УПП

Цитата момента



Если вы искренне считаете женщин слабым полом, попробуйте ночью перетянуть одеяло на себя!
Господи, нашли чем ночью заниматься! Спать нужно.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



– Мазукта, – спросил демиург Шамбамбукли, – а из чего еще можно делать людей?
– Кроме грязи? Из чего угодно. Это совершенно неважно. Но самое главное – пока создаешь человека, ни в коем случае не думай об обезьяне!

Bormor. Сказки о Шамбамбукли

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

щелкните, и изображение увеличитсяНИ ДАЛЕКО, НИ БЛИЗКО, НИ ВЫСОКО, НИ НИЗКО

СКАЗКИ СЛАВЯН

Пересказали для детей Н. Гессе и 3. Задунайская

ЛЕНИНГРАД „ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА" 1976

РЫСЬЯ ШКУРА

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяВ некотором царстве, в некотором государстве жил царь на царстве, король на королевстве, как челнок на берегу. Так сказки зачинаются, припеваются. А наша сказка не про царя, не про короля, а про девицу-красавицу Палашеньку и её злую мачеху.

Жили-были старик со старухой и с дочерью Палашенькой. Хорошо, дружно жили. Да вот пришла беда — занемогла старуха и померла в одночасье. А перед смертью благословила дочку и сказала:

— Всё хозяйство — отцово, а коровушка-бурёнушка — твоя, приданая.

В народе так говорится: мать по родному дитятку весь век до гроба плачет, муж по жене тужит,, пока глиняный горшок, что из печи вынут, на столе кипит. Погоревал, погоревал муж, да и женился на вдове. У той вдовы три дочери было: Одноглазка, Двуглазка и Трёхглазка. Мать зла, а дочери ещё злее. Невзлюбили они старикову дочку Палашеньку. С утра до вечера каждым куском корили, при чёрной работе держали.

А как весна пришла, заставила мачеха падчерицу коров пасти. «Больно красива, — говорит себе. — Пускай её белую кожу солнце дочерна опалит, ветер иссушит!»

Разбудит мачеха Палашеньку до света, даст с собой горбушку хлеба, да такую чёрствую, что и конь копытом не растопчет, а ещё велит шерсти напрясть, пока коровы траву щиплют. Какой урок ни

задаст, все Палашенька выполнит и домой вернётся лучше прежнего. Будто облачко, что в небе плывёт, ей лицо отбелило, будто утренняя зорька щёки нарумянила.

«Ох, что-то тут не так!» —думает мачеха.

И посылает с падчерицей свою младшую дочь Одноглазку.

— Последи за ней, доченька. Что увидишь — мне расскажешь.

Смотрит Одноглазка во весь глаз — ничего на лугу не случается: коровы пасутся, неродная сестрица прядево прядёт. Скучно стало Одноглазке, зевнула она.

Палашенька говорит:

— Приляг, отдохни, я тебя побаюкаю.

Принялась ей волосы гребнем расчёсывать, приговаривать:

— Усни, глазок, да усни, глазок!..

Закрылся глаз у Одноглазки, крепко она уснула. А пробудила её Палашенька, когда солнце уже на закат пошло.

— Вставай, сестричка, пора коров домой гнать.

Назавтра посылает мачеха Двуглазку сторожить падчерицу. А Палашеньке ещё больше напрясть велела.

Солнце к полудню припекло, разморило Двуглазку. Сама она не заметила, как на траву прилегла. А Палашенька взяла гребень, косы ей чешет и приговаривает:

— Усни, глазок, усни другой!..

Двуглазка и заснула.

Вернулись обе вечером. У Двуглазки лицо от солнца да ветра потемнело. У Палашеньки ещё светлее стало. И шерсть вся спрядена.

Рассердилась старуха на свою родную дочь, да не её — падчерицу разбранила. Сама меж тем думает: «Так-то оно так, да что-то не так!»

И на третий день Трёхглазку послала. Дала ей с собой медовую коврижку и горшочек каши, а Палашеньке — корку хлеба да мешок шерсти, чтоб всю до вечера спряла.

Трёхглазка коврижкой лакомится. Палашенька за коровами приглядывает, шерсть прядёт. Только как ни гнёт спину, шерсти мало убавляется.

За работой не до сна, а безделье да дремота об руку ходят. Стало Трёхглазку в сон клонить.

Палашенька говорит:

— Приляг, сестричка, я тебе волосы расчешу.

Взяла гребень, чешет волосы Трёхглазке и приговаривает:

— Спи, глазок, да усни другой! ..

Спит один глазок, и другой уснул. А про третий — забыла. Смотрит третьим глазом Трёхглазка, за всем следит, всё примечает. Видит — встала Палашенька, подозвала коровушку-бурёнушку, влезла ей в правое ухо, в левое вылезла. Да такая нарядная! Сарафан на ней парчовый, кокошник речным скатным жемчугом шит, в косах ленты голубые да алые. Прошлась Палашенька по лугу, будто пава, под её ногой травинка не шелохнётся, цветок не наклонится.

Погуляла так, погуляла, поплясала, песню спела и опять бурё-нушке в ухо влезла, только не в правое, а в левое. Из правого вылезла, как раньше была, в старой одёжке. А в мешке вся шерсть тонкой нитью спрялась.

Тут уж пора и коров домой гнать. Стала Палашенька будить Трёхглазку. А та потянулась да раззевалась, будто весь день и вправду крепко спала.

Как пришли домой, Трёхглазка всё матери рассказала, что видела, что вызнала.

Старуха принялась старика точить-пилить:

— Зарежь бурёнку! Что с неё толку, молока даёт мало, травы ест много.

Старик отнекивается.

— Не моя, — говорит, — бурёнушка, дочкина.

А мачеха своё: зарежь да зарежь!

Палашенька услышала, горючими слезами залилась, побежала в хлев к бурёнушке, обнимает её, целует. А бурёнушка говорит ей человечьим голосом:

— Не плачь, не горюй. Зарой мои рожки да копытца под своим окошком. Увидишь, что будет.

Всю ночь мачеха старика поедом ела. Наутро зарезал он бурёнку. Старуха мясо засолила, а Палашеньке рожки да копытца отдала.

— Вот, — говорит, — твоя доля.

Палашенька закопала рожки да копытца у себя под оконцем, как бурёнушка велела. Сестры над ней смеются. Да недолго смеялись: трёх дней не прошло, вырос под окошком у Палашеньки сад дивный, невиданный. Шесть яблонь — золоты яблоки, серебряны листья. На ветках птицы распевают, под яблонями кот-баюн мурлычет, сказки сказывает.

Проезжал мимо добрый молодец, Иван — торговый сын, купецкий внук. Залюбовался садом, попросил одно яблочко.

Побежали старухины дочки яблоки рвать, да не тут-то было! Ветки их по лицу хлещут, птицы клюют, кот-баюн когти растопырил, шипит, грозится. Испугались сестры, прочь кинулись.

А Палашенька вышла из дому — яблони к ней ветки клонят, кот-баюн мурлычет, птицы распевают. Протянула Палашенька руку, яблоко само ей в ладонь скатилось. Тут она его с поклоном Ивану — торговому сыну поднесла. Взял он яблоко и говорит:

— Хорош твой сад, а ты и того лучше. Если посватаюсь, пойдёшь ли за меня, красна девица?

— Пойду, — тихонько Палашенька ответила.

Мачеха чуть со злости не лопнула, дочки её от зависти день-деньской ревели. Да что поделаешь!

— Ладно, — старуха дочкам сказала, — сад-то нам останется.

Обнесли сад высоким забором, чтоб прохожие не заглядывали, на ворота большой замок навесили. Да не вышло по-ихнему.

Как сыграли свадьбу, молодой молодую к себе повёз. Только кони тронулись, сами собой ворота растворились, корни яблонь сами из земли вытащились, и пошёл сад следом. Над ним птицы летят, а позади всех кот-баюн бежит. А за высоким забором голая земля осталась, ямы да рытвины.

В мире и согласии зажили молодые. Через год Палашенька своему мужу сына родила. как раз на ту пору по торговым делам в другой город ехать понадобилось. Собирается он в путь, жене Палашеньке наказ даёт:

— Береги ребёнка, себя береги! А мачеху с сестрами на порог

не пускай…

Сказал так, жену, сына на прощанье поцеловал и уехал. Мачеха про то узнала -проведала. И — тут как тут — в дом стучится.

—Не пущу! — говорит Палашенька. — Мне муж не велел. Иди с миром, откуда пришла.

А мачеха ей с крыльца:

— Не со злом я к тебе, Палашенька. Муж твой мимо нашего дома ехал, платок обронил, а я подняла. Тот платок, что ты ему цветными шелками вышила. Приоткрой дверь, я тебе его отдам.

Поверила Палашенька, приоткрыла дверь. Мачеха поставила ногу на порог, ударила падчерицу и заклятье проговорила:

— Не бывать тебе молодой женой, Обернёшься рысью злою, бегучею… Не баюкать младенца над светлой водой, А бежать за тёмной водой, за текучею.

Вмиг Палашенька рысью обернулась, в дремучий лес убежала.

А мачеха привела Двуглазку, обрядила в Палашенькино платье, косы под платок убрала. Никто того не видел, не слышал, одна нянюшка всё видела, всё слышала. Да ведьма-мачеха ей лютой смертью пригрозила, вот она и смолчала.

Вскорости вернулся домой Иван -— торговый сын. Смотрит — диву даётся. Всего семь дней дома не был, а жена переменилась, признать её не может. Была краше майского цвета, а теперь ровно привяла. Была добрая да ласковая, взглянет — будто солнышко пригреет, а теперь стала, как ненастный день, хмурая. И ребёнок плачет, заливается.

Иван спрашивает:

— Почему ребёнок плачет?

Двуглазка отвечает:

— Нянька-мамка всё с ним в чисто поле, в тёмный лес гулять ходит. Вот и приучила.

— Как приучила, пусть так и делает, — говорит Иван.

Взяла нянька дитятко и пошла в чисто поле, в тёмный лес.

А Двуглазка-подменница меж тем Ивана просит:

— Пойдём, милый, в мой сад на прогулку-разгулку!

Только в сад ступили, враз серебряные листочки свернулись, певчие птицы не поют, кот-баюн не мурлычет. «Ой, лихо, неладно что-то!» — говорит себе Иван.

День миновал, другой миновал, опять заплакал ребёнок. Нянька его подхватила, туго спеленала, полотном повила, побежала в чисто поле, в тёмный лес. Иван—торговый сын за ней крадётся. Нянька с младенцем у кустика села, где лес кончается, поле начинается. Иван — торговый сын за кустиком притаился.

Выбежали из лесу рыси. Нянька им кричит:

— Рыси вы, рыси, побегучие рыси! Не бегите мимо. Слышите, младенец плачет, есть хочет.

Отвечают рыси:

— Некогда нам останавливаться, на охоту спешим. А младенцева мать позади нас с другой стаей.

Пробежали рыси, а дитя пуще того плачет.

Вот опять рыси из лесу выбегают. Нянька снова кличет:

— Рыси вы, рыси, побегучие рыси! Не бегите мимо. Слышите, младенец плачет, есть хочет.

Бегут рыси мимо. Одна рысь остановилась. Рысью шкурку с себя сбросила, красавицей обернулась, взяла дитя на руки, к белой груди прижала, кормит его, приговаривает:

— Пей, ешь, моё дитятко рожоное, чтоб заснуть на двое суток. Узнал Иван свою Палашеньку, взял тихонько шкурку, развёл

костёр и шкурку в огонь кинул. Горит шкурка, а Палашенька говорит:

— Ох, что-то палёной шерстью пахнет.

Покормила ребёнка, нянюшке отдала, к тому месту, где шкурка лежала, кинулась.

Тут и схватил её Иван. Закричала она, бьётся, вырывается. Билась, билась в его руках, да и свилась в золотое веретёнце. Иван то веретёнце взял, мигом пополам переломил, половинку через плечо бросил, половинку к ногам кинул и сказал:

— Позади меня цветно платьице, впереди меня жена-красавица!

Как сказал, так и сделалось. Встала перед ним Палашенька, надела цветно платьице, мужа обняла, всё ему рассказала.

Пошли они домой. Через сад проходили — серебряные листочки расправились, птицы запели, кот-баюн замурлыкал.

Прогнал Иван Двуглазку прочь. С тех пор ведьма-мачеха со своими дочерьми и близко подходить боялась.

А Иван — торговый сын с Палашенькой стали счастливо жить-поживать, добра наживать, сыночка растить.

КАК ГРЕЧИХУ ДВА РАЗА НОСИЛИ

Русская сказка

Хороша у попа гречиха уродилась. Густо стоит, дружно созрела. Самая пора косить. Да у попа один батрак, а поле большое, никак ему не управиться. Надо ещё работника на время принанять, только никто к попу идти не соглашается. Больно уж он скуп.

Как раз в ту пору шёл через село молодой парень, забубённая

головушка. Шёл из города с заработков в свою дальнюю деревню.

Прослышал, что поп дешёвого работника ищет, и думает: «Почему

бы ещё не подзаработать? Поп дёшево наймёт, да дорого заплатит!»

И свернул к попову дому.

— Так и так, батюшка, не надо ли вам мастера на все руки: и жать, и косить, и возить, и молотить?

— Возить да молотить сами управимся, — отвечает поп,— а гречиху скосить, точно, надобно. Да сойдёмся ли в цене?

— А что цена?! Пшена и сала вволю — вот и вся плата.

Смотрит попов батрак на нового работника и думает: «Нашёл мой хозяин дурачка!»

А тот ему подмигивает: не робей, мол, со мной не пропадёшь.

Вот утром собираются оба работника в поле. Дал им с собой поп пшена мешочек да сала добрый кус.

— Этого, — говорит, — вам на целый день хватит.

Пришли в поле. Новый работник батрака спрашивает:

— Разгадай мне загадку: с чего день начинается?

— У добрых людей — с сытного завтрака, — батрак отвечает.

Хорошее слово. Так и сделаем.

Развели костёр на краю поля, сварили пшено, сальцем заправили. Наелись до отвала, новый работник опять батрака спрашивает:

— Если бы ты, к примеру, царём был, что бы, наевшись, делать стал?

— Да поспал бы всласть, — батрак отвечает.

— Ну, так давай спать.

Батрак испугался:

— А гречиха как же?

— Не тревожься. Мой ответ перед попом.

Легли ненадолго подремать, да до вечера и проспали. Вечерком встали, костёр развели, поужинали и домой пошли.

— Ну, скосили? —поп их встречает.

— Да чуток осталось, — новый работник говорит.

Ночь проспали, наутро опять в поле собираются.

— Давай ещё припасов, — работник у попа требует. — Без харчей косой не помашешь.

Насыпает поп пшена, нарезает сала, а у самого руки от жадности трясутся.

— Неужто всё вчерашнее приели?! И как только брюхо вместило!

Тут новый работник как рассердится! Даже ногами затопал. Пшено по всей хате рассыпал, сало за окошко выкинул. Сам кричит:

— Вот тебе пшено, вот тебе сало! А скошенная гречиха чтоб обратно на поле встала!

Не поверил поп такому чуду, а всё-таки испугался. Посылает попадью:

— Беги на поле скорёхонько, возвращайся быстрёхонько. Неужто правда скошенная гречиха обратно встала?

Сбегала попадья. Вернулась, глаза выпучив.

— Ох, муженёк-батюшко, встала ведь гречиха! Да лучше прежнего. Так и стоит в поле, ровно щетина по хребту у борова.

— А зерно-то есть?

— Висит, батюшко, комьями. Одна беда, осыпаться начало.

Поп за голову схватился. Говорит работникам:

— Берите харчей, сколько надобно, да косить скорей отправляйтесь.

А новый работник отвечает:

— Я теперь за старую цену не согласен. Харч давай да столько-то рублей заплати. Не то такое слово скажу, что вся гречиха разом осыплется.

Поп туда-сюда, а делать нечего. Пришлось раскошелиться.

К вечеру скосили гречиху. Новый работник полный расчёт получил. На прощанье сказал попову батраку:

— Сам видишь, братец, нам, беднякам, без ума да без хитрости не прожить. Поп учён, только и его проучить можно.

Поделился с батраком заработанными деньгами и пошёл, куда раньше шёл.

СКАЗКА—БЫЛЬ, ДА И ПЕСНЯ—ПРАВДА

Белорусская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяХодил по свету песенник. И сказочник по свету ходил. Вот как-то встретились они, стали вместе ходить. И так уговорились: один песни поёт, другой сказки сказывает. Кто что заработает, пополам делить.

Пришли в одно село, завернули в шинок, где мужики гуляли. Песенник и начал песни петь. Весёлую запоёт — мужики ногами притопывают, в пляс пускаются. Запоёт печальную — мужики принахмурятся, в чарку слёзы роняют. Кончил песенник петь, мужики хвалят: «Отродясь мы этаких хороших песен не слыхивали», — и надавали медных денежек, кто сколько мог. А сказочника и слушать не стали.

Вышли из шинка, песенник и говорит:

— Песня — правда, а сказка — вздор. Через песни ты мой хлеб ешь, а не я твой.

— Погоди, — отвечает сказочник, — больно спешишь. Где правда, где вздор, впереди видно будет.

Идут они по селу, а уже завечерело. Видят — в одной большой избе-пятистенке все окна светятся.

— Вот сюда зайдём! —сказочник говорит.

А там девки да молодые жёнки на беседу собрались. Которые кудели прядут, которые вышивают… Парни около девок крутятся.

Стал сказочник сказки сказывать. Весёлую расскажет—все смеются. Страшную говорит — все и дохнуть боятся, девки друг к дружке жмутся.

Кончит сказочник одну, ещё просят. Допоздна рассказывал. Накормили их досыта, да ещё кто кудели дал, кто пряжи. Вышли из избы, сказочник и говорит:

— Нет, брат, сказка правда, а песня вздор. Это ты через мои сказки хлеб ешь.

Тут они и заспорили. Песенник своё твердит, сказочник — своё. Спорили, спорили и на одном согласились: надо такого человека найти, чтобы их рассудил. Стали судью искать. Ну, им люди и посоветовали, сказали, что за рекой, на пчельнике, живёт старый пасечник, он дольше всех прожил, больше всех знает. Он и решит спор.

Переехали реку, пришли к пасечнику.

— Можешь ты нас рассудить? — спрашивают.

— А какая у вас тяжба?

— Такая и такая.. . — И всё ему рассказали.

Пасечник и говорит:

— Ну, садитесь, добрые люди. Я вас рассужу. Только вперёд покажите, кто что умеет. Кому первому начинать?

— Начинай ты, — говорит песенник сказочнику.

— Ну что ж, — сказочник отвечает.

Сел поудобней и начал.

Была б у меня хата тёплая да перина мягкая, сидел бы в печи хлеб пушистый, а в жбане был бы квас кислый, наелся бы я, напился да всю бы ночь байки баял, сказки сказывал. Это присказка, а сказка впереди.

Жил мужик ни бедный, ни богатый, и был у него единственный сын, а жена давно померла. Отец один сына растил, берёг да лелеял, ничего для него не жалел. И вырос сынок парням на удивленье, девкам на загляденье.

Дорос до совершенных лет, тут отец и задумал молодца женить. Присмотрел в соседнем селе сыну пару: красивую девушку, статную и не бедную. Поговаривали люди про её семью всякое, да мало кто что скажет, всех не переслушаешь!

Вот поженили их, свадьбу, как положено, сыграли. И повезли молодую в дом к жениху, чтоб хозяйкой там была. Приданое за ней дали хорошее, всё новое, неношеное. Смотрит молодой, примечает — новое-то всё новое, а вот зачем молодая метлу с собой прихватила, да ещё старую, прутья в ней пообломаны, повытерты.

Молодой и думает: «Неужто я своей жёнушке новой метлы не сделаю?! Завтра же с утра навяжу хоть три, хоть десять мётел. Пускай метёт, сколько душе угодно».

Легли они спать. Только задремал молодой муж, чует — жена с постели тихонько поднимается. Он один глаз приоткрыл, А она шасть к запечку, где метла стояла, берёт её да верхом садится.

Тут уж он и второй глаз открыл, глядит в оба. Недоброе, видно, затевает! Она заслонку у печки отслонила, собирается на метле через печь в трубу вылететь.

Вскочил он — да за метлу.

— Стой, ведьма, никуда не полетишь! И ведьмачить не будешь!

Изломал метлу и прутики разбросал. Она схватила от той метлы прутик, хлестнула его и крикнула:

— Я как была ведьмой, ведьмой и останусь! А ты был человеком, а теперь псом побегаешь.

Песенник руками всплеснул:

— Бывает же такое! Вот каково злую бабу в жёны взять!

— Погоди, ещё не то будет! — говорит сказочник. — Ты знай слушай.

— И мне послушать дай, — сказал пасечник.

Так оно и сделалось. Стал молодой муж псом. Всё, как и раньше, понимает, а сказать ничего не может. То рычит, то лает.

«Что же это она со мной сотворила?! Не житьё мне теперь. Пойду утоплюсь!»

А как к речке пришёл, на тёмные омуты, на бурливые водовороты посмотрел, страшно ему стало.

«Утопиться никогда не поздно. Побегу дальше, увижу больше».

И побежал на чужую сторону, где он никого не знал, где его никто не знавал. Из лесных краёв — в степь широкую. Селения там одно от другого редко стоят. Оно-то хорошо — людям на глаза не попадаться, да ведь голод не свой брат. А уж так он, бегаючи, проголодался, что, кажется, шкуру бы на себе изгрыз.

В той степи пас овец панский батрак. И как раз в ту пору собрался полудновать. Пёс и думает: «Сверну к пастуху, может, хоть корочку кинет».

Прилёг невдалеке, голову на лапы положил и прямо в глаза ему смотрит.

А пастух с утра до вечера, с ночи до утра в степи один. Словом перемолвиться не с кем. Вот и привык сам с собой разговаривать.

— Притомился пёс!—говорит. — Видно, издалека бежал! Верно, заблудился. Верно, от хозяина отбился. Верно, есть хочет.

И кинул псу корочку хлеба.

А овцы тем часом разбрелись по пастбищу, того и гляди, совсем в степь уйдут.

— Эх, — говорит пастух, — не ко времени полудновать начал. Было б мне овец до кучи сбить, а уж потом за еду приниматься.

Только так сказал, поднялся пёс, побежал по большому кругу, согнал всех овец в кучу.

— Вот это пёс! — пастух удивился. — Вот это помощник! Переломил краюху хлеба пополам, половину себе, половину псу.

Теперь они так работу поделили: пёс отару пасёт, пастух на солнышке лежит, то дремлет, то песни распевает.

Солнце за край степи ушло. Пастух загнал овец в кошару, замкнул замок и ключ к поясу привязал.

Утром проснулся, говорит себе: «Надо скорей кошару отмыкать!» Хватился ключа, а ключа на поясе нет.

— Батюшки!—испугался пастух.—Это что же такое делается! Должно, вора проспал.

Смотрит — овцы спокойненько траву щиплют, пёс около отары ходит, сторожит, приглядывает, и в зубах у него ключ на верёвочке висит.

— Ох, молодец мой пёс, молодец! — стал пастух приговаривать. — Надо его покормить, да и самому поесть не грех.

Любо-дорого поглядеть, как пёс ест. Кусок мяса откусит да сразу хлебом и закусывает. Ну, чисто человек, а не пёс! Пастух-то не знает, что тот и впрямь человек.

Завернул пастух остатки еды в тряпицу и сказал псу:

— Коли ты такой умный, паси сам, а я своих в селе проведаю, как там жена, как детки.

Пошёл да и загостился. Три дня в селе пропадал, три дня в степи не бывал.

Вернулся — пёс ему навстречу, за полу зубами хватает, к кошаре тащит. Посмотрел пастух, так и остолбенел: двенадцать овец зарезанных рядком лежат.

Пастух на пса посохом замахнулся.

— Вот твоя благодарность за хлеб, за доверие!

А пёс его на другую сторону кошары тянет, будто с собой приглашает. И что бы вы думали? На той стороне лежат рядком двенадцать волков — и у всех горло перегрызено.

У пастуха и посох из рук.

— Спасибо тебе! — говорит псу. — Мне бы так не управиться. Чего доброго, меня бы самого волки растерзали. Теперь-то всё ладно. Перед паном управляющим за овец волчьими шкурами откуплюсь. Тёплые из них шубы выходят. И себя не забуду — из овчин тулуп сошью.

На радостях закатился чабан в шинок. Пьёт- чарку за чаркой, перед людьми куражится.

— Я нынче сам себе и пан, и князь. У меня подпасок завёлся, такой, не скажу какой. Только лучшего не сыщешь. Что хочу, то и делаю, никого не боюсь!

щелкните, и изображение увеличитсяА тут как раз завернул в шинок управляющий — табак у него, вишь, кончился. Как завидел наш храбрец пана управляющего, так у него душа в пятки ушла. А управляющий на него напустился.

— Ах ты, такой-сякой, — кричит, — в шинке прохлаждаешься, а овцы без присмотру по степи бродят! Вот поедем сейчас к отаре, если хоть одна овца пропала, прогоню сейчас же. Прах тебя побери!

Приехали. Управляющий увидел зарезанных овец, затопал ногами:

— Так и есть, как я говорил! Теперь тебе век не расплатиться!

— Не туда вы смотрите, пан управляющий, в ту сторону поглядите. Там лежат тёплые шубы и для вас, и для главного управляющего, и для самого князя.

Повернул голову управляющий, да так и ахнул: двенадцать матёрых волков — один к одному и все, как один! Тут он и сменил гнев на милость.

— Как же ты их одолел? — спрашивает.

— Да не буду врать, — пастух отвечает. — Не я это, а мой верный слуга, мой помощник.

— Какой такой помощник?!

— А вон он, овец пасёт.

Пёс услышал, что про него бают, подбежал и поклонился управляющему. Да не просто мордой мотнул, а встал на задние лапы, правую переднюю в сторону отвёл и головой низкий поклон отвесил.

— Ну и ну! — только и молвил управляющий. — Это пёс панский! Не тебе, мужичьей кости, быть ему хозяином. Вот тебе десять рублей, а собаку — мне.

Пастух своего помощника и за сто рублей бы не отдал. Да разве с паном управляющим поспоришь?!

Посадил пан пса в коляску и уехал.

Привёз к себе, и такие в доме чудеса пошли, что пан ни на один час с собакой расставаться не хотел. День и ночь при себе держал.

А тут как раз пановы именины подоспели. Съехались к нему гости, управляющие из других княжеских имений. Князь-то богатый был, земли-то у него немеряно!

Выпили паны, и, как водится, зашёл у них разговор о пустяках. Стали они собаками хвалиться. Именинник слушает, посмеивается. А уж когда все нахвастались, позвал своего пса и говорит:

— Покличь-ка мне Ивана, Романа да третьего — Степана. Смеются гости: какое поручение собаке дают! Такой собаки и на свете нет, чтобы его выполнила!

А пёс степенно из комнаты вышел, недолго пропадал, назад идёт, трёх слуг за собой ведёт.

Паны и смеяться перестали, спрашивают у слуг, как кого зовут.

Один отвечает:

— Я —Иван.

Другой отзывается:

— Я — Роман.

Последний говорит:

— Те двое — Иван да Роман, а я третий — Степан.

Тут паны поверили, какие собаки на свете бывают.

А имениннику ещё мало. Велел собаке уголёк принести, чтобы трубку раскурить. Опять никто не верит: как же тварь четвероногая горячее принесёт?!

Вот пёс входит, в зубах у него ложка, на ложке уголёк тлеет. И подносит тот уголёк хозяину трубку раскурить.

У панов много времени на забавы, да и забавам конец приходит. Отпраздновали именины, разъехались гости. А главный управляющий остался и принялся просить пса себе в подарок.

Хозяин думает шуткой отговориться:

— Чтобы именинникам подарки делали — знаю. И сам сегодня подарки получил. А чтобы гость у именинника подарка требовал — такого не слыхивал.

Главный управляющий своё гнёт: отдай да отдай ему собаку. Рассердился управляющий, сказал:

— Не достанется тебе мой пёс!

И главный рассердился:

— Коли так, мне не достанется и твоим не останется!

