упражнений:

"Я жду. Что значит ждать – жену, друга, ребенка? Они опаздывают домой: не случилось ли чего-нибудь? В городе, в деревне (должны пройти через глухой лес), с поезда, с автомобильных гонок, с дуэли, с моря в бурю".

Это не этюд. Здесь не нужно в ажитации расхаживать по комнате, кидаться к дверям, потому что послышался звонок, подбегать к окну и впиваться глазами в ночную тьму и т. д.

Это – упражнение. Человек сидит или стоит. Ждет. Внешнее действие – минимально. Внутреннее – обширнейшее. На чем же оно основано?

На видениях внутреннего зрения, на мысленной речи. В том и заключается это действие "ждать", что человек думает о жене, опаздывающей домой, и рисует в своем воображении различные картины, объясняющие ее опоздание.

Значит, делая упражнения на простейшие действия, добиваясь в них физического ощущения правды, нужно строить непрерывную цепочку внутренних видений и мыслей (они, разумеется, взаимосвязаны), соответствующих предлагаемых обстоятельствам.

Просмотрите с этой точки зрения предыдущие задания. Физическое чувство правды возникло у вас лишь тогда, когда мысль ваша была полностью во власти существа действия, хотя, может быть, вы и не осознавали этого, а просто – верили тому, что делаете.

Разберем, к примеру, задание "подойти к двери и отворить ее".

Среди нескольких целей, найденных вами, было и такое оправдание: "Сейчас она выйдет ко мне. Сегодня я наконец скажу ей, что люблю". Собираясь подойти к двери, внутренним зрением вы видели милое лицо, видели коридор и лестницу, по которой она поднимается. Снова лицо – смеющееся, лукавое и вдруг – смущенное. Это она услышала то, что вы ей наконец осмелились сказать. В этот момент вы повторяли про себя: "Люблю тебя, люблю…" Шаги! Ее шаги! Ее каблучки стучат по коридору… Может быть, притвориться, что не слышал шагов? Но в воображении – ее лицо. Ноги сами идут к двери. "Если не сегодня, то все пропало!" – сумбуром промелькнуло в мыслях. Отворяю дверь, улыбаясь, ожидая встретить ответную улыбку, и вдруг вспомнилось – мы с ней на Неве в прошлое воскресенье, ее рука крутит пуговицу моего пиджака… Я открываю дверь.

Но ее нет. Шаги были не ее. "Леночка!" – вспомнилось, что у соседской дочки туфли на таких же каблучках…

Так или примерно так было выполнено упражнение. Рассказано о нем много, а длилось оно меньше, чем полминуты. И в полминуты вместилось столько внутренних видений и мыслей. Потому и родилось чувство правды, когда вы стояли, разочарованный, у открытой двери.

— Стойте у двери и ждите.

Найдите несколько оправданий этого действия в различных предлагаемых обстоятельствах времени и места. Постройте логическую и последовательную цепочку внутренних видений от начала и до конца действия.

Есть у Станиславского большой перечень глаголов, определяющих цели действия: разжалобить, испугать, возмутить, заинтересовать, успокоить и т. д.. Однако нельзя ограничиваться только поисками глагола, соответствующего действию. Вряд ли самая скромная цель действия исчерпывается одним глаголом.

— Смотрю в окно, чтобы успокоить подходящую к дому сестру: я уже приехал, жив, здоров, весел, жду ее с новостями… Что я делаю физически? А вот что:

смотрю на ту сторону улицы, где сестра должна появиться из-за угла, от автобусной остановки;

стараюсь не пропустить момента, когда она появится, различить ее среди прохожих;

вспоминаю, как она беспокоилась при моем отъезде, представляю себе, как будет она вглядываться в мое окошко, едва покажется из-за угла;

улыбаюсь, увидев ее, машу рукой, чтобы она увидела – я дома!

Я все это делаю – физически, на самом деле, полностью, до конца. В ходе действия мне требуются все новые и новые конкретные обстоятельства жизни. Я их нахожу, вспоминаю, придумываю.

И каждый раз помню – действие должно быть доведено до полной правды и веры, до ощущения физического чувства правды.

ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВРЕМЕНИ И МЕСТА

Сложность приведенных выше простейших заданий Станиславского – стоять, ходить, сидеть – в их кажущейся несложности!

Право, каждое задание представляется таким простым, что невольно подумаешь – стоит ли выполнять его, время тратить?

— Встать, чтобы обратить на себя внимание.

