УПП

Цитата момента



Человек таков, в какого себя он верит.
А я себе — нравлюсь!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наблюдение за детьми в моей школе совершенно убедило меня в правильности точки зрения – непристойности детей есть следствие ханжества взрослых.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

щелкните, и изображение увеличитсяОб оскорбленном достоинстве

(эмоциональный практикум для взрослых)

Мы достаточно говорили об агрессивности, которая буквально поразила наше общество, но сейчас обсудим вопрос очень сложный и, казалось бы, несущественный в детстве — об оскорблённом человеческом достоинстве ребёнка и возникающей на этой почве мстительности.

Ребёнка может очень сильно ранить, более того, сломать ситуация, в которой он оказывается оскорблён и унижен и особенно в присутствии других детей и взрослых. Переживания его ничуть не слабее, чем у взрослого в аналогичной ситуации. А ведь мы прекрасно помним, что в прошлом веке люди за свою поруганную честь готовы были расплатиться собственной жизнью.

Постарайтесь не пропустить этого момента — когда ребёнок испытывает мучительное переживание униженности. Если у вас прочный доверительный контакт с ребёнком, он в первую очередь прибежит к вам поделиться своим детским (а это отнюдь не значит — маленьким) горем. Ведь от этого ему станет легче, особенно если взрослый найдёт поддерживающие, восстанавливающие достоинство слова. Лучше всего обнять ребёнка, прижать к себе и слова утешения и поддержки как бы нашёптывать ему на ушко, даже если рядом никого нет. Этим символическим жестом вы как бы сообщаете ребёнку: "я очень ценю твоё доверие, и ни одна душа не узнает о том, как тебя унизили, но мы с тобой вместе выдержим всё и выйдем победителями из ситуации".

Но может оказаться так, что присутствие и реакция других детей была столь поддерживающей обидчика, что ребёнок просто не сможет поделиться своими переживаниями даже с самыми близкими взрослыми — он просто не в силах будет рассказать всё это. Рассказывая, мы ведь заново переживаем происходящее. А пережить такое ещё раз! — этого малыш не в силах. Но вы всё равно заметите перемену в ребёнке: он может плакать без видимой причины или по самому незначительному поводу, говорить непривычно тихим голосом, неожиданно срываясь на крик, иногда сидеть неподвижно и беззвучно что-то бормотать, глядя вокруг "потусторонним" взором, и т.п.

Это симптомы, которые должны вас насторожить. И одно из предположений относительно причины подобного поведения: ребёнка сильно обидели, оскорбили, унизили. Попытайтесь очень осторожно, тактично, лучше всего косвенным образом разузнать, что случилось у самого ребёнка. Допустим — не получилось. Попробуйте в присутствии ребёнка обсудить с кем-то из близких взрослых ваши переживания в аналогичной ситуации. При этом подчеркните, что вам хотелось бы получить поддержку от другого, как-то уменьшить свою душевную боль. Ребёнку будет легче уже хотя бы от того, что он поймёт: похожее случается даже с могущественными взрослыми и они ищут и находят выход из таких положений. Допустим, и это не дало желаемых результатов.

Тогда попробуйте подобную ситуацию проиграть на игрушках — с зайчиками, собачками, волком и т.п. Часто дети проецируют на игровую ситуацию свои беды и эмоции, которые требуют выхода и душевного облегчения. И если ребёнок языком игры расскажет вам о своём несчастье, подскажите ему выход на том же языке — с помощью всё тех же кукол. Покажите, что оскорбляющий, хотя и доставляет неприятные, а порой, тяжёлые переживания своей "жертве", сам в такой ситуации теряет своё человеческое

достоинство в ещё большей степени, чем обиженный им. Особенно позорно, когда обижает сильный слабого и младшего. Подчеркните его неприглядные стороны и даже пожалейте его за непонимание своей низости. Такая жалость, к которой присоединится и ребёнок, сразу возвысит обиженного над обидчиком.

