УПП

Цитата момента



Ничто так не украшает комнату, как дети, аккуратно расставленные по углам.
Владелец трехкомнатной квартиры

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Правило мне кажется железным: главное – спокойствие жены, будущее детей потом, в будущем. Женщина бросается в будущее ребенка, когда не видит будущего для себя. Вот и задача для мужчины!

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Борьба за трезвость и… «ломехузы»

Весь период застоя совпадает с небывалым в истории России периодом алкоголизации народа. Именно массовое потребление алкоголя наряду с антинародной, антирусской кадровой политикой и привело страну к чудовищному застою в идеологии, экономике, к массовому беззаконию, коррупции, к глобальному разрушению экологии, к резкому обнищанию основного населения страны при одновременном обогащении сотен тысяч советских миллионеров.

Несомненно, что в наших условиях это было возможно только при условии паралича сознания народа, усугублённого массовым потреблением алкоголя.

Все нечестные люди знают, что на фоне наркотического дурмана они могут совершенно безнаказанно творить любые чудовищные преступления. Вот почему и сегодня находится немало дельцов, которые под любым предлогом настаивают на продолжении и даже на увеличении алкогольной экспансии. Поэтому нарастающий уровень производства и продажи алкоголя, вопреки принятым ранее решениям правительства, говорит о том, что это дело рук преступной мафии, пробравшейся во все органы власти, идеологии, средства массовой информации, разрушающей народ и страну. Началом периода застоя и деградации надо считать начало массового спаивания народа, когда во второй половине пятидесятых, а особенно в первой половине шестидесятых годов, производство и продажа алкогольных изделий приняли у нас угрожающие размеры.

Так, за 15 лет, начиная с 1950 по 1965 г., производство и потребление алкоголя в нашей стране возросло на 200%, превысив темпы такого роста в других европейских странах за тот же период времени в 10 — 20 раз. В последующем эти темпы увеличивались, и за период с 1965 по 1980 г. производство и потребление алкоголя возросло уже на 500%. К сожалению, на этом спаивание народа не остановилось, а наоборот, после короткого периода снижения уровня потребления спиртного в 1985 — 1987 гг. алкогольная экспансия приняла ещё более угрожающий размах.

Целенаправленная алкоголизация народа ведёт к массовому снижению интеллектуального уровня населения, в первую очередь и прежде всего — интеллигенции и руководящего состава. Как показали научные исследования, директора и руководители предприятий всех уровней, учёные, писатели, деятели культуры пьют сегодня ничуть не меньше, чем рабочие.

Ежегодно на сотни миллионов инвалютных рублей мы покупаем винно-водочные изделия за рубежом. И это при острой нехватке валюты на приобретение необходимой нам медицинской аппаратуры. За десятую и одиннадцатую пятилетки на эти наркотики её было затрачено вчетверо больше, чем на импортное зерно.

Но главным оружием «ломехуз» было и остаётся идеологическое. Через средства массовой информации, книги, создаваемые и издаваемые ими, через кино и телевидение, в которых они занимают ключевые позиции, людям внушается преступная мысль о том, что от вина ничего плохого не бывает. А если что и случается, то это лишь у пьяниц и алкоголиков. Таких надо лечить. Для остальных людей, которые знают «меру», вино приносит только пользу. Не зря же пьют «за здоровье»… «Ломехузы», естественно, полностью замалчивают бедственное положение страны и народа, которые стремительно приближаются к катастрофе.

Но если основная масса народа, хронически находясь в наркотическом дурмане, пила и продолжает пить, будучи в блаженном неведении о том, куда она катится, то трезвенники-патриоты, чей мозг свободен от отравы, уже давно бьют тревогу, предупреждая о грядущих последствиях этого алкогольного марафона.

Но ныне их положение оказалось намного хуже, чем это было в начале 20 века, когда в России началась очередная борьба за трезвость со стороны передовых людей отечества. Тогда к борцам-патриотам быстро примкнула вся передовая русская интеллигенция, которая, будучи вооруженной трудами Г. Р. Державина, А. Т. Субботина, И. А. Сикорского, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и других писателей и учёных, активно включилась в борьбу за народ.

