УПП

Цитата момента



За окошком тихий шум:
Дождь покапал и прошел.
Я тобой одной дышу
И мне очень хорошо.
Я тебя люблю!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



При навешивании ярлыка «невежливо» следует помнить, что общие правила поведения формируются в рамках определенного культурного круга и конкретной эпохи. В одной книге, описывающей нравы времен ХV века, мы читаем: «когда при сморкании двумя пальцами что-то падало на пол, нужно было это тотчас затоптать ногой». С позиций сегодняшнего времени все это расценивается как дикость и хамство.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Жизнь и творчество

Бутылка вина может быть хорошей собеседницей

Евтушенко

Евтушенко пишет о культуре,
Учит массы, как себя вести..
Кто бы лучше смог толпище-дуре
Тонкий сей предмет преподнести?

«Бескультурье, косность, претерпелость», —
Бьёт он с подвернувшихся трибун.
Хоть весь мир учить имеет смелость,
Словно расходившийся болтун.

Дескать, трепещите, патриоты,
Бескультурье тянет нас назад…
И культуры покорять высоты
Он зовёт который год подряд.

Льётся слово гладко и красиво,
Перестройку жаждет он спасти,
Заодно узнали мы, что пиво
На Камчатке он не смог найти.

А поскольку не было и водки,
Пить пришлось томатный самогон.
От таких издержек перестройки
Был поэт в больницу водружён.

Но бесед наедине с бутылкой
Не пресёк подкравшийся гастрит…
Выпьет и с воинственностью пылкой
Снова о культуре говорит.

Примером иезуитской работы может стать и статья И. Лисочкина «Бокал вина в «Нектаре», опубликованная в газете «Ленинградская правда».

Все «ломехузы», борясь с трезвостью, говорят о «культуре» винопития, между тем, с точки зрения нормального человека, говорить надо о культуре поведения человека, о культуре жизни без вина. Из трудов школы И. П. Павлова известно, что после первой же дозы алкоголя в мозгу угнетаются ассоциации, возникшие в результате воспитания, то есть угнетаются и гибнут основы культуры в человеке. О какой же «культуре» винопития может идти речь!

«Ломехузы» всем этим пренебрегают, и как только алкогольная мафия добилась победы, и борьба за трезвость оказалась в загоне, — на сцену вновь выплыла «культура» винопития. И. Лисочкин буквально смакует это понятие:

«Вот наступит Новый год, и все мы поднимем традиционные бокалы с играющим вином, а через некоторое время, в зависимости от гастрономических склонностей, потянемся к рюмке с выдержанным виноградным вином, готовя кусочки лимона с сахаром, или к запотевшему стаканчику с водным раствором более простого этилового спирта, который хорош под маринованные грибки…»

Написано, как мы видим, со знанием дела.

Автор не одинок в своём стремлении соблазнить своих соотечественников. Он даже не оригинален. Подобные дифирамбы выпивке с грибками можно прочесть даже в детской литературе!

Вот стихотворные строки поэта Д. Самойлова из сборника, изданного в «Поэтической библиотеке школьника»: «…А тут блины. С гречичным же блином шутить не стоит! Выпить под него — святое дело. Так и порешили. И повторили вскоре… Не спешили. И яблочко мочёное лоснилось и тоже стать закускою просилось. Тугим пером вострился лук зелёный, а рядом — царь закуски — груздь солёный с тарелки вопиял и требовал, чтоб не было отсрочки…» — и далее в таком же духе.

Все «ломехузы» ратуют за отмену любого ограничения алкоголя, приводя излюбленное возражение: «Что же, порядочному человеку нельзя выпить бокал шампанского на Новый год?» Но это даже по И. Лисочкину только начало: после «традиционного» бокала «играющего вина» человек сразу же потянется к рюмке с другим, более крепким напитком…

А теперь посмотрим, что это стоит здоровью человека.

