УПП

Цитата момента



Незнакомый человек – это твой друг, который еще об этом не знает.
Приятно познакомиться!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Великий стратег стал великим именно потому, что понял: выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится - отказаться и от них.

Аркадий и Борис Стругацкие. «Град обреченный»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009
щелкните, и изображение увеличится

ЖЕЛТОЕ МОРЕ

Море разноцветных парусов

ЛОЦИЯ. Желтое море расположено на восточной окраине Азиатского материка. Непосредственно примыкает к Восточно-Китайскому морю. Наибольшая глубина всего 106 метров. Крупные порты: Циндао, Тяньцзинь, Люйшунь (Порт-Артур), Люйда (Дальний) — Китайская Народная Республика, Инчхон (Чемульпо) — Корейская Народно-Демократическая Республика.

ЧТО РАССКАЗЫВАЮТ МОРЯКИ

Большинство морей не оправдывает свои названия. Черное море вовсе не черное. Белое — не белое. Красное бывает красным только тогда, когда на его поверхность всплывают сорванные штормом бурые водоросли.

И только Желтое море действительно желтое.

В западную его часть впадает Хуанхэ, одна из самых полноводных рек мира. «Хуанхэ» — значит «Желтая река». Вода, зачерпнутая здесь стаканом, мутна и едва пропускает свет.

Часами идет пароход к порту Тяньцзинь по непрозрачной воде. Желтые волны смыкаются за его кормой.

Впрочем, такое оно—море — только здесь. Восточнее, где раскачивает поверхность воды океанская зыбь, вода зеленая с синим оттенком— это обычный цвет открытого моря.

Здесь уступами вторгаются в море корейские шхеры и разноцветные паруса джонок с утра покрывают рейды.

Здесь хорошо просматривается дно.

По нему, медленно сокращая тело, ползают шишковатые голотурии— трепанги; в расселинах скал мерцают красноватые иглы морских ежей.

Тут мы и пойдем — по чистой воде.

Кто плавал в этих водах

Народы Дальнего Востока тоже издавна были мореходами. Прямоугольные шуршащие паруса уже давно качались над водами Желтого моря. И здесь тысячелетия назад корабли уходили в заморские плавания к берегам Японии, Тайваня, Вьетнама.

Восточные ветры с океана затрудняли открытие далеких островов. Зато, двигаясь вдоль побережья, мореплаватели достигали Индии, Аравии. В древних рукописях есть даже глухие упоминания о том, что они посещали берега Африки.

Из европейцев первым на берегах Желтого моря побывал венецианец Марко Поло.

ЛОЦИЯ. Летом над морем дуют слабые юго-восточные ветры, зимой — холодные, северо-западные. С июля по октябрь один за другим проносятся тайфуны, медленно бредут смерчи. Соленость воды 30—32‰, прозрачность всего 10—15 метров. В шхерах Кореи значительной силы достигают приливы — до 9 метров.
Северо-западная часть моря с ноября по март замерзает.

ДАЛЬШЕ-БЫСТРЕЕ

В путь идти—дорогу выбирать.

По какому пути плывется быстрее? По самому короткому? А вот и нет.

Сотни лет корейские моряки возили с юга на север рис. Они плыли вдоль побережья, шли у самого берега, обходя каждую мель, огибая опасные скалистые мысы.

Долог был путь торговых кораблей. Часто приходилось им менять курс, переставлять паруса.

И тогда какой-то смельчак предложил плыть не этим — коротким

путем, а другим—длинным. Он повел свой корабль далеко в море и там, используя попутные ветры, прямым курсом добрался до северных портов. Получилось намного быстрее.

Сейчас его курс назвали бы рекомендованным. В научных институтах на берегу теперь сидят специалисты, рассчитывают корабельные пути. Они принимают во внимание ветер, течение, льды. И если курс быстрый, рекомендуют его судам.