Если же все эти приёмы окажутся неэффективными, то попробуйте окольными путями разузнать у других детей главное о случившемся. Однако помните, что вы ни при каких обстоятельствах не должны повредить репутации вашего ребёнка. Да, да — именно репутации. Мы часто забываем об этом и буквально вламываемся со своей разрушительной защитой в детские отношения. Если вы узнали, что обидчиком является более старший ребёнок, и случай, унижающий вашего ребёнка, не единственный, постарайтесь поговорить с "обидчиком" на равных. Не нападайте на него, не выплёскивайте вместе с вашими эмоциями банальностей типа: "старший должен защищать, а не обижать младших" и т.п. "Обидчик" с пелёнок знает об этом, слышит от воспитывающих взрослых многократно. Нет! Вы постарайтесь выразить удивление, что такой взрослый и умный мальчик (или девочка), такой уже достаточно взрослый человек вдруг так поступил. Поинтересуйтесь, что случилось у него в жизни, если он смог так, вероятно, не свойственно для него поступать, и так далее в этом же роде. Но ни в коем случае не старайтесь отплатить за обиду вашего ребёнка, обидев этого. Может быть, беседуя в подобном тоне, вы сумеете помочь этому ребёнку. Ведь он тоже нуждается в помощи, хотя и "обидчик".

Ещё тяжелее бывает малышу, если он, оказавшись в унизительной ситуации, сам присоединяется к обидчику и тем самым изменяет себе самому, принимая эти издевательства и смеясь вместе со всеми. Ребёнок, переживающий своё "падение" в глазах других и в своих глазах, нуждается в особенно интенсивной поддержке, но столь же тактичной, как мы говорили раньше. Это, разумеется, не относится к тем случаям, когда ребёнок разделяет общее веселье, становясь объектом необидных шуток, не задевающих его достоинство как личности. Но если ребёнок, будучи оскорбляем и неоднократно, по сути одновременно становится постоянной "жертвой" и "клоуном" в детском обществе, то важно обнаружить позицию ребёнка как можно раньше. Иначе это может закрепиться: ребёнок привыкнет к такой роли, даже явно не будет переживать. Но это всё равно, уйдя вглубь, в "подполье души", прорвётся в чём-нибудь другом: в мстительности, в раздражительности, в неуравновешенности характера, в мелочности и даже жестокости.

Но чем старше ребёнок, тем "дальше" от близких взрослых его отношения с другими детьми, тем труднее воздействовать на ситуацию, изменив её. Поэтому будьте внимательны, не пропустите первых симптомов. Особенно благоприятная почва для таких отклонений в личностном развитии, если ребёнок не отличается самостоятельностью, зависим от других, предпочитает подчиняться их мнениям и влиянию (так называемый "конформный" тип).

Попробуйте с помощью соответствующих образцов в игре, при чтении книг (тут вы вызываете ребёнка на беседу, обсуждаете с ним подходящие к случаю ситуации, размышляете вместе), в жизни "подтолкнуть" ребёнка к пересмотру своей позиции, своей роли в детском обществе.

Помогите ему укрепиться в новой непривычной роли. Если все это безрезультатно, сами подыщите ребёнку других друзей, незаметно для него включите его в другое детское общество, где никто не знает о его злосчастном имидже —клоуна и козла отпущения.

Ни в коем случае не поддерживайте в ребёнке мстительного чувства, если даже он очень сильно задет и тяжело переживает свою боль. Мстительность —

это не созидательное, а разрушающее личность чувство. Оно лишает человека многих прекрасных переживаний, обедняет его жизнь, вносит в неё мрачные тона, напряжение. И оно, к сожалению, очень легко и устойчиво закрепляется в структуре личности.

