АСПСП

Цитата момента



Любовь - это свобода. Привязанность - это рабство.
Впрочем, рабство может быть и сладким.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Вот не нравится мне человек, так мне так легко с ним заговорить, познакомиться, его обаять. А как только чувствуешь, что нравится – ничего не получается, куда всё девается?» Конечно, ведь вы начинаете стараться. А старающийся человек никому не интересен, он становится одноклеточным и плоским, мира вокруг себя не видит: у него все силы на старания уходят.

Игорь Незовибатько. «Уроки обольщения, или искусство очарования для женщин и мужчин»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Глава 16

Джубал не стал ждать, пока Джилл извлечет свое странное дитя из бассейна; он распорядился дать Доркас успокоительное и поспешил в свой кабинет, оставив Анни объяснять (или не объяснять) события последних десяти минут.

— Первая!! — крикнул он через плечо, уходя к себе.

Мириам догнала его.

— Должно быть, я первая, — сказала она, задыхаясь, — но, босс, что, во имя…

— Ни слова, девочка!

— Но, босс…

— Замри, я сказал! Мириам, через неделю от сего дня мы спокойно сядем, и Анни расскажет нам, что произошло. Но сейчас нам начнут трезвонить все знакомцы и незнакомцы, из всех дыр полезут репортеры, а мне необходимо успеть сделать несколько срочных вызовов. Неужели же ты окажешься из того сорта женщин, что падают в обморок именно тогда, когда в них больше всего нуждаются? Кстати, запиши, что следует сделать вычет из жалованья Доркас за время, проведенное в истерике.

Мириам возмутилась:

— Босс, только попробуйте это сделать, и мы все как одна уволимся!

— Чушь!

— А вы прекратите придираться к Доркас! Да я бы и сама впала в истерику, если бы она меня не опередила. — И добавила: — Знаете, устрою-ка я ей сейчас, пожалуй…

— Попробуй только, — ухмыльнулся Харшоу, — и я тебя отшлепаю. Ладно уж, дадим Доркас премию за дежурство в условиях кризиса. Да, пожалуй, выпиши премии всем. И мне в первую очередь. Уж я-то ее заработал.

— Ладно! А вам-то кто будет ее выплачивать?

— Налогоплательщики. Мы изыщем возможность урезать… А, черт!

Они вошли в кабинет. Телефон уже трезвонил вовсю. Джубал уселся в кресло и нажал клавишу.

— Говорит Харшоу. А вы кто такой, черт вас побери?

— Бросьте, док! — ответило лицо на экране. — Вам же ни разу еще не удавалось меня напугать. Как дела?

Харшоу узнал Томаса Маккензи — главного управляющего корпорацией «Нью Уорлд Нетуоркс». Он немного оттаял.

— Ничего себе, Том. Но я страшно занят, и поэтому…

— Вы заняты?! Поработали бы вы мой сорокавосьмичасовой день! Как вы полагаете, у вас все же в ближайшее время для нас что-нибудь будет? Дело тут даже не в оборудовании. У меня его хватит. Но я плачу жалованье целым трем оперативным группам, которые заняты только одним — ожиданием вашего сигнала. В свое время мы использовали немало ваших сценариев, надеемся на то же самое в будущем, но… я не представляю, что скажу нашему финансовому контролеру.

Харшоу не верил собственным ушам:

— Вы что же, полагаете, что такой съемки вам мало?

— Какой съемки?

И тут же Харшоу выяснил, что корпорация «Нью Уорлд» решительно ничего из событий, происходивших в его доме, не видела и не слышала. Он постарался увильнуть от расспросов Маккензи, ибо был уверен, что правдивые ответы, бесспорно, оставят у Маккензи впечатле ие, что у старого Харшоу съехала окончательно крыша.

Вместо этого они договорились, что, если в ближайшие два часа ничего достойного внимания не произойдет, «Нью Уорлд» заберет камеры и прочее оборудование.

Когда изображение исчезло, Харшоу отдал распоряжение:

— Вызови Ларри. Пусть принесет с собой «тревожную кнопку». Она у Анни.

Потом Джубал позвонил еще по двум номерам. Ко времени прихода Ларри он уже знал, что ни одна из трансляционных корпораций не засняла сцену, когда отряд С.С. пытался совершить рейд на его поместье. Работа всех съемочных групп зависела от того же сигнала, который так и не дошел до камер «Нью Уорлд».

Ларри положил перед ним «тревожную кнопку» — портативный радиопередатчик.

— Он вам нужен, босс?