Ныне интеллигенция оказалась обработанной «ломехузами» не меньше, а больше, чем рядовые рабочие. Многих талантливых представителей русской культуры споили до такой степени, что они забыли про отечество и свой народ. Другие очень рано сложили свои головы под ударами алкогольного яда. Остальные, выпив за упокой души своего товарища, продолжали пить, готовя всё новые жертвы.

Мафия нашла способ, как спаивать интеллигенцию, мозг народа. Те из русских учёных, писателей или артистов, которые не пили, каким бы талантом не были награждены от природы, не имели никаких шансов на продвижение ни по научной, ни по административной линии, а писателей-трезвенников не печатали или давали им мизерные тиражи.

Как-то я был в Институте хирургии им. А. В. Вишневского. После совещания, как это было принято в то время, состоялся большой банкет в кабинете директора института Александра Александровича Вишневского. Среди гостей были многие крупные хирурги как из Москвы, так и из других городов страны. Все пили водку, коньяк. Пили много. Присутствующие знали о моей трезвенности, поэтому никто не настаивал, чтобы я принимал участие в застолье.

Слегка подвыпив, Александр Александрович, с которым мы были почти одних лет и дружили, положив руку мне на плечо, доверительно говорил: «А зря ты, Федя, не пьёшь! Ты бы многого достиг в жизни, если бы не сторонился застолий. За рюмкой водки часто решаются такие дела, которые трезвые решить не могут. Я прямо скажу — ты давно бы, как и я, был бы героем и академиком «большой» академии, и институт бы у тебя не отняли. А ты вот сторонишься компаний и становишься как бы «белой вороной». С тобой человеку пьющему уже неудобно говорить, особенно откровенно… Я не уговариваю тебя пить, это твоё дело, но я уверен, что ты от этого много теряешь…»

Таково было, по-видимому, мнение не одного Александра Александровича. Такое же мнение господствовало я в писательской среде. Кто-то искусственно создавал престижность винопития. Б. Д. Четвериков пишет в своих воспоминаниях, что однажды он, находясь в буфете Дома литераторов, услыхал такой разговор за соседним столом. Один из писателей отказывался выпить, когда его угощал приятель, но тут же оговаривался: «Вы не вздумайте сказать в Союзе писателей, что я не пью».

Но этот путь был не для меня. Если вопрос может быть решён только между нетрезвыми людьми, а трезвыми он не будет так разрешён — значит, это не очень честный путь. Я же никогда не мог отступить от дороги правды. Да и расплачивались пьющие люди за свои «достижения» дорогой ценой — годами жизни. Тот же Александр Александрович ушёл из жизни, когда ему было меньше 70 лет. А ведь он всегда отличался прекрасным здоровьем. Спортсмен, теннисист. Условия жизни — не из плохих. Сказалось кровоизлияние в мозг, которое он перенёс за несколько лет до этого. И здесь не последнюю роль играли выпивки. Да и не в этом дело. Алкоголь никогда не был мне попутчиком в жизни. Тем более он не мог быть моим помощником. Это всё равно, что взять себе в соратники гремучую змею и спрятать её под подушку в надежде, что она поможет победить моих врагов. Уверен, что такой «помощник» скорее угробит меня. Но не только в этом смысле алкоголь вставал на пути.

В своих словах Александр Александрович невольно, по-видимому, выдал глубоко продуманную концепцию недругов нашего народа, раскрыв её сущность: создавать привилегии тем, двигать вперед тех, кто пьёт. Ими легче управлять, их проще направить в необходимое русло.

Тот факт, что почти все учёные — профессора, академики, доктора наук в потреблении алкоголя не отличались от рабочих и крестьян, а может быть, и превосходили их, говорит о том, что это не случайно. Это, как будет сказано дальше, было отмечено учёными Новосибирска ещё в начале 70-х гг., когда они через журнал «ЭКО» запросили мнение крупнейших специалистов в области алкогольной проблемы.