Ну и что? Какие тут сложности? Зачем это тренировать? Пожалуйста, встал. Обращаю на себя внимание…

Беспощадный контролер чувства правды сразу же отметит фальшь в этом лихом бездумном вставании. Нет, оказывается, не так все просто, если воспитывается художническая нетерпимость к случайному, приблизительному, к "кое-как".

Это простое действие "встать, чтобы обратить на себя внимание" в реальной нашей жизни действительно не представляет труда и выполняется почти механически, потому что оно:

логически вытекает из предыдущего жизненного действия,

возникает как естественная необходимость данного момента жизни,

наполнено конкретным содержанием,

устремлено к выполняемой цели.

Нам нужно встать, нужно обратить на себя внимание. Вот мы и встаем. И находим способы привлечь взгляд нужного нам человека.

Это в реальной жизни. А в сценической? Что делать, чтобы появилось это – нужно встать? Действовать по логике жизни, то есть знать и чувствовать –

где ты сидишь?

чье внимание тебе нужно привлечь?

для чего?

Наивно было бы надеяться, что достаточно ответить себе на эти три вопроса – и процесс органики обеспечен. Нет, требовательное чувство правды актера заставит много раз пробовать – вставать снова и снова, пока придирчивый внутренний контролер не отметит: "Верю!"

Тренируясь, необходимо все шире окружать действие вымыслами воображения. Любое изменение предлагаемых обстоятельств изменит (неуловимо и отчетливо) характер действия.

Станиславский дает длинные перечни предлагаемых обстоятельств времени и места:

  • 1. Если б дело происходило днем (солнце, пасмурно), ночью (темно, луна), рассвет, утро (то же), вечер, закат (то же).
  • 2. Если б дело происходило зимой (мороз трескучий, умеренный), весной (холод, тепло), летом (ясно, дождь), осенью (ясно, дождь).
  • 3. Если б дело происходило в наше время, в 20-60-х годах прошлого столетия, в XVIII веке, в средние века, в античные времена, в доисторические.
  • 4. И здесь Станиславский добавляет в скобках: То, что непонятно, малоизвестно, пропускать. Все от своего лица, как самому представляется.
  • 5. Если б дело происходило на море, на озере, реке (северных, полярных, южных, тропических). На корабле, на палубе, в трюме, в капитанской рубке…

Дальше перечисляются многие возможные места действия – в воздухе (на аэроплане), на земле (в доме, в лесу, в поле и т. д.).

— Действуйте, подключая предлагаемые обстоятельства времени и места. Например – ходить по своей комнате, чтоб скоротать время, если б дело происходило осенним дождливым вечером.

В процессе действования эти обстоятельства уточняются и конкретизируются:

— Ждете товарища? Кого? Когда он должен прийти? Который теперь час? Обещал принести интересную книгу и не сказал какую, заинтриговал? Придумывайте, какая это книга?.. Давно за окошком дождь? Какой? Не задержится ли из-за дождя ваш товарищ?..

Оттренировав действие, усложняйте обстоятельства:

— Ходите, чтоб скоротать время:

в лесу под Рощино зимним морозным вечером,

на палубе парохода "Ярославль" летним жарким днем,

белой ночью в пушкинском Петербурге,

весенним утром у шатра князя Игоря на берегу Донца.

— Доведите каждое действие до ощущения "Верю".

Не прекращая ходьбы, переключайте себя из одних обстоятельств в другие.

ВСТАТЬ И СЕСТЬ

Не стоит спешить, превращая каждое упражнение в этюд с замысловатым сюжетом. Физическое чувство правды вернее развивается и легче контролируется на простых заданиях при минимуме действий, составляющих жизненный эпизод.

В дальнейшей работе над упражнениями каждое из них, может быть, вырастет в игровой этюд, а пока ограничимся самым несложным действием:

— Встаньте с места и снова сядьте так, как если бы дело происходило весной, на рассвете, на берегу реки.

— Что вы делаете здесь? Смотрите, не идет ли паром с той стороны реки?

Самое опасное – приблизительность, действие "вообще", обозначение, показ вместо подлинного (то есть обоснованного и целесообразного) действия. Надо следить за строжайшим соблюдением логики и последовательности всех составных частей действия.

— Хорошо виден тот берег? Нет, на воде лежит туман, солнце еще не взошло. И небо в тучах? Виден ли паром? Нет? А что бы вы делали, если б ждали, когда он двинется с того берега? Вглядывались бы особенно пристально. Еще? Ловили бы внимательным ухом звуки с той стороны. Еще? Следили бы за тросом, прикрепленным к вашему берегу.