Вот описание состояния коры головного мозга у умершего «весельчака» и «балагура», который при жизни, по мнению друзей и даже врача, пил «культурно»: «…изменения в лобных долях видны даже без микроскопа: извилины сглажены, атрофированы, множество мелких кровоизлияний. Под микроскопом видны пустоты, заполненные серозной жидкостью». Кора мозга напоминает землю после того, как на неё сбросили бомбы, — вся в воронках. Здесь каждая выпивка оставила свой след… Больной только казался беспечным юмористом, весельчаком, но он был ещё и слабоумным, ибо такое поражение алкоголем лобных долей не могло не затронуть его интеллект» (В. А. Рязанцев, психиатр-нарколог. Беседы о трезвости. «Высшая школа». Киев, 1987 г.).

Всё, что говорят об алкоголе обыватели или пишут авторы, подобные И. Лисочкину, это с научной точки зрения или полуправда, или чистейшая ложь.

Считается, например, что люди пьют якобы для веселья. На самом же деле при потреблении алкоголя никакого веселья нет и быть не может. Ибо это состояние есть не что иное, как первая стадия наркотического возбуждения, которое мы, врачи, наблюдаем у больного при даче ему любого наркотического вещества: морфия, эфира, хлороформа и т. д. Стадия возбуждения — это патологическое состояние, которое ничего общего с весельем не имеет. Выпив, человек оказывается с выключенной корой головного мозга, и поступки его будут бездумны, в зависимости от обстоятельств: в одних случаях он будет петь и плясать (а вернее, кричать и прыгать), в других — ругаться и драться, в третьих — плакать, в четвёртых — просто тупо сидеть, как истукан и т. д. Это состояние, с чисто физиологической точки зрения, оказывает на организм совсем обратное веселью влияние. После «пьяного веселья» на другой день сохраняется чувство похмелья, головная боль, неприятные воспоминания, тупость в голове. И не возникает никакого желания работать…

Ещё сто лет тому назад учёные утверждали, что вино — враг труда и отдыха и, уж конечно, враг веселья!

Некоторые пьют «для храбрости». На самом же деле после приёма вина не храбрость появляется, а угнетается чувство стыда. Между тем стыд, с общественной точки зрения, очень ценное чувство, которое защищает человека, а тем самым и общество, от безнравственности.

Трезвому стыдно причинять неприятности другому, обидеть женщину или ребёнка, стыдно перед друзьями быть неблагородным, перед обществом — вести себя недостойно. А человек выпил — и ему не стыдно. Он «храбро» хулиганит, лезет в драку с более слабыми, «не боится» выражаться нецензурно и т. д., чего, будучи трезвым и если его мозг не разрушен предыдущими приёмами алкоголя, он бы не сделал. И эта, так называемая «храбрость», есть не что иное, как угнетение функций мозга, как потеря нравственности.

Приём спиртных напитков часто мотивируют необходимостью снятия стресса. Такое суждение — результат примитивного невежества. Тщательное изучение этого вопроса показало, что во всей нервной, а также эндокринной системе алкоголь приводит к таким же грубым изменениям, которые имеют место и при стрессе. В результате алкоголь не уменьшает, а углубляет эти изменения, он как бы удваивает патологическое состояние, наносимое стрессом, и часто делает его необратимым.

Профессор В. Г. Старцев в Сухуми своими опытами на обезьянах доказал, что если у животного вызвать стресс, а затем дать ему алкоголь, или, наоборот, сначала дать выпить, а потом вызвать стресс, последний протекает много сложнее и тяжелее, подопытное животное трудно выводится из этого состояния и часто погибает.

Потому-то человек, принимающий винный напиток как бы для лечения, на самом деле резко усугубляет своё состояние.

Очень распространено мнение, что алкоголь согревает и что его полезно принимать на морозе. Однако ещё сто лет назад учёные строго научно, объективно и на большом материале доказали, что если среднегодовая температура в регионе ниже на 5 градусов, смертность от алкоголя увеличивается в 10 раз. А это значит, что в холодном климате пить особенно опасно, и для защиты населения должны быть приняты строго ограничительные меры, запрещающие продажу и потребление спиртных изделий в северных районах.

Объективное изучение свойств алкоголя показывает, что когда обыватели и враги трезвости приписывают ему некие положительные качества, они или наивно заблуждаются, или сознательно искажают факты.

