УПП

Цитата момента



Чтобы заработать на жизнь, надо работать. Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое.
Альфонс Карр

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Чтобы женщина вызвала у мужчины настоящую любовь, она должна, во-первых, быть достаточно некрасивой, во-вторых, обладать необходимым количеством комплексов.

Марина Комисарова

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

1.4. Арабский гуманизм

Классическая арабская мусульманская философия (калам, фальсафа, суфизм) получила развитие с VIII по XIV века на территории Арабского халифата. Ее особенностью является бережное отношение к античной традиции и дальнейшее развитие средиземноморской культуры в рамках гуманистической парадигмы. Здесь, на Востоке, был очень высок авторитет Платона, почетный титул первого Учителя принадлежал Аристотелю, вообще греко-римское наследие рассматривалось как исток и неотъемлемая часть арабской культуры.

Аль Фараби (870 – 950) – мыслитель широчайших интересов. Он занимался философией и логикой, этикой и политикой, астрономией и музыкой. Его образованность и ученость снискали ему славу Второго – после Аристотеля – Учителя. Ему принадлежат свыше 150 научных и философских трактатов. Некоторые из них (сохранились лишь во фрагментах): «О том, что должно предшествовать изучению философии», «О происхождении философии», «Об изменчивых вещах», «О значении слова «интеллект»», «Жемчужина мудрости», «О классификации наук», «Указание пути к счастью» и др.

Аль Фараби связывал достижение человеком счастья с добром. Он полагал, что людям как представителям рода людского надлежит поддерживать между собою мир, а их объединяющим началом служит человечность. Аль Фараби придерживался мнения о нейтральности природы человека, учил, что изначально человек не может быть наделен ни добродетелью, ни пороком, подобно тому, как от рождения он не может быть ткачом или писцом. Все нравственные качества – прекрасные и безобразные – приобретаются и развиваются человеком по его воле. Однако только разум делает человека человеком. Сила в сочетании с хорошим нравом являются главным, по его мнению, человеческим достоинством.

Абу-ль-Касим Фирдоуси (ок. 934 – 1020/26 гг.) – творец эпопеи «Шах-наме», знаменитый иранский поэт, которого за глубину и обширность познаний величали «хаким» – мудрец, ученый. Его можно назвать основоположником философии судьбы, – тема рока, фатума, небесного предначертания в жизни человека необычайно сильна в его творчестве: «Любого из живых судьба находит», «И в счастье и в беде – одна судьба, / Безумна с высшим судией борьба». Но, несмотря на то, что «все решено заранее, никому не обойти, что суждено ему» – «мир удивителен», и более всего достойны удивленья душа и плоть человека. Задачей мудреца является выработка правильных суждений, прежде всего, адекватного понимания человека. Фирдоуси призывает людей быть справедливыми и щедрыми, но в первую очередь разумными, ибо разум – краса всего живого, основа бытия: «От разума – печаль и наслажденье, / От разума – величье и паденье».

Творчество Фирдоуси – яркий образец развития античного мироощущения: величия и трагизма человеческой жизни в борьбе с силами рока.

Омар Хайям (1048 – 1131 гг.) – иранский мыслитель-энциклопедист: философ, поэт, астроном, математик. Его основные философские сочинения: «Трактат о бытии и долженствовании», «Свет разума о предмете всеобщей науки», «Трактат о существовании», «Книга по требованию (Обо всем сущем)». Однако Омар Хайям больше всего известен своими рубаи – афористическими четверостишиями философского содержания. Его творчество обнаруживает много сходства и даже родства с формулировками Сократа («Много лет размышлял я над жизнью земной./ Непонятного нет для меня под луной. / Мне известно, что мне ничего не известно! – / Вот последняя правда, открытая мной!») и Эпикуром («Нежным женским лицом и зеленой травой / Буду я наслаждаться, покуда живой»). С Эпикуром поэта роднят не только гедонистические мотивы, но и размышления о смерти и тот аргумент против страха перед нею, что смерть не дана человеку в качестве предмета познания:

Заглянуть за опущенный занавес тьмы
Неспособны бессильные наши умы.
В тот момент, когда с глаз упадает завеса,
В прах бесплотный, в ничто превращаемся мы.