Вскочил в коляску, поскакал к самому князю.

Что он князю наговорил, они вдвоём знают, а только утром уже от князя к управляющему слуги были посланы со строгим наказом: сейчас же пса князю представить.

Батраку с управляющим не спорить, а управляющий против князя ничего не смеет. Отдал он пса, да ещё низко кланялся.

Князь в комнатах пса держать не стал. Сколотили по его велению конуру, просторную, тёплую — к зиме шло дело, во дворе канат протянули, чтобы псу на цепи кругом бегать.

Неспроста так князь сделал. Трёх лет не прошло, как женился князь. Через год родила княгиня сына, и — вот беда! —в первую же ночь пропал младенец, неведомо как, неведомо куда. Никто ничего не слыхал, никто ничего не видал. Искали, искали и следа не нашли.

А теперь княгиня опять ребёнка ждёт. Мало ли что случится?

Князь так думал: если пёс и вправду такой умный, как рассказывают, может, хоть он устережёт от беды неведомой.

Так оно и шло: пёс днём на цепи бегал, еду ему подавали прямо с княжеского стола. Ночью с цепи спускали. Вроде бы вольней, да двор княжеский — что твоя крепость: ограда высокая, ворота на засовы заложены, замками замкнуты. Затосковал пёс, обидно ему, всё-таки он человек! Может, и убежал бы, как-нибудь изловчился, да жаль ему княгиню молодую. Слышал он, как слуги меж собой толковали, что первого её младенца унёс неведомо кто: то ли цыгане, то ли нищие, то ли нечистая сила. «Поживу пока»,— думает.

Замолчал тут сказочник, остановился дух перевести. А песенник его торопит:

— Давай говори скорей! Охота знать, что дальше было.

Усмехнулся сказочник:

— Зачем тебе слушать, как я вздор горожу?

— Вздор не вздор, а ты скажи, уберёг пёс младенца или не уберёг. И что с ним потом было?

— Э, нет, — покачал головой сказочник, — зима за весной не наступает, в середине лето да осень будут. И сказка своим чередом идёт.

— Хочешь слушать, так слушай, — пасечник сказал. — А слову не мешай.

Песенник замолк. Сказочник опять сказывает.

Через какое-то время родились у княгини два сына.

Князь от счастья себя не помнит. Созвал на радостях гостей. Пьют, едят гости, и князь с ними. Слуги гостям подносят и себя не забывают.

Пировали почти до полуночи. Потом разошлись, огни погасили, спать легли.

Князь говорит:

— У нас пёс надёжный, устережёт! — и тоже заснул.

Не знал он, что слуга за гульбой да весельем забыл собаку на ночь с цепи спустить.

Бегает пёс вокруг двора по канату, цепью бренчит.

Только полночь минула, сам собой замок на воротах открылся, сам засов отодвинулся. Крадётся в усадьбу ведьма, да прямо к дому. Признал сразу эту ведьму пёс — жёнка это его, та, что псом его оборотила. Рвётся он с привязи, но крепко канаты свиты, прочно цепь скована. Стал канат перегрызать. До половины перегрыз.

А ведьма уже из дому выходит, двух младенцев к себе прижимает. Рванулся тут пёс что было силы — лопнул канат. Зарычал пёс, на ведьму бросился. А у той руки заняты, она младенцев держит, ногами его пинает, к воротам пробивается. Рвёт её пёс острыми клыками, а следу не остаётся и кровь не течёт.

Так бы и унесла детишек, да когда она уже у самых ворот была, запели первые петухи. Тут она младенцев и бросила, сама в ночной тьме будто растаяла.

Пёс подобрал младенцев, отнёс их в конуру и сам рядом прилёг. Обхватил лапами, телом своим греет. Ведь мороз на дворе, стужа лютая.

На рассвете проснулся князь, встал, пошёл своих сынков проведать. Смотрит — обе колыбельки пустые, княгиня спит, и няньки спят.

— Ах, — закричал князь, — пёс окаянный! А я-то на него надеялся! Лучше бы я сам глаз не сомкнул, верней бы уберёг!..

Схватил двустволку заряженную, выбежал на крыльцо. Не раздумывая долго, вскинул ружьё — бах по конуре из одного ствола. Да сгоряча не попал.

Тут пёс младенцев лапами расшевелил. Они и заплакали.

Как услышал князь жалобный плач своих деток, чуть ума не решился. Бросился к конуре, ребяток слезами обливает, пса целует, благодарит.

На выстрел уже все домочадцы выскочили, детишек унесли. И по приказу князя в тот же день надели на пса богатый ошейник, шитый шелками, самоцветными каменьями изукрашенный.

Да пса княжеская милость не радует, лучше бы ему волю подарили!

«Ну, ладно, — думает, — дождусь ночи, сам как-нибудь убегу. Я своё дело сделал!»

Пришла ночь, полночь с собой привела. И опять, как вчера, сами собой ворота растворились. Жёнка его появилась.

— А, — говорит, — тебе псом неплохо живётся. Вишь, как тебя разукрасили! Слушай же меня: ты мою летучую метлу изломал, младенцев у меня отнял, я больше над ними власти не имею… А над тобой имею!

Хлестнула его прутиком и проговорила:

— Побегал ты псом, теперь птицей полетай!

И оборотился пёс соловьем. Да не серым соловушкой, а птицей красоты несказанной, невиданной. Шелка да каменья, что на ошейнике были, засияли перышками разноцветными.

Поднялся на лёгких крыльях соловей, вокруг княжеского двора облетел, сам себе жалуется:

— Было бы время тёплое, лето красное, хорошо бы я прожил. Куда захочу — полечу, где вздумаю — поклюю да воды попью. А теперь зима лютая, стужа великая, все поля, все луга снегом закалило. Ни согреться, ни прокормиться… Чем так мучиться, лучше разом с жизнью расстаться!..

Сложил крылья и пал камнем на землю. Да какой у птахи вес?! Не убился он, даже не расшибся.

Что же делать! Надо дальше жить. Забился под стреху, ночь переждал. Утром полетел, куда крылья понесли, куда ветер направил.

Прилетел в крестьянский двор, а там скирда гречки стоит. Да вся частой сетью-сильём оплетена сверху донизу, чтобы птицы зерно не клевали.

Наша птаха думает: «Хоть с голоду, хоть в силках—всё одно пропадать! Может, зёрнышко изловчусь ухватить!»

Ухватил одно зёрнышко, второе склевал, а на третьем в силках запутался. Что больше бьётся, то крепче волосяные петли держат.

На ту нору вышел из избы хозяйский сын, мальчишечка-малолеток. Приметил птицу, сказал:

— Как же тебя, бедную, глупую, догадало в силках запутаться?

Освободил её и в дом принёс.

А у того мальчишечки сестра была старшая, тихая да ласковая. Глянет — на сердце теплеет, усмехнётся — в тёмной комнате просветлеет, будто солнышко из-за облака выплыло.

Увидела сестра птицу и говорит:

— Подари мне, братец, соловейку. Я тебе отдарю, чем захочешь.

Мальчишечка отвечает:

— Бери так, коли понравилась.

Понесла девушка соловья в горницу, посадила в клетку. Смотрит — запечалилась птица, голову набок свесила. Тут девушка дверцы растворила и говорит:

— Скучно тебе, видно, в клетке сидеть, полетай хоть по горнице. Была б весна, я б тебя на волю отпустила.

Соловей полетал по горнице, потом сел на клетку и запел. Так запел, что не слушаючи заслушаешься.

Девушка вздохнуть боится, как бы той песне не помешать. Ровно жалуется соловушка на долю горькую, а какая та доля — не понять девушке. Смутно у неё на душе, роняет она слёзы, как берёза по весне, если кору надрезать.

Кончил петь соловей, девушка слёзы утёрла и говорит:

— Часто в наш сад птахи залетают, песни свищут. А такой песни, как ты спел, не слыхивала. Не ведаю, кто ты таков, а только не птица. Чует моё сердце — человек ты.

Чуть промолвила, стал перед ней молодец — плечи широкие, кудри льняные, глаза голубые.

Не успел молодец слово сказать, зашуршало что-то за печкой — и выползла оттуда змея, гадюка чёрная.

Испугалась девушка, удивилась: откуда среди зимы змее взяться?! А змея прямо к молодцу ползёт, жалом грозится. Молодец не растерялся, наступил гадюке на хвост, стал заговор говорить:

— На синем море-океане стоит камень Алатырь. На том камне растёт яблоня. На той яблоне змеиное гнездо. В том гнезде — три шерстины: шерстина чёрная, шерстина белая, шерстина красная. На тех шерстинах лежит змея-скурлупия, ведьма лютая. Найдут на тебя, ведьма, три тучи, тучи грозные — одна каменная, другая водяная, третья огненная. Каменная побьёт, водяная утопит, огненная спалит. Не будет тебе места ни во мхах, ни в болотах, ни в гнилых колодах, ни в тёмных лесах, ни в зелёных лугах, ни в быстрых реках, ни в крутых берегах, ни в жёлтых песках, ни за межой, ни под межой, ни в траве, ни в крапиве. Этим разом, добрым часом плюю и дую на тебя, бесстыдную. Сгинь, ведьма, пропади!

Зашипела гадюка, свилась кольцами и дух испустила.

— Кто тебе та змея?—спросила девушка. — Почему на тебя зло имеет?

Тут рассказал ей молодец всю правду, как есть. Что я вам баял, то и она услышала.

Устал я сказывать, да и сказке скоро конец — что долго говорить! Полюбилась молодцу девушка, и он ей полюбился, как водится.

Невестины родители молодых благословили, свадьбу сыграли. Пожили недолго, потом муж сказал жене:

— Один я у отца; верно, крепко он тужит, думает, меня и на свете нет. Поедем к нему, его старость покоить. А твоим отцу с матерью утеха останется — их сынок, твой братец родимый.

Как молодой муж сказал, так и сделали. К отцу поехали, хорошо зажили, а сейчас ещё лучше живут.

Кончил сказочник сказку сказывать. Сидят все трое, молчат. Потом песенник говорит:

— Ну, брат, твоя взяла! Сказка — правда, а песня — вздор.

А сказочник не соглашается.

— Как же песня — вздор, если через песню с человека заклятье спало.

Отозвался тут пасечник:

— Что ж вас судить, добрые люди, раз вы сами меж собой всё рассудили. Идите, народ радуйте. Когда вместе, когда поврозь, как придётся.

ВРАЛЬ

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяДобежали мужики до гати — рыбки там и не бывало. Только парень стоит, руки в боки, хохочет во всё горло!

Хлынул тут дождь, ровно из ушата всех окатило. Вымокли мужики до нитки, и рожь намокла.

Идут обратно, меж собой толкуют:

— Вот уж враль так враль! Говорил, что врать некогда, ан опять соврал.

А старый дед им:

— Сами вы и виноваты! Недаром говорится: к делу безделицу не примешивай, на всякое слово уши не развешивай.

Жил в одной деревне парень. Хоть куда парень, только сызмальства врать любил. А мужики в той деревне просты были: что парень ни соврёт, всему верили. Десять раз поверили, на двенадцатый засомневались. А как он их раз сто провёл, поклялись, что сроду ему больше не поверят. Так и парню сказали.

Усмехнулся парень, ничего не ответил.

Вот хлеб убрали, обмолот идёт. Все мужики на току цепами машут. А с заката заходит грозовая туча, черным-черна. Мужики на небо поглядывают, ещё пуще цепами работают.

Вдруг бежит мимо парень, да так шибко, будто за ним кто гонится.

— Куда спешишь? —один мужик крикнул.

— Соври чего-нибудь! — другой смеётся.

А тот парень:

— Некогда мне врать, валит рыба на гать, а я бегу её собирать.

И ещё быстрее припустил, только пятки сверкают.

— Пожалуй, что не врёт!..—почесал в затылке один мужик,

— Да нет, врёт!—сказал другой. — Однако рыбки хорошо бы попробовать!

— Чего время терять!—закричал третий.—Аида все на гать, рыбу собирать!

Побросали цепы и кинулись вслед за вралем. Один только старый дед усмехнулся и остался на току.

Добежали мужики до гати – там рыбы и не бывало. Только парень стоит, руки в боки, хохочет во все горло!

Хлынул тут дождь, ровно из ушата всех окатило. Вымокли мужики до нитки, и рожь намокла.

Идут обратно, меж собой толкуют:

— Вот уж враль так враль! Говорил, что врать некогда, ан опять соврал.

А старый дед им:

— Сами вы виноваты! Недаром говорится: к делу безделицу не примешивай, на всякое слово уши не развешивай!

ПОТЕРЯННОЕ СЛОВО

Белорусская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖенился парень. Да взял молодую не из своей деревни, а из дальнего заречного села. Пожили они мало ли, много ли, молодуха и говорит мужу:

— Съездил бы ты, Иванка, мою матушку навестить. Иванке что — запряг лошадь и поехал.

Хорошо его тёща встретила. Картохи на стол поставила, грибочков солёных, пирог с рыбой. А потом налила в миску такое, чего он отродясь не едал. Вроде кислит оно, вроде сластит, не густое, не жидкое, не холодное, не горячее… Вкусное!.. Ел бы да ел! Две миски Иванка выхлебал. И спрашивает тёщу:

— Мамо, а мамо! Это что же вы такое наварили?

— Как что, зятёк дорогой! Кисель это овсяный. Неужто не знаешь?

— Не знаю. У нас в деревне такого никто не варит. А Параска моя умеет его варить?

— Отчего ж не уметь? Умеет.

Ну, погостил ещё немного Иванка у тёщи и домой отправился.

Едет и твердит: «Кисель, кисель, кисель! . .»

А навстречу прохожий. Поздоровались они. Только Иванка вымолвил «добрый день», вылетело у него из головы слово. Хоть убей, не вспомнить!

Почесал в затылке и повернул к тёще назад, благо недалеко отъехал.

— Мамо, а мамо! Так как та штука называется, что вы меня угощали?

—Кисель, зятек, овсяный кисель!

Иванка снял шапку и наговорил туда три раза: «Кисель, кисель, кисель!»

Потом надел шапку и сказал:

—Теперь-то уж не забуду!

Полпути проехал, с паном повстречался. Свернул коня прямо в лужу, чтобы пану дорогу дать, шапку по обычаю снял. Да как закричит:

— Ох, батюшки, потерял!

— Что ты потерял? —пан спрашивает.

А Иванка чуть не плачет.

— Такую штуку загубил, что и за деньги не купишь!

Видит пан, человек убивается.

— Ну, так ищи, — говорит, — и я тебе помогу.

Засучили они рукава, стали в луже потерю искать. Пан по-пански ищет — деликатно, осторожно пальцами по воде водит. А Иванка запустил руки в лужу по локоть, по дну шарит. Поднял ил да грязь, с водой перемешал.

— Ты что же делаешь? — укоряет пан. — Разве так найдёшь? Взбаламутил всё, глянь только — не лужа, а кисель.

— А будь здоров, паночек! — закричал Иванка.—Спасибочки! Отыскал ты мою потерю!

Вскочил на телегу и хлестнул коня.

Пан так и остался на дороге с растопыренными руками. Потом покрутил головой и поехал, куда ехал.

А Иванка уже к дому подъезжает. Молодая жена выбежала ему ворота растворить. Он ей с телеги:

— Параска, а Параска, умеешь ты кисель варить?

— Почему ж нет?

Так беги скорей вари! А то я опять забуду, как он зовётся.

Наварила Параска киселя, созвали они гостей, угостили на славу.

С тех пор в той деревне научились кисель варить.

КAК ВАСИЛИСА НА ВОЙНУ ПОЕХАЛА

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЗачинается, начинается добрая сказка, славная байка. В чистом поле, в широком раздолье, за тёмными лесами, за зелёными лугами, за быстрыми реками, за крутыми берегами утка крякнула, берега звякнули, море взболталось, сказка сказалась. Да это ещё не сказка, а присказка. А теперь сказку слушайте.

В одном селе жили муж с женой. И вырастили они трёх дочек. Старшую как звали — не знаем, среднюю — не помним, а младшая дочь была Василиса Прекрасная.

Жили не тужили, да тут война началась. А с чего война? Про то цари знают. Царства у них поделены с дедов да прадедов, и межа ровно по ниточке идёт. Так, вишь, заспорили, кто когда межевой камень положил и кто теперь им владеть должен. Поспорили, поспорили и пошли войной друг на друга. Да негоже царям самим кулаками махать, на то солдаты есть — всех молодых парней на войну и угнали.

А у нашего крестьянина три девки, ни одного парня. Собрались сельчане, судили-рядили и так приговорили:

— Кабы у тебя не три девки, а трое сыновей росло, все трое на войну бы пошли. А раз никто не идёт, должен ты крестьянскому миру на утешенье, селу на увеселенье три бочки мёду выкатить.

Услышала про это старшая дочь и сказала:

— Не ставь ты за меня мёду. Иди в город, купи мне коня неезженого, седло несиженое, плётку нехлёстаную, ружьё нестреляное. Сама на войну отправлюсь, воевать буду. Всё равно всех женихов угнали, замуж идти не за кого.

Отец с матерью её и так и сяк уговаривают. Она на своём стоит. Делать нечего. Купил отец, что она просила.

Снарядилась старшая дочь, на войну поехала.

А отец вперёд забежал, у Ремень-реки на мостике остановился. Тулуп вывернул, вверх шерстью надел, голову в выдолбленную тыкву сунул, горящую головешку в зубах держит.

Доехала старшая дочь до Ремень-реки, видит — на мостике стоит лохматое, голова круглая, из пасти искры летят, дым валит. Может, оно медведь, может, чудище какое неведомое. Что бы ни было, а страху не оберёшься. Повернула она коня, домой поскакала.

Назавтра средняя дочь говорит:

— Купи мне, батюшка, коня неезженого, седло несиженое…

Махнул отец рукой.

— И слушать дальше не хочу. Всё уже куплено, да храбрость, вишь, на ярмарке не продаётся.

— А мне храбрости не занимать!—похвалилась средняя дочь.

Села на коня и поехала на войну. Доехала до Ремень-реки, видит, на мостике медведь не медведь — чудище лохматое, лапами машет, путь загораживает.

— Так вот отчего сестра домой вернулась! Ну, я не из таковских.

Сорвала с головы шапку, зажмурилась, да и кинула наугад куда попадя. Только ворон всполошила да сама их карканья испугалась. Хлестнула коня плёткой и поворотила назад.

А младшая сестра Василиса Прекрасная ничего у отца не просила, ничего сестрам не молвила, мужское платье надела, русые косы под шапку спрятала, мать обняла и на коня вскочила.

Едет на коне езженом, сидит в седле сиженом, плёткой помахивает хлёстаной, ружьё нестреляное за плечами. Чем не парень, чем не молодей!

А отец, как и в те разы, на мостике через Ремень-реку дочку поджидает.

щелкните, и изображение увеличитсяУвидала Василиса Прекрасная чудище косматое, да не испугалась. Схватила белой ручкой плётку покрепче и ну лохматого хлестать, по бокам охаживать.

Взревело чудище дурным голосом, в кусты с мостика бросилось, затаилось. Василиса мост переехала, дальше путь держит.

А отец-бедняга домой ни с чем приплёлся. Залез на печь, лежит, кряхтит.

Жена спрашивает:

— Ты где был?

— По грибы ходил.

— А чего охаешь?

— Да на ёлках этот год шишки велики выросли. Тронул ненароком ёлку, так они и посыпались, все бока-плечи обколотили.

— Василиса-то где?

— Уехала наша Василиса. Уже за Ремень-рекой скачет.

Мать только заплакала.

А Василиса до распутья доскакала, тут коня остановила. Смотрит — три дороги перед ней, посредине столб стоит, а на столбе написано:

«Вправо поедешь — коня потеряешь!»

— Не поеду вправо, — Василиса себе говорит, — конь-то не мой, а батюшкин. —И дальше читает:

«Влево поедешь — сам пропадёшь!»

— Это уж и вовсе ни к чему! —рассудила Василиса.

Смотрит опять:

«Прямо поедешь — увидишь, что будет!»

— Вот это по мне! —обрадовалась Василиса.

И пустила коня прямо.

Сколько ехала, столько ехала — день до вечера. Ночь настала, туман пал, а кругом шумит тёмный лес-дубравушка. Совы да филины разухались, волки развылись, а человечьим духом и не пахнет. Отпустила Василиса поводья — пусть конь идёт куда знает.

И принёс её конь к избушке, где жила шишига лесная с сыном Ванюшкой да с собачкой Викушкой.

Василиса шишиге-хозяйке до земли поклонилась,, Ванюшке в пояс, собачку Викушку по шерсти погладила.

Шишига её в дом впустила, за дубовый стол усадила, принялась спрашивать:

— Как звать тебя, добрый молодец? Далеко ли едешь? Куда путь держишь?

— Кличут меня Василием-Васей, а еду я ни далеко, ни близко, на войну воевать.

— Зачем тебе на войну ехать, лучше с нами оставайся. Будешь мне сынком названым, моему Ванюшке братцем любимым. Ему одному в лесу скучно.

— Нет, поеду! . .

— Ну, так хоть погости, — шишига говорит.

А Ванюшка с Васи-Василисы глаз не сводит. Шишиге потихоньку шепчет:

— Эх, кабы девица была, взял бы замуж.

— Что болтать попусту — парень это, — шишига отвечает.

— А мне сердце сказывает-подсказывает — девица.

Тут шишига призадумалась, испугалась. А чего испугалась, о том речь не сейчас пойдёт, вперёд забегать не будем.

Стала шишига гостя спать укладывать. На лавке ему постелила. Взяла семьдесят семь трав, в изголовье сунула и шепчет Ванюшке:

— Коли девица, зацветёт к утру трава-мурава ярким цветом, что бисером разошьётся.

А у собачки Викушки ушки на макушке, всё она услыхала, Василисе перешептала. Как загасили лучину, спать легли, Василиса вынула тихонько траву-мураву, на окошечко положила.

Утром смотрит шишига и головой качает.

— Нет, —говорит Ванюшке, — молодец это. Сам гляди: ни одна травинка цвета не дала, ни красного, ни синего, ни белого.

А Ванюшка своё:

— Девица!

— Что ж, — отвечает шишига, — испытаем ещё раз.

Сама на печь легла, разохалась.

— Ох, детушки, разломило меня всю. Который-нибудь из вас воды наносите.

А Ванюшке шепчет:

— Не носи. Пускай Вася принесёт. Коли девица, по воду пойдёт с коромыслом. Коли парень, понесёт вёдра в руках.

Василиса — за коромысло, а собачка Викушка ей тихонько тявкает:

— Оставь коромысло, где стоит. Бери вёдра руками.

Так Василиса и сделала. Коромысло за дверью оставила, с ведрами к ручью пошла. И Ванюшка за ней.

Не уезжай, — говорит, — братец названый, живи с нами. Вместе нам веселей будет.

— Мне в лесу не жить, — Вася-Василиса отвечает.— Я не лесного роду-племени.

— Да ведь и я не лесного роду-племени. Рос, как ты, в деревне, у отца с матушкой. Как-то ехали мы на сенокос, я ещё мальцом был, забаловался, крынку с водой разбил. Рассердилась матушка да в сердцах и скажи: «Возьми тебя шишига лесная!». В тот же вечер и уволокла меня шишига.

— А ты бы убежал! — Вася-Василиса советует.

— И рад бы, да не могу. Только девица-красавица, что замуж за меня пойдёт, из беды меня вызволить может.

Смотрит на Ванюшку Вася-Василиса, а стан-то у него ладный, плечи широкие, волосы так и вьются. Однако не дала волю девичьему сердцу, не призналась.

Наносила воды Василиса, а шишига и говорит Ванюшке:

— Теперь сам видишь, что молодец.

— Видать-то вижу, а сердце не то подсказывает.

— Ладно, в последний раз испытаю, истоплю баньку. Коли, парень, пойдёт с тобой мыться. Коли девица, со мной попарится.

Только банька истопилась, Ванюшка стал собираться, а Вася-Василиса вперёд побежала. Коня привязала у баньки, сама — скорёхонько мыться да париться.

Подходит к баньке Ванюшка, а конь на него так и кидается. То копытом лягнуть, то укусить норовит. Ванюшка на него грозится:

— Ах ты, волчий корм, травяной мешок! Стой, не балуй!

Конь ещё пуще ярится.

Закричал Ванюшка:

— Эй, братец, уведи своего коня.

— Сейчас уведу, — Василиса отзывается.

И вышла из баньки. Взяла коня под уздцы, отвела в сторону и говорит:

— Ты, Ванюша, иди мойся, а я уже.

Ванюшка думает:

«Так и не вызнали — парень ли, девица ли?»

Вечером спать легли, шишига да Ванюшка заснули, а Василиса раздумалась: «Ох, горюшко! Промешкаю тут — правду дознаются. Надо ехать, куда ехала».

Встала, во двор вышла и коня оседлала. Только хотела в путь тронуться, собачка Викушка к ней подбежала и так посоветовала:

— Что ж ты в дальнюю дорогу поесть ничего не взяла? Возьми каши горшочек да пшена мешочек. Может, сама съешь, может, на другое пригодится.

Василиса собачку послушалась.

Всю ночь ехала, на зорьке отдохнуть остановилась. Легла на травку, шелкову муравку. Лежит и всё Ванюшку вспоминает. А Ванюшка в избушке проснулся, шишигу разбудил.

— Вставай скорей, нету моего братца Васи-Василия. Видно, на войну уехал. Поскачу и я вдогонку. Вместе будем воевать.

— Нет на то моего согласия! — шишига отвечает. — Лучше я твоего Васю на войну не пущу, а сюда представлю.

Вышла на крыльцо, в ладоши захлопала, громким голосом закричала:

— Эй вы, гуси-лебеди, серы да белы, слетайтеся-собирайтеся. На краю леса, на траве-мураве лежит Вася, то ли молодец, то ли девица. Так вы Васю ко мне доставьте.

Гуси-лебеди полетели. Васю-Василису увидели, над ней закружились.

Ур-ку, ур-ку, полетим, полетим!
Ур-ку, ур-ку, унесём, унесём!

Услыхала их Василиса, мигом горшочек каши на траву поставила, мешочек пшена по земле рассыпала.

Спустились гуси-лебеди, крыльями машут. Склевали всё дочиста и назад улетели.

Шишига их бранит, а они отвечают:

— Ты нас не всякий день и мякиной-то кормила, а тут мы белой каши да отборного зерна наклевались.

Схватила шишига прут берёзовый, бьёт, хлещет гусей-лебедей, приговаривает:

— Что сказано, то приказано, что велено, то и делайте!

Полетели гуси-лебеди назад.

А тем часом-временем заснула Василиса крепким сном. Шапка с головы её упала, русые косы по траве разметались.

Подхватили гуси-лебеди Василису, так её спящую в лесную шишигину избушку и принесли.

Ванюшка увидел, руками всплеснул.

— Чуяло моё сердце, что девица она, Василиса Прекрасная.

А шишига про себя думает: «То-то и оно, что девица. Уведёт моего Ванюшку, из-под моей власти высвободит. Надо её извести. А Ванюшку запру за дубовые двери, на железные засовы».

Заманила она Ванюшку в баньку, задвинула засов железный, навесила замок и ключ к поясу привязала — теперь никуда не денется.

Василиса к окошку баньки подошла, ласковым голосом заговорила:

— Тут ли ты, братец Ванюшка?

— Тут я, тут, Василиса Прекрасная, — отвечает. — Только незови меня братом названым, а зови женихом зарученным.

Василиса зарумянилась, будто облачко на зорьке.

— Рано мне женихом тебя называть. Сидишь ты, ровно сокол пленённый в клетке. А пока ты в неволе, и мне никуда не уйти, глупое сердце девичье не пускает.

— Спасибо тебе на ласковом слове, — отзывается Ванюшка.

А шишига на крыльцо выскочила, Василису кличет. Посылает её коров доить, что в лесу на лужайке пасутся. Василиса подойник взяла, пошла в лес. Ванюшка в баньке сидит, горюет.

— Знаю, знаю, куда моя мыка пошла, знаю, знаю, куда горе мыка отправилась. Замыслила шишига лютой смерти её предать.