СМЕРЧ

Наш пароход стоял на рейде и ждал эсминец, который должен был провожать нас во Владивосток. Небо было чисто, и только над дальней сопкой висела синяя косматая туча. Но вот она оторвалась от вершины

сопки и лениво поползла к морю. Под ней пыльной полосой катился ветер. Море зарябило, над ним встал серый водяной столб. Покачиваясь, он медленно поднимался, устремляясь к туче. От тучи отделилась дымная струя и соединилась со столбом. Смерч постоял на одном месте, изогнулся и, оседая и распадаясь, ушел прочь.

Тогда из ворот гавани торопливо выкатился эсминец. Он сигналил прожектором, требуя, чтобы мы следовали за ним.

щелкните, и изображение увеличится

СТВОР

щелкните, и изображение увеличитсяКогда плаваешь в корейских шхерах, только и слышно:

— На створе!

— Подходит створ!

— Створ проскочили!

Что это за створ упоминают здесь без конца?

А ну, прислушайтесь: створ, створки, ворота — все, что соединяется, смыкается друг с другом. Когда два предмета лежат на одной линии, моряки говорят: «Они в створе».

Чтобы плавать в узкостях, среди камней и мелей, на продолжении линии безопасного пути ставят на берегу два знака.

Тот, кто плывет на них или от них и все время видит эти знаки соединившимися, плывет правильно — «по створу».

— Левее, левее, теперь правее… Так держать! Видишь, вон та сосна с рыжей скалой створится? Так и иди. Поворот я скажу.

Это старый опытный лоцман ведет судно по местам, где знаки еще не поставлены. Но у него для этих мест замечены свои створы. Собственные.

щелкните, и изображение увеличится

СУДОВЫЕ ОГНИ

щелкните, и изображение увеличитсяНочь опустилась над Желтым морем. Она потушила зеленую закатную полосу у горизонта, сделала воду залива черной, размыла и утопила в непроницаемой темноте вечерний берег.

Мы проходим корейский порт Инчхон. Ночь зажгла в порту огни. Тусклыми звездами горят они на молу. Дымят и мерцают прожектора на кранах, двойной цепочкой уходят вдаль голубые светильники бульвара. Все эти огни неподвижны.

Движутся огни судов.

Вот прямо на нас ползут три огонька: красный, белый, зеленый. Это выходит в море рейсовый теплоход.

Слева проплывает целая вереница: красный огонь, над ним три

белых, а позади —с той же скоростью— тянется еще красный… еще… наконец низко, у самой воды,— белый. Это портовый буксир повел куда-то две баржи.

Подул ветер, и с моря на рейд вбежали два белых светлячка — две рыбачьи лодки возвратились с лова. Огоньки покачиваются — лодки идут под парусами.

Ночь светит звездами, как прожекторами, вниз. Два неба: одно наверху, второе внизу — в воде. Две половинки небесной сферы обнимают корабль.

Кажется, протяни руку — и тронешь пальцем вогнутое небесное стекло.

Я поднимаю руку. На нее падает белый свет якорного огня.

щелкните, и изображение увеличится

1 — штаговый якорный (включается, когда корабль стоит на якоре): 2 — правый отличительный (ходовой, включается, когда корабль идет); 3 — левый отличительный: 4 — дежурный (его зажигает дежурный корабль); 5 — нижний топовый (ходовой); 6 — нижний буксирный (его включает буксирующий корабль): 7 и 9 — аварийные огни (будучи включены ми, означают, что корабль не может управляться); 8 — верхний буксирный; 10 — клотиковые огни (для переговоров в ночное время по азбуке Морзе); 11 — верхний топовый (ходовой); 12 — флаг манский (означает присутствие на борту старшего начальника — флагмана); 13 — верхний кильватерный (включается Зля того, чтобы идущему сзади короблю было удобнее держать строй; 14 — гафельные огни (включаются, когда надо показать, что корабль военный; например, при входе ночь» на рейд): 15 — гака-борткый якорный; 16 — нижний кильватерный; 17 — гакабортный ходовой.

Зажженные ночью судовые огни не только предостерегают: «Внимание — корабль!» По ним всегда можно узнать, кто встретился тебе в море.