Вот трос как будто дрогнул. Тогда, чтобы лучше разглядеть, что происходит в тумане, вы привстаете, ловите за туманом предполагаемые очертания парома… Нет, ничего не видно…

— Почему вы оказались здесь в такую рань? Что это за река? Куда вы направляетесь?..

ОТНОШЕНИЕ К ПРЕДМЕТУ

Задание:

"Менять отношение к предмету по заданию ведущего урок, например: моя книга, книга Ермоловой и т. д."

На столе лежит настоящая книга – томик Пушкина в старом издании.

— Возьмите книгу, как если бы она была ваша. Для чего вы ее взяли? Вспомнить стихотворение? Какое, зачем? Возьмите книгу еще раз, нужно, чтоб мы все поверили, что она вам нужна.

— Верим?

— А если бы эта книга была из библиотеки великой Ермоловой? На одной из страниц есть ее собственноручные пометки, найдите их.

— Что меняется в вашем действии? Вы так же берете книгу, раскрываете ее, перелистываете? Что это значит – изменилось ваше отношение к книге? Как изменилось, в чем?

— Конечно, нельзя фиксировать только внешние примеры изменения вашего отношения к книге. Важно самое начало действия, ваши первые мысли, заставившие вас взять книгу, – эти мысли, эта вера и заставляют вас действовать так, а не иначе. Проверьте еще раз отношение к книге в действии!

ОТНОШЕНИЕ К МЕСТУ

Задание:

"Менять отношение к комнате: моя комната, музей, фабрика с гремящими машинами, клуб, лес и т. д."

— А если бы наша аудитория была музеем живописи? Какие картины вы видите на стенах? Ходите, рассматривайте их.

— А если бы мы были в лесу?

Упражнение ценно еще и возможностью тренировать переключение из одного места действия в другое. Его полезно делать после того, как за время занятий у учеников создалось верное ощущение жизни в разных условиях: были упражнения в лесу, в музее, на перроне вокзала и т. д. Каждое из них было доведено до полной правды и веры, до ощущения "я есмь". Теперь попробуем переключить себя из одних воспоминаний в другие и в каждом месте сразу же действовать соответственно обстоятельствам.

Если ученики не готовы к такому заданию, не надо торопиться. Опасно всякое "приблизительное" выполнение упражнения.

ВОЙТИ В ДВЕРЬ

Развивая "физическое чувство правды", можно ставить перед собой любые простейшие задачи, оживляя их вымыслом воображения: "… считать шагами длину и ширину комнаты, искать какую-нибудь вещь, приводить комнату в порядок, рассматривать обои, потолок, предметы, приводить свой костюм и себя самого в порядок, осматривать руки, подходить друг к другу и здороваться и проч.".

Вот задания Станиславского на "действие ради чего-нибудь":

Войти в дверь,

чтобы повидать близких и друзей,

чтоб познакомиться и представиться незнакомым,

чтоб уединиться,

чтоб скрыться от неприятной встречи,

чтоб удивить и обрадовать неожиданным приездом,

чтоб испугать,

чтоб незаметно посмотреть, что делается в комнате,

чтоб встретить любимую женщину или друга,

чтоб впустить неприятного или опасного человека (врага,

злодея, неизвестного, который стучится),

чтоб понять, есть ли кто-нибудь за дверью или нет".

ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Нетрудно один раз импровизационно совершить элементарное жизненное действие более или менее правдоподобно.

Труднее – совершить его до конца правдиво, с полной верой в происходящее, а потом так же правдиво повторить.

Сценическое действие – это жизненное действие в сценической обстановке. Целесообразно заниматься тренингом действия в условиях, максимально приближенных к сценическим; так вернее создаются нужные навыки. Хорошо, если творческая площадка в аудитории оборудована кулисами, задником. Хорошо, если ее планшет несколько приподнят. Очень желательно сценическое освещение: хотя бы два выносных прожектора, направленных на площадку. Это поможет создать ощущение сцены и зрительного зала. Работать в такой атмосфере сложнее, чем в простой необорудованной комнате, но зато навыки создаются более прочными и успешнее переносятся потом на сцену.

Итак, элементарные жизненные действия в сценической обстановке: поздороваться, стоять, ходить, вставать, затворять дверь… Для чего?

