УПП

Цитата момента



Настоящие мужчины никогда не женятся на настоящих женщинах, ибо настоящие мужчины никогда не повторяют своё предложение дважды, а настоящие женщины никогда с первого раза не соглашаются.
Повторяю…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Биологи всегда твердили и твердят: как и у всех других видов на Земле, генетическое разнообразие человечества, включая все его внешние формы, в том числе и не наследуемые (вроде культуры, языка, одежды, религии, особенностей уклада), - самое главное сокровище, основа и залог приспособляемости и долговечности.

Владимир Дольник. «Такое долгое, никем не понятое детство»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

щелкните, и изображение увеличитсяО наказании и ласках

(эмоциональный практикум для взрослых)

Прежде чем обсуждать наши сложные проблемы, подчеркнём ещё раз одно вето, один незыблемый запрет: детей бить нельзя. Это нужно принять для себя раз и навсегда. И ещё: стараться обходиться вообще без наказаний.

Хотя последствия телесных наказаний общеизвестны, повторим их: порождение в ребёнке агрессивности, которая по отношению к наказывающему взрослому скорее всего скрывается, но реализуется по отношению к младшим, слабым, порождает черты детского тирана, силового лидера. Подобное лидерство обрастает рабским окружением детей, готовых служить лидеру ради того, чтобы не пострадать от него же.

щелкните, и изображение увеличится

С другой стороны, часто наказываемый ребёнок, не способный к лидерству в другой среде и тем самым не компенсирующий свои состояния морального унижения и физической боли, может вырасти забитым, пугливым, неконтактным, и в результате окажется аутсайдером в детском окружении.

Особенно этот запрет — "не бить" — относится к отцам. Некоторые отцы вообще уверены, что им природой отведена роль строго карать своих детей за проступки. Нет, нельзя. И кончим об этом.

Другая противоположность — заласкивать детей. Взрослые, особенно матери, бывают настолько ослеплены своей любовью к ребёнку, что готовы проявлять её всегда и везде, не считаясь с чувствами самого ребёнка. Тогда получается, что ваш ребёнок из субъекта, личности превращается в объект вашей любви. А необходимо настраиваться в унисон переживаниям ребёнка. Например, в три года (известный кризис трёх лет, обозначенный в психологии как кризис "я сам") ребёнок начинает отвергать не только излишнюю опеку, но и ласку, особенно в присутствии других. Конечно, не следует "душить" ребёнка ласками, если он от них отбивается. Но это совсем не значит, что надо сменить стиль отношений на эмоционально "сухой", "взрослый". Может быть, надо изменить способы эмоционального общения (например, не целовать без конца, а вовремя обнять, прижать к себе, погладить по голове, ласково заглянуть в глаза и т.п.) —не сюсюкать, подделываясь под "детскую" речь, сопровождая её избыточными уменьшительно-ласкательными прозвищами и суффиксами, а всю свою любовь к ребёнку передавать интонацией, уменьшая количество ласковых слов, но не отказавшись от них совсем. И, главное, — очень чутко понимать место и время для прямого проявления любви. Подчеркнём ещё раз — не лишайте ребёнка вашего любовно-ласкового отношения. Ребёнок очень нуждается в этом, но порой сопротивляется нашей взрослой бестактности, ограничению его физической свободы, когда он эмоционально не расположен к прямому эмоциональному контакту.

Довольно распространённая ошибка взрослых — это полный отказ в ласке (ребёнка не обнимают, не целуют, не берут "на ручки", на колени и т.п.) при рождении младшего братика или сестрички. Ребёнка резко и без его желания "возвышают" в позицию "взрослого", "старшего". Всё время это подчёркивают, и даже, когда старший мальчик (а ведь он ещё малыш) совершенно очевидно обижается, что его так же не ласкают, не нежат, как братика, ему указывают на разницу в возрасте, и прямо на глазах "обделённого" ребёнка возятся с младшим. Такое поведение взрослых, изменение эмоционального характера взаимодействия с ребёнком тоже ведёт к серьёзным негативным последствиям: ревность порождает неприятие младших братьев и сестёр, замкнутость, чувство одиночества, заброшенности, незащищённости в своём доме.

Даже трудные подростки, в борьбе со всем миром отстаивающие свою самостоятельность, взрослость, откликаются на ласку, на эмоциональный контакт, если взрослый чутко определил место и момент, когда это возможно.