Мотивы бренности, недолговечности и хрупкости человеческого существования сочетаются у Хайяма с мотивом тщеты, суетности устремлений человека. Поэтому высшая ценность жизни – это текущий миг существования:

Не оплакивай, смертный, вчерашних потерь,
Дней сегодняшних завтрашней меркой не мерь,
Ни былой, ни грядущей минуте не верь,
Верь минуте текущей, – будь счастлив теперь!

Нравственные требования к человеку отличаются у Хайяма удивительной реалистичностью, конкретностью, личностной ориентированностью и человечностью. Его этические воззрения совершенно лишены пафоса грандиозных и сверхчеловеческих задач:

Чем за общее счастье без толку страдать,
 Лучше счастье кому-нибудь близкому дать.
Лучше друга к себе добротой привязать,
Чем от пут человечество освобождать.

В понимании частной жизни Хайям – сторонник общечеловеческих ценностей: добра, любви, свободы, внутренней независимости, дружбы. Сквозь иллюзорность бытия он призывает увидеть истинное предназначение и величие человека – быть самим собою, несмотря ни на что («Если ты никому не слуга, не хозяин, / Счастлив ты и воистину духом высок»). По мнению поэта, единственным островком смысла в мире абсурда может явиться лишь сам человек. И поэтому подлинное предназначение человека состоит в его внутреннем самосовершенствовании:

Нищим дервишем ставши – достигнешь высот.
Сердце в кровь изодравши – достигнешь высот.
Прочь пустые мечты о великих свершеньях!
Лишь с собой совладавши, достигнешь высот!

Человек, по Хайяму, должен искать опору в самом себе, в своем личном достоинстве. Он должен стоически относиться к жизненным испытаниям, понимать, что они являются ступенями преодоления собственной слабости («Страданья нужны для души и ума»). Душевные силы человека неиссякаемы и поэтому он является смыслом и венцом бытия:

Светоч мысли, сосуд сострадания – мы.
Средоточие высшего разума – мы.
Изреченье на этом божественном перстне,
На бесценном кольце мироздания – мы.

Главной ценностью для Хайяма является человек. Он является единственным творцом своей собственной жизни. Он порождает и все то, что принято называть двойственностью и противоречивостью жизни:

«Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай – это две половины души.

Поэт весьма реалистически оценивает достоинства и изъяны, присущие природе человека. Он видит человека не добрым и не злым, но многоликим и противоречивым:

Мы источник веселья – и скорби рудник.
Мы вместилище скверны – и скорби рудник.
Человек, словно в зеркале мир, – многолик.
Он ничтожен – и он же безмерно велик.

Омар Хайям может быть с полным основанием причислен к выдающимся мыслителям-гуманистам. Его творчество – удивительно ранний аналог философских исканий Б. Паскаля, С. Кьеркегора, Г. Державина, Ф. Достоевского с их глубоким и трагическим переживанием величия и ничтожества человека.

Гянджави Низами (1140 – 1209) – азербайджанский поэт и мыслитель, автор поэм, составивших «Пятерицу»: «Сокровищница тайн», «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь красавиц», «Искандер-наме». Тема человека и его судьбы представлена достаточно широко в творчестве Низами. В отличие от Фирдоуси, полагавшего, что рок преследует человека, Низами считает, что ответственность за свою жизнь человек несет сам:

Вино ль виновато, что пьет человек?
Ты сделал поступок – при чем тут твой век?
Нет, век не брани за свои же дела –
Ни мне, ни тебе им не сделано зла!

В своей личной и социальной жизни человек должен руководствоваться ценностями высшего порядка. Таковы у Низами честность, порядочность, совестливость, справедливость («То, в чем нет справедливости, твой не умножит доход, / То, в чем нет правосудья, как ветер тебя унесет»). Смиренье и жизнь в духе – первые доблести человека. Низами с горечью констатировал враждебность мира к личности, а также упадок человеческих нравов («Где ж теперь человечность? Уже ль удалилась навек? / Человека любого страшится любой человек»). Может показаться, что Низами подвержен унынию и смятению духа. Однако это не так. Его поэзия окрашена в стоические тона. Совет, данный поэтом правителю, может стать жизненным девизом для любого из смертных: «Стань Человеком в помыслах, в делах – / Потом мечтай об ангельских крылах!» Этот призыв можно рассматривать как девиз арабской гуманистической мысли.