Так в эти застойные годы с помощью алкоголя наша интеллигенция была оторвана от своего народа, от самой реальной жизни. А главное, с помощью этого зелья мафия упорно и настойчиво уничтожала мозг народа, его интеллект, как национальное достояние. Этим она открывала широкую дорогу для своих разрушительных сил. Учёные-специалисты на всех уровнях своим затуманенным мозгом не понимали и порой не хотели понимать, что делается вокруг них. И поэтому не только не оказывали сопротивления, но и сами принимали активное участие в разрушении, ставя свои подписи под такими планами, которых они впоследствии не только стыдились, но которым ужасались.

Что же, гибель Волги, строительство ленинградской дамбы, загрязнение Ладожского озера и других наших озёр и рек, разрушение экологии, возникновение атомных электростанции вблизи многонаселенных городов и в междуречье, что противоречит самым элементарным условиям их строительства, — разве это сделано только сейчас? Так почему же наши учёные молчали? Да потому, что их мозг был в опьянении. Ведь известно, что даже после «умеренного» употребления алкоголя мозг приходит в норму через 18 — 20 дней. А всё это время люди думали отравленным мозгом, поэтому, не замечая, что делается вокруг, давали возможность мафии творить свои тёмные дела.

Можно смело утверждать, что спаивание нашей национальной интеллигенции и наших руководителей является одним из наиболее драматических явлений современной жизни русского народа.

На фоне массовой алкоголизации интеллигенции из её среды появлялись убеждённые трезвенники, которые начинали неравную борьбу за освобождение народного сознания от пьяных пут. Они разъясняли всю гибельность этого пути, всю опасность алкогольной политики государства.

Этих борцов никто не готовил. Их никто не организовывал. Никто их к этой борьбе не привлекал. Они сами начинали её, кто как мог и кто как умел, осознав опасность, нависшую над страной и народом. Их не поддерживала ни партия, ни советская власть ни в центре, ни на местах. Скорее, наоборот — эти люди нередко подвергались дискриминации, их оскорбляли, над ними издевались на собраниях и в печати. Среди них надо прежде всего назвать И. Красноносова, П. Дудочкина, Г. Шичко, В. Ермилова, Ю. Соколова, А. Маюрова, А. Миролюбову, Л. Ушакову, В. Космодемянского, Л. Наваченко, Я. Кокушкина, Э. Боярова. В последние годы в ряды активных борцов за трезвость включились учёные из Новосибирска Н. Загоруйко, В. Жданов, а в Москве — Б. Искаков, М. Зорько, Ю. Галушкин, Н. Сушилин, Н. Емельянова, Н. Январский и многие другие, всех не перечислишь.

Им противостоит отряд противников трезвости, которые ведут людей заведомо ложной дорогой, пропагандируя «умеренные» дозы и «культурное» винопитие. Если бы они это делали по незнанию или малограмотности, то их можно было бы назвать «заблудшими». К ним надо отнести: Б. Левина, Г. Заиграева, Э. Дроздова, Э. Бабаяна, Е. Лосото… Но они пишут заведомую неправду о «сухом законе», обрушиваются на трезвенников, как на своих личных врагов. Действуют среди нас совсем как ломехузы в муравейнике. Эти авторы пользуются поддержкой на всех уровнях, они желанные гости самых тиражируемых изданий, им дозволяется писать что угодно, лишь бы это было направлено против трезвости.

Во всех их трудах четко прослеживается стремление избегать правды, желание представить драматическую проблему в радужном свете. Спекулируя неполными данными и выдавая их за полные, они успокаивают общественное мнение, доказывают, что у нас в стране уровень потребления алкоголя пока ещё низкий. Так же вели себя десятки лет и социологи, и организаторы здравоохранения. Им верил народ. Делали вид, что верят им, и те, кто решал судьбу народа, определяя уровень алкогольного потребления. Они не обращали внимания на все нарастающие по частоте и убедительности письма патриотов, таких как И. Красноносов. Вот что рассказал он об этом в одном из писем друзьям: «…Итак, «писанина» моя, как и ваша, дорогие друзья, упорный писанинный труд в верха (особенно Якова Карповича Кокушкина, Федора Григорьевича Углова, Геннадия Андреевича Шичко и др.) видимых результатов не дали. Об этом мы должны честно и мужественно признаться самим себе.