Но как же быть, если ребёнку надо постоять за себя и не стать при этом агрессивным и мстительным? Это—довольно сложная нравственная проблема, и каждое время даёт нам разные её разрешения. Действительно, должно ли быть "добро с кулаками"? Многие взрослые стараются растить детей здоровыми и сильными, способными в случае чего постоять за себя, дать сдачи, т.е. вступать в драку или же начинать её. Наверное, есть такие ситуации, когда надо пускать в ход кулаки (или что-то ещё), защищая добро, своё имя, честь и жизнь других, наверняка — есть. Но всё же высшая цель — научить растущего человека пониманию, что самое ценное проявить свою силу в том, чтобы драка не началась, но противник обратился в бегство. Это чрезвычайно трудно, но к этому надо подводить ребёнка всю жизнь, особенно мальчиков. Здесь мы имеем в виду — ив прямом и в переносном смысле. Разумеется, это как бы проекция в будущее. Защищённость маленьких детей лежит на воспитывающих их взрослых, это сфера их ответственности. Но всё воспитание должно быть пронизано именно такой идеей, которая убережёт будущих взрослых (и, кстати, воспитателей уже своих детей) от агрессивности, мстительности и других низменных чувств.

Такова и наша исконная культура, другое дело, что за последние десятилетия мы её изменили. Надо по мере сил и возможностей помогать детям восстанавливать связи со своей культурой.

щелкните, и изображение увеличитсяБЫЛИ ЛИ ВЫ В ЕРЫНИИ?

На следующий день все трое — Миша, Даша и Шурик — сидели на лавочке в сквере и вели жаркий спор о том, как надо воспитывать детей. Шурик утверждал, что надо держать детей в строгости, особенно маленьких.

— А то, кто из них вырастет? —сердито вопрошал он и чувствовалось, что он скорее всего подражает своему папе.

Даша сердилась на Шурика и говорила, что детям от взрослых нужны только ласка, поцелуи и сладости; Миша молчал—он просто болтал ногами и прислушивался к спору: порой, ему казалось, что права сестра, а через минуту он намеревался поддержать Шурика.

И тут неожиданно появилась Натали. Она шла по аллее к ним, освещенная солнцем, от этого волосы сияли на её головке золотой короной. На ней было лёгкое кружевное платьице, всё в оборках, а в руках — кружевной белый зонт. Она спокойно подошла к детям и опустилась на скамейку рядом с ними. Дети с опаской огляделись по сторонам, но вокруг не было ни души. Вероятно, потому, что стояла нестерпимая жара, а, может быть, у других детей были неотложные дела совсем в других местах.

Натали вежливо поздоровалась с каждым в отдельности, достала из серебряной сумочки веер и стала им обмахиваться, а Даша с Шуриком продолжили спор о воспитании.

щелкните, и изображение увеличитсяИ в этот самый момент, когда Натали взмахнула веером по направлению к себе… на противоположной скамейке появились очень странные лица. Их было трое. Один — худой господин с густыми бровями и лицом, как будто выструганным из прочного дерева, в руке он держал трость с набалдашником в виде змеи, свернувшейся клубком. Рядом с ним сидела пухленькая дама, она всё время сладко улыбалась и говорила каким-то приторным голоском, на ней было платье в очень ярких цветах, от взгляда на которое ломило глаза. И третий был очень приятный господин, не толстый и не тонкий, который время от времени то заразительно смеялся, то становился очень серьёзным. В руке у него была палка для гольфа.

- Мсьё Ер, — обратилась сахарным голосом пёстрая дама к худому господину с змеиной тростью, — вы настаиваете на том, что детей надо строго наказывать.

Все трое наших спорщиков одновременно вздрогнули. Мало того, что эта удивительная тройка свалилась на лавочку прямо с неба — они ещё перехватили у них разговор. Шурик прямо подавился от удивления.

- Видите ли, господа, — зашептала детям Натали, вежливо прикрываясь веером. — Я во всём виновата. Я просто не учла, что при взмахах веера к себе я вызываю каких-нибудь сказочных героев, особенно если в это время речь идёт о них.

- Ничего себе герои, —возмутился Миша.

- Тише, тише, Мишель. Нас услышат,—взмолилась Натали. —А кто они такие и откуда?—поинтересовался Шурик.

- Господин с тростью — это мсьё Ер, или просто Твёрдый знак. Так называли твёрдый знак раньше, в моё время, — шептала детям Натали. — Дама — это мадам Ерь, то есть мадам Мягкий знак. А третий господин Еры, или по-вашему Ы. Все придерживаются разных систем воспитания детей. Вот послушайте.

- Да, да, мадам Ерь, —строгим, сухим голосом проскрипел Ер, —только наказывать и как можно чаще.