Хоть бы Викушка ей помогла.

А Викушка — ушки на макушке — тут как тут. Догнала Василису, всему научила.

Пришла Василиса на лужайку, подойник посреди лужайки поставила, сама на берёзку залезла. За сучок ухватилась, громким голосом закричала:

Эй, лесные коровушки,
Лохматые бурёнушки,
Собирайтесь, подоитесь
Да опять разбегитесь!

На те слова повалили из лесу медведицы, одна другой страшней да лохматей. В подойник подоились и ушли.

Василиса с берёзы слезла, полный подойник подхватила и шишиге принесла. Шишига так от злости и затряслась.

— Коров подоила, — говорит, — это работа не работа. А вот тебе работа: иди моих овечек постриги.

Ванюшка в баньке горюет, да Викушка своё дело знает: всё Василисе рассказала, всему научила.

Вот пришла Василиса в тёмный лес, огляделась. Точно — стоит пенёк, как Викушка сказывала. Она под ним рядно расстелила, положила ножницы, потом стала на пенёк, проговорила:

Пень пня выше
Да пень пня выше!

Стал пень расти, над травой поднялся, над кустами поднялся, с верхушкой сосны сравнялся. Тут Василиса начала шишигиных овец скликать громким голосом:

Овечушки чёрные, овечушки белые,
Овечушки рыжие, овечушки серые,
Собирайтесь, постригитесь
Да опять разбегитесь!

Выскочили из чащи волки, глазами сверкают, зубами щёлкают. Друг дружку постригли, шерсть на рядно в кучу сгребли и убежали в пущу-чащу.

Василиса ножкой притопнула, пню велела:

Пень пня ниже
Да пень пня ниже!

Пень и опустился.

Принесла Василиса шишиге шерсть, а шишига, что те лесные овечки, зубами заскрипела.

«Ну, ладно, — думает, — медведи её не загрызли, волки не съели. .. Шибко умна, да и я не глупей. Погожу, придумаю. Всё дно изведу, не видать ей моего Ванюшки!»

А Василисе сказала:

— Принесла шерсть, так садись прясть.

Дала девушке каменное веретёнце и на лавку прилегла. Прядёт Василиса и сама себе говорит:

— Медведи меня не задрали, волки не съели… Да больно хитра шишига, ещё что-нибудь удумает, изведёт меня. Ну, да и я не так проста… Убегу и Ванюшку уведу. Только она нас и видела.

Сказала себе так и запела тихонько:

Весь-то лес спит,
И медведи спят,
И лисицы спят…

А шишига не спит, прислушивается.

Жужжит веретено, нитка тянется, Василиса дальше поёт:

И трава спит,
И листья спят,
И шишига спит…

Стала шишигу дрёма одолевать.

И шишига спит…
И шишига спит…

Тут шишига и заснула.

Увидала это Василиса, подала знак Викушке. Викушка — ушки на макушке — к шишиге подобралась, перекусила шнурок и принесла Василисе ключ от баньки.

Мигом Василиса собралась: веретено с собой взяла, клок волчьей шерсти прихватила да гребень с длинными зубьями. Потом плюнула на то место, где сидела, и сказала:

Слюнка, слюнка, до самой зари
За меня говори
Над волчьим волосом
Моим голосом!

Выскользнула тихонько из шишигиной избушки, Ванюшку отомкнула. Ванюшка к ней с ласковыми речами: «Ох ты моя люба, ох ты моя лада…» А она ему: «Не до ласковых речей, бежать надо!»

Пустились они с шишигиного двора, и Викушка с ними.

А шишига в избушке один глаз приоткрыла да спросонья спрашивает:

— Прядёшь ли, Василиса?

— Пряду, пряду!—слюнка отвечает.—Спи, не тревожься.

Полночи прошло, шишига другой глаз открыла.

— Прядёшь ли, Василиса?

— Пряду, пряду, — слюнка говорит.

Солнце встало, и шишига встала. Смотрит — нет Василисы. Шишига к баньке, а у баньки дверь настежь — и Ванюшки нет.

Взвыла шишига, заскакала, как горошина на раскалённой плите, и кинулась беглецов догонять.

Бегут Василиса с Ванюшкой, вдруг Викушка залаяла:

— Тяв-тяв, чую, чую, хозяйка близко!

Кинула Василиса гребень через плечо, и вырос перед шишигой высокий частокол. Она туда, она сюда, да нет нигде ни лаза, ни перелаза, ни прохода, ни обхода. Стала она поверх перелезать — юбка зацепилась, вся изодралась. Всё-таки перебралась.

Василиса с Ванюшкой бегут, бегут, опять Викушка залаяла:

— Тяв-тяв, берегитесь, погоня близко!

Тут Василиса, клок волчьей шерсти бросила. Мигом каждая шерстинка волком обернулась. Завыли волки, зубами защёлкали, бросились на шишигу. Еле она успела на пенёк забраться да Крикнуть:

Пень пня выше
Да пень пня выше!

Растёт пень, а волки так и скачут, растерзать хотят шишигу. Она их сверху уговаривает:

Овечушки, мои милые,
Чёрненькие да беленькие,
Рыженькие да серенькие, Расступитесь, разбегитесь,
Меня пропустите!

Волки послушались, разбрелись кто куда.

Стук-бряк по лесу разносится, опять шишига гонится, вот-вот Василису с Ванюшкой настигнет.

Разломала Василиса каменное веретено, половинки в стороны бросила. Выросли две скалы, Василису с Ванюшкой да Викушку пропустили, а как стала шишига пробегать, сошлись и её защемили. Уж она их и проклинала, и заклинала, они с места не сдвинулись, будто испокон веку так было. Только когда беглецов уже стало и слыхом не слыхать, и видом не видать, и следы их ветром замело, тогда расступились скалы, выпустили шишигу, опять веретеном обернулись.

Подняла шишига веретено, назад поплелась. В тёмном лесу подобрала шерсти клок да гребень с длинными частыми зубьями. С тем домой и вернулась… Повздыхала и принялась прясть.

А Василиса с Ванюшкой выбрались из леса, смотрят — Василисин конь пасётся, хозяйку ждёт.

Василиса обрадовалась:

— Вот теперь я на войну поеду!

— И я с тобой, — говорит Ванюшка.

Сели они вдвоём на коня и поскакали.

До первой деревни доехали, люди их спрашивают:

— Куда едете, куда скачете?

— На войну едем, воевать скачем.

— Эко дело! — смеются люди. — Война-то кончилась. А вы кто такие да откуда родом?

Василиса про себя рассказала. Подивились люди, головой покачали. А как Ванюшка стал рассказывать, один старик и говорит:

— Знаю, знаю, слышал, слышал про твою матушку, про твоего батюшку. Когда унесла тебя шишига, горевали они сильно, с того горя в одночасье и померли.

Заплакал Ванюшка.

— Куда ж я теперь?

А Василиса его утешает:

— Вот поедем, жених мой милый, к моим отцу с матушкой.

Отец с матерью дочери обрадовались, Ванюшку приветили.

— Оставайся, — говорят, — с нами. Будешь нашей младшей дочке мужем, а нам богоданным сынком.

Свадьбу сыграли, да и зажили все ладком.

Так Василиса Прекрасная на войну не попала, а мужа себе нашла.

ПЕВЕЦ

Белорусская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЛюбил один мужик петь. Голос противный, на ухо ровно медведь наступил. А как соберутся мужики больше трёх, он уж тут как тут и песню затягивает.

Вот один раз пристроился он так к мужикам, что беседу вели на завалинке. Спел весёлую — никто не смеётся. Завёл жалостную — мужики разбежались. Только один остался, слушает да слёзы утирает.

Смотрит на него певец, ещё пуще заливается. Кончил песню и спрашивает:

— Хорошо я пою?

— До самой души пробрало, — мужик говорит. — В точности так моя коза блеяла, когда её волки драли. Как вспомнил её, бедную, моих деток кормилицу, слеза меня прошибла.

С той поры, когда нашему, певцу песня к горлу подступала, он подальше в поле уходил.

ЗЛЫДНИ НЕНАСЫТНЫЕ

Украинская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖил человек, и было у него два сына. Хозяйство вёл исправно, богатеем не слыл и бедняком себя не считал. Дожил до старости, а когда умирал, разделил всё добро меж сыновьями поровну.

Построили братья по хате, стали врозь жить. Только по-разному у них житьё пошло. У старшего, что ни год, богатство прибавляется, у младшего — убавляется. Засеет каждый своё поле. У старшего пшеница — как щетинка на щётке, колосу наклониться некуда. У младшего всходы — что волоски у старика на лысине. То у него на овец мор нападёт, то хорь кур передушит. Совсем обеднел. Иной раз сам с женой голодный сидит и детей накормить нечем. А детей у него — целая куча, мал-мала меньше.

Хорошо ещё, что он нравом лёгкий уродился, унывать не любил. Была у него утеха — скрипочка-песельница да смычок-плясун. Заиграет на ней, сразу на сердце повеселеет. И жена про нужду забудет, и дети есть не просят.

А у старшего брата всего, в доме полно, одного не хватает — детей нет как нет.

Раз повстречались братья. Богатый говорит:

— Хорошо тебе жить. Вон сколько помощников растишь. Мне бы хоть сына, хоть дочку.

— Не горюй, — бедный утешает. — Будут ещё и у тебя дети.

— Кабы по твоему слову сделалось, — вздохнул богатый,— ты бы у меня первым да самым дорогим гостем был.

И что вы думаете?! Ровно через год народился у богача сынок. Бедняк говорит жене:

— Постирай мне рубаху. А то позовёт меня брат на крестины, так пойду пускай не в новом, да в чистом.

Сколько ни ждёт, не шлёт за ним брат. На восьмой день богач крестины назначил.

— Надо к брату идти, — сказал бедняк своей жинке.

— Так ведь он тебя не звал!

— Как не звал? Звал. Год назад, когда я ему дитя напророчил. Я не набивался, его за язык не тянул. Сам он меня приглашал.

И пошёл.

Хоть и не очень-то ему старший брат обрадовался, а всё же как гостя принял, усадил за стол. Сидят, беседуют.

Тут заявился сосед-богатей. Старший младшему говорит:

— Подвинься, брат. Этого гостя на почётное место, в красный угол, посадить надо.

Подвинулся младший. А на пороге уже второй богатей. Опять подвинуться пришлось. Пошли друг за другом званые гости. А бедняку всё — подвинься да подвинься. Так что за столом ему и места не хватило. Примостился он на колоде, что у самых дверей стояла.

Гости чарку выпьют, закусывают. Стол от угощенья ломится: поросёнок жареный,, гуси-куры варёные, холодец так жиром и лоснится… Да бедному брату с колоды ни до чарки, ни до еды не дотянуться.

Вышел он в сени, хлебнул воды из кадочки, вернулся, пошарил по карманам — думал, может, корочка завалялась. А выгреб горстку семечек. Вот-то хорошо! Верно, дети насыпали. Сидит, семечки лузгает, будто после доброго глотка горелки закусывает. Один богач увидел и руку протянул.

— Никак семечки грызёшь? Отсыпь и мне маленько!

Тут и другие ладонь подставляют:

— И мне! И мне!

Мигом похватали, ни одного семечка у бедняка не осталось.

Погостевал он так у богатого брата. Не солоно хлебавши домой отправился.

Идёт, покачивается, ногу за ногу заплетает, будто и вправду выпил. И песни во всё горло распевает. Пускай люди думают, что богатый брат его хорошо попотчевал.

Вернулся домой, жена спрашивает:

— Как погостевал? Как тебя братец встречал-провожал?

— Лучше и не надо! — отвечает. — И наугощался, и напелся, и наплясался вволю. А вы тут, бедняжки, веселья не видели. Дайте хоть я вас повеселю.

Снял со стены свою скрипочку-песельницу, повёл по струнам смычком-плясуном. Да так заиграл, что, вот право слово, окажись вы в той хате, и вы бы в пляс пустились.

Жена бедняка руки в бока упёрла и пошла выступать, ровно пава. А дети и притопывают, и прихлопывают, и приплясывают, и присвистывают. Так вся хата ходуном и ходит. Битые стёкла в оконницах позванивают, побелка со стен сыплется.

Играет бедняк и удивляется:

— Боже ж мой, сколько у меня детей! Хотя постой, постой! . . Химка да Хомка. Ненилка да Гаврилко, Параська да Стаська, да Иванко, да Степанко. Вот и всего. А тут… Ну-ка посчитаю: это моё… это моё… А это ? Фу ты, так перед глазами и мелькают! Побей меня гром, это не моё. Вот опять мой, а вон те два опять не мои. Откуда же они взялись на мою голову?!

Протянул руку, схватил одного. Да так и отшатнулся — худое оно, малесенькое да зубастое.

— Вы кто такие?

А оно и отвечает писклявым голосом:

— Злыдни мы твои.

«Вот оно что! — думает бедняк. — Так это злыдни ненасытные всё моё хозяйство сглодали. Скоро, гляди, и до хозяев доберутся прожоры зубастые!»

— Где же вы живёте? — спрашивает.

— Как где? В подпечке.

— И хорошо вам живётся?

— Какое хорошо! .. В тесноте да в обиде. Смотри, сколько нас развелось.

А хотите, я вам просторное жильё сделаю?

— Хотим, хотим! — запищали злыдни из всех углов.

Прикатил бедняк большую бочку, что под стрехой стояла для дождевой воды, и говорит:

— Вот вам дом.

Как увидели злыдни бочку, так и полезли туда. Да каждый спешит, толкается, чтобы место занять получше. Грызню меж собой подняли.

Бедняк подождал, пока последний злыдень в бочку забрался, поставил её стоймя, вколотил днище да обруч покрепче набил. Потом отвёз бочку подальше и сбросил в овраг.

С того дня всё в хозяйстве на лад пошло. Одна тощая коровенка была, а двух хороших тёлочек принесла. Овцы тоже двойнями да тройнями плодятся. Птицы домашней развелось — не сосчитать. И урожай — на загляденье, что в поле, что в огороде.

А богатый брат видит всё и покой потерял.

«Зачем такое бедняку?! Он ведь к бедности своей привык, жил, веселился. А теперь до того дошло, что со мной в хозяйстве сравнялся. Каково это мне? От людей стыдно!»

Вот он и отправился к брату, будто невзначай, будто мимо шёл.

— Обрадовал ты меня, братец родимый! Расскажи, как тебе такое счастье привалило?

Младший брат ему спроста и выложил всё как есть.

— Так и так, — говорит, — злыдни у меня завелись было, а я их в бочку заколотил.

— И где же та бочка?

— Да в овраг сбросил.

— Ну и ладно. Живи себе, поживай, — говорит старший, а сам усмехается.

Прямо от брата пошёл богач к оврагу. Смотрит, и вправду лежит бочка. А в ней что-то шуршит, что-то стучит, что-то пищит — видно, злыдни хотят на волю выбраться.

Богач взял да и вышиб дно у бочки. Выскочили злыдни, худющие да голодные. Он им и говорит:

Бегите скорее к брату!

— Э, нет!—злыдни отвечают. — У него нам плохо жилось. В голоде да в холоде сидели.

— Да теперь у него стозцько всего, что будь вас в десять раз больше, и то на всех хватит.

— Всё равно не пойдём. Он хитрый, нас в бочку заманил. Лучше мы у тебя жить станем. У тебя печка большая и подпечек просторный.

Испугался богач, бросился бежать. Да разве от злыдней убежишь?! Поцеплялись, как репяхи, за свитку, в чоботы набились, на плечи уселись, за пазуху забрались.

Как ни отбивался богач, поселились злыдни у него в хате. Что было добра, всё сожрали. Всего в хозяйстве нехватка, только бед несчастий вдоволь.

Не раз и не два старший брат вспоминал, что слыхал от людей: «Не желай другому, чего себе не хочешь!»

Вспоминал, да поздно.

КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН ИВАН ДА ЦАРЬ ИВАН

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяБыло у старика три сына. Выросли сыновья молодец к молодцу, в руках силы не меряно, волосы кудрявые, на щеках румянец играет. Вот однажды отец и говорит:

— Скоро вас женить пора, тесно всем в старом доме станет. Надо новый дом сработать.

Принялись они за дело. Брёвна таскали — ухали, сруб ставили — песни пели, крышу крыли — перешучивались. Долго ли, коротко ли — сработали дом.

— Ну, сыночки, — сказал старик, — доброе мы жильё изладили. Теперь бы узнать-угадать, каково нам там житься будет.

И послал старшего сына в новом доме ночь переночевать.

Дал ему с собой хлеба, и соли дал, и воды кружку. Велел всё на стол поставить и скатёркой прикрыть, а потом лечь спать да получше сон запомнить. Каков сон увидится, то и сбудется.

Старший сын по сказанному как по писаному всё исполнил.

Ночь переночевал, сон увидел, утром вернулся.

— Видел я, батюшка, — рассказывает, — полный двор поленниц, а в дому в печи огонь горит ясным пламенем.

— Это хороший сон, — отвечает отец. — Тепло жить будем.

На вторую ночь среднего сына посылает.

Тот в новый дом пришёл, хлеб, соль да воду в кружке на стол поставил, скатёркой прикрыл. Потом на лавку улёгся.

Всю ночь проспал до ранней зорьки. Утром вернулся, свой сон рассказывает:

— Снилось мне, что печь натоплена и жар уже в загнёток выгребли. А та лопата, что ты, батюшка, намеднись вытесал, так и скачет сама хлебы в печь сажает, а навстречу ей готовые караваи выпрыгивают. Пышные, румяные.

Отец обрадовался:

— Ну, значит, сытно заживём!

На третью ночь настал черёд младшего сына, Ивана.

Отец и ему хлеб, да соль, да воду в кружке дал.

Отправился Иван в новый дом. Хлеб на стол положил — хлеб на пол скатился. Солонку поставил — соль рассыпал. Из кружки вода расплескалась. Всё неладно!

Лёг он на лавку, шапку под голову сунул. Спит не спит, а сон видит. Не в старом он, не в новом доме — в чужом месте. Лежит по рукам, по ногам связан, шевельнуться не может. Вдруг, откуда ни возьмись, змея к нему ползёт, а с другой стороны лисица подбегает. Змея пасть разинула, зашипела. Силится Иван вскочить, да не может. Тем временем лисица острыми зубами принялась путы перегрызать. Только не успела. Распрямилась змея, что калёна стрела, и откусила Ивану правую ногу по колено. Тут спали сами собой с него путы, встал он на одну ногу, змею ударил. Мигом спала со змеи змеиная кожа, и явилась на свет девица-красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать. И лисичка девицей обернулась. Такой милой, такой пригожей! Хотел Иван ей слово ласковое промолвить, да проснулся…

Покрутил головой, домой пошёл.

Отец спрашивает:

— Ну, что тебе привиделось?

А Иван отвечает:

— Не скажу, пока сон не сбудется.

Отец его так и этак выспрашивает. Иван отмалчивается. Рассердился отец и закричал:

— Раз так, не жить тебе в новом дому! Уходи от нас!

В сердцах сказал, сам не думал, что сын взаправду уйдёт.

А Иван как услышал это, повернулся и ушёл.

Где ходил-бродил, долго ли, коротко ли странствовал, а остановился в одном городе. Нанялся там к купцу в работники. Что ни велит купец, всё в срок исполняет, ни от какой работы не отказывается. Хозяин новым работником не нахвалится.

Вот однажды купец спрашивает:

— Есть ли у тебя какая родня?

— А как же! — отвечает Иван. — Отец есть и братья. Да отец меня из дому прогнал.

— С чего бы так? —удивился купец.— Ты и работящий, и послушный. ..

Твоя правда, я отцу ни в чём не перечил. Только один раз не открыл сна, что мне приснился. Отец и разгневался.

— А что же тебе приснилось? — спрашивает купец.

Усмехнулся Иван и говорит:

— Уж если я родному батюшке не сказал, так не тебе меня спрашивать.

Тут и купец рассердился. Стал грозить, выпытывать. Видит Иван — не житьё ему здесь. Взял расчёт и пошёл новую работу искать.

Да не сразу нашёл: где ему хозяева не глянутся, где хозяевам работник не нужен.

И принесли его ноги к царскому дворцу. А как раз в ту пору царь из дворца выезжал на охоту. Никогда Иван в своём крестьянстве таких коней, таких пышных нарядов не видывал! Стоит, дивится. И царь его приметил. Залюбовался его статью, плечами широкими, русыми кудрями. «Аи да молодец добрый!» — подумал. Повернулся в седле, спросил:

— Ты кто таков? Как тебя зовут?

Крестьянский сын. Отродясь Иваном кликали.

— И меня Иваном нарекли. А лет тебе сколько?

— Вроде двадцать.

— И мне двадцать. Вон как всё сходится. Не пойдёшь ли ко мне в слуги? Будешь мне добрым товарищем. А то мне от старого царя, моего батюшки, все слуги-советники с седыми бородами достались.

— Отчего ж не пойти! —отвечает Иван.

Стал Иван — крестьянский сын царю Ивану службу служить. Служит верой и правдой. Что царь ни загадает, Иван наперёд исполняет, любое дело у него спорится.

Как-то разговорился с ним царь, стал расспрашивать. Ну, Иван — крестьянский сын спроста ему всё про себя и обсказал.

Любопытно царю.

— Так какой же ты сон увидел?

— Ох, не спрашивай, всё едино не открою. Отцу не сказал, купцу не сказал и тебе не скажу.

Царь дотоле хорош, доколе ему не перечат. А теперь разгневался, что его с простым мужиком, с хапугой купцом равняют, и велел Ивана в темницу кинуть.

Сидит Иван в темнице. А молодой царь тем временем жениться задумал.

У царя Ивана любимая сестра была, на один год младше, на десять лет мудрее. Вот царь Иван и говорит ей:

— Так и так, Марьюшка, слыхал я, что за морем, на круглом острове девица-красавица Марфа-царевна живёт. Приходили к нам под парусами гости, заморские купцы, красу её расписывали. Поеду её сватать.

— Ох, братец Иванушка, — отвечает сестра. — Дорог журавль в небе, да ведь лучше синица в руки. Не ездил бы ты за море! Мало ли у нас девушек пригожих?!

А он своё:

— Нет, поеду.

Ну, так возьми с собой слугу твоего верного, Ивана — крестьянского сына. Ежели в чужой стороне беда-нужда приключится, он тебе подмогой будет.

— Возьму, коли сон свой откроет. Мне не сказал — может, тебе расскажет.

С чем пошла царская сестра в темницу к Ивану — крестьянскому сыну, с тем и вернулась. Говорит брату:

— Не сказывает, пока его сон не сбудется.

— Ну, так пускай сам на себя пеняет!—отвечает царь.— Я и без него обойдусь.

Собрался в путь-дорогу и пошёл на пристань. Под царским-де присмотром и корабль оснастят получше, и припасу возьмут, сколько надобно.

Проводила его до ворот сестрица Марьюшка и пораздума-лаь: «Ой, лихо! В далёком пути, как на долгом веку, чего не случится. Ум хорошо, а два лучше. Будь что будет, ослушаюсь брата, сделаю по-своему!»

И выпустила узника-потюремщичка Ивана — крестьянского сьша.

— Догоняй тёзку, Иван. В удаче с ним будь и в беде не оставляй. Только смотри, спервоначалу на глаза ему не попадайся. Зол он на тебя.

— Что ж, — отвечает Иван. — Я на него сердца не держу. п ему верно служить обещался. Крестьянское слово — не царское, Что сказал, то и выполню.

Пустился Иван к пристани. Да не наезженной дорогой через город, а потаёнными звериными тропами, прямиком через лес. Бежит, поспешает.

Вдруг слышит голоса. Сердитые голоса, громкие, будто кто-то ссорится. Остановился, прислушивается. А рядом на суку ворона сидит и тоже слушает. Он ворону за хвост и под кафтан, чтобы каркнуть не вздумала. Сам тихонько подкрадывается.

Всё ближе, ближе голоса. Видит Иван — на маленькой полянке два мужика так спорят, что уж и до драки дело доходит. А рядом узелок лежит.

Иван их спрашивает:

— Чего, добрые люди, поделить не можете?

— Да вот, — говорят, — достались нам шапка-невидимка, сапоги-скороходы да скатёрка-хлебосолка. И не знаем мы, как три заветные вещи на двоих поделить.

— Так я вас рассужу, — сказал Иван. — Брошу камень, а вы за ним бегите. Кто первый его назад принесёт, тот первый и выберет, что захочет. А уж второй, не обессудь, возьмёт, что останется.

Согласились мужики.

Иван выхватил ворону из-за пазухи и швырнул её подальше в чащу. Полетела ворона, мужики за ней.

Ну, а Иван, не будь дураком, сунул ноги в сапоги-скороходы, шапку-невидимку — на голову, скатёрку-хлебосолку — за пояс, шагнул да семь вёрст разом и отмахал, на пристани очутился.

А царский корабль как раз в ту пору от пристани отчалил. Только теперь Ивану что! Сделал полшага, через семь волн перешагнул, на палубу ступил. Никто его и не увидел.

Корабль плывёт, на волнах качается. День прошёл, ночь пришла, ночь прошла, опять день наступил.

Истомился царь Иван, ходит по палубе, сам с собой разговаривает:

— Эх, кабы меч для богатырских плеч, кабы лук для сильных рук, кабы красна девица, чтобы на ней жениться.

А Иван — крестьянский сын в шапке-невидимке рядом с ним похаживает. Послушал, послушал, не удержался и сказал:

— Ох, смотри, принесут меч, да не хватит плеч, будет лук, да стрелять не с рук, будет и девица, да не просто на ней жениться.

Царь Иван оглянулся — нет никого. Ну, думает, прислышалось.

Проплыли ещё сколько-то времени и к острову причалили.

Только сошли на пристань, Иван — крестьянский сын шапку-невидимку снял, царю Ивану поклон отвесил. Царь Иван обрадовался.

— Вот теперь знаю, чей голос со мной на корабле говорил.

И на радостях забыл спросить, кто его из темницы выпустил, как Иван — крестьянский сын на корабль попал.

Да тут и не до беседы было: видят — идут к ним трос молодцов, кряхтят-сгибаются, втроём еле-еле меч-кладенец

несут.

— Вот, — говорят, — Марфа-царевна велела тебе этот меч поднять да над головой покрутить. Коль поднимешь меч, о сватовстве пойдёт речь, не поднимешь меч — голова с плеч.

Оробел царь: где же тот меч поднять, когда трое молодцов еле тащат.

А Иван — крестьянский сын подскочил, выхватил у молодцов меч из рук, покрутил над головой, потом об колено, ровно прутик, надвое переломил и обломки в стороны бросил.

— Эх, это, — говорит, — нашему царю не задача, а забава.

Тут ещё трое подходят. Два молодца богатырский лук тащат, третий стрелу волочит. Остановились перед царём Иваном, с поклоном сказали:

— Марфа-царевна так велела: коли пустишь из лука стрелу, будешь гостем у неё в дому, а коль не сладишь с тетивой, голова с плеч долой.

Царь Иван в лице переменился: где же с этаким луком управиться?!

А Иван — крестьянский сын тряхнул кудрями, ухватился за лук, наложил стрелу и пустил её прямо в небо. Улетела стрела к облакам, а вернулась ли на землю, кто знает! . .

— Что это вы нашему царю, — смеётся Иван, — детские игрушки показываете?! Лучше не мешкайте, проводите его с почётом к Марфе-царевне.

Повели царя Ивана к невесте.

Сколько он там был, столько и погостевал, а вернулся на корабль темнее тучи.

Иван — крестьянский сын спрашивает:

— Что невесел, царь? Али не хороша невеста?

— Уж так хороша — глаз не отвести.

— Так за чем же дело стало ?

— Да, вишь, — говорит царь Иван, — у неё загадки не кончились. Велела к утру сшить половину свадебного платья, какого—несказывает. А у неё тоже шьётся полплатья. И чтоб сошлись две половинки, как по мерке. Не то свадьбе не бывать.

— Не кручинься, — отвечает ему Иван — крестьянский сын. — Ложись спать. Авось, пока спишь, и загадка разгадается.