— Хотел бы надругаться над ним. Ларри, пусть это будет тебе уроком — никогда не имей ничего общего с механизмом сложнее вилки и обеденного ножа.

— О'кей. Еще что-нибудь?

— Слушай, а эту штуку как-нибудь проверить можно? Только так, чтобы не вытащить из постелей три крупнейшие телевещательные корпорации?

— Конечно! Там, в мастерской, стоит специальный передатчик, у которого есть такой переключатель. Поверните его, нажмите кнопку тревоги, и в передатчике загорится свет. Чтобы убедиться окончательно, можно по тому же передатчику оповестить операторов, что вы хотите провести проверку боевой готовности камер и их связи с оперативными группами.

— А положим, проверка покажет, что сигнал не проходит? Ты можешь определить, в чем неисправность?

— Возможно, — с некоторым сомнением отозвался Ларри, — если там какая-нибудь проволочка отпаялась. Вот Дьюк, тот сечет в электронике, а я… ну, больше интеллектуального типа…

— Это я знаю, сынок… сам не очень-то секу в практических делах. Ладно, сделай, что можешь.

— Что-нибудь еще, Джубал?

— Да вот, если встретишь человека, который изобрел колесо, тащи его сюда. Скройся!

Джубал обдумал возможность порчи и даже саботажа «тревожной кнопки» со стороны Дьюка, но сразу же отбросил эту мысль. Он разрешил себе лишь краешком сознания коснуться того, что же в действительности произошло в его саду, и того, как парнишка сумел это сделать, находясь на глубине десяти футов под водой. Он нисколько не сомневался — за всей этой невозможной абракадаброй стоит Смит.

То, что он видел в этой самой комнате вчера, тоже было недоступно уму, но эмоционально воспринималось совсем иначе. Мышь — такое же чудо природы, как и слон, но тем не менее между ними есть огромная разница — слон очень большой.

Зрелище пустого ящика — просто никому не нужной рухляди, — исчезающего в воздухе, дает возможность предвидеть, что так же может исчезнуть и полицейская машина, полная людей. Но от одного события у вас отнимается язык, а от другого — нет.

Ладно, этих казаков ему не так уж и жаль. Джубал допускал, что копы как таковые — в порядке. Он даже сам встречал честных копов… впрочем, даже и полицейский-взяточник не заслуживал, чтобы его… «исчезали». А береговая охрана вообще была примером того, какими должны быть копы и какими они нередко бывают.

Но для того чтобы служить в С.С., человек должен обладать подлым сердцем и душой садиста. Гестапо. Штурмовики, что прислуживают тому политикану, которому удалось дорваться до власти! Джубал тосковал о тех днях, когда адвокат мог цитировать Билль о правах и никакие федеральные «поправки» не могли ему помешать.

Ладно, пускай… Что же будет теперь? Отряд Хейнриха, безусловно, имел радиосвязь со штаб-квартирой. Ergo (Следовательно (лат.)), его исчезновение заметят. Еще больший отряд парней из С.С. явится сюда (возможно, они уже летят), если та вторая машина замолкла в разгар передачи о боевых действиях.

— Мириам!

— Да, босс?

— Мне нужны Майк, Джилл и Анни. Незамедлительно. Потом найди Ларри. Он, должно быть, в мастерской. Когда вы оба придете, закрой здесь все окна и двери, а также окна подвального этажа.

— Ждете неприятностей?

— Торопись, девочка!

Если эти обезьяны явятся… нет — когда они явятся и их начальник решит вломиться в запертый дом, что ж, он выпустит на них Майка. Но все-таки следует попытаться прекратить эту бойню, а это значит, что нужно добраться до Генерального секретаря. Но как это сделать?

Позвонить прямо во Дворец? Хейнрих, должно быть, говорил правду, сказав, что новая попытка просто будет переадресована Хейнриху или тому боссу из С.С, который будет сидеть в его кресле. Тогда как же? Их, надо думать, удивит, что человек, арестовать которого они послали только что чуть не целый взвод, нахально звонит и глядит с экрана прямо им в глаза. Таким путем ему, возможно, и удалось бы пробиться до самого верха, например, к коман-данте, как его там… — к этому парню с рожей хорошо откормленной коровы… Туитчел! Этот главный начальник громил из С.С. должен иметь выход на самый верх.