1.5. Европейский гуманизм эпохи Возрождения (XIV – XVI вв.)

Дух Возрождения рождался из сложного симбиоза античной и христианской культур, и оно составило одну из наиболее впечатляющих страниц истории европейской культуры. Возрождение (франц. – Renaissance, Ренессанс) началось раньше всего в Италии (в 30-е годы XIV века), а затем получило свое распространение по всей Европе и достигло даже Византийской империи.

Гуманисты выразили требование исторической ситуации: рождение человека активного, предприимчивого, инициативного, способного самостоятельно выковать свою судьбу, не полагаясь на провидение Господа. Человек обучался науке жить по своему собственному разумению. По меткому выражению Н. Бердяева, человек был «отпущен на свободу». Отныне, в обстановке острой конкуренции, человек мог добиться успеха только благодаря своим личным качествам: смелости и осторожности, деловой хватке и расчетливости, разносторонним знаниям и широкому кругозору, гибкости и дипломатичности. Темп жизни ускоряется, резко меняется сама оценка времени: «Время – дорого стоящая вещь…». Уважение внушают те люди, которые достигли высокого социального престижа и накопили богатство благодаря личным качествам, активной деятельности: «Человек рожден не для того, чтобы прожить свою жизнь во сне, а для действия… Все мудрые люди согласны с тем, что человеческая природа предназначена для деятельности, что человек поистине мера всех вещей». Трудно представить, что эти слова принадлежат богатому дельцу, а не ученому-философу. Стремление к образованию и учености становится делом престижа.

Все отмеченные выше изменения общественного сознания способствовали более прочному воцарению человека на земле и, соответственно, изменению человеческой системы ценностей.

Творцами новой картины мира, системы этических ценностей, которая представляла собой полное переосмысление средневекового мировоззрения, системы, которая легла в основу ренессансной философии, науки и искусства, были гуманисты. В центре внимания всех деятелей Возрождения стал человек. Традиционному для средневековья подчинению человека трансцендентному (потустороннему) гуманисты противопоставили убеждение, что он является высшей ценностью, находится в центре мира. Так, например, Джаноццо Манетти (XV век) в трактате «О превосходстве и достоинстве человека» развивает идею равенства человека и Бога: «Итак, с самого начала Бог, видимо, посчитал столь достойное и выдающееся свое творение настолько ценным, что сделал человека прекраснейшим, благороднейшим, мудрейшим, сильнейшим и, наконец, могущественнейшим». Благодаря «выдающейся исключительной остроте человеческого разума… мир и его красоты, первоначально созданные всемогущим Богом… были сделаны ими (людьми) значительно более прекрасными и изящными и с гораздо большим вкусом».

Идеи духовной свободы, выбора собственного жизненного пути и самовыражения породили сознание высшей ценности отдельного человека, – ценности не менее важной, чем общественные. В эту эпоху на первый план выступает личность. «Идеальным человеком» признавался человек сильный, талантливый и всесторонне развитый, способный стать творцом самого себя и своей судьбы. Идеальный человек – это универсальный человек, мыслитель-энциклопедист. Возможности человеческого разума представлялись гуманистам беспредельными, так как разум человеческий подобен божественному, а сам человек является смертным богом: «…Человек, словно некий смертный Бог, рожден для двух вещей – для познания и действия, как лошадь для бега, бык для пахоты, собака для выслеживания». Ведь именно человек овладел даром речи, создал письменность, орудия, искусства, науки, способен преобразовать природу. И в этом творческом отношении к действительности, в умении улучшать и завершать созданный Богом мир человек, действительно, равен Богу. Называя человека «смертным Богом», «скорее божественным, чем человеческим существом», Манетти стремится убедить читателей в его совершенствах и безграничных возможностях. (Другие гуманисты делали акцент на моральных качествах человека, которые, как и заложенные изначально природой способности, необходимо развивать с помощью образования. Но в любом случае речь шла о высоком предназначении человека.)