Спал не спал царь Иван, а Иван — крестьянский сын дело делал. Надвинул на лоб шапку-невидимку и в город пустился. Всех швей, всех портных обегал и нашёл-таки тех, что полплатья царевне шили. Как раз они свою работу кончали, серебряный позумент на белую парчу подмётывали.

Иван — крестьянский сын на выдумки горазд. Раскинул в уголочке скатёрку-хлебосолку, только развернул, а она всякими кушаньями, соленьями да сластями уставилась. Удивились портные: откуда такое взялось? .. Да не отказываться же от угощенья! Тем временем Иван — крестьянский сын схватил полплатья и за пазуху себе сунул.

Поели, поугощались портные, оглянулись: батюшки-светы! .. Нету царевнина заказа, как сквозь землю провалился. Что делать? Хорошо, что припасу на целое платье заготовлено. Принялись опять шить-кроить.

А Иван скатёрку-хлебосолку свернул да скорей на корабль.

Ну вот, приходит утро. Принесли портные Марфе-царевне полплатья, и царь Иван подаёт ей полплатья. И сошлись обе половинки, как по мерке.

щелкните, и изображение увеличитсяМарфа-царевна соболиные брови нахмурила и говорит:

— Ну что ж, одна загадка позади, вторая впереди. К свадебному платью мне сапожок сафьяновый тачают, золотые узоры, серебряные подборы. А ты мне второй стачай, чтобы пара была.

Вернулся царь Иван на корабль ещё темней с лица, чем раньше. Рассказал своему верному слуге всё как есть. Иван — крестьянский сын говорит:

— Эта беда не беда!

Опять побежал по городу. Всех сапожников обегал и нашёл, где сапожок царевне ладят. Всё, как в прошлую ночь, сделал — раскинул скатёрку-хлебосолку, поманил угощеньем мастеров, а сам сапожок унёс и скатёрку не забыл прихватить.

Еле мастера управились, другой сапожок сшили. Приносят его Марфе-царевне, а уж царь Иван там.

Надели царевне сапожки — оба впору, хоть мерь, хоть не мерь.

Марфа-царевна со зла ножками в новых сапожках затопала и опять задачу задала:

— Велела я отлить золотое узорчатое колечко. И ты такое же к утру сделай. А нет, так и свадьбе не бывать, и головы тебе не сносить.

Как в те две ночи было, так и в третью получилось. Всё Иван — крестьянский сын уладил. К утру у Марфы-царевны кольцо и у Ивана-царя такое в точности.

Тут уж Марфе-царевне деваться некуда. Что жениху ни загадывала — всё исполнено. Согласилась она замуж за него идти, в его царство-государство ехать.

Сели на корабль и пустились в обратный путь.

Иван — крестьянский сын, ясное дело, с ними. Опять под шапкой-невидимкой укрылся. Его не видят, он всех видит.

Правду говорил царь Иван — хороша собой царевна. Да ме приветлива, не добра, не улыбчива. Как ни взглянет на неё Иван крестьянский сын, свой сон вспоминает. «С чего бы это?» — думает. Но не стал гадать: поживётся — увидится.

Как отплыли, так и приплыли — буря их не настигла, морские разбойники не встречались.

Вернулись, все во дворец пошли. А Иван — крестьянский сын прямёхонько в темницу отправился. Сел, сидит. Так думает:

«Царь Иван меня в темницу посадил, да не он выпустил. Я своё дело сделал, теперь подожду царской милости-справедливости. Пускай сам обо мне вспомнит!»

А царь Иван со своей невесты глаз не сводит, всё на свете позабыл, про своего верного слугу и не вспоминает.

Только когда собрались за свадебным пиром, сестра брату сказала:

— Нехорошо, брат, старый обычай нарушаешь. К царской свадьбе все темницы настежь отворяют, виноватым волю дарят, а у тебя узничек-потюремщичек, верный слуга Иван, в темнице томится.

— Ох, ведь и правда! Что же ты его не отомкнула?

— Да не замкнута темница. Я его звала, он не идёт. Говорит: «Кто меня сюда бросил, тот и выпустить должен».

Тогда царь Иван пошёл в темницу, взял Ивана — крестьянского сына за руку и рядом с собой посадил.

Увидела это Марфа-царевна и спрашивает:

— За что узнику такая честь?

Царь Иван отвечает:

— Теперь ты моя жена, не потаю от тебя правды. Кабы не Иван, не бывать бы нашей свадьбе. Это он твои загадки разгадывал.

Разгневалась Марфа-царевна, крикнула:

— Так вот кто меня перехитрил!

Вскочила из-за стола, сорвала со стены остру сабельку. Хотела Ивану — крестьянскому сыну голову снести, но Иван подпрыгнул — и срубила сабелька не победную головушку, а правую ногу по колено.

Тут Иван — крестьянский сын повернулся к царю Ивану и сказал:

— Вот когда мой сон до половины сбылся-оправдался. Не сказывал я ею ни отцу, ни купцу, ни тебе, царю, а теперь скажу. Снилась .мне лисичка-сестричка, что путы мне перегрызла, — это Марья-девица, твоя сестрица. Она меня из темницы выпустила. А ещё снилась змея лютая, что ногу мне по колено откусила, а кто она, сам понимай-угадывай. Берегись, как бы и тебе худо не было!

Никто и слова вымолвить не успел. Иван — крестьянский сын подхватил отрубленную ногу и исчез из глаз, ровно его и не бывало. Шапка-невидимка от всех его скрыла, и сапоги-скороходы помогли. Хоть и на одну ногу обул, мигом очутился далеко от дворца в тёмном лесу.

Перед ним избушка на курьих ножках, об одном окошке.

— Эге!—сказал Иван. — Да это бабы-яги жильё… Стань, избушка, к лесу задом, ко мне передом!

Заскребла избушка когтистыми лапами, заскрипела брёвнышками и повернулась. Тут и дверь оказалась.

Вошёл Иван в избушку, а там двое мужиков на лавке сидят, плачут. Иван их сразу признал. Те самые, что из-за шапки-невидимки, скатёрки-хлебосолки и сапог-скороходов спорили. Присмотрелся — у одного ног нет, у другого глаз нет.

— Что ж это с вами? — спрашивает Иван.

Тот, что без ног, отвечает:

— Обман по кругу ходит, беду за собой водит. А всё из-за шапки-невидимки, сапог-скороходов да скатёрки-хлебосолки. Раздобыла их баба-яга неведомо где, может, у самого Кощея Бессмертного, а мы на них позарились. Подстерегли, когда её дома не было, да и унесли. Мы бабу-ягу перехитрили, а ты — нас.

— Простите, братцы! Не из корысти брал, по крайней надобности. Теперь назад принёс.

— Поздно, — второй мужик отзывается. — Поймала нас баба-яга, сюда приволокла, била-колотила, мучила-жучила, у него отняла ноги, у меня глаза вынула. Да, верно, и тебе несладко пришлось, коли сюда на одной ноге прискакал.

— Обо мне речь особо. Я ногу через вещий сон потерял, — отвечает Иван.—Давайте лучше подумаем, как нам бабу-ягу одолеть. Неужто мы втроём с ней не справимся?!

Вдруг застучало-загремело по лесу. Это баба-яга в своей ступе Домой возвращается, помелом след заметает.

Иван — крестьянский сын шапку-невидимку надел, у двери встал. Баба-яга в дом, а он её — за седые космы. Тут и те Двое ему на подмогу… Связали бабу-ягу, в угол на лавку посадили.

— Говори, где мои ноги?!—кричит безногий.

— Говори, куда мои глаза дела?! — кричит слепой.

Видит баба-яга — деваться некуда.

— Ноги в сундуке у печки, глаза в горшочке за печкой, — отвечает.

Посмотрел Иван — не обманула старая.

— Ну, — говорит, — веди-показывай, где у тебя живая вода. А нет, сделаем с тобой, как ты с ними сделала.

— Ваша взяла, по-вашему и будет, — соглашается баба-яга.

Посадил слепой безногого себе на закорки. Иван прихватил три ноги да глаза в горшочке — и отправились все за бабой-ягой. В густом ельничке, в частом березничке, под корнями старого дуба вырыта криница — тёмная водица.

— Вот, — говорит баба-яга, — омойте в живой воде ноги да глаза, сами омойтесь. Всё у вас срастётся без ущерба, без урона. А меня отпустите с миром.

Обрадовался слепой, хотел опустить глаза в криницу, да Иван его за руку схватил.

— Не спеши, — говорит.

А сам поймал комарика, зажал в кулаке да к уху поднёс, послушал: пищит комарик тонким голосом, на волю просится. Окунул Иван комарика в колодец, сразу он крылышки свесил, ножки раскинул, молчит, не шевелится.

— Эге, — сказал Иван, — так вот какая она водица!

Тут они маленько бабу-ягу поучили: кто берёзовым прутом, кто еловой веткой.

— Это я так, пошутить хотела, — взмолилась баба-яга.

Зашли с другой стороны дуба, а там меж корнями заблестела криница — светлая водица.

— Вот это больше похоже! —сказал Иван и опустил мёртвого комарика в воду.

Мигом комарик встрепенулся, крылышки расправил, ножками задрыгал и улетел.

Обмылись они живой водой. Разом приросло всё. Тот, который слепым был, опять белый свет увидел. Тот, кого баба-яга обезножила, на резвых ногах скачет. Да и Иван смеётся, обеими ногами притопывает.

Про бабу-ягу на радостях забыли. А как спохватились, её уж и след простыл. Попробовали было догонять, да где там! Вскочила она в свою ступу и унеслась неведомо куда. С тех пор её в том лесу никто не видывал, не слыхивал.

Мужики Ивану говорят:

— Бери что хочешь, хоть шапку-невидимку, хоть скатерть-хлебосолку, хоть сапоги-скороходы.

Иван отмахивается:

— Мне они теперь без надобности. Владейте ими сообща да не ссорьтесь. А мне недосуг с вами. Моя служба не кончена, сон не до конца сбылся.

И пошёл Иван — крестьянский сын обратной дорогой, туда, откуда пришёл.

Вот лес кончился, город завиднелся. А между лесом и городом большой луг. На том лугу какой-то человек табун лошадей пасёт. Подошёл Иван поближе, смотрит — да это сам царь Иван с плёткой вокруг табуна похаживает, на коней покрикивает.

Иван — крестьянский сын удивляется, спрашивает:

— Нешто это царское дело — коней пасти?!

Царь Иван отвечает:

— Ох, Иван, верный ты мой слуга, скажу тебе по всей правде: ничего на свете хуже нет, чем лютая жена. Точит она меня с утра до ночи, с ночи опять до утра. Вот коней пасти заставила. А кони, ровно заговорённые, домой не идут.

Иван — крестьянский сын сказал на это:

— Не горюй, царь, всё поправится. Я тебе полена открыл, а сам-то его до конца видел. Поменяемся одёжкой, я заместо тебя к твоей жене пойду. А ты, как кони домой побегут, иди за ними. Что сбудется, то и будет, а хуже не станет.

Вот приходит Иван — крестьянский сын ко дворцу в царской одежде. Марфа-царевна издали в окошко его увидела, за мужа приняла. Выскочила на крыльцо, ногами топает, бранится.

— Ты зачем, такой-сякой, явился, коней без присмотру оставил?!

Ну, Иван — крестьянский сын не испугался, сам долго не раздумывал и ей опомниться не дал. Схватил её за косу, на землю бросил. Ударилась она оземь, змеёй оборотилась, шипит, извивается, жалом Ивану грозит.

Иван и тут не растерялся. Ударил змею прутом и сказал:

— Побыла змеёй, стань верной женой. А вы, резвы кони, скачите домой.

Тут всё по его слову и сделалось.

Спала змеиная шкура со змеи, и встала перед Иваном — крестьянским сыном девица-красавица. Та же Марфа-царевна, да не та. Лицо приветливо, румяные уста улыбчивы.

А уж конский топот близко слышится — это табун домой бежит, и царь Иван на ретивом коне впереди скачет.

Бросилась к нему Марфа-царевна, плачет и смеётся. Обнимает мужа, приговаривает:

— Милый мой муж, коли можешь, зла не попомни. Не моя на то была воля. Лихая мачеха моего батюшку в могилу свела, а меня закляла злым заклятьем, моей красе завидуя. Вот что сказала: «Никому ты не достанешься, а и достанешься, так не на радость. Будешь ты с виду красная девица, а нравом — змея подколодная». Сказала так и скрылась неведомо куда. Много женихов ко мне сваталось, да все головы сложили. И тебя бы я погубила, кабы не твой верный слуга Иван. Загадки он разгадал и заветное слово нашёл. Спало с меня заклятье, как змеиная шкура… С этого дня, с этого часа буду тебе, муж мой, царь Иван, доброй женой, а Ивану — крестьянскому сыну сестрицей названой.

— Вот, царь, — сказал Иван — крестьянский сын,— когда мой сон до конца исполнился. Теперь служба моя у тебя кончилась. Пора идти к батюшке родному, сон рассказать, чтобы на меня не гневался. А ты, царь, живи с Марфой-царевной в ладу да согласии.

— Погоди, — говорит царь Иван. — Не слугой ты мне был, а побратимом. Требуй награды, какой хочешь. Хоть полцарства тебе подарю.

— Зачем мне полцарства, — отвечает Иван — крестьянский сын. — Мне милей землю пахать и зерно в борозду кидать. А вот не отдашь ли ты мне в жёны сестру, да не силком, а по её доброй воле? Полюбилась она мне. Только люб ли я ей — её спроси.

Царская сестра Марьюшка с радостью дала согласие. Давно ей по сердцу Иван — крестьянский сын пришёлся. Сыграли свадьбу. Три дня пировали, три ночи плясали. Мы бы на том пиру побывали, да нас туда не позвали.

А как кончилось веселье, отправился Иван с молодой женой, царской сестрицей, в родные края, к отцу-батюшке. Что снилось, как сбылось — всё ему рассказал.

Зажили все в новом доме, и тепло им было, и сытно. Жаловаться не на что.

Больше баять нечего, нашей сказке конец.

ПРО КОЗУ, МУЖИКА И ПАНА

Украинская сказка

Водил мужик козу на ярмарку — продать хотел. Больно коза шкодливая. То на хату заберётся, всю крышу соломенную разворошит, то в чужой огород влезет, то ребятишек рогами распугает. .. А молока даёт капельку, да и то норовит подойник опрокинуть.

Только не продал мужик козу. В тот раз торг плохой был — продавцов много, купцов мало. Хотел мужик за козу три рубля взять, да никто и рубля не предложил. Простоял мужик весь день; как пришёл с козой, так с ней и в обратный путь пустился.

А домой ему лесом идти. Шагает тропой, вдруг видит — поперёк стёжки мёртвый волк лежит. Отчего издох, неведомо, его это волчье дело.

Стоит мужик и думает: снять с волка шкуру или так бросить? Бросить жалко, шкуру снимать долго.. .

Пока думал да в затылке чесал, вышел из-за деревьев пан молодец. Жупан зелёный, шляпа с пером, сразу видно — охотник. Увидал мужика, увидал козу, увидал волка и спрашивает:

— Ты что тут делаешь? Мужик шуткой отвечает:

— Да вот коза моя волка забодала. Так думаю, что с ним делать. Бросить жалко, шкуру снимать долго.

А козе надоело стоять, она копытцем — туп! И на пана рога наставила.

Пан так и всплеснул руками.

— Вот это коза! Никого не боится! Продай мне её.

Мужик смекнул: с дурня только дурень не возьмёт. И отвечает:

— Моей козе цены нет. Самому нужна.

У пана глаза разгорелись.

— Да я за деньгами не постою. Хоть сто рублей бери, а продай козу.

— Эх, — вздохнул мужик, — себе в убыток отдаю. Так и быть, давай сто рублей — твоя коза.

Передал конец верёвки пану, деньги в шапку и довольнёхонь-кий домой отправился.

А пан решил сразу козу испробовать. Завёл в лесную чащу, привязал к дереву, сам на дерево влез. Сидит, ждёт.

Уже смеркаться стало. Тут и пришёл волк. Остановился перед козой, смотрит.

Коза: «Бе-е!» Испугалась, всё-таки волк, а не малые ребятишки.

А пан думает: «Вот это коза! Одного ещё и не берёт! Мало ей!»

Прибежал второй волк.

Коза ещё пуще испугалась. Громче заблеяла: «Бе-е! Бе-е!»

Пан себе говорит:

— Ну, коза! И двух ей не хватает.

Тут как выскочил из-за кустов третий волк. Набросились все трое на бедную козу. Мигом в клочья разорвали. Пан с ветки закричал:

— Эх, проклятая коза, пожадничала!

Всем приятелям потом пан рассказывал-хвастал: была-де у него коза, на волков охотница. Только двух не хотела брать, а трёх не одолела. И ведь правду пан говорил, не врал, как другие охотники,— три волка козу съели.

МОЛЧУН-ЗЕЛЬЕ

Украинская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяСказать бы байку — не умею, сказать бы присказку — не смею, соврать бы небылицу — не могу притвориться. Так скажу лучше правду, а вы послушайте, может, вам пригодится.

Идёт селом странница-старушка, что подаянием от добрых людей живёт. Полсела прошла, глядит — на завалинке перед хатой молодица плачет-разливается, фартуком глаза утирает.

— Чего слёзы льёшь?—старушка спрашивает.—Что за доля тебе на роду выпала?

— Ох, бабуня, лучше не спрашивай! Лихая у меня доля, головушка моя несчастная… Как пошла я замуж за того окаянного, часинки ясной не видела. Каждый день меня, бедную, бранит-ругает… Чтоб его черти на том свете ругали! Да ещё поколотить грозится, лихорадка бы его колотила!..

— Ну, а ты ему отвечаешь?

— А как же! Он — слово, я — десять, он — десять, я — двадцать! Не дождётся он, ледащий, чтоб я ему смолчала! Вот ещё! И поверите, бабуня, не помогает ведь. Ещё пуще ругается. И заступиться некому за меня, сиротинушку…

— Может, я тебе помогу, — говорит странница.

— Ой, бабо-сердце, помогите-присоветуйте, пусть вам солнышко ясно светит, дождь не мочит, пусть люди вам богато подают, а я ничего не пожалела бы — и сальца дала бы, и хлебца, и холста на сорочечку.

Порылась старая в своей котомке, вытащила пузырёк ни большой, ни маленький.

— Вот тебе, дочка, молчун-зелье. Настоено оно на семи травах. А собраны те травы из-за семи гор, семи рек, в тёмном лугу у белого камня в первую субботу после последней пятницы. Запоминай, доченька, всё в точности сделай, как я тебе говорю, а не то пропадёт волшебная сила у зелья. Держи пузырёк всегда при себе, л как начнётся меж вами свара, ты тихонечко отвернись да набери в рот того зелья. Не глотай, не выплёвывай, а держи до той поры, пока от твоего мужа нечистая сила, чёрная злоба не отступится. Как после грозы тёмную тучу ветром от солнца отгоняет, так сгинет, пропадёт, развеется твоё лихо, словно и не бывало его. Моё слово верное, что сказала, то и сбудется!

Взяла молодица зелье волшебное, а странница своим путём побрела.

Ходила-бродила, немало на свете повидала, ещё больше от людей слыхала, да через какое-то время опять тем селом идёт. Полсела прошла, глядит — на завалинке перед хатой молодица песню поёт, зелёный горох себе в фартук лущит. Завидела старушку, руками радостно всплеснула.

— Ой, бабуня, пташечка моя, спасибочко вам за зелье!

— Помогло, значит? — спрашивает старушка.

Говорю ж вам, бабуня, как ножом всю беду отрезало. Придёт муж в хату, только начнём лаяться, я вашего зелья верного в рот наберу да держу, боюсь каплю упустить. Так поверите — муженька моего будто кто сразу подменит: сядет мирненько к столу, со мною ласково говорит, аж в хате светлее. Я зелье проглочу и сама ему ласково отвечаю. Тишь да гладь у нас. А я что вам обещала, не забыла.

Высыпала молодица зелёный горох из подола в миску, побежала в хату и вынесла старушке белого хлеба ковригу, сала добрый кус да тонкого полотна на сорочку. Взяла всё странница, попрощалась-поклонилась и собралась было уходить.

А молодица ей вслед:

— Ой, бабусю, постойте! Зелье-то у меня кончается. Как же мне без него дальше жить?

Засмеялась старая.

— Не горюй, доченька, это беда невеликая. Как кончится молчун-зелье, ты в пузырёк чистой водицы из колодца налей, она не хуже помогает. Перемолчишь сварливые слова, что тебе на язык просятся, и у мужа их не станет. Так-то оно, доченька!

КОГДА ЛУЧШЕ ГОРЕ ГОРЕВАТЬ, БЕДУ БЕДОВАТЬ

Белорусская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяБыло это чуть попозже тех дней, когда наши прадеды жили, чуть пораньше, чем мы с вами живём.

Так вот, в те времена жили-были два соседа, два богатых купца. Дома их на одной улице стояли, один супротив другого — дверь в дверь, окошко в окошко глядели. Да не столько оконца гляделись, сколько купеческий сын с купеческой дочкой через улицу переглядывались.

Приметили это купцы-отцы и решили своих детей поженить. Построили им в хорошем месте, над рекой, усадьбу и всякого добра дали.

Живите, детки, не горюйте!

Ну, зажили купеческая дочка с купеческим сыном. Друг на друга не нарадуются.

Вот однажды слышат — грюк-грюк! — в ворота.

— Кто бы это в такую позднюю пору, в глухую ночь-полночь к нам пожаловал? — говорит молодая.

— Пойду посмотрю, — отвечает молодой.

Подошёл к воротам, спрашивает:

— Кто там?

— Это я, ваша Доля.

Открыл он ворота — любопытно же на свою Долю посмотреть. Видит, и правда, стоит Доля. Ни молодая, ни старая, а одета по-чудному: с правого бока грязные рваные лохмотья, с левого — пышные одежды золотом шиты.

Говорит ему Доля:

— Бедность и богатство рядом ходят, горе да радость друг друга сменяют. А тебе с, женой на роду написано полжизни мыкаться, полжизни как сыр в масле кататься. Так скажи: когда хочешь беду бедовать? Смолоду или под старость?

И думать нечего, — отвечает купеческий сын, — сейчас хочу жить хорошо, пока молод. А уж в старости всё равно, что будет. Далеко ещё до неё, что вперёд загадывать!

Помолчала Доля. Потом говорит:

— Ты за себя сказал, а ведь я у вас на двоих одна. Иди, с женой посоветуйся.

Пошёл купеческий сын, всё жене рассказал. Жена иначе рассудила:

— Горе да беду не надо откладывать. Лучше смолоду их избыть, пока сила есть. К старости кости покоя запросят.

Подумал муж и согласился. Так и сказал Доле. В ту же ночь загорелась их усадьба, неведомо отчего. Только и успели в чём были из дома выскочить.

— Что ж, — сказали родители, — неужто мы своим детям в беде не поможем?!

Сложились и отстроили новый дом. С первым не сравнять, а всё же жить неплохо.

Да недолго и этот дом простоял. Разлилась в ту весну река небывалым разливом, подмыла берег и снесла дом купеческих детей начисто.

Что делать?! Опять отцам забота. У них уже и денег маловато осталось. Купили они им старый домишко, что от ветхости еле держался.

Трёх дней не прошло, налетела буря, сорвала крышу, занесла невесть куда, а стены по брёвнышку развалила.

Жена говорит мужу:

— Сами мы время беде выбрали. Не будем нашей долей отцов обездоливать. Пойдём куда глаза глядят.

Сняла она с пальца серебряное колечко, пополам разломила. Сняла с шеи платочек, надвое разорвала. Половинку себе, половинку мужу.

— Вот, — говорит, — храни как зеницу ока, чтоб по этим половинкам мы всегда друг друга признать могли. Радость нас свела, а беда, того гляди, разлучит надолго.

И правда, разлучила их беда.

Шли они по дороге, притомились, проголодались. Муж говорит:

— Нет моей силушки дальше идти.

Жена отвечает:

— Ляг на травку, полежи. Я твой сон посторожу.

Заснул муж крепко, ровно на мягкой перине. А жена подумала: «Что ж я так сижу, чего ожидаю? Сбегаю в лес, хоть грибов да ягод пособираю. Всё с голоду не пропадём!»

От кустика к кустику, от дерева к дереву — берёт грибы и ягоды. Сама не заметила, как забрела в глушь лесную, в топь болотную. Хотела назад повернуть, да не знает, в какую сторону. Кричала, аукала — ни ответа, ни привета.. .

Три дня блуждала, три ночи в лесу ночевала. Потом увидела тропку неприметную, по ней пошла. Привела её тропка на просеку, просека — на широкую тропу, а уж там она на торную дорогу выбралась.

Так и потеряла мужа.

Хлебнула она горюшка полную чашу, ни капельки мимо уст не пролилось. В няньках за кусок хлеба ночи не спала, чужих детей колыхая. Чужие стены белила, не свои полы скребла, бельё по людям стирала. И не год, и не два так пролетели…

Да вот пришла как-то в богатую усадьбу и нанялась там в судомойки. Владел той усадьбой старый пан, что на свете один, как перст, остался. Деток не было, а жена померла.

Смотрит пан — хорошая женщина новая судомойка, нрава тихого, а уж работница!. . Не найти таких. Вся челядь давно спит, она свою работу кончит, ходит по дому, чистит да прибирает. Ну, он ей всё хозяйство и доверил, все ключи отдал.

Жить бы ей и радоваться, а она каждую ночь втихомолку плачет. Полколечка слезами обольёт, половинкой платочка слёзы утирает. Беда с нуждой вроде бы отвязались, да горе неотвязное всегда при ней. Где-то муженёк дорогой, каково ему живётся", доведётся ли свидеться?..

Жена про мужа ничего не знает, а мы всё знаем и вам поведаем.

В тот давний день проснулся купеческий сын — жены нет, будто и не было. Ни следа, ни знака… Только и осталось у него памяти, что полколечка серебряного да полплаточка узорного. Носил он их, как ладанку, в мешочке на шее.

Ждал он, ждал жену, не дождался. И побрёл один путём-дорогой. Идёт от села к селу, как проголодается, нанимается поработать. Да любой хозяин понимает, что на голодное брюхо много не наработаешь. Первым делом велит накормить батрака получше. Наестся купеческий сын, тут ему и спать захочется. Ляжет вздремнуть и проспит до вечера. А уж вечером нового работника подзатыльничком со двора провожают.

Вот он и говорит себе:

— Что я за человек такой! Просить стыжусь, красть боюсь, работать ленюсь! Надо по-другому жить. Теперь, как наймусь, ни есть, ни спать не стану, пока весь урок не выполню.

Взялся он вскоре сено возить. Хозяин с женой сена полный воз наложили, он наверх взгромоздился. Едет по дороге, а на обочине ворона сидит. Вдруг захлопала крыльями ворона и перед самой мордой лошади дорогу перелетела. Молодая была та лошадь, пугливая, как шарахнулась в сторону, так купеческий сын с воза скатился. А лошадь почуяла, что вожжи отпущены, да и понеслась по дороге вскачь. Бежит за ней купеческий сын, «стой! стой!» кричит. Рванул рубаху на груди, чтоб на бегу легче дышать было, и оборвал шнурок с заветным мешочком. Шагов двадцать пробежал, прежде чем спохватился. Не стал за лошадью гнаться, повернул назад—подобрать мешочек. А тут, откуда ни возьмись, та самая ворона. У него — ноги, у неё — крылья, где ему с ней в проворстве равняться! Хоть на полшага да опередила ворона купеческого сына, подхватила драгоценный мешочек и была такова.

Заплакал он, на всё рукой махнул — лошадь не догнал и к хозяину не вернулся.

«Раз так, — думает, — пропадай моя головушка совсем! Не место мне с людьми. Пойду в тёмный лес с волками да с медведями жить».

И свернул с дороги в бор. В такую пущу забрёл, что всю одежду ободрал. А уже в лесу смеркается, вот-вот ночь застигнет. Вдруг вдали огонёк мелькнул. Он на тот огонёк и пошёл. Выбрался на полянку, видит — под елями изба стоит и окошко светится.