А — судно идет на нас; Б — судно идет влево от нас (левым бортом к нам); В — судно, прокладывающее кабель, идет на нас; Г — судно, лишенное возможности управляться, стоит к нам правым бортом; Д — парусное судно идет прямо на нас; Е — судно стоит на якоре; Ж — беспалубное рыбачье судно; 3 — буксир с баржей идет вправо от нас; И — буксир идет прямо на нас, длина буксира более 183 метров; К — парусное судно идет вправо от нас.

Сигнальными огнями когда-то служили простые масляные фонари.

щелкните, и изображение увеличится

Терпеливый огурец

Полз по песчаному дну морской огурец — голотурия. Толстый, фиолетовый, гладкий.

Ползет огурец, как маленький бульдозер,— носом песок роет. Роет, высасывает из песка мелкую живность, ест.

Вдруг, откуда ни возьмись,—бычок. Подскочил, ухватил голотурию зубами и давай трепать. Теребит, дергает.

Мучил, мучил — и добился своего: сжалась голотурия, напыжилась, как стрельнет в мучителя чем-то желтым. Подумать только: желудок свой выбросила! Вот так дела!

Подхватил бычок добычу — и прочь. Не зря старался!

Впрочем, и огурец не унывает: желудок у него вырастет новый! Дело привычное.

На морском дне каждый отбивается от врагов как может.

ЖИВЫЕ ДОМИКИ

Я плавал у скалы, над неровным каменистым дном. Слабое течение покачивало внизу редкие веточки водорослей. Я искал морских ежей.

— У скалы их навалом!—сказали мне матросы. — Мы видели. Сидят — здоровые, иголки как гвозди. Вот такие!

Но ежей не было. Я проплыл в одну сторону — нет. В другую — не видно.

И вот тогда-то мое внимание и привлек домик. Маленький домик на дне — две щепки, шалашиком.

Домик… полз. Он полз очень медленно и очень спокойно — видно, хозяин его не торопился. Я подплыл к домику и тронул пальцем одну щепку. Щепка задрожала. Я отвел ее в сторону—из-под нее торчал пучок фиолетовых игл.

Еж! Ну конечно, еж!

Я отбросил в стороны щепки. Еж замер, темные иглы встопорщились. Поняв, что я больше его не трону, еж успокоился, опустил иглы и быстро-быстро двинулся в путь.

Он слез с камня и начал что-то искать на дне.

Неподалеку лежала крышка от консервной банки. Еж примостился рядом и выпустил из-под игл несколько черных ниточек—ножек. На конце каждой — присосочек. Ножки потянулись к крышке. Вот первая дотянулась и замерла — присосалась… За ней вторая, третья…

Еж что-то задумал!

Я смотрел во все глаза. Ножки поднатужились и подняли крышку. Они изгибались, шевелились, передавали тяжеленный груз одна другой. Крышка ползла вверх по иглам. Она доползла до самой ежиной макушки и остановилась. Получился щит.

Еж покачал его: крепко сидит? Крепко! И снова полез вверх по камню. Теперь он лез спокойно — со щитом ему никакой враг не страшен.

Но где же остальные ежи?

Посмотрел я вокруг внимательно. Ну конечно, вон их сколько! Хитрецы: кто пучком травы прикрыт, кто — створкой раковины. Глянешь не знаючи — нет под скалой никаких ежей.

Одни живые домики.

КТО ПРЕДУПРЕДИЛ МЕДУЗ?

День начался странно. Еще вчера в желтоватой воде гавани было полно медуз. Синеватые, круглые, как тарелки, они появлялись из глубины и, колыхаясь, медленно плавали вокруг судна.

И вдруг медузы исчезли. Сколько ни всматривались матросы в желтую воду, медуз не было.

Наступил вечер. С запада пришла и закрыла полнеба туча. Порывистый ветер помчал по воде черные шквальные полосы. Разыгрался шторм.

Волны выбрасывали на берег пучки водорослей, доски. Между двух камней лежал брюшком кверху и шевелил сломанными ногами краб. Даже его выкинуло море на сушу.