"…чтоб показать свое превосходство,

чтоб дать понять свою обиду,

чтоб снискать к себе благоволение,

чтоб подлизаться,

чтоб, по возможности, не обратить на себя внимания,

чтоб, напротив, показаться всем, обратить на себя внимание,

чтоб показать свою близость, интимность, запанибратство, чтоб рассмешить, развеселить, оживить общество своим появлением,

чтоб выразить свое молчаливое соболезнование, чтоб поскорее перейти к делу…".

И так далее. Все эти и подобные им примеры из незаконченного "Задачника" Станиславского необходимо решить каждому ученику. Под контролем собственного чувства правды, перед придирчивыми глазами товарищей. Пусть все, один за другим, выполняют одно и то же задание. Посмотрим, кто сделает вернее.

— Кому поверили, а кому нет? Догадываетесь ли, почему поверили? А что помешало вере?

— Вы сами себе не верили, и не понимаете почему? Вспомните, как вы начали упражнение. О чем думали перед тем, как настала ваша очередь идти к двери? "До меня еще двое. Вот пошла наша Брижжит Бардо. Ишь, как грациозно идет! Обернулась, сверкнула глазами. Ох, молодец, здорово сыграла!.." Примерно так? И когда пришел ваш черед, оказалось, что вы не готовы к действию. Значит, необходимо заранее готовиться! А уж товарищей судите после того, как сядете на место.

Подготовиться к действию можно только в действии. Какая у вас цель? Затворить дверь, потому что дует? Посмотрите, сколько раз ее закрывали, а староста после каждого закрывания зачем-то снова ее распахивает. Не чувствует, как оттуда несет холодом! А вы так легко одеты. К тому же вчера у вас побаливало горло!.. Вот чем надо занять мысли. А тело? Разве оно неподвижно? Не хочется двинуться, чтобы затворить дверь? Вот пошел ваш сосед. Если староста и после него распахнет дверь, тогда придется вам идти!..

— Готовиться к действию – действуя! Запомните это правило и проверьте его – в действии. Нужно выходить на площадку, не только зная, а уже выполняя цель вашего действия, во всеоружии предлагаемых обстоятельств.

— Попробуйте переключаться во время выполнения действия от одной цели к другой. Пошли, чтобы ликвидировать сквозняк, а стали затворять дверь, чтобы остаться наедине с девушкой, которая вас заинтересовала. Конечно, это можно делать только после того, как правдиво выполнил оба действия в отдельности. Переключаясь, уловите, что происходит с вашим телом и мыслями, в чем состоит этот момент переключения.

— Вы ощущаете, что меняется вся установка организма на действие? Она бессознательна, эта установка. Как она появилась? Вы наработали ее – предыдущей самостоятельной подготовкой к началу действия. Это и есть путь от сознательного к бессознательному.

Разбирая с учениками причины верных решений, надо еще раз подчеркнуть, что логика и последовательность всей цепочки отдельных действий в действенном анализе маленького события помогают вере в реальность этого события. Действенный анализ – это разведка жизни телом.

ПОВТОРНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Материал для упражнений на повторное воспроизведение жизненных действий берется из жизни. Станиславский рекомендует повторять то,

"…что сейчас в самой жизни случайно сделал: поднял ли, посмотрел ли в окно и т. п.".

Или

"Пришел, поздоровался, сел и начал говорить с тем же, с кем и раньше, когда сегодня пришел в класс".

— Пытаясь повторить жизненное действие, сделать его снова, "как в первый раз", не старайтесь только одним заниматься – припоминать, как это у вас получилось, и тут же действовать по этим воспоминаниям. Припомнить все, конечно, нужно, но до начала действия. Главное же, надо помнить основные, определяющие моменты внутренней жизни. Например, вы повторяете такое действие: проходил по комнате, увидел на полу чью-то шпильку, поднял. Первый определяющий момент – до того, как увидеть шпильку, вы не думали о ней, мысли были заняты совсем другим. Вот это и нужно повторить – не копировать свои движения, не пытаться снова думать так же и о том же, о чем думали тогда, – а занять свои мысли какими-нибудь сходными по настроению думами и сохранить не самый маршрут, а цель движения по комнате. Зачем вы тогда шли? К окну, посмотреть, не идет ли дождь! Вот и проверьте это снова.