Хоть и ушёл купеческий сын от людей, а людям обрадовался. Постучался в дверь, порог переступил.

Чудно ему показалось: одни мужики в избе, молодые, здоровые. За столом сидят, на серебряном блюде едят, золочёная чарка у них по кругу ходит. Двенадцать человек насчитал купеческий сын, а хозяйки не видно.

— Кто таков? Откуда явился? С чем в гости пожаловал? — опрашивают его.

Ну, купеческий сын и рассказал всё как есть.

— Вот и решил, — говорит, — с медведями да с волками жить…

Те смеются:

— Зачем тебе волки, живи с нами, мы не лучше волков.

— А кто же вы такие?

— Как кто? Разбойнички честные!

— Ну что ж, — отвечает купеческий сын.

И остался с разбойниками.

Ночь проспал, день прожил, а вечером говорят ему разбойники:

— Завтра на дело пойдём.

— А какое дело? — спрашивает купеческий сын.

— Да видишь, справа от леса, в селе, ярмарка была. Так самый богатый купец, что на той ярмарке много денег наторговал, мимо нашего леса к себе в город поедет. Вот мы его карманы и выпотрошим.

— А с купцом что будет?

— Известно, что будет. Зарежем купца.

Легли они спать, в двенадцать глоток захрапели. А купеческому сыну не спится. Как же так человека зарезать, живую душу сгубить?! Недоброе это дело!

Встал он потихоньку, прокрался в дверь. Ночь лунная, светлая. Пошёл он прямо, на дорогу выбрался, вправо свернул. К утру добежал до села да как раз вовремя. Богатый купец уже лошадей запрягает, домой ехать.

— Здравствуй, добрый человек, — говорит купеческий сын. — Прими от меня совет: не езди короткой дорогой, что мимо леса лежит, поезжай окольной. Хоть и дальше, да вернее.

— Почему так? — купец спрашивает.

— Тебя на той лесной дороге разбойники ждут-поджидают.

— А ты откуда знаешь?

— Так ведь я сам разбойник.

— Как же я разбойнику поверю? Может, ты меня заманиваешь!

— Нет, не заманиваю. Я не настоящий разбойник, со вчера к разбойникам пристал. Кабы они только грабили, так ещё полбеды. А они, душегубы, зарезать тебя задумали.

Тут купец и поверил. Вынул кошель, хотел ему денег дать. Купеческий сын спрашивает:

— И много ты мне дашь?

— Да полвыручки не пожалею, а выручка немалая. Покачал головой купеческий сын и говорит:

— Ты глянь на меня. Как скажешь — молод я или стар?

— До старости тебе ещё далеко! А в сыновья мне, пожалуй, уже не годишься. Разве что в младшие братья…

— А мне присуждено полжизни бедовать, горе горевать. И та половина ещё не прошла. Оно и выходит, что мне большие деньги ни к чему. Дай мне с выручки полтину. Я и пойду себе.

щелкните, и изображение увеличитсяПопрощался с купцом, пошёл. Идёт и думает: «С разбойниками я не ужился, так и с волками мне не житьё будет. Придётся, видно, научиться работать как следует».

И научился. Стал на все руки мастер: старое починить, новое сколотить — всё умел.

Вот раз нанялся он к богатому мужику, который собрался новый амбар поставить. Мужик послал его лес для постройки валить. Повалил он стволов сколько нужно. Одного бревна не хватает. Присмотрел дуб потолще да повыше и давай топором махать. Свалился наконец дуб на землю, сучья обломал, верхушкой о землю грянулся. Видит купеческий сын — на верхушке гнездо воронье, а в гнезде что-то белеется. Подошёл поближе и не знает, то ли верить своим глазам, то ли не верить. Тот самый мешочек в гнезде, что ворона когда-то унесла! Схватил он его и к груди прижал.

«Верно, — думает, — срок нашим бедам кончается! Верно, жена через столько лет знак мне подаёт!»

Отвёз брёвна, хозяин спрашивает:

— Может, останешься амбар ставить?

— Нет, — отвечает, — мне теперь недосуг!

Снова отправился купеческий сын и не знает, долог ли тот путь будет или короток. Долог ли, короток ли, а прибрёл он однажды вечером к незнакомой панской усадьбе и ночевать попросился. Слуги его не пускают, прочь гонят.

— Нам не до гостей, — говорят, — у нас пан болен, может, до утра не доживёт.

Вышла тут ключница, молча посмотрела на него, потом сказала слугам:

— Куда вы прохожего человека на ночь глядя гоните? Я его сама накормлю да на лавку кожушок брошу.

Подаёт она путнику еду, а сама расспрашивает, откуда он да куда. Голос у неё ласковый, лицо приветливое.

«Эх, — думает купеческий сын, — не искал бы я свою жену, к этой бы посватался!»

И стал он ей рассказывать всё как было, что сперва случилось, что потом. А под конец показал ей мешочек с половинкой серебряного колечка, с половинкой узорного платочка. Тут ключица встала и прочь пошла, ни слова не промолвив. Да скоро вернулась и подаёт ему полколечка серебряного и полплаточка узорного.

— Неужто, — говорит, — не узнал ты меня, муженёк милый? А я тебя сразу узнала, едва ты порог переступил.

Приложила половинки, они и срослись. Колечко ей на палец само наделось, платочек на шею сам повязался.

— Так и мы с тобой, — жена сказала. — Полкольца не кольцо, полпары — не пара. Кончилось наше горе-гореванье. Одолели мы невзгоды, беды перетерпели. Теперь не разлучимся с тобой во веки. А вдвоём ничего не страшно.

За беседой не заметили, как и ночь прошла. А на заре позвали ключницу к старому пану.

Собрались у его постели все слуги. Тут он ей своё последнее слово сказал:

— Была бы у меня дочка, и та бы так мою старость не покоила, мою немощь не лелеяла, как ты, голубка. И за то оставляю тебе всё, что нажил, да всё, что от отцов-прадедов досталось.

Сказал так и вздохнул в последний раз.

Поплакала она над ним, поминки хорошие устроила.

С тех пор жили они с мужем в счастье. Хозяйство вели с разумом — чтоб самим не беднеть и людей не обидеть.

Видно, их Доля тем боком к ним повернулась, что не лохмотьями прикрыт, а богатыми одеждами украшен.

КОРОЧКА ХЛЕБА

Белорусская сказка

Всё утро пахал мужик своё поле. А в полдень сел перекусить, что из дому принёс. Картоху варёную с солью да с луковкой съел. Потом за воду с хлебом принялся. Мякиш сжевал, корочку бросил. И опять за работу.

Увидел это паук, обхватил лапками корочку и поволок прочь. Стояла на краю поля берёза, паук с корочкой на вершинку забрался. Сел на ветку, длинную паутинку вниз свесил.

Тут поднялся ветер, закружил паутинку и паучка с ней. Летит паутинка всё выше да выше.. . И закинуло её на облачко.

Плывёт облачко по небу, мимо солнца проплывает. Паук поднял корочку лапками, солнцу показал.

— Солнце ясное, ты всему живому на земле хозяин. Землю согреваешь, под твоими лучами урожай зреет. Да, видно, ты людям много хлеба даёшь, они его и съесть не могут. Глянь, солнце красное, бросил мужик корку! Свой труд, твой дар ногами затоптал.

Нахмурилось солнце, тучами закрылось. Потом в просвет выглянуло и говорит пауку:

— Ну, раз так, будет в это лето урожай невелик! Чтоб запомнили люди, что хлеб беречь надо.

И опять за тучами скрылось. Как солнце сказало, так оно и вышло.

А ты над этой сказкой подумай. Коли сметлив, сам поймёшь. Коли недогадлив, другие растолкуют.

ЦАРИЦА ЕКАТЕРИНА И САПОЖНИНОВА ЖЕНА

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяНа море, на океане, на острове Буяне стоит бык печёный, во рту чеснок толчёный, с одного боку режь, а с другого макай да ешь. Это пока ещё присказка, а присказка перед сказкой, что верстовой столб полосатый при дороге. От столба путь начинается, от присказки сказка слушается.

Было то ни далеко, ни близко, случилось ни высоко, ни низко, в некотором царстве, в некотором государстве, а именно в том, где мы с вами живём.

Стоял молодой солдат на часах во дворце царицы Екатерины. Ремни набелённые грудь перекрещивают, медные бляхи начищены, ружьё на плече, тесак на боку. Стоит, не шелохнётся. Да вспомнил свою милую, младшую служаночку при дворцовой кухне, и улыбнулся.

Тут как раз царица Екатерина мимо проходила, за ней свита — генералы да министры. А в тот день гневлива царица была — то ли спалось плохо, то ли, как говорится, с левой ноги встала. Как приметила, что солдат улыбнулся, обернулась к генералу, даёт приказ:

— Этого солдата примерно наказать! Завтра утром, когда с караула сменится, дать ему пять палок.

Генерал приказ записал и солдату протянул:

— Сам своему начальству отдашь.

— Так точно, слушаюсь!—солдат ответил и улыбаться перестал.

Наутро получил он пять палок ни за что ни про что, да ведь душа не на постоялом дворе живёт, с пяти ударов её из тела не выгонишь. Перетерпел солдат, думал, на том всё и кончится. Однако не так вышло.

День перебыл, ночь опять в карауле отстоял. А как утро настало, его снова наказывают. Потому-де в царицыном приказе написано: утром, как с караула сменится, дать пять палок. И никто того приказа не отменял.

Царица, ясное дело, про солдата и думать забыла, у генерала спина не болит, а офицеры своё дело исполняют.

Совсем плохое житьё у солдата пошло — что ни день по плечам палки гуляют.

Собрал он последние гроши и побрёл в трактир. Думает: «Хоть чаркой горе развею». А как налили ему чарку, он и пить не стал. Сидит пригорюнившись, солдатскую долю клянёт.

Тут подходит к нему неизвестный старичок и спрашивает:

— Что, солдат, невесел, чего голову повесил?

Ну, солдат ему всё как есть и рассказал.

Помолчал старичок и говорит:

— Не всякому горю поможешь, а твою беду отвести можно. Есть у меня заветная шкатулка с музыкой, что когда-то с турецкой войны принёс. Я ведь тоже, как ты, солдатом был. Играет эта шкатулка два сигнала военных: зорьку-побудку да вечерний отбой…

— Ну и что толку в твоей шкатулке? — перебил старичка солдат. — Я эти сигналы каждый день слышу.

— Ты, парень, не торопись. Когда смелешь, тогда и съешь. Не дослушав, не отказывайся, с ползагадки не догадывайся. А моя кума Агриппина, слышь, на царицу Екатерину похожа. И лицом и станом, будто сестры родные. Только доли у них разные: одна царица, а другая сапожникова молодица. Вот и думаю я так подладить, чтоб моя кума царицын приказ отменила.. .

Ничего солдатик не понимает, лишь глазами хлопает.

— Это как же сапожникова жена царицын приказ отменит?!

— А шкатулка на что? — старик смеётся. — Ведь она у меня волшебная. Словом, выходи вечером из дворца, я тебя поджидать буду.

Встретились они, как порешили, у дворцовой ограды, едва месяц на небе показался. Тут старик откинул крышку у шкатулки. Заиграла она отбой, а старик с солдатом — ать-два! ать-два! — вокруг дворца вышагивают. Обнесли кругом шкатулку, и заснули все во дворце крепким сном. И стража, и слуги, и фрейлины, и придворные, и блохи на собаках, и тараканы на кухне, и сама царица.

А потом отправились к бедному домишку, где сапожник с женой жили, и вокруг него шкатулку обнесли. Теперь и здесь спят — буди, не добудишься.

Полдела сделано, за другие полдела принялись. Поменяли они старикову куму Агриппину с царицей Екатериной. Царицу на жёсткую лавку уложили, а сапожникову жену — на золочёную кровать, на пуховую перину и атласным одеялом укрыли.

Ранним утром старик таким же манером зорьку-побудку сыграл.

Просыпаются все, и сапожник проснулся. Смотрит — жена ещё лежит. Никогда такого не бывало.

— Эй, жёнка, вставай! Печь у тебя не топлена, каша не сварена. А на тощее брюхо я много не наработаю.

Открыла глаза Екатерина, так и вскипела гневом:

— Как ты, грязный мужик, посмел мою царскую особу обеспокоить!

— Ты что, жена, совсем очумела?! Не доводи до греха! А то возьму сапожную колодку да так тебя проучу, что навек запомнишь. Ишь вздумала — царская особа!..

Огляделась тут царица. Что такое?! Стены закопчённые, печь в углу, всюду припас сапожный валяется — шила, ножи да молотки разбросаны.

А сапожник и впрямь за колодку схватился. Плохо дело, того гляди прибьёт!

Встала царица скорёхонько, к печке сунулась. Растопить не умеет. Схватилась за рогачи-ухваты, себя по лбу стукнула, один горшок разбила, другой опрокинула.

Смотрел на это сапожник, смотрел и говорит:

— Да ты, видно, заболела. Ну, бог милостив, отлежишься. Давай хоть вчерашнего овсяного киселя похлебаем.

Налил в миску киселя и к ней придвинул. Царицу Екатерину так и перекосило — из такой посудины её любимая собачка и та есть не стала бы. А тут ещё сапожник со своей большой деревянной ложкой в ту же миску сунулся. Так не евши и встала Екатерина из-за стола.

— Ну, как знаешь, — сказал сапожник, — я за тобой ровно за царицей ухаживаю, а ты нос воротишь. Может, и вправду занемогла?

А во дворце тем временем сапожникова жена проснулась. Схватилась с пуховой постели.

«Ох, — думает, — батюшки мои, проспала! Печь у меня не топлена, каша не сварена!»

Тут набежали мамки-няньки, фрейлины да дамы придворные.

— Каково, матушка-царица, почивать изволили? Мягко ли было постелено? Может, где складочка не так заглажена?

Огляделась сапожникова жена, куда попала — никак понять не может. Стены широкие, потолки высокие, всё так и сияет.

— А муж мой где? — спрашивает.

Переглянулись мамки-няньки, отвечают:

Ваше царское величество, да ведь вы вдовые.

— Неужто мой сапожник помер? — Да так и заголосила.

Утешают её фрейлины.

— Ваше царское величество, никак вы опять замуж захотели? Только прикажите, будет муж, какого пожелаете. Всякий обрадуется, любой за честь сочтёт.

Уговаривают, а сами вокруг суетятся. Усадили под ручки перед зеркалом; кто волосы расчёсывает да взбивает, пудрой посыпает, кто брови сурьмит, кто румяна накладывает.

Потом целую дюжину платьев принесли.

— Какое вам сегодня приглянется? Какое надеть изволите? Парчовое ли, атласное ли, али, может, бархатное?

Загорелись глаза у сапожниковой жены, из-под румян свой румянец пробился. Какой женщине нарядиться неохота?! Зажмурилась и ткнула пальцем наугад.

Надели на неё платье атласное, золотом шитое. Оглядела она себя в зеркало и говорит:

— Старухи соседки меня осудят, зато молодки да девки позавидуют!

Пошептались дамы-фрейлины, побежали, привели лекарей — неладно-де с нашей царицей, в уме не повредилась ли?! Устроили лекари совет и порешили:

— Нашей государыне дурной сон приснился, поелику на вчерашнем пиру переели да перепили лишку. Вы их царское величество в покое оставьте, к завтрашнему утру всё как рукой снимет.

Разбежались мамки-няньки, фрейлины и придворные дамы и оставили сапожникову жену одну.

А сапожникова жена пораздумалась: «Уж коли со мной такое чудо приключилось, пойду осмотрю всё кругом».

Пошла по залам да горницам, по коридорам да переходам и забрела на чёрную половину, где прислуга живёт.

Вдруг выбежала ей навстречу младшая кухонная служаночка, солдатова зазнобушка. Рассказал ей солдат всю правду, знала она, что перед ней не царица, а сапожникова жена, да уж больно они с царицей схожи — волос в волос, голос в голос, не разберёшь, где Катерина, где Агриппина. Оробела служаночка, так и бухнулась ей в ноги. Сапожникова жена её поднимает.

— Что ты, милушка, что, голубушка?

— Ой, барыня-государыня, не изволь казнить, изволь миловать. Совсем мово Ванюшку замордуют, замучают.

Да и рассказала всё. Сапожникова жена руками развела.

— Помогла бы тебе, да не знаю как. Может, ты знаешь, так скажи.

— Напиши другой приказ. Чтоб солдат не били, палками не наказывали.

— Да я грамоте не научена.

— А царица никогда сама приказы не пишет. На то генералы-министры есть. Они тебя в золочёной зале ждут.

Пошла сапожникова жена на белую половину, в золочёную залу.

Её поклонами встречают, а она им еле головой кивнула, ручкой махнула. Потом говорит:

— Пишите указ-приказ. Солдата Ванюшку, что во дворе караул несёт, палками больше не бить. И ещё пишите, чтоб от нынешнего дня никого в нашем царстве-государстве палками не наказывали.

Всякий день к вечеру идёт. Кончился и этот день. Как смерк-лось, старичок и солдатик опять дворец да сапожникову лачугу обошли, музыку-отбой сыграли. И опять царицу с сапожниковой женой местами поменяли.

Уж как жена сапожника обрадовалась, и рассказать невозможно. Печку растопила, горшки выскоблила, самовар начистила, ложки-миски перемыла. И муж на неё не нарадуется. Снова зажили мирком да ладком. Только иной раз, когда сапожник рассердится да под горячую руку за колодку схватится, жена ему:

— Ты что?! Да знаешь ли, как я царицей была, мне графья-вельможи в пояс кланялись.

Тут сапожник от удивленья рот разинет, колодку выронит и головой покрутит: «Ну и ну, чего только бабы не придумают!»

А царица Екатерина никому не рассказывала, как она сапожниковой женой была. Не пристало ей даже во сне такое увидать. Одному дивилась: было то во сне, а указ наяву написан. Как такое могло случиться, ума не приложить! Сколько-то времени солдат и вправду палками не били. Да недолго — генералы указ тот спрятали. Опять загуляли палки по солдатским спинам.

КОЛДУН-ВЕДУН

Русская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖили-были мужик да баба. Сломала как-то баба рукоять у ухвата и говорит мужику: — Сходи-ка в лес, сделай новую рукоять. Мужику сегодня недосуг, завтра неохота. А баба всё пилит и пилит. Надоело мужику.

Наточил он топор и пошёл в лес. Облюбовал дерево поразве-систей, сук потолще. Залез. Сел на сук верхом и давай его у самого ствола подрубать.

А мимо цыган проходил. Видит — мужик сук под собой рубит. Сук под ним уже скрипит, прогибается. Засмеялся цыган и говорит:

— Эй, мужик, упадёшь!

— Чего это я падать буду? — отвечает мужик. — Сижу твёрдо, топор держу крепко.

— Ну, как знаешь! — пожал плечами цыган и зашагал своей дорогой.

А мужик знай себе топором тюк да тюк! Тюкнул в третий раз, сук под ним треснул и подломился. Упал мужик. Рукой бока потирает, а сам думает: «Откуда цыган всё наперёд угадал? Не иначе, как он колдун-ведун! Спрошу-ка я у него про то, что я знаю, а он не знает».

И пустился догонять цыгана. Завидел его издали, на бегу кричит:

— Цыган, а цыган! Скажи, как мою жену Матрёнушку зовут?

— И думать нечего, — отвечает цыган. — При рождении Матрёной нарекли.

«А ведь точно колдун! —говорит себе мужик. — Вот ещё раз попытаю, тогда уж ошибки не будет».

— Угадай, цыган, сколько у меня коров?

— А они у тебя дойные? —спрашивает цыган.

— Бурёнка да Рыжанька — дойные. А Пеструха скоро телить ся будет. Не доится.

— Три у тебя коровы, — как отрезал цыган.

Страшно стало мужику.

«Ох и сильный колдун! Могучий ведун!—думает. — Теперь главное спрошу!»

— Открой мне, цыган, когда я помру?

Усмехнулся цыган и ответил:

— А вот чихнёшь разок и помрёшь.

Цыган дальше пошёл. Мужик вернулся к тому месту, где срубленный сук да топор оставил.

«Ну, — радуется, — долго я проживу! С чего мне чихать?!»

Тут у него в носу засвербело. Уж он и нос зажимал, и головой мотал, да не удержался — чихнул.

Лёг на землю и скрестил руки.

— Всё! Помер я! ..

Вдруг откуда-то прилетел комар. Вьётся над мужиком, пищит-зудит. Лежит мужик, не шелохнётся. Кружил-кружил над ним комар, потом сел ему на лоб и укусил.

Подпрыгнул мужик, хлопнул себя по лбу и убил комара.

— Э, да я, оказывается, живой! Обманул проклятый ведун! Придётся теперь бабе рукоять для ухвата делать.

СЕСТРА-ИЗМЕНЩИЦА

Украинская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЕхал-возвращался царь домой. Куда, зачем ездил — нам не сказано, и мы вам врать не будем. А только дома долго не бывал. Уже и до родных мест недалеко, да задержался в пути царь —в большое село свернул, где в тот день ярмарка была. Походил по торгу, поприценялся, поторговался, а купил всего три солёных рыбины. Страсть он любил солёную рыбу! Не удержался, сразу все три и съел.

Едет дальше, а жажда ему грудь огнём печёт, да где в голой степи воды сыскать! Как на грех, и день жаркий выдался, солнце так и палит, на небе ни облачка…

Но вот пошла дорога вверх, на крутой холм. До вершины добрался, глядит — глазам не верит. У самой дороги криница чистой воды полна, прохладой от неё так и веет. Никогда на этом холме в безводной степи криницы не бывало!

Царь долго не раздумывал, спешился, наклонился, студёную воду пьёт — не напьётся. Вдруг неведомо что, неведомо кто — хвать его за бороду! Держит, не отпускает. Испугался царь, закричал:

— Эй, ты там, отпусти

— Не отпущу, — голос из криницы отвечает.—Тогда от пущу, когда пообещаешь отдать самое дорогое, что у тебя есть.

Принялся царь гадать:

— Есть у меня восьмёрка коней, таких, что сам не езжу, берегу. Только выведу из конюшни, полюбуюсь да обратно в стойло ставлю. Не их ли ты захотел?

— Не коней хочу, — говорит голос.

— Есть у меня восьмёрка волов круторогих…

— Не надо мне твоих волов!

— Ну, возьми овец отборных, шерсть у них длинная и мягкая, не хуже шелков заморских.

— Нет и нет… — твердит тот неведомый.

— Уж не до жены ли моей ты добираешься?!—ужаснулся царь. — Красавица она у меня, каких свет не видывал. — Только не отдам я её ни за какие сокровища, за неё и жизни не пожалею.

Да зачем мне жена твоя!—засмеялся тот, что в кринице сидел. — Обещайся то отдать, чего сам не знаешь.

Тут и царь засмеялся.

— Коли я не знаю, так чего оно стоит! .. Бери, не жалко.

Отпустил неведомо кто царскую бороду. Царь на коня вскочил и хлестнул его плёткой. Домой спешит.

Не знал царь, не ведал своей радости, что бедой обернулась. Пока он в отлучке был, родились у него двойнята — сын да дочка. И росли они не по дням, а по часам, не по часам, а по минутам.

Царица мужа поджидала, издалека завидела, выбежала встречать. А дети впереди бегут, охота им на родного отца поглядеть.

Подскакал царь поближе, да как понял, что тому, в кринице, отдать должен, так без памяти с коня на землю и пал.

Царица над ним убивается, приговаривает:

— Или с дороги притомился, муж мой милый, или беда какая случилась?! А может, деткам так обрадовался?!

Открыл царь глаза. Заплакал и всё жене рассказал. Жена говорит:

— Что ж, муженёк, надо детей спасать. Давай их в подпол спрячем да пол глиной замажем. А сами в поле, в стогу соломы схоронимся. Если и найдёт нас тот окаянный, неведомый, мы и ответ держать станем. Только бы деток уберечь!

Как задумали, так и сделали. Оставили детям припасу разного, питья побольше, крышку подпола вровень с полом глиной покрыли— ни следа, ни щёлочки не сыщешь. И ушли.

Через недолгое время пожаловал змей крылатый, тот, что в кринице сидел.

— Эй, царь, — кричит страшным голосом, — отдавай обещанное!

А в ответ ни отзыва, ни словечка, только эхо раздаётся… Вошёл змей в хату…

А надо вам сказать, что в те поры цари ещё себе дворцов не строили. У всех хаты были простые, мужицкие, разве что у царей размером побольше.

Осмотрелся змей — никого нет и спросить некого. Да на то змей змеем и прозывается, хитрости у него на весь свет хватит.

Подполз к кочерге, что в углу стояла, и спрашивает:

— Кочерга, кочерга железная, куда царь своих детей подевал?

Кочерга отвечает:

— У меня царь — хозяин добрый, возьмёт меня, загребёт жар в печи и назад в угол поставит. Я себе там стою, знать ничего не знаю…

Змей у помела спрашивает:

— Помело, помело любезное, куда царица своих детей подевала?

— У меня царица — хозяйка добрая, возьмёт меня, золу горячую в печи разметёт под хлебы и назад под припечек положит. Я себе там лежу, знать ничего не знаю.

Всех в хате змей повыспрашивал, ухваты-рогачи, топор-колун, что дрова колет, миски, горшки, ложки допрашивал — ни у кого правды не дознался. Под конец у долота стал допытываться. Долото отвечает:

— У меня царь — хозяин добрый, возьмёт меня, дырку, где надо, продолбит и на место положит. Я там лежу, знать ничего не знаю.

Захохотал змей:

— Да ты на себя посмотри. Добрый-то твой хозяин так по тебе молотком колотит, что всю голову тебе расплющил!

Всполошилось долото:

— А ведь и правда! Ну, так скажу тебе: возьми меня, брось через плечо. Где я в пол глиняный воткнусь, там и ищи царских детей.

Добрался-таки змей окаянный до бедных деток, как ни просили, как ни плакали, схватил и унёс их. А перед тем дохнул огненным дыхом и дотла хату спалил.

Прибежали царь с царицей, пожар завидев, да поздно — ни детей, ни жилища нет. Разорвалось у царя сердце от горя, и пал он мёртвым. Застонала-закричала царица, как чаечка, что птенцов вывела при торной дороге да разом под колёсами обоза чумацкого и деток и гнездо потеряла. Побилась она, поголосила и тоже померла.

Вот змей нёс-нёс детей, притомился, лёг отдохнуть. Один глаз закрыл, другим смотрит, царевича с царевной сторожит. Да сморил змея сон, оба глаза у него закрылись.

Вдруг, откуда-ниоткуда взялся, конь златогривый перед царскими детьми остановился, копытом о землю ударил.

— Вы — спрашивает,—тут по воле или по неволе?

— По неволе, — отвечает царевич, — да по горькой доле.

— Ну, садитесь ко мне на спину, ускачем от змея.

Несутся по степи, ветер за ними поднимается, ковыль гнет, перекати-поле гонит.

Далеко ускакали. Да проснулся змей, детей хватился и кинулся вслед беглецам. Летит, огнём пышет, на пять вёрст впереди себя траву поджигает.

— Ой, коник-братик, — царевич кричит, — жжёт-припекает, пропадём мы, и ты с нами ни за что пропадёшь… Бросай нас!

— Не брошу! — конь отвечает, а у самого уже хвост дымится.

Обхватил царевич сестру покрепче, с ней вместе с коня спрыгнул. Ускакал конь без седоков, а пламя разом сгасло. Вот-вот змей опять их поймает, уже и лапы растопырил.. .

Вдруг, откуда-ниоткуда взялся, шмель прилетел, загудел громко и ужалил змея в правый глаз. Завопил змей дурным голосом, по земле катается от боли, а шмель подхватил царевича с царевной и крыльями замахал.

Опомнился змей, глаз протёр и опять в погоню. На десять вёрст впереди себя огнём всё палит. Да со шмелем справиться не просто. Змей траву подожжёт, шмель повыше поднимется, змей поверху пламенем дохнёт, шмель ниже опустится. А всё же настигает их змей.

— Брось нас, шмель-братик, — царевич кричит, — вон у тебя уже нижние крылышки задымились!

— Не брошу! — шмель отвечает, а сам из последних сил летит.