А медуз на берегу не было.

Слабые студенистые существа, плохие пловцы, они перехитрили шторм. Они заранее уплыли подальше от берега и там погрузились на глубину.

Кто предупредил медуз?

Никто. Они сами услыхали приближение шторма.

У каждой медузы снизу на «животе» есть колбочка. В ней плавают камешки. Когда, обгоняя ветер, издалека приходят колебания воды — первые вестники шторма, камешки начинают качаться. Их движения воспринимает чуткий нерв. Сам шторм предупреждает медузу: «Берегись!»

Есть наука, которая учит людей строить машины и приборы, подражая живой природе. Она называется «бионика».

Ученые построили прибор, напоминающий колбочку медузы. Опустили его в воду, и он… заработал. Приход шторма этот прибор предсказывает за пятнадцать часов.

щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится
Судно или корабль

— Плыл я как-то пассажиром из Владивостока в Инчхон. Лес, бумагу везли… Вот на корабле были чистота и порядок!

— Бывал я на этом судне. Убирают его. Только настоящую чистоту, батенька, не тут искать надо! Ходил я юнгой на паруснике. Как выскоблим его, аж светится! Ляжешь в белой рубахе на палубу и лежишь. Ни пятнышка! Что там ваше судно!..

Чистота — это хорошо. Но почему старый моряк в разговоре упорно называл пароход судном, а не кораблем? Не все ли ему равно?

Не все.

Моряки — народ строгий. Каждому слову у них свое место.

Корабли у них — военные да парусные, суда — все остальные.

Подводная лодка — корабль. Парусный бриг — тоже.

А вот пассажирский "турбоэлектроход — судно. Лесовоз, рефрижератор, китобоец — суда.

Прежде чем сказать «судно» или корабль», подумай!

щелкните, и изображение увеличится

— Интересно, куда это реки спешат?

— Как — куда? В моря.

— А зачем торопиться? До моря добежал, и конец—вспять не повернешь.

— Всяко бывает. Видишь, туча плывет? Это море воду реке возвращает. По воздуху.

— О чем молчат медузы?

— О штормах.

— Ранним утром посмотри в воду, увидишь звезды. Лиловые с оранжевыми крапинками — морские, они лежат на дне. А голубые с тонкими лучиками — отраженные: в небе погасли еще не все.

щелкните, и изображение увеличится

— Здравствуй, заяц!
— Здравствуй, заяц
— Шубу сменил?
— Сменил.
— В который раз?
— Во второй. Чего ее часто менять? Весной ношу рыжую, осенью — белую, и хватит.
— Как знаешь! А я так три раза меняю. В детстве она у меня красная, в молодости — бурая, а к старости зеленую надену…
Подслушает кто-нибудь этот разговор — и диву дастся: какие это зайцы разговаривали? Удивительные!
И верно, удивительные. Один заяц сухопутный, второй — морской. Моллюск есть такой, нашей улитке-береговушке родня. Как это они поговорить друг с другом сумели?
Как — не знаю. А вот насчет шуб все верно. Жизнь свою морской заяц начинает на больших глубинах, где водоросли красного цвета. Потом переходит на средние глубины, там водоросли бурые. А кончает ее на малых — среди зеленых водорослей. Шубы носит разные — его врагам и не видно.

ЗАГАДОЧНЫЕ РИСУНКИ • ЗАГАДОЧНЫЕ РИСУНКИ • ЗАГАДОЧНЫЕ РИСУНКИ

— Вот так рыбы! Неужто и такие бывают!

— А ты как думаешь!

— Не знаю. Первая, по-моему, акула.

— Сам ты акула! Три рыбы мы выдумали. Взяли от одной хвост, от другой — голову, соединили и напечатали. А вот четвертая — настоящая.

Ну-ка, найди ее!

щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится

Кто кого проглотил?

ВИКТОРИНА МОРСКИХ СЛЕДОПЫТОВ

1. Какие порты не стоят на месте?

2. Можно ли играть в футбол сушеной рыбой?