Не годится. Нет смысла зря тратить воздух на разговор с человеком, который верит лишь в силу пистолета, и пытаться убедить его, что у вас есть кое-что получше. Туитчел начнет бросать на него все новых и новых людей с пистолетами, пока у него не кончится запас и тех и других. Он никогда не признается, что не в состоянии арестовать человека, место проживания которого хорошо известно. Что ж, если нельзя войти в парадную дверь, придется воспользоваться черным ходом — практика самая элементарная. Черт, ему необходим Бен Какстон. Бен знает, у кого ключи от черного хода.

Но отсутствие Бена — результат той же чертовщины. Бена спросить невозможно. Тогда кто же из знакомых Джубала может его заменить?

Чертов недоумок! Он же только что разговаривал с одним из них! Джубал повернулся к телефону и попробовал вызвать Тома Маккензи, пробился через три слоя хлопальщиков, где все его знали и быстро передавали друг другу. Пока он занимался этим, подошли его секретари и «Человек с Марса»; они уселись, а Мириам наклонилась и написала на листке блокнота:

«Двери и окна заперты».

Джубал кивнул и написал: «Ларри — «тревожная кнопка»?», а затем обратился к экрану:

— Том, извините, я опять тревожу вас.

— Рад быть полезным, Джубал.

— Том, если бы вам потребовалось поговорить с Генеральным секретарем Дугласом, с чего бы вы начали?

— А? Позвонил бы его пресс-секретарю Джиму Санфорту. Я не стал бы тревожить Генерального, Джим сделал бы все сам.

— Но предположим, вам надо было бы поговорить обязательно с самим Дугласом?

— Что ж, я попросил бы Джима устроить это. Но рассказать Джиму о моем деле было бы скорее. Видите ли, Джубал, телевещательные корпорации очень важны для Администрации, и Администрации это хорошо известно. Но мы стараемся такие вещи не акцентировать.

— Том, но предположим, вам буквально позарез необходимо поговорить с Дугласом в течение ближайших десяти минут.

Брови Маккензи полезли вверх:

— Ну… если бы это было так важно, я бы объяснил Джиму, почему…

— Нет!

— Ну будьте благоразумны!

— Этого-то я как раз и не могу себе позволить. Предположим, вы обнаружили, что Санфорт крадет серебряные ложки, так что в чрезвычайной ситуации вы ему доверять не можете. А вам надо поговорить с Дугласом немедленно…

Маккензи вздохнул:

— Я бы сказал Джиму, что мне надо поговорить с боссом, и, если меня немедленно не соединят с ним, Администрация никогда не получит от нас поддержки.

— О'кей, Том! Приступайте!

— Что?

— Позвоните во Дворец по другому аппарату и будьте готовы моментально подключить меня к нему. Мне необходимо говорить с Генеральным… и немедленно!

Маккензи был возмущен:

— Джубал, старина…

— Иными словами, вы не хотите?

— Иными словами, я не могу. Вы выдумали чрезвычайную ситуацию, в которой, прошу извинить, главный менеджер глобальной сети вещания мог бы пробиться к Генеральному секретарю. Но я не могу передать это право кому-то другому. Слушайте, Джубал, я вас глубоко уважаю. Корпорация не хотела бы потерять с вами контакт, мы страшно сожалеем, что не можем привязать вас к себе постоянным контрактом. Но этого я сделать никак не могу. Нельзя звонить главе мирового правительства, если он с вами разговаривать не хочет.

— Ну а если я соглашусь на исключительный семилетний контракт?

Вид у Маккензи был такой, как будто у него разболелись зубы.

— Все равно не могу. Я потеряю свою работу, а вы будете связаны по рукам и ногам контрактом на семь лет.

Джубал подумал, не позвать ли Майка к телефону и не назвать ли его. Но именно корпорация Маккензи транслировала фальшивку «Человек с Марса», а Маккезни или участвовал в жульничестве, или если даже он был честен, как считал Джубал, то все равно не поверил бы, что его втянули в такой пошлый обман.

— Ладно, Том. Но вы знаете все ходы и выходы в пра- , вительстве. Кто может позвонить Дугласу, когда захочет, и

будет с ним говорить? Я не имею в виду Санфорта.

— Никто.

— Черт, да не может же он жить в вакууме! Должны быть люди, которые могут позвонить, и никакой секретарь их не отошьет.

— Может, кто из кабинета? И то не все.

— Ну их-то я все равно не знаю. Нет, не из политиков. Кто может позвонить ему по домашнему телефону и пригласить сыграть в покер?

— Хм… много же вы хотите… Ну есть такой Джейк Алленби.

— Его я встречал и не понравился ему. А он — мне. И он знает это.