Вдруг, откуда-ниоткуда взялся, вол бредёт, не торопясь клешнятые копыта переставляет. Повернул рогатую голову и говорит:

— Ну, шмель своё дело сделал, садитесь теперь ко мне на спину.

Обхватил царевич сестру покрепче и на землю соскочил. Улетел шмель, а царевич волу говорит:

— Конь от змея с нами не ускакал, шмель не смог унести; как же тебе, неторопкому, с ним тягаться?

— А коли будешь на пустые слова время тратить — и впрямь к змею в пасть угодишь, — отвечает вол. — Садитесь-ка мне на спину, там видно будет.

щелкните, и изображение увеличитсяПосадил царевич сестру на воловью спину, сам сел, за рога крепко держится. Вот диво-то: ступит вол шажок — позади верста, а не вершок, ступит второй — нет версты под ногой, а как споткнется — три версты пронесётся. Брели, брели, змея далеко позади оставили и добрели до синего моря.

«Тут нам и пропасть, — думает царевич, — по воде-то волу не пройти. А змей — вон он, догоняет уже!»

Вол царевичу говорит:

— Вынь из-за рукава платочек, что мать тебе вышила, да махни им перед собой.

Махнул царевич платочком, мигом через море мост построил-ч ся. Пошёл вол по мосту, а змей уже на берегу огнём пышет.

— Махни-ка скорее платочком назад через плечо, — вол приказывает.

Послушался царевич, мост позади них с громом-треском рассыпался, в воду рухнул. Завопил змей, заметался по берегу, видит свою добычу, а достать не может. Вол рогами качает, по целому мосту ступает, а как пройдёт вперёд, мост позаДи упадёт. Так и перебрались на тот берег моря.

На том берегу лес растёт дремучий, а на опушке хата стоит. Убрана, прибрана, белой глиной побелена, камышом крыта.

— Вот тут и живите, — вол брату и сестре говорит. — Я, что обещал, выполнил. Прощевайте, то ли свидимся, то ли не свидимся.

Живут брат с сестрой. Царевич лук смастерил, на охоту ходит, царевна по хозяйству хлопочет. Уже ведь не дети они — царевич юноша статный, сильный да ловкий, а царевна в мать пошла — хороша собой, хоть весь свет обойди, другой такой не сыщешь. Так бы и жили, если б не ворог лютый, змей окаянный.

Вышла раз царевна на берег бельё постирать. А змей с того берега моря её завидел и кричит:

— Эй, девица-красавица, давно я на тебя гляжу, всё одна ты да одна, не с кем бедняжке и словом перемолвиться.

— У меня брат есть, — царевна отвечает.

— Что брат?! Он целыми днями по лесу рыщет, молодецкое сердце охотой тешит, а твоя краса вянет-пропадает, никто её не видит. Вот кабы я рядом был, любовался бы на твоё белое личико, на чёрные брови, ласковые бы речи тебе говорил.

— Что ж делать, — вздохнула царевна, — такая моя доля. Ты на том берегу, я на этом, а меж двумя берегами море лежит.

— А ты вымани-выпроси у брата материнский платочек, махни им, я и переберусь.

Ох, глупое сердце девичье, от льстивых речей тает, зла не чует! Как вернулся брат домой, царевна ему говорит:

— Ничего-то у нас от отца с матушкой не осталось, никакой памяти, только платочек вышитый. Гляди, в лесу потеряешь — и того не будет. Лучше мне отдай, я его спрячу.

— И то правда, — царевич сказал.

Вынул платочек из-за рукава и сестре отдал.

На другой день с утра, едва брат на промысел отправился, царевна к морю побежала. Махнула платочком, мигом мост с берега на берег перебросился. А змею того и надо. Вот он уже перед красавицей стоит. Да не змеем поганым перед ней предстал, а напустил ей туману в очи, и увидала она его добрым молодцем, краше брата он ей показался. Принялся змей ей нашёптывать, брата её оговаривать. Помешает-де он их счастью, сестре позавидует. Так не лучше ли его извести, сжить со свету белого.

Царевна сперва не соглашалась, плакала, а потом к обманным словам склонилась. Всё исполнила, что змей наказывал.

Брат с охоты возвращается с богатой добычей, а сестра спрятала змея, сама легла и охает, стонет.

— Ох, братик-любчик, всю меня ломит, занедужила крепко. А сон мне снился, будто есть от болезни снадобье. Одно оно от не минучей смерти меня избавит. Надо вырвать у живой лисицы, у живой волчицы да у живой медведицы по три волоска. Те волоски сжечь, в воде пепел размешать и выпить. Да где же такое достать-сыскать!

— Достану. Для любимой сестры и жизни не пожалею!

Не пил, не ел царевич, отдыхать не стал, лук за плечо закинул, опять в лес отправился. Только к опушке подошёл, слышит — гудит шмель, гудит, над головой вьётся. То в сторону полетит, то опять вернётся, будто зовёт куда-то. Смотрит царевич, у шмеля нижние крылышки вроде бы подпалены.

«Эге, — думает, — да ведь это знакомец давний, приятель верный. Пойду за ним».

Идёт царевич за крылатым проводником, ручей перешёл, болото перебрёл, гарь пересёк, оглядывается вокруг, удивляется: сколько по лесу исходил, охотясь, а в этих местах бывать не доводилось! Вдруг видит, в лесной глуши, в зелёной тиши стоит Хатка-невеличка, а с порога девица-красавица улыбается ему приветно.

— Здравствуй, царевич, знаю, знаю, куда идёшь, чего ищешь, а ты не знаешь. Зло за тобой по пятам ходит, а ты к добру придёшь. Нелёгкое дело затеяно, да я тебе помогу.

Повернулась, вошла в хату и вынесла царевичу бандуру с золотыми и серебряными струнами.

— Добрая бандура, — говорит царевич, — да я на ней играть не умею.

— А ты попробуй! —девица в ответ.

Тронул царевич струны, и зазвенели они, запели так дивно, что всё в лесу замерло, птицы замолкли, ветерок затих.

— Теперь иди, — сначала налево, потом прямо, потом направо, потом прямо. А как выйдешь на полянку, заиграй — сам увидишь, что будет.

Разыскал царевич ту полянку, стал посредине, заиграл на бандуре. И вышли из пущи-чащи лесной лисица с лисенятами, волчица с волчатами и медведица с медвежатами. Уселись все перед царевичем, уши развесили, слушают. А как кончил царевич играть, вздохнули и сказали разом:

— Ладно-складно играешь, проси, чего пожелаешь. Не зря же ты сюда пришёл.

— Ни много, ни мало у вас прошу, по три волоска со шкуры дадите, спасибочко вам скажу.

Подошли лисица, волчица и медведица, загривки подставили. Царевич вырвал у каждой по три волоска и спасибо сказал. Тут медведица говорит:

— Чуем, чуем, зло за тобой гонится, не спастись тебе одному. Так отдадим мы тебе своих старших сыновей, чтобы верно служили, добрыми помощниками были.

А сестра со змеем пируют в хате, думают — нет уже на свете царевича, растерзали его хищные звери. Глянули в оконце, видят, царевич идёт, несёт сестре-изменщице девять волосков, а за ним бегут три помощника. Испугался змей, иголкой обернулся, в стену воткнулся. Сестрица на лавку легла, стонет.

Вошёл царевич, к сестре кинулся, утешает её, а у зверей шерсть дыбом стоит, рычат они, на стенку кидаются. Прикрикнул на них царевич. Сжёг волоски, сестру напоил водой с пеплом.

Поднялась она с лавки, по хате походила, а к вечеру пуще того разохалась.

— Ой, неможется, не жить мне на белом свете!..

— Чем же тебе помочь? — спрашивает сестру царевич.

— Есть, есть помощь, да за горами она далёкими, не достать. Растёт там в саду яблоня, а на яблоне яблочки целебные. Только не ходи туда, пропадёшь-сгинешь, назад не вернёшься. Лучше уж я умру!

— Сестричка моя любимая, одни мы с тобой остались. Или оба живы будем, или погибать обоим!

Ночь переночевал царевич, раным-рано встал, верных слуг-зверей кликнул, бандуру прихватил и в путь пустился.

Идёт и думает — где те горы, где сад, что сестра говорила?

Может, та девица-красавица знает дорогу? И не заметил, как принесли его ноги ко вчерашней хатке-невеличке.

А девица уже на пороге его поджидает, улыбается приветно. У крыльца конь стоит осёдланный. Узнал царевич того коня — хвост у него чуть-чуть подпалён и грива золотая.

— Садись на коня, — девица говорит, — он дорогу знает, туда принесёт, куда тебе надобно.

Скачет конь с царевичем, за ними лисица, за лисицей волк стелится, за волком медведь переваливается, еле поспевает. Долго ли, коротко ли, а заслышали шум и гром, увидели огненное зарево. Две горы меж собой бьются. То раздвинутся, то опять сшибутся — пламя вздымается к небу, камни во все стороны с грохотом летят. Лисица затявкала, волк завыл, медведь зарычал. Конь попятился, на задние ноги осел.

Взял царевич в руки бандуру, пальцы на струны положил и заиграл. Рассеялся дым, в ясное небо ушёл, пламя улеглось, горы раздались и стали недвижно. Открылся вглубь каменный проход. Царевич тронул поводья, конь птицей вперёд полетел. Распахнулось ущелье, долина перед ними лежит. Вся зелёная, от цветов земля пестра, от плодов деревья гнутся. А ближе всех яблоня растёт, и висят на её ветках всего три яблока.

Подъехал царевич к дереву, хотел все три яблочка сорвать, а сорвал одно. Ну как, думает, ещё кому понадобятся!

Только назад из ущелья выехали, опять горы сшиблись, сильней прежнего бой между ними кипит. И чего они не поделили — кто знает!..

У опушки леса, у берега моря соскочил царевич с коня, погладил его по золотой гриве и сказал: «Скачи сам куда знаешь, своей хозяйке милой от меня низкий поклон передай!» Заржал конь и ускакал. А царевич домой отправился.

Вошёл в хату, глядит — сестра его любимая лежит совсем хворая. А на столе еды понаставлено, будто пировали тут недавно. Удивился царевич, однако ничего не спросил, подал сестре яблочко.

— Спасибо тебе, — сестра говорит, — только выгони зверей диких из хаты, а то покою не дадут!

И вправду, медведь, волк и лисица ровно бешеные рычат, воют, на стену кидаются, будто лютого врага чуют, разорвать хотят. А в стену воткнута всего-навсего иголочка тонкая. Рассердился царевич на своих помощников, прикрикнул, выгнал их вон из хаты.

Надкусила сестра яблоко — улыбнулась, половину съела — ноги с лавки спустила, а как догрызла его до конца — встала, принялась, изменщица, брата яствами угощать.

— Ешь, братик любимый, через силу тебе наварила, напекла…

Лёг царевич усталый спать, крепко заснул. Иголка из стены выскочила, змеем поганым обернулась. А царевна не змея видит — парубка статного, чернобрового. И держат они совет, что делать, как царевича верней извести.

— С ним с одним я бы справился, — змей толкует, — прост он сердцем, доверчив, да звери меня чуют, их не обманешь. Давай вот как сделаем… — И стал ей на ухо нашёптывать злые слова вперемешку с ласковыми.

Не согласишься, — говорит, — брошу тебя навсегда, ни когда меня не увидишь!

Просыпается утром царевич — сестра совсем плоха, жалобно брата просит-молит:

— Братик любимый, смерть моя не за горами, а за плечами. Только одно спасение и есть: стоит на холме над морем мельница-чудесница. Само там зерно насыпается, само мелется, само отбивается, сама мука месится, на сковородку само тесто наливается, сам блин со сковороды сваливается. Съела бы я того блинка, сразу бы от хвори избавилась.

Вздохнул царевич.

— Ох, сестричка, себя ты жалеешь, а меня нисколечко, — отвечает. — Ну, да будь по-твоему.

В этот раз девица-красавица из знакомой хатки-невелички в лесу не коня в помощники царевичу дала, а вола ему вывела, того самого, что его с сестрой когда-то от змея спас.

Отправились они в путь. Вол не торопится, еле копыта переставляет. Ступит ногой, переступит другой — семь вёрст долой, а споткнётся — так и все десять пронесётся. Верные слуги — лисица, волк да медведь — во всю прыть вдогонку бегут, поспевать едва поспевают. Путь долгий, а сказка коротко сказывается — добрались они до того холма, где мельница-чудесница стоит. Заперта дверь дубовая на засов железный, на замок кованый. А ключ неведомо где.

Не стал царевич долго раздумывать, струны на бандуре перебирает, а они отзываются, то жаворонком звенят, то как горлинка стонут. Спал замок, засов отодвинулся, дверь распахнулась. Да что толку! За первой дверью вторая дверь наглухо заперта. Открылась от звона струн и эта — а там третья дверь, и опять крепко замкнута. Двенадцать дверей оказалось на мельнице, а все царевич открыл своей песней, внутрь вошёл со своими верными слугами.

Как сестра царевичу говорила, так всё и есть — само зерно мелется, жерновами перетирается, сама мука месится, само тесто на сковородку льётся, сам блин со сковороды сваливается. Схватил царевич один блин — и назад. Как из двери выбежит, она за ним разом захлопнется, на засов задвинется, на замок запрётся. Все двери пробежал, оглянулся, а зверей-то, помощников верных, и нет! Один вол его поджидает, головой рогатой качает и мычит:

— На блины польстились твои помощники, за тобой не поспели, теперь не скоро выберутся.

— Что же делать!—царевич отвечает. — Мне время дорого у меня сестра больна! Вылечу её, вернусь за ними!

Пустились они обратно.

А сестрица-изменщица со змеем за столом сидят-пируют, нет-нет да в окошко поглядывают. Увидели, как царевич домой возвращается, сестрица ахнула, змей засвистел-зашипел:

— Нет на него погибели! Звери его не растерзали, горы не зашибли, огнём не спалили, мельница дверьми не защемила! Хорошо хоть то, что один идёт, без своих верных помощников.

Подошёл царевич к дверям своей хаты, а навстречу ему давний враг выполз — змей окаянный. Разинул огненную пасть, лапы растопырил, хвостом по земле бьёт.

Испугался царевич, не за себя испугался — за сестру любимую. Закричал громким голосом:

— Берегись, поганище, коли сестру обидел, я с тебя три шкуры спущу!

Тут и кинулись они друг на друга, схватились врукопашную. Смертная битва меж ними идёт — всю траву кругом истоптали, деревья поломали. То бьют оба наотмашь, то один другого мёртвой хваткой душит.. . Никто одолеть не может…

Однако стал уставать царевич. Одежда на нём дымится, кровь ручьями течёт, и в руках силы убыло. Вдруг видит — на крыльцо сестра его выбежала, живая, невредимая. Попросил он её:

— Родимая сестрица, подай воды напиться!

Принесла сестра ковшик, да подала воду не брату, а змею лютому. Понял тут царевич измену — и вовсе силы его покинули.

Откуда-ниоткуда взялся — прилетел шмель, над царевичевой головой вьётся-гудит:

— Съешь блин, царевич, съешь блин! Держись крепче, рази метче, твои верные слуги все двенадцать дверей прогрызли, на волю вышли, к тебе на помощь спешат!

Змей напился, а царевич блин проглотил — опять у обоих силы равные. Пуще прежнего бой закипел! Землю ноги их топчут — холмы взрыли, кровь течёт — овраги-буераки промывает.

У царевича кулаки, а у змея лапы когтистые, у царевича дыхание чистое, а у змея дых огненный.. .

Снова у царевича силы на исходе, вот-вот змей победит. Да слышно уже, как невдалеке лисица тявкает, волк воет, медведь рычит. Дрогнул змей, оглянулся. .. Изловчился царевич и мигом схватил змея за глотку. Тут и верные помощники подоспели — кто за хвост, кто за лапы—растерзали змея! И не заметили они, как сестра-изменщица змеев зуб острый подобрала и спрятала.

Отёр царевич с лица кровь и пот, лисицу погладил, волка по загривку потрепал, медведю лапу пожал. Потом вздохнул тяжело и сказал сестре:

— Не хочу я гнев копить, на тебя глядя. Лучше уйду! Тогда вернусь, когда твоё зло забуду.

Взял он два цебера — два ведра деревянных, около сестры поставил.

— Вот посмотрю, — говорит, — по ком ты больше слёз прольёшь! Будешь по мне плакать — слёзы лей в правое ведёрко, по змею своему окаянному — в левое.

Повернулся и ушёл.

И звери, слуги верные, с ним. Да не позади царевича, а впереди несутся, будто сами знают, куда его сердце зовёт.

Девица-красавица, что в хатке-невеличке жила, встретила его приветливо, раны обмыла, накормила, напоила, отдохнуть уложила. Что долго рассказывать! Скоро они свадьбу сыграли. Гостями на той свадьбе были лисица, волк да медведь. Думаете — и всё тут? Так нет же! Ещё вы помощников позабыли — шмель, конь и вол тоже с ними пировали.

Веселились они, всякий на свой лад, как мог, песни пел. А когда царевич в руки бандуру взял, пляс пошёл, так что земля загудела, деревья закачались.

Отгуляли, отпировали и зажили мирком да ладком. Сколько-то прошло времени, и сказала молодая жена мужу:

— Одна у нас родня — тебе сестра, мне золовка. Как ни суди, ни ряди, а навестить надобно.

Долго раздумывать не стали, сели вдвоём на златогривого скакуна и отправились. Ну, и слуги верные за ними.

Входят в хату, смотрят — сидит сестра на лавке, льёт слёзы, да все в левое ведёрко, змеево. С краями оно уже полно. А братнино ведро до того пересохло, что обручи лыковые с него спали и всё оно по досочке рассыпалось. Видать, ни одной слезинки туда не уронила. Покачал головой царевич горестно, хотел было назад повернуть…

Тут сестра-изменщица встрепенулась, стала просить-уговаривать хоть недолго погостевать, в хате ночку переночевать. Голос-то ласковый, да на сердце злоба лютая! . . Поверил ей спроста царевич, и молодая жена-красавица поверила. Звери правду чуяли, рычали, да их не послушал никто. Вечер скоротали за беседой, а к ночи, как стала им сестра постель стелить, положила царевичу под подушку змеев зуб, тот, что до поры хранила.

Едва лёг царевич, выскочил зуб из-под подушки и пронзил царевичу сердце. Только вскрикнул он, приподнялся и упал мёртвый. Сестра-злодейка глянула — усмехнулась, звери завыли, заголосила молодая жена:

— На кого меня покинул одинокую! .. Открой ясные глаза, улыбнись приветно, голубь мой сизокрылый! . .

Обняла его и поцеловала. Мигом ожил царевич, мигом на резвые ноги встал. А жена его красавица побелела вся и упала бездыханная. Спасла мужа — на себя его смерть приняла.

Тут бросился вперёд медведь, верный слуга. Лизнул свою молодую хозяйку в уста и сам дух испустил. А она глаза открыла.

— Не бывать медведю отважнее волка! — волк зарычал, И лизнул медведя. Медведь ожил, волк с жизнью расстался.

Стоит лисица над мёртвым волком и сама с собой говорит:

— Лизнуть-то его недолго, да меня лизнуть некому! Неохота с ясным солнцем прощаться! И волка жаль! . .

Недаром говорится, что хитра лисица, весь свет насквозь пройдёт, кого хочешь вокруг пальца обведёт. Вскочила она на лавку, легла, голову свесила и лизнула волка. Змеев-то зуб из волчьего сердца выскочил, а в лису не попал: лисица на лавке была, вот зуб и воткнулся в доску.

Теперь все целы, все живы!

— Ну, сестра, — сказал царевич, — за такое злодейство лютой смерти предают. Да не могу на тебя руку поднять.

— одной мы с то бой крови, от одного отца, одной матери. Живи, как знаешь, а мы тебя навек покидаем!

Взял жену за белую руку, слуг своих кликнул и ушёл. А сестра им вслед кричит:

— Жива не буду, а отомщу! Схороню зуб до нужного часа, ты не придёшь, так я тебя найду!

Подбежала к лавке, принялась зуб теребить, из доски выдёргивать. Выдернула, вырвался он у неё из пальцев и проткнул её чёрное сердце насквозь. Пришёл ей конец!

И сказке конец пришёл!

НОСАТЫЙ ПАРУБОК

Украинская сказка

Жил в нашем селе парубок. По имени, по имени… Нет, не вспомню. Да чего и голову ломать! Как в селе того парубка кликали, так и мы будем звать. А кликали его попросту Нос. Потому что, говоря по правде, был у Носа нос-таки здоровенный. Посмотришь, сперва нос увидишь, а уж потом парубка разглядишь.

Вот как-то зимой поехал он в лес по дрова. Навалил полные сани и домой отправился. Вдруг навстречу ему какой-то панок на лёгких саночках катит. Не наш пан — чужой.

Увидел панок парубка и решил над ним посмеяться. Остановил коня, и парубок на свою лошадёнку тпрукнул.

— Эй, куда нос везёшь? —спрашивает пан.

— Да разве я нос везу? — отвечает парубок.

— А что же?

— Неужто ваша милость не видит? Грибы.

— Какие же это грибы, когда дрова.

— А говорили — нос. Вас, панов, не разберёшь.

— Ну, хватит болтать, — рассердился пан. — Повороти-ка, Нос, в сторону.

Парубок и поворотил нос.

— Ты что, дурень, не понимаешь, что тебе говорят?!

— Чего ж тут не понимать? Пан велел нос поворотить. Я и поворотил.

— Так к носу ещё и кобылу поверни!

Парубок кобылу дёрнул, совсем её поперёк дороги поставил. Ни проезду, ни проходу.

Тут пан просто взбеленился.

— Ну, погоди! Я на тебя жаловаться буду. У вас кто в селе старший?

— Старший? Прокопова бабка. До того стара, что уж и из ума выжила.

— А у тебя того ума и не бывало! Я тебя спрашиваю, кого выслушаете?

— Больше всех слепого Пилипа слушаем. Как запиликает на своей скрипочке, хоть кто заслушается. Сладко играет, то запляшешь, то заплачешь.. .

Пан от злости чуть не разорвался.

— Да не про то я, не про то! Вы кого в селе больше всех боитесь?

— Микитова пса. Сущий сатана! И ведь не гавкнет, как, к примеру, ваша милость, а прямо зубами ухватит и рвёт. Не верите, попробуйте сами подойти к Микитовой хате.

Тут пан наконец сообразил, что не он с дураком встретился, а его самого дураком выставляют. Плюнул да как огреет своего коня кнутом! Прыгнул панский конь — сам по брюхо в снегу увяз и санки в сугробе застряли.

А парубок свою лошадёнку с места стронул. Проехал, обернулся и говорит:

— Ну, насилу пан догадался дорогу мне уступить!

Панок от гнева чуть не задохнулся. Не может и придумать, что бы такое сказать.

— А ты, носатый, — кричит парубку вслед, — со своим носом оставайся!

Парубок ему спокойно отвечает:

— Когда пан в сугробе поостынет, сам разберёт, кто из нас с носом остался.

И поехал своим путём.

А как пан со своим конём и санками из снега выбирался, — его дело.

ВСЕМУ СВОЁ ВРЕМЯ

Белорусская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖил в нашем селе поп-батюшка. Жадный-прежадный. Всё думал, где бы на чём выгадать. Вот пришла пора урожай собирать, хлеб жать. Земли много, самому не справиться. Нанял он трёх батраков. Чуть свет сажает хозяин батраков завтракать. Батраки едят, иоп стоит да думает:

— Это что ж выходит, сейчас поедят, а в обед опять их корми. И то неладно получается: сюда с поля придут — сколько времени у работы украдут! В поле обед везти — лошадей гонять жалко. Пускай уж лучше разом и пообедают.

И велел попадье обед подавать. Батракам что! Поднатужились и съели. А поп ещё надумал.

— Раз так, пускай заодно и повечеряют.

Поставили ужин на стол.

Батраки уже и есть не могут.

— И то хорошо!—хозяин радуется. — Этот ужин завтра с утра подадим. Зато им теперь работать без роздыха весь день до ночи.

А батраки иначе рассудили. Смекнули, что к чему. Поужинали — не поужинали, отвалились от стола.

— Спасибо, батюшка, за хлеб-соль, — говорят. — На сытое брюхо хорошо спится.

Один разувается, другой на лавку рядно стелет, третий на пол кожушок бросил.

— Вы что ж делаете?!

— Как что? Спать собираемся.

— Какой сон после завтрака?

— Так ведь мы поужинали. А после ужина спать положено.

Попу и сказать нечего.

Сам себя перехитрил, сам и расплачивайся.

щелкните, и изображение увеличитсяПРО БЕДНЯЦКОГО ВОЖАКА — ОТВАЖНОГО КАРМЕЛЮКА

Украинская сказка

Славно прожил свою жизнь Устин Кармелюк. Тем славно, что ни разу неправде не поклонился, силе да богатству не покорился. В тюрьмах его паны гноили, калёным железом клеймили, батогами били, да сломить не могли. За простой люд Кармелюк стоял, себе ничего не хотел. Что у богачей отбирал, всё беднякам раздавал. И хоть сгубили его паны, но и по сей день живёт он в людской памяти. Песни про него поют, сказки складывают.

Всех песен не перепеть, всех сказок не пересказать, а всё же послушайте. Надо, чтобы и вы знали, каков Кармелюк был.

ВОЛЧЬИ ПОБЕГИ

Вот зашёл однажды Устин Кармелюк на мельницу. Молод он ещё тогда был, и слава его была негромкая.

Видит — весь двор возами уставлен, на мельнице людно да тесно. Время к пасхе шло, всяк спешил свежей муки намолоть, чтоб куличи попышнее поднялись.

У кого мешки под завязку полны, тот и у жерновов первый. Мельник его с поклоном пропускает. А в тёмном уголке сидит бедная вдова, на коленях тощий заплатанный мешок держит и плачет горькими слезами. Раным-ранёхонько она сюда пришла, малых деток одних дома оставила. Уже и день проходит, а ей всё к жерновам не пробраться.

Нахмурился Кармелюк, сказал:

— Не плачь, бедолага! Не лей слёз понапрасну. Легче камень разжалобить, чем сердце богатея тронуть.

Взял у неё мешок, всех растолкал да сам вдовье зерно на помол и засыпал.

Один дядька в новой свитке, в ладных чоботах отозвался:

— Молодой ещё людей богатством корить!

Другой в смушковой шапке подхватил:

— Достаток трудом добывают. А у лодыря ветер в кармане свищет.

Кто молчит, кто на те слова кивать начинает, видно, соглашается.

Кармелюк и говорит:

— А выйдем-ка во двор.

Вышли все.

Перед мельницей яблонька стояла, и почки на ней уже набухли — весной ведь дело было. На молоденьких ветках — почки, и на стволе побеги проклюнулись.

Смотрят люди, плечами пожимают — яблонька как яблонька.

Кармелюк говорит:

— Вот, честные сельчане, начата притча, да не кончена. Ровно через девять недель, день в день, час в час, приходите сюда. Яблонька сама притчу доскажет.

Ну, ясное дело, любопытно людям. Пришли через девять недель. И Устин Кармелюк явился.

— Поглядите, — сказал, — что с яблонькой сталось.

Видят все: ветки на яблоньке еле живы, листочки слабенькие, цвет хилый. А на стволе толстые прутья выросли — бесплодные ветви, что в народе волчьими побегами прозывают.

— Почему дерево хиреет? — Кармелюк спрашивает.

— Да это всяк знает. Стоило ли звать нас на этакое диво? — отвечают люди. — Волчьи побеги соки у плодовых веток выпили.

— Вот и притче конец. Сами вы её досказали, — Кармелюк говорит. — Богачи, что волчьи побеги на дереве, соки из народа пьют, а ни цветов, ни плодов не приносят. Не срежь вовремя, пропадёт всё дерево.

И пошёл себе.

Кто побогаче — на Кармелюка обиделся, зло затаил. Кто победней — призадумался.

ДРАНАЯ СВИТКА

щелкните, и изображение увеличитсяСколько горя, сколько беды Кармелюк хлебнул — не измерить, не сосчитать. Да ни разу злой судьбе не сдался.