У алкоголя, как у ядовитого вещества, обладающего свойством уничтожать любую живую клетку, не может быть ничего полезного. При приёме его внутрь на какое-то время возникает состояние эйфории, когда человек теряет истинную ориентацию, я вот это состояние потери ориентиров выдают за положительное действие спиртных напитков те, кто хотел бы, чтобы мы не прекращали пить. На самообмане, на наркотических свойствах вина и держится массовое распространение этого губительного продукта.

К сожалению, автор статьи «Бокал вина в «Нектаре» в своих суждениях об алкоголе не поднялся выше пьющего обывателя, грубо извращая факты, касающиеся периода всенародного движения за трезвость, показал, что он — активный сторонник спаивания народа. Вот отдельные выдержки из его статьи: «…Затяжная борьба (имеется в виду борьба за трезвый образ жизни после Постановления — Ф. У.), не давшая никаких реальных результатов, стоила государственному бюджету более 4-х Чернобылей (39 миллиардов против 8), число отравившихся суррогатами значительно превысило потери в страшной войне в Афганистане»; или: «…Трещат рёбра почтенных граждан в километровых очередях».

Да, мы действительно за алкоголь недополучили 39 млрд. руб. за пятилетку. Но это блестящее достижение и великое благо для народа. У нас в год выпивается алкогольных изделий приблизительно на 35 млрд. руб. За это мы расплачиваемся миллионом людей, погибших от причин, связанных с алкоголем, и рождением 200 тыс. дефективных и умственно отсталых детей. И если у нас не было выпито яда более годового расхода, значит, мы сохранили упомянутое число человеческих жизней и не добавили к нашим несчастным детям столько дефективных. А этот факт приводит И. Лисочкина в ужас. Он хотел бы, чтобы план по продаже наркотического яда перевыполнялся и гибло бы ещё больше и взрослых, и детей. И какой цинизм и кощунство сравнивать это с народной бедой!

Экономические рассуждения этого журналиста отличаются большим лукавством. Он, например, умалчивает о том, что за пятилетку только в сберкассы внесено дополнительно 45 млрд. руб. Если объективно подсчитывать, то оказывается, что мы получили прибыли в 3 — 4 раза больше, чем недобрали за алкоголь.

И. Лисочкина беспокоят отравления суррогатами. Но ведь хорошо известно, что и без всякого ограничения люди гибнут от них тысячами. Известно и то, что 40 тыс. наших сограждан ежегодно погибают только от отравления именно алкоголем. Это в 4 раза больше, чем от суррогатов, а автор молчит. Значит, для него дело не в гибели людей, а лишь в желании доказать вред от отрезвления народа!

Что же касается поломанных «рёбер почтенных граждан», то я глубоко убеждён, что ни один уважающий себя гражданин в километровой очереди за водкой стоять не будет. Но самое главное — автор статьи почему-то не пытается вскрыть причину этих очередей. А она не в том, что мы на 30% сократили продажу спиртных изделий, а в том, что алкогольная мафия совершенно обдуманно уменьшила число винных магазинов почти в 10 раз, сознательно создала дополнительный дефицит на прилавках, придерживая товар или пуская его в сферу спекуляции. Она создала очереди для того, чтобы вызвать недовольство решением государства хоть частично сократить безудержную алкоголизацию народа.

И. Лисочкин сочувствует «бедным» пьянчужкам, стоящим в очереди за собственной бедой. Я же жалею несчастных уродцев, которые рождаются от этих любителей зелья. И если уж кому сочувствовать, то, скорее, нашим женщинам, после работы стоящим часами за маслом, мясом, за овощами или молоком для детей. Я как-то под вечер видел очередь за водкой человек в двадцать, а у молочного магазина — никого… Нет молока. Я так и не мог купить его ни в одном магазине района.

И. Лисочкин уверяет читателей, что «затяжная борьба» не дала «никаких реальных результатов». Это уже не полуправда, не ложь, это — настоящая клевета. Несмотря на сопротивление и преследование активных борцов за трезвость со стороны многих партийных и административных органов, они добились в короткие сроки таких блестящих результатов, которые превзошли самые смелые прогнозы.