Второй определяющий момент – когда вы увидели шпильку, то, еще не успев ее поднять, вы стали перебирать на своем экране внутреннего зрения, кому она может принадлежать. Вы видели их в своем воображении, нескольких студенток, ваших сокурсниц (впрочем, дольше всего "смотрели" на одну всем известную растеряху), и даже уборщицу вспомнили. Значит, это и нужно повторить. Представьте себе, что прежнюю шпильку вы не пять минут назад, а вчера подняли. Сегодня новая валяется! Вчерашнюю вы отдали всем известной растеряхе, а сегодняшняя шпилька совсем другой формы. Значит, не растеряхина. Чья же? Подумайте, переберите в воображении возможные варианты.

— Преображая любое вторичное действие в первичное, не копируйте прежнее, а творите заново, с новыми магическими "если бы".

Это – главное условие рождения сценической правды.

СУФЛЕР-ПРАВДА

Еще упражнение на повторное действие:

— Найдите вот эту безделушку, которую я потихоньку от вас спрячу.

Ищут заранее спрятанную брошку. Где она – не знают на самом деле. Нашли.

— Повторите то же самое после того, как найдена вещь. Пусть найдут ту же вещь на том же месте. То же лицо. Копировать только что сыгранное – ложь. Даже нет правдоподобия.

— Даже если вы точно вспомните все свои движения, слова и поступки и скопируете, воспроизведете их в той же последовательности, что и в первый раз, то в лучшем случае выйдет правдоподобие, но не правда. Как же дойти до правды?

— Оправдайте свои поиски новыми магическими "если бы". Как бы вы искали брошку (а она в том же месте спрятана!), если бы:

брошка была музейной вещью, которую кто-то из вас (кто?) взял с витрины и спрятал по непростительному легкомыслию, на пари;

вы все узнали об этом и только собрались было отругать виновника и заставить его вернуть вещицу в музей, как в этот момент пришел музейный работник (вот он!) и заявил, что ему известно, что брошка кем-то из вас спрятана в этой комнате;

вы великолепно знали, куда ваш легкомысленный товарищ ее спрятал, но решили наказать его своим собственным судом, а сейчас не выдавать.

— Как вы будете действовать в этих предлагаемых обстоятельствах? Пробуйте!.. Конечно, вы начнете разыскивать брошку и постараетесь делать это так естественно, чтобы музейный работник не почувствовал обмана.

— Теперь повторите еще раз поиски брошки в том же вымысле (музейный работник следит за вами, вот он!), но в схеме первоначальных физических действий.

— Нашли? Музейный работник, вы им поверили? А в чем разница – между первыми поисками (подлинными) и последними (в смысле?).

КАЖДЫЙ РАЗ ВПЕРВЫЕ!

— Повторите любое из упражнений, которое вы уже делали, а потом еще повторяли мысленно:

 как вы переставляли стул, чтобы освободить место,

 как вы уходили в дверь, чтобы скрыться от неприятной встречи,

 как вы ходили, чтобы научиться маршировать,

 как вы затворяли дверь, чтобы защититься от грабителей.

Вот еще одна конспективная запись Станиславского:

"1) Перенесите кресло сюда.

2) Повторите… Нет! – копируете как в первый раз.

3) Повторите… Копируете свое самочувствие.

4) Повторите действие. Вникайте больше в самое действие – дошли до правды".

ОТЫСКИВАТЬ ПРАВДУ!

Строчка в "Задачнике" Станиславского:

"Отыскивать правду и сравнивать ее с ложью".

Тренируясь в повторных действиях, вы отыскиваете правду, сравнивая ее с ложью. Работая с воображаемыми предметами, вы делаете то же самое.

Исследуя элементарное действие, вы тоже занимаетесь формированием специального контролера чувства правды.

А вот когда вы просто идете по улице, или едете в троллейбусе, или вы в магазине, в фойе кинотеатра, в парикмахерской – есть ли там материал для подобного тренинга? Присмотритесь внимательно к жизни вокруг вас. Речь не о том, что вы заметите фальшивые, наигранные взгляды и интонации в какой-нибудь болтовне двух кумушек!

Подловите не явную фальшь, а скрытые, почти незаметные штампики в поведении людей. Их много у всех, у вас в том числе. Но – увы! – нам легче их заметить у других, нежели у себя. Говорят, человек бывает до конца естественен только наедине с собой.

Отыскивайте же по крупицам – правду и ложь. Найдя правду, подумайте, в какой форме она выглядит ложью. Найдя ложь – угадайте, какая правда ею прикрыта.

Ваш материал – взгляды, фразы, движения, поступки, общение знакомых между собой и незнакомых людей, все, что вы видите и слышите. Будьте чутким барометром правды.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 191