В солдатскую лямку на двадцать пять лет хотели его запрячь, он из солдатчины убежал. Поймали его, били палками-шпицрутенами, в тюрьму упрятали. Снова вырвался Устин. Ненавидели его паны, разбойником называли. Не однажды и не дважды его ловили. В кандалы закованного в Сибирь гнали, в крепостной башне за толстыми каменными стенами стерегли. Да всегда Кармелюк на волю выходил, в родные края, словно перелётная птица, возвращался. Снова и снова со своими славными хлопцами-сподвижниками против богачей бился.

И говорили в народе: нет такой силы, чтобы нашего Кармаля в темнице удержала. Подует он на цепи, скажет заговор — и рассыплется жёлтой ржой железо. Нарисует на стене крепости чёлн-долблёнку, вёсла нарисует, сядет в ту лодку и уплывёт, как по воде, ни следа, ни знака не оставит. Или оседлает деревянную скамейку: «Э-гей! — крикнет. — Выноси, вороной!» Разом станет скамья вороным конём, взовьётся, хвост по ветру расстелет и унесёт, куда Кармелюк велит.

А так оно было или не так — кто его знает. ..

Вот однажды послала пани помещица слугу на почту. Дала ему тысячу рублей. У неё, видишь, братец в столице в карты проигрался, надо ему, бедняжке, помочь.

А дорога на почту через лес пролегала. Тут-то слуга с Кар-мелюком и повстречался.

— Здоров будь, добрый человек! Куда идёшь? — спрашивает Кармелюк.

Узнал ли слуга Устина или так догадался, а бросился бежать. Да разве от Кармелюка убежишь?! Мигом он его догнал.

— Чего утекаешь, ровно заяц от гончей?

Слуга взмолился:

— Бери всё, только не убивай. И шапку с деньгами подаёт.

Пересчитал их Кармелюк и говорит:

— Деньги немалые. Тысяча рублей да один рубль. Значит, панские деньги несёшь пересылать.

Слуга молчит, только трясётся весь. А Устин ему:

— Да не бойся ты. Никогда ещё Кармелюк бедного не обидел. Жалко панское добро из рук выпускать. Да ведь за пропажу твоя спина ответит. Иди своим путём, делай, что велели.

Ступил Кармелюк с дороги на один шаг и будто растаял.

А слуга три шага шагнул, остановился. Сам себе говорит:

— Кармелюк дурень… Да сам ты дурнем не будь!

Разодрал на себе одежду, лицо расцарапал, перепрятал деньги за голенище сапога и побежал обратно к панскому дому. Помещице в ноги повалился:

— Так и так, отнял злой разбойник Кармелюк деньги, что выизволили братцу посылать. Отбивался я, словно пёс от волка, да одолел он меня. Еле живой ушёл.

Разгневалась пани:

— До каких пор злодейства терпеть будем! Надо за солдата ми посылать!

В тот же вечер является к пани полковник. Усы подкручены, пуговицы на шинели начищены, шпоры так и звенят. Поцеловал, как положено, ручку у пани. А она ему:

— Ах, пан полковник, вовремя вы приехали. Житья нет от злодея. Изловить бы его да повесить.

— А я за тем и приехал, — полковник отвечает. — Прикажите слугу позвать, того, что сегодня ограбили.

Ну, слуга, ясное дело, стал полковнику расписывать, как Кармелюк на него напал, как бил-колотил, как деньги отнимал.

— А можешь его узнать? —полковник спрашивает.

— Как не признать, — слуга говорит. — Страхолюдный такой. Глаза, что у дикого зверя, горят, зубы, что волчьи клыки. И свитка рваная.

Полковник распахнул шинель.

— Эта свитка, что ли?

Побледнел слуга, ровно холст белёный. Достал пачку денег из сапога и не знает, кому отдавать, то ли хозяйке, то ли Кармелюку.

Пани так в деньги и вцепилась. А Кармелюк говорит:

— Не торопитесь, ваша милость. Столько кругом сирот бедняцких да вдов солдатских, что и этой тысячи не хватит. Выходит, с вас кроме этой ещё тысяча причитается.

Делать пани нечего. Побежала она из ларца вторую тысячу доставать. А Кармелюк размахнулся да и отвесил две плюхи слуге.

— Одну — за жадность, — сказал. — А вторую — за то, что хотел опозорить моё честное имя. Хорошо ещё, я про твою брехню прослышал, а то и вправду могли подумать, что Кармелюк бедняка обидел.

Взял Кармелюк две тысячи и ушёл. На прощанье сказал пани:

— За деньги спасибо. Да не вздумайте, ваша милость, немилостивой к слуге быть. Я сам с ним уже рассчитался.

А откуда же Кармелюк про слугу узнал? Да в каждом панском дворе, в каждой бедняцкой хате у него друзья-помощники были.

КАК ПАН В ГРЕХАХ КАЯЛСЯ

Жил один пан, смирный-пресмирный, ласковый-преласковый, тихий-претихий. Всё обходительно, да со вздохом, да с поклоном. Но только люди того тихого боялись больше, чем огня немилосердного, больше чумы и мора лютого. Потому что было у него сердце жёстче камня, что слезами не прожжёшь, мольбами не смягчишь.

Не выйдет крестьянин на барщину — то ли сам занеможет, то ли кто из семьи сляжет, — в тот же день панский верный пёс-эконом отберёт четверть хозяйства: овец уведёт, курам головы свернёт. Во второй раз бедолага не выйдет — половины хозяйства лишится. А станет роптать — отберут горшки-плошки, ряднину последнюю — и спать не на чем, и сварить не в чем.

А ругать, розгами сечь, как другие помещики, — этого у пана, упаси бог, в заводе не было.

Вот как-то поехал пан в церковь исповедоваться. Рассказал про все грехи попу, получил от него отпущение и домой отправился.

Выехал за село, вдруг слышит — кричат сзади. Оглянулся — дьяк его догоняет, путается в длинных полах рясы. Придержал пан коней. А дьяк подбежал да и говорит:

— Постойте, ваша вельможность! Послал меня к вам батюшка-поп. В каких вы грехах каялись, запамятовал он. А ведь ему ваши грехи замаливать надо.

— Что ж, — отвечает пан, — грехи мои тяжкие. Как-то в пятницу, в постный день, кусок поросятинки съел. Кошку свою ненароком обидел — на хвост ей наступил. Да бранное словечко воронесказал: она-то кричала «кра!», а я подумал: «украл!»

— Ага! — сказал дьяк. — И это все грехи?

— Все до единого, — пан говорит.

— Малость подзабыли, ваша вельможность, — тихо так дьяк напоминает. — Забыли, сколько горя люди через вас хлебнули, сколько слёз кровавых пролилось, сколько сирот бездольных осталось, у которых вы отцов да матерей замучили. Тот грех забыли, что богатство нажили на людской беде.

Тут дьяк сорвал с себя дьякову одежду. Громко закричал от ужаса пан — узнал Кармелкжа.

А Кармелюк могучей рукой пригнул тополь к земле, пану петлю на шею накинул и отпустил верхушку. Высоко взлетел на верёвке пан, а Кармелюк говорит:

— Поднимайтесь, ваша вельможность, к небу. Там ваши грехи и замолите.

ЗЛАЯ ИЗМЕННИЦА

Собрали как-то паны силу большую— и казаков и полицию — Кармелюка с друзьями-товарищами ловить. К самому лесу подступили, где Кармелюк со своим отрядом скрывался.

Узнал про то Кармаль и велел своим людям уходить в дальнюю пущу.

— Сам я, — сказал, — последним выйду.

Окружили вороги лес, все тропы перекрыли — птица не пролетит, заяц не проскочит.

Подался Кармелюк к одной опушке, слышит — кони казацкие ржут. .. В другую сторону побежал — шашки брякают… Неужто пропадать Устину?!

Вдруг навстречу ему идёт молодица белолица, вязанку хвороста несёт.

— Ой, Кармаль, тебя ловят, а мне лихо. Не выбраться тайком из лесу.

— А ты-то чего боишься? — спрашивает Устин.

— Да я в панском лесу сухие сучья подбирала. А на опушке не одни солдаты, паны съехались, и мой там. Увидит меня, разгневается.

— Рад бы тебе помочь, женщина, да сам я — как зверь в западне. За моей головой охота. Лучше держись от меня подальше, а не то и тебя в разбойницы запишут.

Молодица говорит:

— Коли мне от тебя не помощь, так я тебе помогу. Не побоюсь панского гнева, вперёд пойду, а ты за мной крадись, хоронись за кустами, чтоб раньше времени тебя не приметили.

И пошла прямёхонько к опушке. А там полиция, солдаты… Паны ждут, когда Кармелюка повяжут.

Как гадала молодица, так и сталось — её пан к ней подскочил.

— Ты что, такая-сякая, в моём лесу хворост крадёшь! Да я тебя…

Подошёл офицер, пана в сторонку отвёл.

— Не до хвороста сейчас!—И к молодице:—Скажи, добрая женщина, не видала ли в лесу разбойников, не встречала ли Кармелюка?

— Разбойники навстречу не попадались. Кармелюка сроду невидывала.. . А что-то страхолюдное мимо протопало, к болоту бежало. Чуть сердце со страху не оборвалось.

Медведь, что ли? —офицер спрашивает.

— Какой медведь!—молодица отвечает. — То страхолюдное на двух ногах бежало.

— Он это!—закричал офицер. — Злодей Кармелюк! Веди нас к болоту.

Молодица и повела к болоту.

А болото такое, что за один день не обойдёшь. То вода, то трясина и только посредине кусок сухого леса, ровно остров.

— Ясное дело, — офицер говорит, — там и схоронился Кармелюк. Думает, нам туда не пробраться. Да просчитается. Где с кочки на кочку скоком, где вплавь, где вброд, а до его шкуры доберёмся.

Скинул мундир, чтобы в грязи не перепачкаться, команду подал, и двинулись к острову.

Тут молодица махнула белой рукой. Вышел из-за кустов Кармелюк, скорее свитку сбросил да офицерский мундир надел. Такой бравый вояка! Загляделась молодица.

Вдруг подскакал на коне полковник и спрашивает:

— Поймали Кармелюка?

— Так точно, господин полковник, — отвечает Кармелюк. — Вон на том островке его схватили.

«Эге! — полковник подумал. — Меня там не будет, так и награды мне не видать!» И — к болоту. А Кармелюк ему вслед:

— Верхом туда не добраться, господин полковник. Коня погубите и сами увязнете.,

Полковник бросил поводья Кармелюку и зашагал по кочкам на длинных тонких ногах. Чистый журавль!

Кармелюку только того и надо было. Вскочил в седло, молодицу за собой посадил и рванул коня. Где солдат увидит, где полицию — кричит, командует, распоряжается. Ему все честь отдают, робеют.

Так и ускакали.

Как выехали на безлюдное место, Кармелюк сказал молодице:

— Спасибо тебе, хорошая моя! Спасла ты мне жизнь. Что хочешь, для тебя сделаю.

Женщина отвечает:

— Коли так, женись на мне. Давно ты мне полюбился.

— Проси что другое. Не могу на тебе жениться. У меня жена есть.

А женщина своё:

— Какая она тебе жена?! Ты к ней и раз в год не заглянешь.

— Нет, — говорит Кармелюк. — Я ей верным мужем быть обещался. И дети у меня есть.

Загорелись злобой глаза у молодицы.

«Мне не достанешься — и ей не достанешься!..» Так про себя подумала, а Кармелюку сказала ласково:

— Не можешь женой назвать, хоть сестрой тебе буду. Ты — братом мне наречённым. Приходи ко мне завтра поутру.

Отважен был Кармелюк, силён силой богатырской и хитёр. Да хитрости у него только на врагов хватало, а с друзьями он прост был. Поверил той женщине. Ответил ей:

— Нет, сестрица, утром меня не жди. Утром, когда солнце светит, моя тень на землю ложится. А мне мою тень беречь надо. Вороги меня стерегут, выслеживают, но я их пуль не боюсь — я слово знаю. Только тому меня убить нод силу, кто в мою тень выстрелит. Хоть никто про то не ведает, не догадывается, да лучше мне ясным днём на люди не показываться. Приду к тебе завтра вечером.

Только они разошлись в разные стороны, злодейка змеёй проскользнула в дом начальника и рассказала, когда и где Кармелюк быть обещался.

Вот пришёл к ней Кармелюк, а его засада ждёт: в садочке — солдаты, на сеновале — казаки.

Усадила молодица гостя за стол, водку-горелку поставила, сало да огурцы подала.

Кармелюк говорит хозяйке:

— Хорошо у тебя! Давненько я в тёплой хате под крышей не бывал, давненько за столом на лавке не сидел.

— Эх, Кармаль, Кармаль, — отвечает женщина, — сам ты себе такую долю выбрал. Скитаешься, как волк по лесам, как волка и убьют тебя. За какую ты правду бьёшься, кто тебя знает! ..

Печально Кармаль усмехнулся и говорит:

— Слушай притчу, сестра, тогда всё поймёшь.

И начал:

— За семью морями, за десятью горами… Может, и не так далеко, а у нас поблизости жил-был царь со своим сыном. Рос-подрастал царевич, уже не дитя, да ещё не мужчина. И вздумалось ему посмотреть, что в отцовском царстве-государстве делается, как люди живут. Встал он однажды раным-рано и вышел из дворца. Видит — люди все в одну сторону идут, и он туда направился. И пришёл на торговую площадь. А день-то был ярмарочный. Продавцы и по-купцы смешались. Ходит царевич, всё ему любопытно. И дошёл дозагона, где коней продают. Смотрит царевич — стоят три коня. Один слепой, слепыми глазами вдаль глядит, будто видит что-то. Другой сытый, гладкий, так с жиру и играет. Грива у него пышная, хвост длинный, ногами перебирает, сено, что перед ним положено, не ест, а по сторонам разбрасывает. Выискивает травинку, которая повкуснее. А третий конь — боже ж мой!—-в чём душа держится?! Рёбра выпирают, как обручи на бочке, спина упряжью до ран стёрта. Еле на ногах стоит. Потянулся этот конь к сену, что сытый по земле разбросал, а тот его копытом по рёбрам, — моё, мол, сено, лучше под ноги стопчу, чем тебе хоть стеблинку дам. Заржал жалостно тощий, а слепой конь и ухом не ведёт, ничего не видит. А теперь, сестра, сама скажи, как ты притчу понимаешь?

— Ой, Кармаль, — всплеснула руками женщина, — разгадала ведь я её. Тощий конь — то народ, люд бедный. Сытый конь — паны да богатеи. А вот про слепого коня — не знаю.

— Ну так я тебе скажу,— Кармелюк говорит.— Слепой конь— наш царь, что ничего не видит, ничего и знать не хочет. Что же ты спрашиваешь, за какую я правду бьюсь?!

Тут заплакала женщина.

— Что я наделала, натворила. Врагам тебя предала, тебя загубила. Беги, Кармаль, — может, ещё спасёшься!

Вскочил Кармелюк, бросился к двери, а за дверью казаки с шашками. Метнулся к окну, а там солдаты с ружьями. Стрельба поднялась, сеча.

Сколько пуль в Кармелюка попало — ему ничего. А промахнулся один молодой солдат — в Кармелюкову тень, что на стене чернела, угодил. Тут и рухнул Устин Кармелюк, ровно могучий дуб, что под корень срубили.

А женщине той начальники награду выдали. Только радости-счастья ей не было. Глаз она не осушала, почернела, ссохлась вся. И умерла вскоре.

Но и в могиле прощенья не получила. На том месте, где её похоронили, трава не росла, птицы не садились. И имя её забыли.

Про Устина Кармелюка песни поют, сказки складывают, а её имя никто не поминает, будто и не жила она на свете. Потому что нет никого презренней, чем тот, кто дружбе изменил, друга предал.

ЯНЮРЕК И ЯРОШЕК

Польская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяОбходил лесной чёрт Ярошек свои лесные владения, смотрел, всё ли в порядке. Хозяйство большое — глаз да глаз нужен. Муравьи к зиме готовятся — летние ходы запечатывают. Медведь в глухом углу берлогу себе облюбовал, пока гуляет, а по первому снегу заляжет. Утки-гуси улетели, вроде бы никто не отстал. Два лося из-за красавицы лосихи подрались. Постучали рогами, покричали друг на друга и разошлись в разные стороны. Опять тихо в лесу. Темнеть стало.

Только слышит Ярошек, будто плачет кто-то. Пошёл на голос, подкрался к полянке, из-за кустов лохматую голову выставил.

Посреди поляны стоит сухое дерево, растопырило корявые сучья, словно цепкие лапы. А под деревом человек. Из глаз слёзы капают, руки длинную верёвку распутывают, сам приговаривает:

— Ой, лихо мне! Неохота с белым светом прощаться, да, видно, судьба такая.

— Ты что? — испугался Ярошек. — Никак вешаться хочешь?

— Эх, хотеть не хочу, а приходится.

— Так кто ж тебя заставляет?

— Добро, что хозяин мне сделал.

— Как же это добро до петли тебя довело? — удивился Ярошек. — Никогда такого не слыхивал.

— Да очень просто. .. Такое уж хозяйское добро — сперва сладким показалось, потом горьким обернулось.

— А ты расскажи, — сказал Ярошек, — может, чем помогу.

— Это ты-то поможешь! Небось хозяин не без вашей чёртовой помощи обошёлся.

— Не знаю, — говорит Ярошек, — только чёрт чёрту рознь.

— У одного рога подлиннее, у другого покороче — вот и вся разница. Ну да расскажу, хуже не будет. Всё едино вешаться.

И начал рассказывать.

— Зовут меня Ян, прозывают Янюрек…

— А меня Ярошеком кличут, — вставил лесной чёрт.

— Ярошек так Ярошек, — ведёт своё Янюрек. — Семь летназад женился я. Землицы у меня было немного, избёнка старая, лошадёнка незавидная, а всё жить да хозяйствовать можно. Вдруг является богатый сосед добро нам делать. Даёт денег на обзаведение. Ясное дело, в долг. Я сдуру и взял. В следующее лето неурожай случился, долг я не отдал. На тот долг проценты наросли. А тут дети; а тут лошадь пала. Так и пошло: что ни год, то новый рот, а каждый третий год — недород. Теперь и изба не моя, и земля не моя. Выходит, он полный надо мной хозяин — всё его. И сам я со всеми потрохами — тоже его. И заметь — это только всё за проценты. Как уж он, окаянный, считает, сам не знаю. А жена и дети холодные, голодные сидят. Вот я и надумал повеситься. Может, тогда их люди пожалеют, помогут, может, смерть долг спишет.

Ярошек слушает да носом шмыгает. Глянул Янюрек, а лесной чёрт в три ручья плачет.

— Ну, того не легче, — говорит Янюрек. — Сам наплакался да ещё чёрта до слёз довёл. Ты-то чего ревёшь?

— Деток твоих жалко, — отвечает Ярошек. — У меня у самого пятеро чертенят, мал-мала меньше.

— Шёл бы ты, куда шёл, только сердце растравляешь, — вздохнул Янюрек, сделал петлю из верёвки и накинул на шею.

Тут чёрт Ярошек прямо козлиным голосом завопил:

— Погоди, не вешайся! Не могу я этого видеть. Идём лучше со мной. Я тебе что-то покажу.

Разобрало Янюрека любопытство: что ему чёрт показать может?

— Ладно, — согласился он, — веди. Ночь велика, ещё успею повеситься.

Завёл Ярошек Янюрека в глухую лесную чащу. В такие дебри, где птица не пролетит, хорёк не продерётся, только чёрту в пору туда дорогу сыскать.

— Эй, дальше не пойду, — заупрямился Янюрек. — Надоело мне по лесным чащобам таскаться.

— А мы уже и пришли, — отвечает Ярошек. — Глянь-ка вверх.

Посмотрел Янюрек — старое грушевое дерево над ним ветки раскинуло, и груш на нём больше, чем листьев.

— Эка невидаль — дикая груша! — рассердился Янюрек. — Ради этого ты меня от дела оторвал?

И повернул было обратно.

— Стой, стой!—ухватил его за полу Ярошек. — Груша-то не простая. Потряси дерево — увидишь, что будет.

Взялся Янюрек за корявый ствол, начал трясти.

Ох и звон поднялся! Листья облетают — серебряные талеры на землю валятся, груши падают — золотые дукаты по земле раскатываются.

Тут уж Янюрек постарался во всю силу, ни одной груши, ни одного листика не оставил на дереве. Набил серебром-золотом карманы, шапку наполнил, верёвкой — той самой, на которой вешаться собирался, — подпоясался потуже и за пазуху ещё насыпал. Сколько было, всё с земли подобрал. Потом обернулся, хотел Ярошеку спасибо сказать, а того будто и не было, сгинул, не попрощался. Только слышно — вдали кто-то вздыхает да бормочет:

— Эх, простота моя, простота! Поддался на жалость, теперь отвечай перед чёртовым начальством. Как бы выволочкой не кончилось!

Совсем уж к полночи выбрался Янюрек из лесу. Как ни спешил домой, а будто кто его за ноги схватил, когда проходил мимо дома богача хозяина. Застучал он к нему в окно. Выскочил хозяин заспанный, злой.

— Ты что, голодранец, ночью в дом ломишься, спать не даёшь?

— Я из-за тебя больше ночей не спал, — отвечает Янюрек. — Говори, сколько я тебе должен.

Захохотал хозяин:

— Не иначе тебе во сне золотые горы привиделись. А наяву тебе во всю жизнь не расплатиться. Должен ты мне мерку серебра да кружку золота.

— Это с процентами? —спрашивает Янюрек.

— С процентами.

— А проценты по ночам растут?

— Нет, только днём, — усмехается хозяин.

— Ну ладно, тогда я утром с тобой расплачусь.

Ушёл Янюрек, а богач жену будит.

— Вставай скорее, — говорит, — что-то я без тебя не разберусь. Янюрек тут приходил, долг посулил отдать. Я ему в насмешку велел отмерить мерку серебра да кружку золота. А он и усом не повёл, сказал, утром принесёт. Что бы это значило?

Жена переполошилась.

— Сбегаю, может, подгляжу что.

Побежала. Немного времени прошло, она уже назад вернулась. Платок на сторону сбился, еле дух переводит.

— Ой, муженёк, что я видела! Оконце у Янюрека завешено, да щёлка осталась. Я и подглядела. Сидят Янюрек с женой у стола, а на столе горой золото и серебро насыпано. Янюрек золотые монеты считает, жена — серебряные. И столько там богатства, что он тебе мерку отдаст и убыли не заметит.

— Верно, Янюрек клад нашёл, — говорит хозяин. — Привалила ему удача.

— Ты что мелешь! — напустилась на него жена. — Наша это удача! Земля не его, а наша, изба не его, а наша, и сам он не свой, а наш. Вот и выходит, что весь клад наш.

— Так-то оно так, — почесал затылок хозяин, — да как этот клад отберёшь?

— Напугать его хорошенько надо, —говорит жена. — Они из дому убегут, а мы тем часом своё добро заберём.

Надел хозяин ослиную шкуру — как раз на той неделе осёл у них околел — и побежал к дому Янюрека. Стучится в оконце, ногами, будто копытами, топает, ухает филином, волком завывает.

Янюрекова жена до полусмерти испугалась. Дети проснулись, заплакали.

А сам Янюрек трубочку покуривает, посмеивается. Чего ему бояться? Чёрта? Так чёрт сам ему помог. Хозяина? Деньги есть — и хозяин не страшен.

А богач под окном бесом беснуется. Такой шум поднял, что воробьишки под стрехой запищали, куры в курятнике закудахтали, собаки залаяли, в лесу медведь заревел спросонок. Ярошек, лесной чёрт, проснулся.

Прислушался, сказал себе:

— Верно, это Янюрек веселится. Счастье-удачу празднует. Пойду-ка и я с ним повеселюсь.

Прискакал к избе Янюрека, видит — богач в ослиной шкуре под окном скачет.

— Да он никак вздумал себя за чёрта выдавать! — догадался Ярошек. Тут разобрала его обида. — Ишь, ослиную шкуру напялил! Разве наши парни, черти да бесы, на ослов похожи? Нарядиться не умеют? Уж если они замыслят кого напугать, так такое придумают, что у любого человека волосы на голове зашевелятся, у любого зверя шерсть на загривке дыбом встанет. А этот только и умеет сапожищами топать да надрывать глотку. Сволоку-ка я самозванца в пекло, пускай его там наши черти с самых азов чёртову науку заставят проходить.

И сволок.

А ослиную шкуру повесил под окнами богача на память его злой жене.

С той поры Янюрек со своей семьёй горюшка не знали. А та верёвка, на которой Янюрек вешаться хотел, послужила ещё. Жена Янюрека на ней бельё сушила.

ПОВЕЛИТЕЛЬ НАМНЕЙ И РУД

Словацкая сказка

щелкните, и изображение увеличитсяНe в деревне и не в городе, а в большом селении в долине среди гор жила вдова. С той поры, как умер муж, нужда да горе у её порога стояли, но она их в дом не пускала. Нужду работой отгоняла, а единственная дочка горе скрашивала. Росла-подрастала дочь и с каждым годом хорошела. И выросла в такую красавицу, что взор не отвести. Станом стройная, коса до пояса, брови дугой, глаза, будто небо, синие. Всем хороша девушка, да только горда очень. С подружками не знается, на крестьянских парней глядеть не хочет. Весь день, с утра до вечера, о нарядах думает, в зеркальце глядится. А вдова трудится, во всём ей потакает. Вот однажды подала ей мать на ужин кружку парного молока да ломоть свежего душистого хлеба. Дочь кружку отодвинула, хлеб отшвырнула.

— Надоел мне хлеб, — сказала, — век бы его не видать. В городе одни крендели и коврижки едят. Несчастная я! Всего-то у меня три платья. Ни перстенька, ни убора, чтобы волосы украсить…

И принялась плакать. Глядя на неё и вдова заплакала.

— Что делать, доченька, не богаты мы! Да не в богатствеи счастье. Мы с твоим отцом, моим дорогим мужем, бедно жили, зато в любви и согласии. Потому и хлеб нам был слаще сладкого.

Вот легли они спать. А вдове не спится. Приподнялась она на локте, видит при лунном свете, как дочка во сне улыбнулась. Спокойней стало её сердце, она тоже уснула.

Утром спрашивает:

— Что тебе снилось, доченька? Чему ты ночью улыбнулась?

— Снилось мне, — отвечает дочь, — что приехал меня сватать жених в медной карете, подарил перстенёк с камнями, что горели, как звёздочки на небе. Надела я перстенёк и пошла по улице. Все только на меня и смотрели, моим перстеньком любовались.

— К чему бы такой сон? — подивилась мать и пошла хлопотать по хозяйству.

А дочка села у окна с зеркальцем в руке.

Вот в полдень подъехала ко двору крестьянская телега. Лошади сытые, телега новая, и парень сидит на ней молодец молодцом — румяный, плечистый. Приехал он сватать красавицу, дочь вдовы.

Вдова обрадовалась, очень ей жених понравился. Видно, добрый, работящий парень. Но дочка на него и не поглядела, так сказала:

— Если б даже ты приехал в медной карете, если б даже подарил перстенёк с камешками, что горят, как звёздочки на небе, и тогда не пошла бы за тебя.

Огорчился крестьянский сын, хлестнул своих коней и уехал. Мать опечалилась, укорила дочку:

— Что ж ты такому хорошему парню отказала?! Он не бедных родителей сын, знаю я их семью. У них дом исправный, земля урожайная, хлеба всегда вдосталь.

— Ах, матушка, для того ли расцвела моя краса, чтобы в тяжкой крестьянской работе увянуть.

Ничего не ответила мать, головой покачала.

День прошёл. Дочка рано спать легла. Мать ещё долго за шитьём сидела — новое платье своей любимице шила. А когда наконец спать ложилась, увидела, как дивно усмехается дочь во сне.

«Верно, опять моей голубке что-то радостное привиделось!» — подумала.

И правда! Чуть дочка утром глаза раскрыла, принялась рассказывать:

— Мне сегодня, мама, сон снился лучше вчерашнего. Будто приехал меня сватать жених в серебряной карете и подарил серебряный убор на волосы, что мерцал, словно лунный свет. Надела я тот убор, и все на улице на меня смотрели, все завидовали.