Манетти способствовал формированию идеала человека – всесторонне развитого, гармонично сочетающего духовное и физическое совершенство. В целом европейские гуманисты понимали человека как существо, наделенное глубинным желанием быть лучше, быть значительнее, способным использовать любую жизненную ситуацию как возможность роста и развития. Так постепенно средневековый дуализм души и тела сменяется гармонией между ними. Человек, гармонично сочетающий внешнее и внутреннее, обладает, по мнению гуманистов, действительными доблестями и добродетелями – вирту (мудрость). Вирту – это излюбленный гуманистами термин, под которым они подразумевали мощь интеллекта, высокую нравственность, неукротимый дух, готовность преодолевать все препятствия на жизненном пути.

Леон Батиста Альберти (14041472) – знаменитый философ, теоретик искусства, живописец, математик. Он утверждал, что человек «явился на свет не затем, чтобы уныло влачить свою жизнь в праздности, а для того, чтобы стремиться к славным и великим делам; этим он для себя (самого) достигнет как совершенной добродетели, так и плодов счастья». Именно такая цель жизни – достижение счастья – в противовес средневековому представлению о греховности всех естественных радостей человека и необходимости подавлять их – почиталась гуманистами как единственно достойная. Непременной частью культуры Возрождения становится наслаждение земным бытием во всем его многообразии (установка эвдемонизма). Жадность до жизни, стремление вобрать в себя как можно больше ощущений порождает небывалое разнообразие и широту тем и сюжетов, открытых теперь для искусства и философии. Так, средствами науки и искусства всесторонне познавалась природа человека – добрая и нравственная.

Но такое представление сложилось не сразу. Многие, как, например Петрарка и Колюччо Салютати, были серьезно склонны говорить об «испорченной природе Адама». Преодоление таких воззрений – одна из заслуг Альберти. Кроме того, Альберти существенно переосмыслил такие категории, как «труд» и «время». Созидательный труд рассматривается им не как кара за первородный грех, а важнейшее средство обрести желаемое, добиться совершенства, «стать чем-то большим, чем мы являемся». Мысль о самосовершенствовании при помощи труда – излюбленная у Альберти, он постоянно к ней возвращается: «И мы, подобно судну, которому следует не гнить в гавани, а бороздить море, – мы стремимся с помощью труда достигнуть похвальной и славной цели». Активная деятельность во имя своего и общего блага – такова жизненная цель человека. Время, по мысли гуманиста, также дорого и значимо для самосовершенствования, как и труд: «Кто умеет пользоваться временем, является господином всего, что он пожелает». Человеку принадлежит три вещи – душа, тело и время: «Это вещь драгоценнейшая! Она в большей мере принадлежит мне, чем эти руки и глаза…». Из праздности, утверждает Альберти, рождается пустота и бесславие. Праздный человек в своей лени не приносит никакой пользы ни себе, ни своим близким, ни родине. Среди людей достойных он ценится ниже, чем самый ничтожный пень. Восхваление разума – еще один мотив творчества Альберти, как и многих других гуманистов: «В человеческую душу природа заложила некие искры, способные осветить ум лучами разума. Ты не найдешь никого, кому не доставляло бы удовольствие прекрасное, кто не испытывал бы страстного тяготения к добру». Именно благодаря разуму возвышается человек над прочими смертными созданиями, ибо разум делает его сопричастным не только земному, но и небесному. Не существует пределов тому, чем может быть человек. Науки, искусства, нравственность – таковы плоды разума; обладая им, человек уподобляется Богу. Альберти призывает людей дерзать, на многое отваживаться: «Человек рожден, чтобы… познать истинную первопричину вещей». Разум даст ему возможность быть свободным в рамках законов природы. В то же время разум порождает в человеке чувство ответственности перед собой и перед обществом. Проблему фортуны, удачи, Альберти решает в полном соответствии со своим пониманием сущности и предназначения человека. Он – творец своей судьбы, а если она к нему неблагосклонна, ей следует оказать сопротивление. В трактате «О семье» Альберти наиболее четко выражает эту мысль: «Я вижу, что многие, попадая по собственной глупости в неблагоприятные обстоятельства, жалуются на судьбу и приписывают свои невзгоды колебаниям ее волнующихся вод, в которые сами по недомыслию бросились». Он советует побеждать фортуну терпением, несправедливость людей – добродетелью, а к обстоятельствам и временам применяться разумно и мудро.