щелкните, и изображение увеличится

И ещё… Дети не только не любят "сюсюканья", но и чувствуют всю искусственность, фальшивость подобных проявлений. Если подчеркивающие свою любовь таким образом взрослые не выполняют обещаний, они полностью дискредитируют себя. Дети понимают, что их не уважают, да и, пожалуй, по-настоящему не любят.

Любовь требует постоянных подтверждений в виде жестов, слов, взглядов и т.п. и не терпит фальши и поверхностности. Это тоже известное положение, но мы, взрослые, не всегда придерживаемся его в жизни, с нашими детьми и близкими.

ПРЕКРАСНАЯ СТРАНА ЭЮЛИЯ

- В Эюлию? — разом переспросили дети. — А что это такое?

- Это совсем-совсем необычная страна. Но она — наше, вернее ваше, будущее. Ваше возможное будущее, — торжественно произнесла Натали и подняла кверху свой розовый пальчик. Но у неё это не получалось так, как это делал мистер Ер, или Твёрдый знак. Потому что она улыбалась.

- Теперь все задумайтесь, представьте себе, каким может быть наше далёкое будущее.

Даша, Миша и Шурик задумались, а чтобы было лучше задумываться, все закрыли глаза, а лица подняли к небу. Натали в это время нежно и плавно помахала над ними своим веером.

щелкните, и изображение увеличится…Зазвучала тихая чудесная музыка, она как будто бы проникала сразу в душу, минуя уши. От неё стало как-то тепло, радостно и чуть- чуть грустно. Дети, как по команде, открыли глаза. Они находились на берегу чудесного пруда. Шурик тоже привык к таким перемещениям во времени и пространстве и перестал беспокоиться, как раньше. Он с интересом озирался по сторонам. Пели птицы, тоненько свистели цикады, а воздух был такой чистый и вкусный, что его хотелось кушать ложечкой. По шуршащей песчаной аллейке проходили красивые,

нарядные и по-разному одетые люди. Некоторые из них несли над собой похожие на зонтики, но только плоские прозрачные навесы.

На одного дядю из такого "зонтика" лил дождь. Он шел укутавшись в длинный плащ надвинув на самые брови широкополую шляпу, а на него из его же зонтика обрушивались потоки дождя.

- Не удивляйтесь, дети — начала Натали. —. Это поэт. Ему захотелось сейчас побродить под дождём. Такой у него каприз и настроение. А погода не соответствует его настроению. Вот он и . бродит в своём собственном микроклимате. Прибор, похожий на зонтик, называется "микроклиматор".

Едва дети перевели дух, насмотревшись на поэта — любителя мягко шуршащего дождя, как мимо них прошла очень красивая девушка — тоже под микроклиматором. Она прямо на глазах покрывалась великолепным бронзовым загаром.

— Вот посмотрите, — шептала Натали детям, чтобы не смутить загорающую девушку, — микроклиматор у этой девушки настроен на майские утренние лучи. Они — самые лучшие для загара. Ей, видимо, очень нужен сейчас загар.

щелкните, и изображение увеличитсяДевушка прошла мимо, продолжая загорать и облизывая голубое мороженое. Тут до наших героев донеслись громкие восторженные вопли детей. В воде играли дети. Над ними был натянут большой микроклиматор и под ним буйствовала гроза: гремел гром, пространство между водой и тентом прочёркивали синие молнии. На том квадрате пруда, где играли дети, вздымались, правда, не очень большие, но очень шумные волны. Дети Эюлии играли в пиратов, морских разбойников. Их маленький плот трепали волны, а дети с ними боролись и визжали от восторга.

Шурик было ринулся к ним. Такую игру он не мог пропустить. Ведь он когда-то был грозой Арбата. Но Натали его мягко удержала.

- О нет, Александр. Вы обязательно заиграетесь, а мы здесь долго находиться не можем. Не хотите ли вы здесь остаться?

- Да, хочу, — не раздумывая, крикнул Шурик, но тут же запнулся. - Нет, ведь я тогда больше не увижу маму и бабушку…

- Поэтому нам надо быть вместе, - заключила Натали.

И Шурик с ней согласился.

На берегу, ближайшем к месту игры, стояли три женщины и смотрели на своих детей. Сначала на них были очень красивые пёстрые платья, но потом… дети даже не поверили своим глазам… платья женщин стали менять цвета. У одной оно сначала порозовело, а потом стало ослепительно белым, у другой - ярко-красным, а у третьей — небесно-голубым!