3. Всегда ли неподвижны дымовые корабельные трубы?

4. А мачты?

5. У какого моря есть тихий обходной путь?

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ЗАДАННЫЕ В РАЗДЕЛЕ «ЯПОНСКОЕ МОРЕ»
Загадочные рисунки

1. На рисунке одно щупальце у двух осьминогов общее.

2. На карте перевернут остров Сахалин.

Викторина

1. Ветер меняется на обратный.

2. Робинзон в книге Дефо жил на вымышленном острове близ устья реки Ориноко.

3. У осьминога восемь ног, у кальмара и каракатицы — по десять.

4. Долгое время европейские географы всю обширную землю за Уральским хребтом на восток до океана называли Татарией. Отсюда — Татарский пролив.

5. Облачный покров над Землей фотографируют искусственные спутники. Такая фотография многое рассказывает о погоде в различных частях земного шара.

щелкните, и изображение увеличится

ИНДИЙСКИЙ ОКЕАН

Ночные светящиеся воды

ЛОЦИЯ. Индийский океан расположен между четырьмя материками: Азией, Австралией, Антарктидой и Африкой. На своих окраинах он образует Красное, Аравийское, Андаманское, Тиморское, Арафурское моря и несколько заливов, из которых самые большие Персидский, Бенгальский, Большой Австралийский, Карпентария. Средняя глубина океана 3000—4000 метров, наибольшая — 7450 метров.
Крупные порты: Мадрас, Калькутта (Индия), Коломбо (Цейлон), Дар-эс-Салам (Танзания), Перт (Австралия) и другие.

ЧТО ГОВОРЯТ МОРЯКИ

От экватора до Антарктиды раскинулся Индийский океан. Как всякий океан, он велик и пустынен.

Над ним мало воздушных трасс, суда идут в основном прибрежными путями.

У мыса Игольный, самой южной точки Африки, раз в году появляются остатки антарктических айсбергов. Рыхлые льдины плывут, едва заметно покачиваясь на пологой зыби. Когда-то здесь плыли корабли Васко да Гамы.

Нет такой погоды, которую не встретил бы моряк, пересекающий океан. Экваториальные штили, ураганы сороковых широт, снежные заряды на крайнем юге — всё уготовано судну.

В океане много мелких островов. Но почти все они или жмутся к африканскому побережью, или длинной цепью уходят на юг от берегов Азии. Есть два крупных острова — Цейлон и Мадагаскар.

Считают, что Мадагаскар — это обломок некогда существовавшего материка Лемурии. Большеглазые неторопливые лемуры —существа, похожие на человека, — жили на нем. Материк погиб, но и сейчас в зарослях Мадагаскара встречаются потомки этих странных животных.

Осенью у берегов Мадагаскара зарождаются циклоны. Они движутся на юг, усиливаются и постепенно отклоняются к востоку.

Незабываема в Индийском океане ночь. За кормой судна с наступлением темноты возникает свечение. Воспламеняется перемешанная корабельным винтом вода, жидкий пламень течет вслед за судном. И из черных глубин навстречу пароходу поднимаются огни. Это рыбы. Светится потревоженный океан.

ЛОЦИЯ. Зимой и летом над Индийским океаном дуют сезонные ветры — муссоны. Зимой они дуют с просторов Азиатского материка в океан, летом — с океана на сушу. Южнее экватора область постоянного ветра—юго-восточного пассата. Далее на юг, в широтах 40—50°, господствуют свирепые западные ветры. Туманы в Индийском океане редки.
Грунт — в прибрежных районах песок, глубже — коричневый ил. Соленость океанской воды 34—35‰. Цвет воды синий. Приливы достигают высоты 10—11 метров. Течения в океане отличаются постоянством и следуют направлению ветров. В южных широтах встречаются остатки айсбергов.

Кто плавал в этих водах

ПУТЕШЕСТВИЕ ВАСКО ДА ГАМЫ

щелкните, и изображение увеличитсяИз всех путей, которые искали в морях жители суровой Европы, самым заветным всегда был путь в Индию.