…Я дам вам (а может, и для истории противоалкогольной борьбы в нашем Отечестве) голый список моей «писанины» в верха на противоалкогольную больную тему.

Список «писанины» (1961 — 1981 гг.). Мелочь не включаю:

1. 1961 г., 29 октября. Отправлено «Слово о пьянстве» (записка в Президиум XXII съезда КПСС).

2. 1966 г., 25 марта. Отправлены «Предложения по свертыванию пьянства в стране» (записка в Президиум XXIV съезда КПСС).

3. 1967 г., 31 октября. Рассылка «Записки» на отзыв учёным и общественным деятелям страны (90 экз.), после беседы в отделе пропаганды ЦК КПСС с В. Г. Синициным 14.10.67. г.

4. 1969 г., 20 марта. Отправка в Политбюро ЦК КПСС работы «Тропинка в трезвость» («Что же делать с пьянством?») вместе с отзывами ведущих медиков, экономистов, юристов и других.

5. 1973 г., 6 июля. Отправка ответов на вопросы журнала «ЭКО» к конференции по проблеме «Экономика алкоголизма».

6. 1973 г., 17 сентября. Выступление на конференции «Круглого стола» журнала «Экономика и организация промышленного производства» (г. Новосибирск АН СССР) в Москве.

7. 1973 г., 26 октября. Отправка отредактированной стенограммы выступления «ЭКО» (см. рукопись «Водка на круглом столе», Орёл, 1973 г.).

8. 1974 г., 23 февраля. Отправлено «Открытое письмо» Суслову М. А. (копии в ведущие институты страны, занимающиеся разработкой пятилетних и перспективных планов. Ответы получены из 8 институтов).

9. 1976 г., 31 января. Отправлено «Предложение в Комиссию по подготовке к XXV съезду КПСС о дополнении Устава КПСС» (копия в обкомы КПСС, «Пьянство — несовместимо с пребыванием в партии», 153 экз.). Из обкомов получены ответы.

10. 1980 г., 7 января. Отправка статьи «Проблема трезвости и социология» в журн. «Социологические исследования» (соавтор — канд. экон. наук В. Ладенков).

11. 1981 г., 7 февраля. Отправлено обращение к делегатам XXVI съезда КПСС — «Дальше отступать некуда» (совместно с группой товарищей, в основном ленинградцев. 18 февраля получено секретариатом XXVI съезда).

12. 1981 г., 8 мая. Открытое письмо зам. министра здравоохранения СССР — «За развитие пропаганды трезвости» (копия в «Правду»)…

Им было послано свыше двадцати писем и служебных записок в партийно-правительственные учреждения. На все его обращения, в которых аргументировано доказывались тяжелые последствия для страны и народа массовой продажи алкоголя, он не получал никакого ответа или же получал формальную отписку. Но несмотря на полное игнорирование писем, Игорь Александрович не складывал оружия. Копии своих писем он рассылает борцам-патриотам, вооружая их правдивыми данными об алкогольной проблеме.

Большую работу уже многие годы проводит Пётр Петрович Дудочкин, один из ветеранов русского писательского цеха. Это он, одним из первых в стране, поднял вопрос о восстановлении исторических имен наших городов. Он же, один из первых, в своей областной газете опубликовал целую серию статей, посвящённых алкогольной проблеме, доказывающих необходимость трезвого образа жизни. Именно после его статьи «Трезвость — норма жизни» в журнале «Наш современник» в стане «ломехуз» произошел страшный переполох.

«Литературная газета» поместила статью, подписанную неким Викторовым. Эта статья была написана настолько безграмотно и тенденциозно-оскорбительно, что вызвала возмущение всех прогрессивных писателей страны и читателей этой газеты. В адрес редакции и автора были посланы сотни писем.