- Видите, — продолжала Натали, — мамы переживают за своих детей. Одна испугалась, вдруг её ребёнок утонет, он очень рискованно нырнул с плота, другая гордится своим сыном —он очень смелый и прекрасно плавает, а вот той маме стало стыдно, что её мальчик столкнул с плота в воду одну девочку, которая от неожиданности наглоталась воды, а он спрятался за спины других…

—А они могут утонуть? — забеспокоилась Даша.

- Нет, в случае опасности к ним мгновенно примчится береговая спасательная команда роботов. Их даже не надо будет вызывать, как у вас скорую помощь или пожарников, они просто настроены на тревожную ситуацию.

- А я догадалась по цвету платья, какая мама испугалась! — крикнула вдруг Даша.

- А я знаю, какая гордится, —подхватил Миша.

- Думаете, я не знаю? — возмутился Шурик. — Я вижу маму, которой стыдно.

- В Эюлии у всех людей такие одежды? — поинтересовалась Даша.

- О нет, только у тех, кто шьёт или заказывает себе одежду из чувствительной к переживаниям ткани. Такая одежда меняет цвет, потому что изменяется температура тела.

- А едят они, наверное, как космонавты, из тюбиков? — продемонстрировал свою образованность Шурик.

- Жители Эюлии могут заказывать себе любые блюда. Те, которые им особенно нравятся, или те, о которых они где-то услышали, узнали, прочитали. Всё можно заказать кухонным роботам. Команды отдаются словесные…

- Даже не надо нажимать на кнопку? —удивилась Даша.

- Не надо, скажешь и — всё. Устные команды можно давать телевизору, посудомоечной машине.

- Вот бы посмотреть, —размечтался Миша.

- Может быть, и увидите… —задумчиво произнесла Натали и взмахнула веером.

Было уже поздно. Надо было спать. Нельзя же нарушать домашний режим, а то родители будут беспокоиться.

…И вот дети уже спят. Детям снится Эюлия.

МНЕ СТЫДНО, ГОСПОДА!

…Натали появилась вечером, как всегда. А перед её появлением Миша и Даша яростно спорили. Их спор был такой горячий, что они забыли, с чего начали. Только и было слышно: "Как тебе не стыдно!", "Не знаешь, так молчи!". А началось всё с того, что Миша заявил, что знает, как вызвать Натали без духов. Ведь духи "Аромат времени" уже были использованы до самого донышка. Ну, ни капельки не осталось! Ещё бы — они столько путешествовали.

На шум прибежала мама.

- Что вы расшумелись? Как не стыдно! Ай-я-яй, только и знаете спорить!

- с ходу напала она на детей.

Мама вышла, а Миша тут же повторил:

- Ай-я-яй, Даша. Тебе должно быть стыдно! Ну, почему ты не стыдишься? - и он скорчил строгую гримасу.

- Вот ещё, —надменно заявила Даша… И вот тут-то появилась Натали…

Но что это? Кукла, словно вторая маленькая Натали, лежала на Дашиной кровати с закрытыми глазами. Что-то было не так.

Даша, ещё не успевшая остыть от спора, с жадностью набросилась с вопросами на Натали:

- Скажи, Натали, почему я должна стыдиться? Заладили все: "Стыдно, стыдно!", "Ай-я-яй!" Пусть Мишка сам стыдится! Ведь если бы он со мной не спорил, я бы тоже не спорила с ним!

- Дашенька, Мишель, добрый вечер, —Натали была чем-то взволнована. - Я пришла к вам прощаться. Теперь мы уже никогда не расстанемся с вами…

- Да-да, никогда… —закричали дети.

- Подождите, пожалуйста, я ещё не закончила. Но приходить к вам я больше не смогу. Любое чудо имеет своё начало и свой конец…

Детям захотелось опять закричать, но они не нашли слов, только взволнованно задышали и беспомощно оглядывались друг на друга. Натали улыбнулась.

- Это же должно было произойти когда-нибудь. И вот момент настал… — голос её был как всегда певуч, мягок, но сейчас очень печален. Он был пропитан печалью.

И вдруг у Даши неожиданно вырвались слова:

- Как тебе не стыдно, Натали! Ты нас бросаешь, — и потом добавила совсем уже тихо. —Ай-я-яй…

К чему она это сказала, Даша и сама не знала. Наверное, потому, что все эти слова ещё вертелись у неё на кончике языка. Ведь все дети так часто заявляют друг другу: "Как тебе не стыдно!" Не так ли! И что же они услышали в ответ:

- Да, мне очень стыдно, господа, —едва слышно прозвучало в комнате. - Я к вам очень привязалась…

И тут уже Миша не выдержал:

- Почему это Натали должно быть стыдно?! Это ты во всём виновата! — набросился он на сестру. И неожиданно заплакал. И оттого что он заплакал, мальчик ещё больше рассердился на Дашу. А Даша в ответ тоже заплакала.