Удачливый венецианец, купец и разведчик Марко Поло, побывав там в XIII веке, своими рассказами смутил покой европейцев.

В Индии подбирают орлиный помет и находят в нам много алмазов,—уверял он.—Там даже у деревьев кора тонкая, а внутри готовая хлебная мука.

Сахарный тростник, рубины и диковинных зверей описывал Поло.

А на средиземноморских рынках арабские купцы продавали на вес золота душистые пряности, вывезенные из Индии. Их рассказам о богатствах далекой страны не было конца. Но караваны с пряностями шли месяцы через пустыни. Каждый второй становился добычей кочевых разбойничьих племен.

Нужен был другой путь.

Португальский король решил послать в Индию морскую экспедицию.

Но кто возглавит ее?

В португальском флоте было много опытных капитанов. Некоторые из них уже доплывали до южной оконечности Африки.

Случилось так, что, когда король раздумывал о будущем предприятии, через дворцовый зал проходил дворянин Васко да Гама. Взгляд короля упал на него…

8 июля 1497 года из гавани в предместье Лисабона снялась с якорей небольшая эскадра. Четыре корабля под флагом Васко да Гамы плыли в далекую Индию.

У берегов Африки дорогу им преградили непрерывные бури. Васко да Гама принял смелое решение: он повел корабли прочь от африканского берега. Девяносто три дня плыла эскадра посреди Атлантического океана, обходя район бурь.

Когда португальцы вернулись к африканскому берегу, они увидели, что берег круто повернул к северу. За мысом, увенчанным плоской, как стол, горой, катил зеленые волны Индийский океан.

щелкните, и изображение увеличитсяПовернули на север. Стояла жара, африканские берега были пустынны. Со дна дурно пахнущих бочек моряки выбирали последние остатки воды. Стали умирать матросы. Наконец на оранжевых берегах забелели первые города. Они были населены арабами. Арабские купцы с недобрым удивлением смотрели на нежданных гостей. Торговлю с Индией они хотели вести сами, и только сами. Начались вооруженные стычки.

Васко да Гама был крут. Этот человек редко улыбался. После каждого столкновения он обстреливал город из пушек. Захваченных в плен лазутчиков пытал сам.

Только в африканском порту Малинди португальцы встретили дружеский прием. Шейх Малинди искал сильных союзников и покровителей. Все просьбы путешественников были им выполнены. Корабли получили свежую рыбу, фрукты, мясо. А перед отплытием флагманского корабля на борт его поднялся лоцман. Араб оказался дельным моряком. Палубу он покидал только для короткого сна. Курс эскадры лоцман проложил прямо через океан. Попутные ветры без устали гнали корабли вперед. На двадцать шестой день из воды поднялись зеленые берега долгожданной Индии.

У города Каликут стали на якорь.

щелкните, и изображение увеличитсяДни, проведенные португальцами в индийском порту, были отмечены страхом, хитростью и насилием. Каждый день ждали нападения индийцев. Богатые туземные купцы не хотели покупать плохонькие португальские товары. Властитель Каликута не желал переговоров. Захватив заложников и утопив несколько индийских кораблей, Васко да Гама отплыл в Португалию.

Обратный путь оказался еще более тяжелым. У Васко да Гамы из четырех кораблей уцелело только два. Обратный переход к африканскому берегу длился вместо двадцати шести дней три месяца. Мучительный зной и болезни валили людей. Когда корабли пришли в Малинди, на каждом насчитывалось только по десять здоровых матросов.

Дальнейшее плавание было не легче. Торжественную встречу в Лисабоне увидело меньше половины экипажа.

А когда над португальской столицей гремела музыка и в небо взлетали праздничные ракеты, во дворце уже решался вопрос: сколько еще кораблей посылать в Индию?

Неулыбчивый Васко да Гама объяснял королю, как завоевать непокорную страну.

Солдат с аркебузой. Путь экспедиции Васко да Гамы.



Страница сформирована за 0.8 сек
SQL запросов: 187