— У Дугласа мало личных друзей. Его жена не поощряет… Слушайте, Джубал, а как вы насчет астрологии?

— Спасибо, никогда не пью… Предпочитаю бренди.

— Что ж, дело вкуса. Но знаете, Джубал, если вы когда- нибудь только намекнете, что я вам это сказал, я перережу вам лживую глотку.

— Подписано. Согласовано. Продолжайте.

— Так вот, Агнес Дуглас употребляет это кушанье. И я знаю, где она его покупает. Ее астролог звонит ей в любое время, а, поверьте мне, Генеральный секретарь очень прислушивается к голосу миссис Дуглас. Можете позвонить ее астрологу… Остальное будет зависеть от вас.

— Помнится, в списке тех, кому я посылаю рождественские подарки, никаких астрологов нет, — с сомнением ответил Харшоу. — А как его зовут?

— Ее. Ее зовут мадам Весант. Живет в Вашингтоне. По буквам: В, Е, С, А, Н, Т.

— У меня есть ее номер! — в восторге возопил Джубал. — Том, вы оказали мне огромную услугу!

— Надеюсь. Что-нибудь еще?

— Подождите минуту. — Джубал взглянул на записку, подложенную ему под локоть. Она гласила: «Ларри говорит, что передатчик не работает и он не знает почему». Джубал продолжил: — Ваши камеры не сработали из-за неполадок в передатчике.

— Пришлю кого-нибудь.

— Спасибо. Больше того — огромное спасибо.

Джубал отключился, потом снова набрал номер, назвал имя, попросил оператора задействовать противопод-слушивающую технику, если названный номер такую технику имеет. Такое приспособление было, что Джубала нисколько не удивило. Вскоре исполненное достоинства лицо мадам Весант заполнило экран. Джубал улыбнулся во всю ширь и окликнул:

— Эй, Руб!

Она всмотрелась и обомлела:

— Господи! Док Харшоу! Ах вы, старый жулик! Да благословит вас бог, как же приятно вас снова видеть! И куда это вы запропастились?

— Вы верно сказали, Бекки, — именно запропастился. За мной по пятам гонятся гороховые шуты в мундирах.

Бекки среагировала мгновенно:

— Чем я могу помочь? Деньги?

— Денег у меня навалом, Бекки. Мои неприятности куда больше, и никто помочь мне не может, кроме самого Генерального секретаря. Мне надо с ним поговорить… и немедленно!

На ее лице ничего не отразилось.

— Много же вы хотите, док!

— Бекки, я знаю. Я пытался добраться до него… и не смог. Да и вам с этим связываться опасно, девочка. Я ведь сейчас хуже динамита. Я рискнул позвонить вам, надеясь, что вы мне посоветуете — может быть, дадите телефон, по которому я смогу его поймать. Но я не хочу, чтобы вы тоже вляпались в эту кашу. Вы можете пострадать, и я уж никогда не смогу попасться на глаза профессору… да упокоит Господь его душу.

— Я-то лучше знаю, что мне посоветовал бы профессор, — ответила она резко. — Бросьте нести чушь, док. Профессор божился, что вы единственный костоправ, которому можно доверить хирургический нож. Он никогда не забывал тех дней, что провел в Элктоне.

— Ну, Бекки, стоит ли об этом вспоминать! Я же получил свой гонорар.

— И спасли ему жизнь.

— Ничего подобного я не сделал. Сработала его воля к жизни… и ваши заботы.

— Гм… Док, мы теряем время. Насколько велика опасность?

— Они обвиняют меня во всевозможных преступлениях… и всякого, кто со мной связан, — тоже. Есть ордер на… Федеральный ордер. Им известно, где я нахожусь, а бежать я не могу. Жду их с минуты на минуту. И мистер Дуглас единственный человек, который может все это остановить.

— Вы будете спасены. Я гарантирую это.

— Бекки… я уверен, что вы этого добьетесь. Но на это потребуется несколько часов. А будет допрос с пристрастием… Я же слишком стар для допроса третьей степени…

— Но… О боже! Док, дайте мне какие-нибудь подробности. Мне придется составить гороскоп, и тогда я буду знать, что делать. Вы ведь Меркурий? Конечно, раз вы доктор. Но мне надо знать, в какой «дом» заглядывать, тогда было бы легче…

— Девочка, нет времени. — Мысли Джубала метались. Может ли он ей довериться? — Бекки, даже одно знание об этом деле может вовлечь вас в такую же опасность, в которой нахожусь я.