- Тихо, тихо, —сказала Натали, —успокойтесь, господа. Прощаться надо всегда очень тихо. Я, наверное, виновата перед вами. Я знала, что придёт эта минута, но не подготовила вас к расставанию.

- К этому нельзя подготовить, — размазывая по лицу слезы, возразил Миша.

- Нельзя подготовить, —как эхо повторила Даша и горько всхлипнула.

- Хоть и нельзя, а надо, —улыбнулась, тоже сквозь слёзы Натали.

- Натали, ты всегда и во всём винишь только себя и никогда не стыдишь других. Разве это правильно? — возмутилась Даша.

Она надеялась, что Натали что-нибудь расскажет, пригласит отправиться в какую-нибудь чудесную страну и забудет о расставании. Но Натали ответила коротко:

- Я часто испытываю чувство стыда за свои мысли, поступки. А других я никогда не сужу и не стыжу. Пусть судит Бог!

Н память я вам оставлю веер и лорнет, но они, к сожалению, уже исчерпали свою волшебную силу, - стараясь казаться веселой, Натали отдала Даше веер, а Мише – лорнет. Она прислушалась…Откуда-то издалека шло неравномерное, набегающее гудение, как будто бы накатывались огромные волны и разбивались о берег.

- Меня торопит…- прошептала Натали.

- Кто? – в один голос воскликнули дети.

- Прошлое, - еще тише ответила прекрасная девочка.

- Нет, не уходи!!! – закричала Даша. Вернее, ей так показалось, что она закричала. Она действительно вопила, но как будто внутри себя, а на самом деле ее было едва слышно. Даша бросилась к Натали и хотела схватить ее за нежную ручку, хотела удержать. Но руки Даши были заняты большим веером из страусовых перьев. Веер, коснувшись Натали, вспыхнул белым, ослепительным и, наверное, прощальным светом. Дети зажмурились…и когда открыли глаза Натали уже с ними не было…Никогда.

И ничего не осталось: ни флакончика от духов «Аромат времени», ни лорнета, ни веера…Ни-че-го!

Даша кинулась к постели. Какой ужас! Куклы Натали тоже не было.

…Когда мама вошла в детскую, Миша и Даша уже крепко спали. Но лица у обоих были такие печальные, что мама не выдержала и поцеловала сначала Дашу, а потом —Мишу. Мамин поцелуй вернул покой на лица детей. Они спят и ещё не знают, что под подушкой у Даши лежит изумительной красоты, самый настоящий веер, а у Миши — старомодный лорнет. Но утром они найдут их, и так удивятся, что впору будет опять отправляться в Удивляндию с её столицей городом Ах-Тюбинском. Но Натали сказала верно, старинные предметы уже не имели волшебной силы. Только силу памяти, памяти сердца — о Натали и о всём том, что случилось, когда она приходила из Прошлого.

А дети со временем успокоились. К тому же они убедились, что Натали действительно теперь навсегда с ними. Но поскольку им никто не верит, когда они начинают рассказывать обо всём случившемся с ними, и поскольку они сами уже не понимают, что с ними было, а чего не было… Поэтому дети рассказывают всем, что веер и лорнет достались им от их прапрапрабабушки.

Мама при этом всегда высоко вскидывает брови, но молчит… А что скажешь, если веер и лорнет… вот они. Их можно потрогать, погладить… Но вот, где кукла Натали… Мама думает, что Даша потеряла куклу, но сознаваться не хочет, потому что сильно переживает утрату. А Даша, конечно, переживает, но не из-за куклы… Когда Даше особенно грустно, она чувствует, что Натали рядом. Ей даже слышится чудесный голос девочки из прошлого: "Мне очень стыдно, господа".

"Боже мой! —думает Даша. —Если уж Натали стыдно… то я, наверное, была не права". И начинает обдумывать свои поступки, тайные мысли и старается не винить во всём других.

И Миша теперь никогда не забудет Натали. "Быть сильным и смелым — это не значит нападать, а значит — защищать", —так он теперь думает. И не сговариваясь, в самых глубинах своих душ, Миша и Даша часто произносят:

ПРОЩАЙ, НАТАЛИ!
ПРОСТИ НАС, НАТАЛИ!



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 175