Приведу выдержки из некоторых писем:

«Дорогой Пётр Петрович! Писатели В. Поволяев и Ю. Семенов возмущены неинтеллигентной полемикой со стороны Викторова в «ЛГ», просто дурацкая статья в защиту алкоголизма» — все согласны с этой фразой Леонида Максимовича Леонова…»

«Ах, как Вы размахнулись, уважаемый товарищ Викторов! Обвиняете писателя Дудочкина во всех грехах, а сами прибегаете к недозволенным приёмам… В пылу полемики Вы, товарищ Викторов, не заметили, как перешли на оскорбительный тон, желая уничтожить противника грубостью, не надеясь на свою хилую аргументацию.

П. Дудочкин абсолютно прав, выражая тревогу по поводу разрастающегося зла. Его статья «Трезвость — норма жизни» основана на жизненных фактах и на цифрах, отражающих действительное положение вещей…

Л. Ушакова, редактор газеты «Высокогорный горняк», Нижний Тагил».

«…Как и прежде, я целиком согласен со всеми Вашими доводами в деле решительной борьбы с пьянством. Нельзя её откладывать ни на один день, действовать наступательно, последовательно….

Б. А. Дьяков, писатель».

«…Рад великому началу Вашего дела, да, уж дальше только пропасть. Что касается моей позиции по данному вопросу… ставьте моё имя в Ваших статьях, документах рядом с Вашим именем.

С. А. Воронин, писатель».

«…Полностью согласен с Вами. Всегда был убеждён, что единственное средство избавиться от ужаса «зелёного змия» — полный запрет.

А. А. Ливеровскин, писатель».

В поддержку Дудочкина выступили писатели П. Сажин, И. Друцэ, Ф. Абрамов, В. Быков, И. Акулов, С. Бабаевский, Г. Апресян, Ю. Нагибин, Л. Жариков, А. Коваль-Волков, Д. Гремин, С. Антонов, В. Пальман, Э. Сафонов, В. Лазарев, И. Кобзев, Г. Немченко, Н. Колчин, Д. Леньков, А. Коптелов, С. Смирнов и многие другие.

По существу вся прогрессивная русская литературная общественность и читатели согласились с П. Дудочкиным, что только трезвость есть норма жизни.

Все участники антиалкогольного движения проводили разъяснительную работу в тяжёлых условиях непонимания и даже упорного сопротивления со стороны представителей советской власти и при нейтральном отношении партийных органов. Впрочем, были случаи, когда партийные «ломехузы» вели себя и агрессивно. Мне самому не раз приходилось это наблюдать.

Помню, в 1983 г. Анфиса Федоровна Миролюбова организовала Всесоюзную конференцию клубов трезвости. В Киев были приглашены представители из многих городов не только Украины, но и России, Белоруссии, Латвии и других республик. Все получили приглашения с отпечатанной программой, в которой были указаны дни, часы и место работы конференции.

Мы с женой приехали поздно ночью. Устроились в гостинице и к назначенному часу, правда с некоторым опозданием, пришли в клуб. Тихо пройдя в аудиторию, где шло заседание, сели в последнем ряду… Мы удивлялись, что не видим никого из знакомых лиц, а докладчик говорит на какую-то другую тему. Послушав немного, мы поняли, что идёт совещание… по спортивной гимнастике. А где заседание клубов трезвости — никто не знает. Не знает и администрация клуба.

Мы вернулись к себе в гостиницу, а вскоре туда приехали представители оргкомитета и повезли нас на конференцию. Она проходила где-то далеко за городом, в каком-то бараке одной из строительных организаций.

Как мне объяснила Анфиса Федоровна, неожиданно, накануне дня конференции, представитель горсовета объявила ей, что помещение будет занято другим совещанием. Звонки в партийные организации не помогли, и Анфисе Федоровне пришлось весь день до самого вечера искать другое помещение.

Однако, несмотря на явные неудобства, никто из делегатов, как местных, так и приезжих, которых было свыше ста человек, на это не сетовал. Конференция прошла успешно.

Палки в колеса набирающему силу трезвенническому движению вставляли не только киевские «ломехузы».