Важнейшей чертой гуманистического подхода к жизни становится индивидуализм, что способствует распространению либеральных идей, становлению правовых систем. Политические воззрения гуманистов были основаны на вере в могущество отдельной личности, ее способности установить справедливые общественные порядки. Политические трактаты гуманистов положили основание политике как искусству и науке управления. Борьба гуманистов против сословных различий, за приоритет индивидуальных достоинств личности, представляет собой первую попытку обоснования политического равенства.

Марсилио Фиччино (14331499) склонен рассуждать о человеке и его особом месте в мире. Человек занимает срединное положение между божественным и материальным. Его душа наделена способностью к познанию, которое беспредельно раздвигает границы существования человека в истории: «Можно сказать, что человек прожил столько тысячелетий, сколько он охватил посредством своего знания истории».

Гуманисты привносят в духовную культуру свободу суждений, независимость по отношению к авторитетам, смелый критический дух. Они выступают против всякой цензуры, особенно цензуры церковной. Гуманизм создал самостоятельную и свободную, независимую от богословия науку.

 Человеком необыкновенных способностей, оставившим неизгладимый след в истории гуманистической мысли, был Пико делла Мирандола (14631494). Это был один из самых блестящих гуманистов пятнадцатого столетия. В «Речи о достоинстве человека» он сумел предельно ярко выразить идею величия человека, обосновать свою главную мысль: человек, возрастая до космических масштабов, уподобляется Богу. Создав мир, Бог сотворил человека и, поставив его в центр мира, сказал: «Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь». Человек, таким образом, был понят не только как замысел Бога, но и как воплощение свободы, творчества и самосозидания.

В XV веке гуманизм выходит за пределы Италии и становится общеевропейским явлением. В Германии идеи гуманизма становятся известны с середины XV века. Выдающимся представителем гуманистической литературы был Иоганн Рейхлин (1455 – 1522), стремившийся обнаружить и воспеть божественное в самом человеке. Феликс Геммерлин (13981460), Григорий фон Геймбург (14101472) и Николай Кузанский (14011464) оказали очень сильное влияние на развитие духовной жизни Германии, положив начало здравому и могучему умственному движению, сделав гуманизм господствующей духовной силой.

Эразм Роттердамский (14691536) – писатель-гуманист позднего Возрождения, голландец по происхождению, жил в Германии, Англии, Франции, считал себя принадлежащим всему «христианскому миру». Он является автором знаменитой «Похвалы глупости», поэмы, в которой едко высмеивает людские пороки своего времени – невежество, ханжество, лицемерие, склонность к насилию и фанатизм.

В Англии средоточием гуманистических идей был Оксфордский университет, где работали передовые ученые того времени – Линакр, Колет. Развитие гуманистических идей в сфере социальной философии связано с именем Томаса Мора (14781535), автора «Утопии». Огромную роль в развитии гуманистического мировоззрения в Англии сыграло творчество величайшего драматурга и поэта Вильяма Шекспира (15641616). Своеобразие и многосторонность шекспировского гуманизма, его подход к человеку как к существу, сотканному из развивающихся, динамических противоречий, позволяют характеризовать Шекспира как глубоко самобытного, гениального мыслителя, занимающего почетное место среди философов Ренессанса.

Во Франции гуманистическое движение стало распространяться лишь в начале XVI века. Здесь важнейшими стали темы величия человеческого разума и антиклерикальные мотивы. Мишель Энкейм де Монтень (15331592) – автор одной из самых мудрых книг мировой литературы – «Опыты». Следуя идеалам стоицизма и вдохновляясь примером Сократа, Монтень учит человека терпеть невзгоды, превозмогать страдания, преодолевать страх перед смертью. Согласно Монтеню, человек, не способный управлять даже собой, жаждет управлять Вселенной. Это обнаруживает его суетность и тщеславие. Только честно относясь к самому себе, он может достойно выполнить свое человеческое предназначение. Не отрицая бытия Бога, Монтень считал невозможным познать Бога слабым человеческим умом и отрицал теологию как ложную науку, закабаляющую разум человека. Так на первый план его рассуждений постепенно выходят идеи скептицизма и рационализма. «Философствовать – значит сомневаться», – эти слова М. Монтеня могут считаться эстафетой, переданной Возрождением скептикам и рационалистам Нового времени.



Страница сформирована за 0.82 сек
SQL запросов: 170