И он даже замахнулся на невидимого ребёнка тростью. Дети сразу возненавидели его. Даше показалось, что змея на трости мсьё Ера высунула жало и зашипела.

- Ну, что вы, что вы, мсьё Ер, детей надо любить, надо их всё время целовать, они такие миленькие, такие кисулечки, лапулечки… —глазки мадам Ерь почти вытеснились с лица щеками. Она невнятно бормотала ласковые прозвища, и голос её становился всё слаще, как мёд, и почти такой же липкий.

Шурик толкнул локтем в бок Дашу:

- Такая воспитательница тебе понравилась бы. Видишь, какая ласковая?

- Шурик при этом ехидно скосился на Дашу.

—Да, очень хорошая… ласковая… - как-то неуверенно проговорила Даша.

Как раз в этот момент трое взрослых заметили детей на противоположной скамейке.

- О, какие очаровательные детки. Лапочки, идите сюда скорей. Я вас сейчас угощу необыкновенными сладостями. Вы таких никогда не едали, — проворковала мадам Ерь. Глазки её щурились и пропадали за поснящимися щёчками.

Дети подошли к скамейке диковинных гостей, стараясь держаться подальше от змеиной трости. Мало ли что, вдруг этот вспыльчивый господин накрутил на свою дурацкую трость живую дрессированную змею.

Мадам Ерь хищно вцепилась в Дашу и стала целовать её в румяные щёки.

Даша вначале терпела. Ведь это она в споре с Шуриком доказывала, что детей надо ласкать. Но мадам Ерь обнимала Дашу так крепко, что девочка испугалась, что эта мадам её задушит. Даша резко присела на корточки и выскочила из-под кольца мадамовых рук на свободу.

Шурик захихикал. Миша спрятался за спину Шурика, а Натали, пытаясь вытащить застрявший в сумочке веер, проговорила:

— Простите, пожалуйста. Но нам уже пора… Нет, вам уже пора. Не сердитесь… О, господи. Очень жаль…

Натали очень волновалась и всё время бросала испуганные взгляды на мсьё Ера.

А тем временем мадам Ерь, изловчившись, схватила своими цепкими ручками Шурика, который совсем не ожидал такого манёвра и был не готов к столь бурному нападению. Ему показалось, что на него обрушились целые горы сливочного крема.

"Надо спасаться!" — подумал он и резко рванулся. Но вырваться ему не удалось. Мадам Ерь, наученная горьким опытом общения с Дашей, не собиралась отпускать свою "жертву". Миша отошёл на безопасное расстояние и весело наблюдал за происходящим.

- Извините, что я вас отрываю от дела… Но, но… у вас что-то упало. Позвольте, я подниму, — Натали очень страдала и не очень хорошо понимала, что говорит.

- Да, да, мадам Ерь, у вас выпала заколка из причёски, — неожиданно поддержал Натали мсьё Еры и весело посмотрел на девочку.

Мсьё Ер сидел на лавке, положив костлявый подбородок на свою змею, и смотрел на всю компанию исподлобья. Особенно ему не понравились слова Натали и мсьё Еры.

Мадам Ерь резко отпустила Шурика, и он едва устоял на ногах. Мадам Ерь нагнулась и стала шарить руками по траве.

- Позвольте, я вам помогу, — покраснев, предложила Натали, и не дожидаясь разрешения, тоже начала шарить в траве, виновато опустив ресницы. —Но, может быть, мне показалось…

- Да, да, конечно. Это нам показалось. Вот же заколка на месте, в вашей причёске, —опять подхватил мсьё Еры.

Натали с благодарностью посмотрела на своего спасителя. Ей было стыдно, что пришлось прибегнуть к маленькой лжи. Но ничего другого в тот момент она придумать не могла.

А вы же обещали нас угостить какими-то сладостями, —напомнил Миша со своего безопасного расстояния.

- Мишель, как вы можете… Не следует напоминать об этом… — Натали была явно не в своей тарелке. А веер всё никак не желал покидать сумочку.