Вначале скажу, что мы имели в 11-й пятилетке до начала борьбы за трезвость. За пятилетку продажа алкоголя дала казне 169 млрд. руб. (т. е. в среднем 33 млрд. «пьяных» руб. в год). Взамен она поглотила 5 млн. человеческих жизней, перемолов их в опоях, пьяных драках, болезнях, других лабиринтах алкоголизации общества; кроме того, унесла в виде разных убытков 600 млрд. руб. (т. е., по 120 млрд. руб. в год). Эти данные опубликовал П. Н. Шихирев в книге «Жить без алкоголя» (М., «Наука». 1988 г.).

Что касается результатов антиалкогольных сражений, можно обратиться к цифрам и фактам, приведённым в журнале «Трезвость и культура» (№ 10, 1986 г. и № 3, 1987 г.). «За один год активной борьбы с врагом, каким является пьянство, отмечалось значительное снижение смертности, сокращение потерь рабочего времени из-за прогулов, основной причиной которых является пьянство, и т. д. Численность населения увеличилась, средняя продолжительность жизни возросла до 69 лет.

С июня 1985 г. по июнь 1986 г. у нас в стране впервые за долгий срок уменьшилось более чем на сто тысяч количество смертей по причине сердечно-сосудистых заболеваний. Медики считают, что это — результат сокращения потребления винно-водочных изделий».

Как уже было сказано, статьи о маринованных грибочках и бокалах шампанского начали появляться в печати с 1987 г. Ни руководители средств массовой информации, ни ответственные лица из партийно-советских органов на них не реагировали. «Ломехузы» обнаглели и стали критиковать уже саму борьбу за трезвость, уверяя, что она осложняет и без того сложную экономическую ситуацию в стране, то есть все ставили с ног на голову. И опять им никто не возразил. Более того, нападки на трезвость повели некоторые депутаты и члены Верховного Совета СССР. А известный экономист Н. Шмелёв договорился до того, что предложил для выхода из ситуации застоя открыть все шлюзы для алкоголя.

Ничего умнее «избранники народа» придумать не могли. А вот что пишет «простой человек» — ветеран ВОВ и труда Анатолий Григорьевич Семин из Актюбинска. Он прислал мне целый трактат, и место ему, конечно же, в журнале или в газете, но там печатают сегодня исключительно лисочкиных, левиных, шмелёвых, поэтому постараюсь как можно полнее ознакомить читателей с тем, что чувствует и думает этот замечательный человек.

«Уважаемый Фёдор Григорьевич!

мая 1985 года вышел в свет Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Затем, как Вы знаете, последовало совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР по этому же вопросу.

Принятие вышеуказанных нормативных документов, несмотря на их паллиативный характер, тем не менее, вызвало у нашего народа известные надежды на лучшее в деле борьбы с пьянством и алкоголизмом, самогоноварением, которые получили довольно широкое распространение в нашем обществе, охватив все без исключения социальные слои. Примеров, подтверждающих масштабы этого социального зла, я не привожу, так как их бесчисленное множество, и они Вам известны, конечно, не хуже, чем мне. Я делаю это утверждение в особенности после прочтения написанной Вами книги «Из плена иллюзий», которую мне посчастливилось купить в прошлом 1987 г., во время моего кратковременного пребывания в Ленинграде. Довольно яркую картину гибельного влияния пьянства и алкоголизма на наш народ нарисовал в своём труде «Чума XX века» профессор Бестужев-Лада.

В первое время после выхода в свет Указа дышать стало легче. Далеко не у каждого находилось время по 3-4 часа и более стоять в очереди за бутылкой этой отравы. В принципе был поставлен определённый заслон перед подростками, желающими «побаловаться» алкогольными напитками… Но самое главное я видел в том, что среди очень многих наших людей стало укрепляться мнение, что, оказывается, без водки, «бормотухи» и других алкогольных напитков человек вполне может прожить, не считая свою участь «пагубной» и «ущербной».

Но как показали дальнейшие события, надежды на это стали довольно быстро таять. И что удивительно — первый удар по этим надеждам если не прямо, то косвенно, нанесло первое же постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, последовавшее через 3-4 месяца после вышеупомянутого Указа. Вместо подведения первых, предварительных итогов борьбы с пьянством и алкоголизмом, это довольно пространное постановление не привело ни одного конкретного примера: в каких же именно республиках, краях, областях появились первые, пусть не многочисленные, но всё же положительные примеры в деле борьбы с «зелёным змием»? Благодаря каким именно мерам эти положительные, обнадеживающие сдвиги стали возможными? В каких именно регионах страны, даже самых маленьких, позитивных результатов достичь не удалось, по какой причине, кто персонально в этом виноват, какие сделаны в связи с этим выводы? Какова определённая политика в этом вопросе в нашей стране на будущее?