Представитель литовской организации трезвенников Эверисто Бояров из Клайпеды писал: «10 июля 1982 года, по желанию многих клубов трезвости страны, должен был состояться Всесоюзный туристический слёт клубов трезвости в посёлке Пагелувис Шауляйского района.

Данная инициатива была принята с одобрением на проходящей в Москве конференции руководителей клубов трезвости страны в апреле месяце 1982 г. Мне было доверено провести данный слёт, так как имею опыт проведения больших мероприятий.

Зная заранее, что на слёт приедут около 50 клубов страны, я обратился за разрешением о проведении слёта в Шауляйском райисполкоме к зам. председателя тов. А. Цапаросу, который одобрил предложение провести Всесоюзный туристический слёт клубов трезвости именно в Шауляйском районе (Шауляй был избран потому, что находится в центре республики и поезда направляются во все точки страны). Тов. Цапарос сделал ценное предложение — организовать декаду борьбы с пьянством в Шауляйском районе и городе. Потом мы согласовали время и место проведения с Шауляйским райисполкомом, зам. пред. тов. 3. Гаврильчикене, которая одобрила инициативу проведения слёта и декады борьбы с пьянством и обратилась с просьбой организовать в городе Шауляй и в городе Куршенай клуб трезвости, который возглавят врачи-наркологи Э. Зиевиертос и Дациене, на что мы дали согласие помочь и провести беседы с этими врачами, которые охотно включились в работу.

Руководители городских и районных властей обещали нам помочь во время проведения слёта транспортом, духовым оркестром, художественной самодеятельностью, корреспондентами органов печати, радио и ТВ, обеспечить торговлю продуктами, санитарным, пожарным постами и силами МВД для порядка в случае провокации сивушников.

Позже было представлено в Шауляйском райисполкоме тов. Цапаросу положение о проведении слёта для утверждения, которое было направлено в Совет Мин. Литвы, где получили отказ и полный запрет проведения слёта.

Позже я был вызван в ГК КП Литвы, где имел беседу с представителями аппарата Сов. Мина и ЦК КП Литвы, которые попросили меня рассказать о цели проведения туристического слёта. Мне пришлось объяснить, что в Латвии уже проводился республиканский слёт клубов, который прошёл с большим успехом и широко освещался в печати, радио и ТВ. Для наглядности представил вырезки из газет «Комсомольская правда», «Советская молодежь», где рассказывалось о слёте в Латвии. Цела проведения слёта были те же, что и в Латвии: помочь людям избавиться от пьянства и алкоголизма, показать наглядный пример проведения досуга и отдыха без употребления алкоголя, доказать людям, что трезвость — это норма жизни.

Представители власти указали мне, что нам ещё рано проводить такие «сборища», так как республика идёт на втором месте по продаже спиртного по стране, во-вторых, мы оторвём массу людей от работы. Но в положении ясно сказано, что приехать туда могут те люди, которые желают, и по возможности. Тем более слёт должен был состояться в выходной день.

Мне они советовали сначала провести свой городской или республиканский слёт-клуб, если понадобится, помощь они нам окажут. Я отклонил всяческую помощь и согласился провести республиканский слёт.

Дата и место проведения слёта оказались прежними, были приглашены многие клубы республики, желание присутствовать изъявили и латышские клубы, мы пригласили и их.

За два часа до отъезда в Шауляй 9.VIII.1982 г., в 16 часов, я был срочно вызван в ГК КП Литвы к третьему секретарю тов. А. Балтрунову, который строго запретил мне выезд из Клайпедской зоны, и чтобы я никуда не звонил и не ходил на почту. 9, 10 и 11 июля я с группой (24 человека) отдыхали на берегу реки Мининги в посёлке Колужской и плакали, что запретили слёт, которого мы ждали как светлого дня.

До этого дважды у меня были беседы и в КГБ, где интересовались о деятельности нашего клуба и прощупывали меня, не против ли Советской власти я выступаю.