- Ах, мои кралечки, мои куколки, —с новой силой засюсюкала мадам Ерь и двумя руками полезла в свой огромный ридикюль. Она копалась в нём и время от времени выбрасывала на песочную аллею конфетные фантики, кожуру от апельсина и банана, бутылочку из-под лимонада и, наконец, извлекла из сумки огромную плитку шоколада с орехами.

Мадам Ерь подержала шоколад на виду у всех, подумала немного, наморщив лоб, и быстро кинула гостинец обратно в свой бездонный ридикюль.

- У меня, оказывается, нет ничего сладкого с собой. Ну, ничего, лапулечки, я принесу вам гостиничек как-нибудь в другой раз. Иди ко мне, моя деточка, —обратилась она к Натали, —я тебя расцелую.

Натали вздрогнула, но воспитанность не позволила ей обратиться в бегство. Бедная красавица двинулась (правда, очень медленно) по направлению к мадам Ерь. Та уже щурилась и облизывала губы.

Но тут вдруг раздался крик Миши:

- Как не стыдно, тётенька, обманывать детей. Мы же всё видели!!! Мадам Ерь возмущённо тряхнула головой и на этот раз, действительно, выронила заколку.

И тут мсьё Ер просто взвился от возмущения. Он размахивал тростью, стараясь достать ею Мишу, топал ногами и дребезжащим голосом кричал:

- Пороть, только пороть следует таких невоспитанных детей. Каждый день, утром и вечером… Пока не заболит рука… кхе, кха… —и дальше он закашлялся, покраснел, но не прекратил взмахивать тростью.

Мадам Ерь одобрительно улыбалась и кивала головой. Но мсьё Еры мягко, но решительно схватил за руку разгневанного старика.

- Успокойтесь, мсьё Ер, а то вам станет плохо. Вы слишком разволновались.

А когда трость, наконец, утвердилась на земле в обычном положении, и мсьё Ер, наконец, замолчал, но всё ещё бурно дышал, мсьё Еры решительно и спокойно добавил:

- Детей нельзя бить. Никогда!!! Вы в своей Твердынии воспитываете очень жестоких твердынцев.

- Зато у нас в Мягкостелии никогда не бьют детей, этих маленьких крошек, — проворковала мадам Ерь, снова потянувшись к Натали, и вдруг неожиданно добавила: — Им просто дерут уши.

И сладостно заулыбалась.

- Нет, нет, господа. К детям надо относиться с тем же уважением, что и ко взрослым. Они такие же люди, только не всё ещё знают… Я приглашаю вас в Ерынию. У нас очень хорошие дети, мы все их очень любим… —но он не успел договорить, потому что в этот момент Натали/ наконец - то, высвободила свой знаменитый веер и взмахнула им в сторону аллеи. И в тот же миг все трое пришельцев оказались уже далеко, в самом конце аллеи. Мсьё Еры шёл посредине со своей палкой для игры в гольф и очень напоминал букву Ы, по-старому "еры". Он что-то оживлённо рассказывал своим спутникам, которые тоже на таком большом удалении были похожи на Ь, но довольно толстенький, и на Ъ, но очень худой.

- Ишь, чего захотели — бить детей, — возмущался Миша. —А мсьё Еры мне понравился, — и тут он опять вспомнил господина с тростью. — Пороть каждый день… Да нас никогда даже не шлёпали дома. Правда, Даша?

- Да, конечно. Как же можно так наказывать детей?! —поддержала брата девочка.

Шурик ничего не сказал, но губы его дёрнулись, и он резко опустил голову. Натали нежно и как-то незаметно обняла его.

Шурик сначала хотел скинуть её руку, но потом раздумал — ему было очень хорошо.

- Конечно, детей нужно ласкать, как эта тётя Ерь. Правда, Даша? — съехидничал Шурик. — Не хотела бы ты погостить в Мягкостелии?

- Нет, не хотела бы, — серьёзно ответила девочка. — Она, эта мадам Мягкий знак, какая-то не настоящая. Наша мама — очень ласковая. Но она совсем, ну совсем другая!..

Настроение у всех было испорчено. И тогда Натали предложила:

- А не прогуляться ли нам в Эюлию?



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 173