— Говорите, док. Я ведь не трусиха, и вам это хорошо известно.

— Ладно. Итак, я — Меркурий. Но неприятности идут от Марса.

Она бросила на него быстрый взгляд:

— Что вы хотите сказать?

— Вы смотрели передачи новостей? Предполагается, что «Человек с Марса» отдыхает в Андах. Так вот — ничего подобного. Это обман для простаков.

Бекки удивилась гораздо меньше, чем мог ожидать Джубал.

— А как вы в это замешались, док?

— Бекки, на этой сволочной планете полно людей, которые хотят захапать мальчишку в свои лапы. Они стремятся заставить его таскать им каштаны из огня. Он мой клиент, и я не имею права сидеть сложа руки. Мой единственный шанс — поговорить с мистером Дугласом.

— «Человек с Марса» ваш клиент? И вы можете его предъявить?

— Только мистеру Дугласу. Вы же знаете, как это бывает: мэр города хороший парень и обожает детей и собак, но он ничего не знает о своей городской полиции, особенно если она хватает человека и устраивает ему допрос третьей степени.

Она кивнула:

— Копы!

— Мне надо договориться с мистером Дугласом до того, как они меня схватят.

— Все, что вам нужно, — это поговорить с ним?

— Да. Я дам вам свой номер и буду сидеть здесь, надеясь на его звонок… до тех пор, пока они не заберут меня. И если у вас ничего не выйдет… все равно — спасибо. Я буду знать, что вы сделали все, что могли…

— Не отключайтесь!!!

— Почему?

— Не вешайте трубку, док. Если удача будет, он сможет соединиться через мой телефон, и это сэкономит время. Поэтому держите линию.

Мадам Весант исчезла с экрана и бросилась звонить Агнес Дуглас. Она говорила со спокойной уверенностью, указав, что подобный разворот событий был предусмотрен звездами и все развивается точно, как по расписанию. Сейчас наступила та критическая точка, когда Агнес должна вести своего мужа, используя всю свою женскую мудрость и хитрость, чтобы заставить его действовать не только умно, но и без задержки.

— Агнес, дорогая, эта конфигурация не повторится и через тысячу лет. Марс, Венера и Меркурий в полном согласии, причем Венера скоро перейдет меридиан и станет доминирующей. Таким образом, ты понимаешь…

— Элли, чего ждут от меня звезды? Ты же знаешь, я не очень разбираюсь в научной сфере.

Это вряд ли можно было счесть удивительным, поскольку описанное Бекки взаимодействие светил ничему реальному соответствовать просто не могло. У мадам Весант времени на составление гороскопа не было, и она импровизировала. Это обстоятельство ее мало тревожило — она возвещала Высшую Истину, давая хорошие советы и помогая друзьям. Возможность же помочь сразу двум друзьям делала Бекки Вейси счастливой вдвойне.

— Дорогая, ты все понимаешь, у тебя же врожденный талант. Ты — Венера и поддерживаешь на всем протяжении этого кризиса Марс, который усилен, ибо одновременно является и твоим мужем, и тем молодым человеком. Меркурий же — доктор Харшоу. Чтобы скомпенсировать нарушившееся равновесие, вызванное усилением Марса, Венере необходимо поддержать и Меркурий, пока не пройдет кризис. Однако времени страшно мало. Венера обладает нужным влиянием, только пока не пройдет меридиан, а до этого осталось всего восемь минут, после чего ее влияние упадет. Действовать надо немедленно.

— Тебе следовало предупредить меня раньше.

— Дорогая, я ждала у телефона весь день, чтобы в случае необходимости действовать мгновенно. Звезды говорят нам о природе кризиса, но деталей они не сообщают никогда. Однако время у нас еще есть. Мой телефон соединен с телефоном доктора Харшоу. Все, что нужно — это свести их обоих лицом к лицу, прежде чем Венера пройдет меридиан.

— Ну… хорошо, Элли. Мне придется вытащить Дугласа с какой-то дурацкой конференции. Дай мне номер того телефона, который соединен с телефоном этого… как его там… доктора Ракшоу… или, может, лучше перевести разговор на наш телефон?

— Я переключу отсюда. Только добудь скорее мистера Дугласа. Торопись, дорогая.

— Лечу!

Когда Агнес исчезла с экрана, Бекки подошла к другому аппарату. Ее профессия требовала хорошей связи, расходы на которую занимали первое место среди издержек производства. Весело напевая, Бекки позвонила своему другу-брокеру.



Страница сформирована за 0.95 сек
SQL запросов: 173