Позже я встречался со многими товарищами, которые не испугались запрета слёта и всё же приехали в Пагелувис, где и увидели такую картину: второй секретарь ГК КП Литвы г. Шауляя, начальник УВД г. Шауляя, многие гражданские лица разгоняли приезжих участников слёта. Шоссе контролировалось органами МВД, которые останавливали машины, автобусы, т. е. искали инициатора Э. Боярова, чтобы расправиться.

Во время туристического слёта мы должны были избрать республиканское правление клубов трезвости, т. е. координационный центр, но нам и это до сих пор запрещают. Ведь мы его создадим для помощи клубам и наркологическим службам.

Главный нарколог республики В. Мочюлис всячески препятствует движению за трезвость, наоборот, он за то, чтобы клубы оставались как реабилитация больных алкоголизмом вне стен диспансера, а на самом деле он не оказывает никакой помощи и советам клубов, которые страдают только оттого, что власти не обращают никакого внимания и лишь усмехаются, что в этих клубах забавляются алкоголики. Глубокая ошибка вышестоящих органов. Все клубы трезвости придерживаются и соблюдают законы, тем более Указ Верховного Совета СССР 1972 г. «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», который не желают выполнять многие руководители и не придают значения

P. S. В приложении сообщаю Вам список клубов трезвости, которые изъявили согласие приехать на слёт — многие действительно приехали, но были разогнаны представителями власти.

Приглашенные клубы: г. Вильнюс — «Шрлетинис», «Саюдис» и др., всего из 10 городов Литвы, из 8 городов Латвии, 4 из Москвы, 3 из Эстонии, из городов: Днепропетровск, Шентярск, Николаевск, Горький, Нижний Тагил, Новосибирск, Ленинград, Иваново. Кроме того, персонально были приглашены из различных городов страны 20 учёных-трезвенников.

Многих из них нам удалось предупредить о срыве слёта клубов. Но кое-кто всё же приехали и испытали на себе литовское «гостеприимство».

С уважением Э. Бояров».

Вот так относились к трезвенникам и борьбе за трезвость некоторые партийные и государственные учреждения. И таких, к сожалению, было немало. Почти каждый из трезвенников, в том или ином виде, испытывал на себе такую «поддержку» со стороны власть имущих.

На долгие годы периода застоя, с его стремительным ростом пьянства и алкоголизма, вся так называемая антиалкогольная пропаганда оказалась в руках «ломехуз», которые солидно окопались в социологических учреждениях, и возглавлялась такими выдающимися борцами за потребление алкоголя, как Б. Левин, Г. Заиграев. По линии здравоохранения эту пропаганду вёл начальник главка Министерства здравоохранения СССР Э. Бабаян. Все они под видом борьбы с пьянством насаждали алкоголь. О том, как они вели «борьбу» с алкоголизмом, можно судить по тому, что во всех их статьях и даже книгах, посвящённых алкоголю, слово «трезвость» не употреблялось, как будто его вообще не существует.

В своих трудах и докладах они не ссылались ни на какие научные источники, не приводили никаких научно обоснованных цифр. Читая их, можно подумать, что они и есть застрельщики борьбы с пьянством и алкоголизмом в нашей стране, а их метод — пропаганда «умеренных» доз — единственный и эффективный.

На самом же деле у нас в стране существует огромная антиалкогольная литература, в которой совершенно объективно и строго научно освещается эта проблема, но совершенно иначе, чем у левиных и бабаянов. Поэтому-то они в своих книгах и статьях даже не упоминали эти по существу классические работы.

В то время как ложь и полуправда об алкоголе тиражировались в миллионах экземплярах, газеты отказывались печатать объективные данные, подкрепленные авторитетом многих учёных страны, И всё, что сторонники трезвого образа жизни хотели и должны были сказать, распространялось в машинописном варианте, то есть их читали в лучшем случае десятки людей.

Разве можно было при этих условиях считать, что пьянство развивалось случайно или само по себе, а не организовывалось целенаправленно и безжалостно целой армией «ломехуз», работающих в том числе и на самом высоком уровне. Они упорно замалчивали правдивые научные данные, если те не соответствовали их установкам о пьянстве.



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 172