Ни на один из этих вопросов, названных мной, это постановление не отвечало. Всё оно было выдержано в давно надоевших газетных штампах: «указать», «обратить внимание», «усилить», «шире развернуть» и т. д. и т. п.

И на периферии кое-кто сделал для себя соответствующие выводы. То в одной, то в другой области стали постепенно сворачивать противоалкогольную борьбу. Несмотря на протест населения, стали даже сохранять торговые точки с хмельным — у школ, детских садов, яслей, вокзалов, промышленных предприятий, учебных заведений. Работники ресторанов и кафе, переведённые на безалкогольный режим работы, сначала озираясь, а потом всё смелее и смелее стали предлагать посетителям винно-водочные изделия, открывать ранее закрытые ларьки, магазины по продаже алкогольных напитков, стала вновь появляться в прежнем ассортименте «бормотуха».

И все это делалось, несмотря на непрекращающиеся протесты, на виду у нашего народа и, как правило, с благословения местных советских и партийных органов, лицемерно делавших и до сих пор делающих вид, что эти факты им, мол, совершенно неизвестны.

…Печать наша, радио, телевидение всё реже и реже стали выступать на антиалкогольные темы. Более того, основным лейтмотивом таких выступлений стало стремление средств массовой информации внушить всему населению нашей страны бесплодность и бесперспективность серьёзной борьбы за трезвый образ жизни, ориентируя наш народ на якобы единственно перспективную форму борьбы с пьянством — это постоянное воспитание наших людей в духе «культурного» пития алкогольных напитков, несмотря на то, что они во всем мире признаны наркотиком, ядом.

Короче говоря, столь широко рекламированная в своё время в нашей стране антиалкогольная борьба начала, едва зародившись, бесславное отступление по всему фронту, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И к настоящему времени «всё возвратилось на круги своя».

Таким образом, гора родила мышь.

Последствия этого не замедлили сказаться на всей нашей общественной жизни. Снова на производстве начались пьянки, в семьях — пьяные скандалы. Снова полезли вверх показатели дорожно-транспортных происшествий, хулиганства, правонарушений, зверских убийств.

Страна наша, общество наше снова стали погружаться в беспробудное пьянство,

В чём я вижу крах борьбы с пьянством?

Основных причин я вижу две. Первая — экономическая. Сокращение в первое время производства и продажи винно-водочных изделий существенным образом лишило торговлю «пьяных» рублей, что не могло не сказаться на местном бюджете. Компенсировать чем-либо отток из торговли денежных средств наше общество не сумело, так как к этому готово не было, а, главное, многие и не хотели этого.

…Мы привыкли плыть по течению.

Широко объявленная перестройка во всей нашей жизни стала вскоре пробуксовывать, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И общество снова, против его желанна, было поставлено в положение, когда его «благополучие» было поставлено в зависимость от поступления в бюджет страны «пьяных» рублей, что практикуется сегодня во всей стране довольно широко.

Вторая причина — политического характера. Что я имею в виду конкретно? Я убеждён в том, что уже на протяжении десятилетий как внутри нашей страны, так и за её пределами существуют довольно внушительные силы, которые, постоянно оставаясь в тени, поставили своей главной задачей довести народы нашей Родины, и в первую очередь русский народ, до полнейшего вырождения путём пьянства, культивируемого в небывалых доселе масштабах.

Сделать из русской нации, представляющей костяк советского народа, в конце концов, нацию алкоголиков, дебилов, дегенератов, совершенно неспособных к управлению своим государством. И нужно сказать, что в этом направлении наши противники добились уже сегодня весьма внушительных результатов, что прекраснейшим образом подмечено Николаем Панченко в его стихотворении, которое я не могу не привести здесь:



Страница сформирована за 0.94 сек
SQL запросов: 172