— Это, доченька, я ставню неплотно прикрыла, месяц на тебя ярко светил.

Идёт день своим чередом. Едва солнце за полдень перевалило, подкатила к дому коляска. Девушка подбежала к окну, поглядела и отвернулась.

А в дверь вошли сваты из города, с ними молодой купеческий сын. Старушка мать захлопотала, обрадовалась, угощать гостей собралась.

Только сваты рот открыли, чтобы всё, как положено, сказать, жениха повеличать, невесту расхвалить, девушка повернулась к купеческому сыну, сама заговорила:

— Если б даже ты приехал в серебряной карете, если б даже подарил мне серебряный убор на волосы, что мерцает, как лунный свет, я и тогда не стала бы твоей женой.

Обиделся купеческий сын, и сваты обиделись. Сели в коляску и уехали.

Уж как вдова свою дочь любила, лелеяла, а тут не удержалась, побранила:

— Слишком ты горда, дочка, слишком переборчива. А ведь купеческий сын и красив, и богат. В город бы тебя увёз, наряжал… Чего тебе ещё надо?

— Надо мне сама не знаю чего, — отвечает дочь. — Подожду ещё, дождусь своего часа.

— Я тебя не тороплю, — говорит мать. — Хочу только, чтобы ты своё счастье не пропустила. Да ещё хочу, чтобы ты с людьми поприветливей была.

На третью ночь проснулась вдова от того, что дочь во сне засмеялась. Звонко так, будто колокольчик прозвенел. Утром дочь рассказывает:

— Послушай, мама, какой мне сон приснился. Приехал за мной жених в золотой карете, подарил золотое платье, что сияло, как солнечный луч. Я то платье надела, по улице пошла, а оно всем глаза слепит, кто ни глянет — зажмурится и отвернётся.

— Не к добру тебе такой сон приснился, — говорит мать. — С чего бы это людям от твоей красы отворачиваться.

— К добру, мама, к добру, — смеётся дочь. — Вот увидишь, кто меня сегодня сватать приедет.

— Никто не приедет, — сказала мать. — Двух женихов ты прогнала, остальные сами не захотят обидный отказ слушать.

А ведь вышло не так, как мать боялась, а так, как дочка говорила.

Ровно в полдень стук раздался на улице, гром, звон. Въехали во двор три кареты. Первая карета медная, везут её две тёмно-гнедые лошади. Вторая карета серебряная, и впряжены в неё четыре, лошади серебристо-серого цвета. Третья карета золотая, восемь коней золотистой масти с золочёными копытами грызут удила, постромки рвут.

Из медной кареты выскочили мальчики-пажи в красных штанах, в зелёных камзольчиках, в зелёных шапочках. Подбежали они к серебряной карете, с поклоном открыли дверцы. Вышли оттуда придворные господа в шляпах с перьями, в серых длинных кафтанах. Направились придворные к золотой карете, низко кланяясь, распахнули дверцы. Тут сошёл на землю такой красавец, какого не только в селе, айв городе, пожалуй, не видали. Одежда на нём из чистого золота, пряжки на башмаках алмазами изукрашены.

Глянула на него дочь, схватила мать за руку.

— Смотри, мама, смотри! Это он три раза ко мне во сне приезжал. Наконец я своего жениха дождалась!

А красавец тот, и правда, приехал свататься.

Девушка радуется, а у матери на сердце тяжело. Красив жених, и богат, и знатен. Да неведомо, откуда прибыл, куда милую дочку увезёт. И ещё приметила мать, что взгляд у жениха теплом не светится, горят глаза не живым блеском, а сверкают, как самоцветные камни.

Девушка выбежала в сад, нарвала букет поярче, поднесла жениху в знак согласия. А жених подарил ей перстенёк с камешками, горевшими, словно звёздочки в небе, серебряный убор в волосы, мерцающий, как лунный свет, и золотое платье.

Взяла невеста подарки, пошла в другую комнату переодеваться. Мать жениху говорит:

— У меня дочка единственная, дитя взлелеянное. Будешь ли её любить, жалеть? Не будешь ли строг с ней?

Жених отвечает:

— Полюбил я твою дочь за гордый нрав и холодное сердце. Чего она хочет, то в моём царстве и получит.

— А далеко ли твоё царство?

— Далеко не далеко, а попасть туда трудно.

— Значит, нельзя будет мне дочку проведать?

— Нельзя. Но если она пожелает, стану отпускать её раз в году на три дня.

Вот вышла невеста в золотом платье, серебряный убор в волосах, перстенёк на пальце самоцветами переливается. Знала мать, что дочь красавица, не раз ею любовалась, а тут и совсем глаз не отвести.

Жених взял невесту за руку и повёл к золотой карете.

Люди выбежали, глазеют на диковинную свадьбу. А невеста хоть бы раз на односельчан взглянула, хоть бы раз напоследок улыбнулась!

Вот расселись все по каретам, хлестнул кучер золотистых коней, рванули они с места, понеслись. За ними серебристо-серые кони, а за теми тёмно-гнедые.

Мать долго стояла на пороге, смотрела, как пыль под колёсами завивается. Разрывается её сердце надвое, чует, что больше им с дочкой не свидеться.

Сельчане по домам расходятся, меж собой толкуют:

— Неладно сделала невеста. Не соблюла старинный обычай — с подружками на девичнике не попрощалась, не поклонилась соседям, матери перед разлукой в ноги не пала.

А три кареты всё мчатся. Поля миновали, леса миновали, в горы въехали.

Думает-гадает молодая, куда же везёт её муж, но спросить не смеет.

Уже, уже сдвигаются горы, выше становятся. Очутились они в ущелье, таком тесном, что кареты еле проходят. Вот и конец ущелью, упирается оно в тупик. Да нет, не в тупик — зияет перед ними вход в пещеру, словно пасть каменного дракона. Кони, не замедляя бега, так и влетели туда.

Только въехали, сотряслась земля, гул позади них раздался — это сошла с гор лавина, завалила вход в пещеру. Разом стало темно, хоть глаз выколи. Испугалась молодая, прижалась к мужу, защиты ищет. Он её успокаивает:

— Не бойся, жена, всё так, как быть должно. Скоро дома будем.

И правда, посветлело впереди. Выехали они из пещеры снова в горы. По уступам гор лес растёт. И горы диковинные, и лес диковинный. Присмотрелась молодая — всё кругом оловянное. Скалы из олова, на дубах да осинах ветки и листья из олова, на елях и соснах кора оловянная, хвоя оловянная. Высунулась в окошко молодая, посмотрела вверх — и небо над ней оловянное, тусклым светом светится. Всё будто во сне застыло, не шелохнётся, да и откуда под землёй ветру взяться?!

Расступились наконец оловянные горы. Широкая долина перед ними. Всё заблестело кругом. Трава там из зелёного камня, цветы самоцветные, из голубого камня небо над головой. А посреди долины стоит золотой дворец с серебряными окнами.

— Вот мы и домой приехали, дорогая моя жена, — сказал муж. — Всё, что видела, что ещё увидишь — моё, а теперь и твоим будет.

Улыбнулась ему молодая. Вошли они во дворец, всё кругом сверкает, от драгоценных камней без светильников светло. Сбежались тут слуги — маленькие человечки в красных штанах, в зеленых камзольчиках, в красных колпачках. Поклонились и спрашивают:

— Повелитель камней и руд, не прикажешь ли на стол накрывать?

Махнул тот рукой. Засуетились слуги. Мигом накрыли стол, уставили его всякими кушаньями.

Молодая попробовала, чуть беленький зуб не сломала — все кушанья каменные, ни одно не разгрызёшь. А муж ест и жену угощает: этого отведай, того попробуй!

Жена ему говорит:

— Ах, дорогой муж, не хочу я ничего. Мне бы хлеба кусочек.

Хлопнул повелитель камней и руд в ладони. Принесли горные человечки на медном блюде медный хлебец.

Молодая жена только головой покачала. Бросились со всех ног слуги, принесли на серебряном блюде серебряный хлебец, а потом и золотой на золотом блюде.

Жена к мужу повернулась.

— Не нужен мне ни медный, ни серебряный, ни золотой хлеб, вели подать ломоть простого хлеба.

Муж отвечает:

— А ведь ты не любила простого хлеба и глядеть на него не хотела. Рад бы тебе угодить, да нет в моём царстве того, чего ты просишь.

Так и встала молодая из-за стола, не съев ни крошечки.

Идёт время в подземном царстве, а день от ночи не отличишь. Только песочные часы срок отмеряют — когда светлый песок течёт, день на земле, чёрный песок бежит — там, значит, тёмная ночь сейчас.

Муж с молодой женой приветлив, сурового слова никогда не скажет. И она его любит. А тоска чем дальше, тем сильнее ей гложет сердце.

— Что не весела, дорогая моя жена? — спрашивает муж.

Она отвечает:

— Скучаю я по солнечному свету, по лунному сиянию, по чёрной земле.. .

Нахмурился муж.

— А я-то, когда тебя сватал, думал, что всё тебе тут понравится. Но не горюй, скоро минет год, выйдешь ты на три дня, на три ночи из подземного царства на солнечный свет.

Обрадовалась жена.

— Первым делом я с матерью повидаюсь, — сказала.

Тут муж ещё больше нахмурился.

— Боялся я тебя огорчить, утаил правду. Я твоей матери богатые подарки послал, да некому их было взять. Умерла твоя матушка, недолго и прожила после нашей свадьбы.

Всплеснула руками жена, горько заплакала.

Ходит молодая женщина в глубокой печали по подземному царству. Не радуют её ни богатые уборы, ни самоцветные каменья. Только на песочные часы она и смотрит. А в часах то светлый песок струится, то чёрный пересыпается.

Вот настал назначенный срок, вышла красавица из горы. А кругом ранняя весна. Солнце ласково светит, птицы в высоком небе летают.

Упала она на чёрную землю, целует её — из земли зелёная трава пробивается. Гладит она голые ветки на деревьях — раскрываются почки, клейкие листочки разворачиваются. Смотрит радостными глазами — цветы расцветают.

А увидела людей — бросилась, обняла, об одном просит:

— Дайте кусочек хлеба!

Удивляются люди — не нищенка, не убогая эта женщина, молода и красива, и платье на ней богатое, а милостыню просит. Удивляются, но подают.

Три дня и три ночи пробыла на воле жена повелителя камней и руд. В лесу ночь коротала, смотрела, как на заре птицы гнёзда вьют, зверюшки из нор выходят. Солнце ли, ветер ли, дождь — всё ей сердце радует.

За три дня всё кругом расцвело, зазеленело. Тут и срок её кончился. Подошла она к горе, расступились скалы, впустили её и замкнулись.

С той поры так и говорят люди, когда весна силу набирает:

— Это вышла из подземного царства жена повелителя камней и руд. Когда-то не знала она цены тёплому хлебу и ясному солнцу. Теперь знает, и так она, бедная, белому свету рада, что всё ей навстречу расцветает.

КОМАР И МЕДВЕДЬ

Словацкая сказка

Жили два приятеля — комар и медведь. Вот однажды спрашивает медведь:

— Комарик, дружок, ты повсюду летаешь, у всех тварей кровь перепробовал. Подумай да скажи, у кого кровь всего слаще?

Отвечает ему комар:

— И думать нечего. Слаще всего человечья кровь.

— Надо и мне попробовать, — говорит медведь.

Комар по своим комариным делам улетел, а медведь отправился человека искать.

Шёл, шёл по лесу, никого не встретил. Дошёл до опушки и тут увидел мальчонку, что скакал верхом на палочке.

— Э, постой! — говорит. — Человек ты или нет?

— Ещё только буду, — ответил мальчик и гордо выпрямился, потому что очень хотел поскорее вырасти.

— Ну, скачи себе дальше! — буркнул медведь. — Какой толк в том, что ещё будет.

Идёт медведь, переваливается. Шёл не торопясь, а догнал старичка, что еле ноги переставляет, палкой подпирается.

— Э, постой! — говорит медведь. — Человек ты или не человек?

— Теперь уже нет. А раньше был хоть куда!

— Ну и бреди мимо, — проворчал медведь. — Какой толк в том, что когда-то было.

Так и разошлись каждый своим путём.

Выбрался медведь на дорогу, которая вдоль леса шла. А навстречу ему гусар на коне — красный мундир золотом шит, на медной каске султан из перьев, за плечами короткий плащ развевается.

Удивился медведь и говорит:

— Стой! Ты кто таков?

Подкрутил гусар усы и загремел с седла:

— Или не видишь сам?! Человек с палашом, с ружьём, а главное, с головой.

И тронул коня.

Но медведь как услышал, что это человек, за ним по пятам бросился. Вот-вот догонит.

Тут повернулся гусар к медведю, размахнулся палашом да как рубанёт его по плечу. Шкуру медведю пропорол, потекла у него по лапе кровь.

Понял медведь, что здесь шутки плохи. Гордиться не стал, показал гусару пятки. А гусар не поленился, вскинул ружьё и выпалил медведю вслед.

Прибежал косолапый к своей берлоге, еле отдышался.

Скоро и дружок его прилетел.

Стонет медведь, комара попрекает:

— Уж не знаю, приятель, правду ли ты говорил, что человечья кровь самая вкусная. .. Хотел я попробовать, да не вышло.

— Ну! — удивился комар. — А почему?

— А потому, что с человеком лучше не связываться. Только я его догнать решил, высунул он язык, длинный-предлинный. Он его даже в руке держал. Да такой острый, что меня чуть не до кости проткнул. Я уже его больше не трогал, а он повернулся и плюнул мне вслед. Плюнул и попал мне прямо в бок — ровно огнём прижгло, и сейчас ещё под шкурой свербит.

Тут комар как захохочет. Трясся, надувался, до того смеялся, что наконец лопнул.

Но это, верно, враки, потому что и по сей день комары из каждой твари кровь сосут и людям докучают.

РАЧОК-ГАДАЛЬЩИК

Моравская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖил парень по имени Ян, по прозвищу Рачок. Пора бы ему жениться, да как женишься, когда ни коровы в хлеву, ни курицы на насесте. Самому не каждый день досыта поесть удаётся. Кто ж за такого пойдёт? Вот и решил парень в чужих местах удачи поискать.

Собрал кое-что в дорогу, а сложить некуда. Не завалялась ли на чердаке какая-нибудь котомка?—подумал. И полез на чердак. Перерыл весь хлам, котомки не нашёл, зато увидел в самом дальнем углу сундучок.

А в сундучке оказалась толстая старая книга с пожелтевшими листами, в кожаном переплёте.

Чья она, откуда взялась и с каких пор тут лежит, Рачок не знал. Может, дедова, может, прадедова.

Взял Рачок книгу и пошёл к учителю. Учитель полистал страницы и головой покачал.

— Не знаю, что за книга. Не по-нашему написана.

— Ну, так я тебе скажу, — говорит Рачок. — Это мудрая книга, в ней про всё, что было и что будет, сказано.

— Почему ты так думаешь? — спрашивает учитель.

О— чень просто, — отвечает Рачок. — Книга толстая, значит, в ней много что есть. Книга старая, а в старину про пустяки болтать не любили. Да и переплёт у неё из телячьей кожи, разве стали бы кожу на безделицы тратить?! Так что по ней можно всё назад узнать и вперёд угадать.

Учитель пожал плечами, а Рачок сунул под мышку книгу и пошёл, куда ноги повели.

Шёл полем, шёл лесом и услышал вдруг козье блеянье. Да такое жалобное, что Рачок с дороги свернул, посмотреть, какая беда с козой приключилась. А с козой и впрямь беда. Упала она в яму, и никак ей не вылезти. И Рачок ей помочь не может. Тут верёвка нужна, а верёвки у Рачка нет. Набросал он в яму веток да свежей травы, чтоб с голоду коза не пропала, и дальше зашагал.

Скоро пришёл в город и на самой окраине увидел кучку людей. Все кричат и руками размахивают, а одна старушка плачет, платком слёзы утирает.

— Что случилось?—спрашивает Рачок.

— Да вот у старушки коза, её кормилица, пропала.

— Ох, моя любимица круторогая! — заохала старушка. — Растерзали тебя, бедную, волки! Тебя не пожалели зубастые, меня без молочка оставили…

— Не горюй раньше времени, матушка, — сказал Рачок.— Сейчас узнаем, где твоя коза.

Раскрыл книгу, поводил по строчкам пальцем и говорит:

— Идите в лес, добрые люди. То ли справа от дороги, то ли слева должна быть яма, а в яме должна быть коза. Жива и здоровёхонька. Поворачивайтесь быстрее, пока её и в самом деле волки не задрали. Да не забудьте верёвку прихватить.

Удивились люди, но пошли.

Часу не минуло, как привели козу старушке.

По всему городу мигом весть разнеслась про гадальщика с его книгой. И до короля эта весть дошла.

Король обрадовался. Как раз в то утро у королевской дочери пропал драгоценный перстень, и как его ни искали, найти не могли. Вот и подумал король: хорошо бы того гадальщика расспросить.

На то и придворные у короля, чтоб любую королевскую прихоть, любое желание на лету подхватить, а ещё лучше — наперёд угадать. Король только бровью шевельнул, а уж слуги по всему городу рыщут, гадальщика ищут. Привели Рачка, поставили перед королём.

Оробел Рачок. Одно дело — старушке в шутку голову поморочить, другое дело — с королём связаться. Тут можно ненароком собственную голову потерять.

Посмотрел король на гадальщика и говорит:

— Больно уж с виду неказист. Надо его сперва испытать.

И зашептал что-то на ухо королевне. А королевна — камеристке, а камеристка из зала бросилась. Потом назад вернулась, несёт серебряную миску, накрытую золотой крышкой.

Король спрашивает у Рачка:

— Ты, верно, проголодался?

— Не без того, — отвечает Рачок. — Коли угостишь, не от кажусь.

— Угощу. Только сперва угадай, что за угощенье в этой миске.

Бедный парень за голову схватился:

— Ох, Рачок, Рачок, неразумный дурачок, польстился на еду, а нарвался на беду. Попал сюда, так красней от стыда.

— Вот это гадальщик! Без книги гадал, да и то угадал! — закричал король в восхищенье и своей королевской рукой приподнял золотую крышку.

Тут все и увидели — в миске лежал варёный красный рак.

Король велел поварам приготовить хороший обед из трёх перемен и чтобы каждое блюдо приносил гадальщику тот повар, который его приготовит. Потом сам отвёл Рачка в дальнюю комнату и сказал:

— Не выйдешь отсюда, пока не найдёшь перстень. Да запомни — лучше королевская милость, чем королевский гнев.

«Ладно, — подумал Рачок, — хоть наемся досыта, а там будь что будет!»

Кивнул важно королю, будто ему ровня, и раскрыл свою книгу на середине. А король заглянул в книгу — известно, королей всему обучают, он и не по-нашему читать умел, — заглянул и воскликнул:

— Да ведь ты книгу держишь вверх ногами и к тому же задом наперёд.

Но Рачок и тут не растерялся:

— Эх, учат королей сызмала, да не тому, что надо. Дело ясное: ежели хочешь вещь назад получить, так и книгу следует задом наперёд держать.

— Вон оно что!—удивился король. — Ну, гадай, а я пойду, мешать не буду.

Сидит Рачок, горюет:

«Зачем только я с этой книгой связался. Жил бы себе дома, хоть репу испёк бы!»

И так ему есть захотелось, что он и думать ни о чём больше не мог.

Для того, кто ждёт, время медленно тянется, для того, кто рассказывает, — словно на крыльях летит. Ну, а поварам ровно столько времени надо, чтобы обед успел свариться.

щелкните, и изображение увеличитсяРаскрылась дверь, и вошёл повар с суповой миской.

— Наконец-то первого увидел!—воскликнул Рачок.

Повар побледнел, зашатался, но на ногах устоял. Поставил на стол суповую миску и скорей за дверь.

Пока Рачок ел, повар двум другим поварам шептал:

— Плохо наше дело, братцы! Этот гадальщик насквозь видит. Я ещё в комнату не вошёл, а он уже всё про меня знал.

Несёт второй повар жаркое на блюде, руки у него от страха трясутся.

— Вот и второй явился! — сказал Рачок.

Этот повар не помнил, как из комнаты выскочил. Прибежал на кухню и говорит:

— Твоя правда! Ведь он и меня угадал!

Третий повар рад бы сквозь землю провалиться, а делать нечего — понёс гадальщику пирожное.

— Ну вот, третий пришёл. Втроём дело начали, втроём и кончили. А я один с ним управился.

И давай пирожное уплетать.

А третий повар еле приполз на кухню и говорит:

— Всё пропало! Давайте думать, что делать.

И Рачок думает:

«Хороши у короля обеды. И за вчера и на завтра наелся. А вот каковы на вкус королевские палки — и пробовать неохота. Надо бы ноги в руки и бежать отсюда, да подальше!»

Только он так решил, открылась дверь и вошли трое поваров. Все трое держат одно маленькое блюдце, а на блюдце… Рачок своим глазам не поверил — на блюдце три столбика золотых монет и посредине перстень.

С плачем повара на колени пали, просят их не губить, малых деток не сиротить.

— Не так уж мы виноваты, — говорят. — Королевна сама на кухню пришла, сама перстень обронила. Ей, видишь ли, суп попробовать захотелось. Только и вины на нас, что мы тот перстень нашли да утаили.

Уж как Рачок обрадовался, и сказать невозможно. Вскочил со стула, зашагал по комнате. А окно той комнаты как раз на птичий двор выходило.

— Так и быть, — сказал Рачок, — пожалею ваших деток. Видите вон того селезня? Закатайте в тесто перстень и дайте ему проглотить. А мы с королём всё меж собой уладим.

Отдал перстень поварам, сгрёб с блюдца три столбика золотых монет и задремал в кресле. Задремать задремал, а уснуть не успел. Пришёл король и спрашивает:

— Ну что, гадальщик, разгадал загадку?

— А как же! — Рачок отвечает.

— Так где же перстень? Говори скорей.

— Перстень у вора, что изловим скоро. Вор на двух ногах да о двух глазах…

— Что ты мне голову морочишь! — рассердился король.— Ясное дело, что у вора две ноги да два глаза — это я и сам знаю.

Усмехнулся Рачок.

— Не спеши, король. Тот вор про кражу не ведает, а будет разгадка, когда король пообедает. Вели зажарить вон того селезня.

— Надоели мне твои шутки! Но так уж и быть — послушаюсь!

Хлопнул в ладоши и велел подать на обед селезня.

Мигом бедняге селезню голову отрубили, потрошить начали и нашли перстень.

Король и смеялся и удивлялся. Королевна плясала, а больше всех радовались три повара.

Король богато наградил Рачка, уговаривал во дворце остаться придворным гадальщиком, но Рачок не согласился. Сунул свою книгу под мышку и отправился домой.

А когда пришёл в родное селение, завернул сперва к учителю.

— Спасибо тебе за советы, — говорит. — Да вот что я тебе скажу: если бы не удача да не смекалка, не сносить бы мне головы. А ты говорил, в книге всё про прошлое и про будущее написано.

— Ведь это ты говорил! —удивился учитель.

— Разве? — сказал Рачок. — Ну, может, и так. Пойду-ка я на свой чердак, положу книгу в сундучок да запру покрепче. Кто в петле побывал и живым остался, второй раз в петлю не полезет.

Ничего не понял учитель и опять плечами пожал. А Рачок вскоре женился. Жену выбрал себе по нраву, весёлую и покладистую. Хорошо зажили!

МОЛЧАЛИВАЯ КОРОЛЕВНА

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяБежит ручеёк. Через него мостик перекинут. Узенький мостик — двоим никак не разойтись. А случилось так, что с одного бережка ступило на мостик Счастье, а с другого — Ум на мостик взошёл. Каждый сделал один шаг — и остановились оба. Счастье говорит:

— Дай мне пройти!

— Ум отвечает:

— Почему это я должен тебе дорогу уступать?

— Потому что я для человека важнее. Передо мной, Счастьем, даже Горе-злосчастье голову склоняет.

— Не хочу про тебя плохое говорить. Может, с тобой человеку и правда лучше живётся. А только без Ума ему никак не обойтись! Со мной человек все загадки отгадает, все петли распутает. И ты ему не понадобишься.

Засмеялось Счастье и сказало:

— Ум-то ты Ум, да слишком прост. Давай наш спор на деле проверим. Оглянись! Видишь, в поле парень пашет. Он только-только в возраст входит, только мужчиной становится. Ни своего ума, ни своего счастья ещё не нажил. Родительским жил. Вот и принимайся за работу. Потом и рассудим, кто из нас прав.

— Будь по-твоему! — согласился Ум и сошёл с мостика.

Другой бы, может, заупрямился, но Ум на то и Ум, чтобы по пустякам не спорить.

С утра парень пахал — ни о чём не думал. Как велел отец вести борозду поровнее, так и вёл. А тут задумался.

К вечеру вспахал поле, вернулся домой и говорит отцу:

— Семнадцать лет прожил, а кроме поля да села ничего не знаю. Отпусти меня свет повидать, попытать — чего могу, чего не могу.

Переночевал парень последнюю ночь в родительском доме. А чуть заря занялась, пошёл по широкой дороге, сам не зная куда.

Сколько шёл, кого в пути встречал, про то сказка не рассказывает и мы спрашивать не будем.

А пришёл наконец в главный город, где сам король жил.

Парень подумал:

«За долгую дорогу многих я повидал — и крестьян, и купцов, и ремесленников… Хорошо бы и на короля посмотреть. Да так просто к королю ведь не заявишься! Наймусь-ка в королевский дворец работником. Хоть на кухню, хоть на конюшню…»

С королевской кухни его повар прогнал, на конюшне он не понадобился, а вот садовнику как раз подручный нужен был. Садовник парня и взял.

Парень умел хлеб выращивать, за огородом присматривать… А вот как кусты да деревья стричь, ровнять их, словно солдат на параде, как лилии из луковиц выгонять — это ему и не снилось. Ну, да теперь парень с Умом подружился, стал присматриваться, как садовник работает, смекать, что к чему, и пошло у него дело.

Год миновал, как не бывал. Садовник весь сад ему доверил. Никогда он такого помощника не имел. Цветёт сад, глаз радует.

Сам король каждый день по саду гуляет со своей любимой дочерью. А королевна хороша на диво! У лилии остановится, так лицо её белее лилии, розой залюбуется, так румянец на ее щеках ярче розового лепестка. Волосы золотистые, словно луч утреннего солнца, а глаза синие, будто небо, что сквозит меж ветвей.

Только голоса её подручный садовника ни разу не слышал. Король, бывало, с ним заговорит, работу его похвалит или спросит что… А королевна словно в рот воды набрала.

Слух такой идёт, что до шестнадцати лет она и с подружками поболтать любила, и песенки пела, и смеялась звонче колокольчика. А как исполнилось ей шестнадцать лет, так и замолчала. Со всех Держав-государств к ней царевичи-королевичи свататься приезжали, а она их выслушает молча и головой покачает. Король уговаривал её хоть слово вымолвить, и лекарей звал, и чернокнижников выспрашивал. Наконец объявил такой указ: кто царевну разговорит, тот и мужем ей станет.

Многие тут удачу пытали — и из знатного рода, и из купеческого звания. Да нет: молчит королевна, замкнуты её уста, словно запечатаны.

Молодой садовник с первого раза как увидел королевну, так покой и потерял. Всё про неё думал. И надумал:

«Попробую сам королевну разговорить!»

Вот раз королевна вышла в сад гулять одна. Взяла с собой только свою любимицу — маленькую собачку.

А молодой садовник в тот час куст розы пересаживал. Засмотрелась королевна на его работу, остановилась. Собачка у её ног села. Вот парень и говорит собачке:

— Скажи, собачка, что нашему слуху всего приятнее?

Пёсик одно ухо поднял, голову набок склонил, а отвечать,

ясное дело, не отвечает. И королевна ни слова, то ли не слышит, то ли не слушает. Однако не уходит.

— Не знаешь? — усмехается молодой садовник. — Так я тебе сам скажу. Всего приятнее нашему слуху разумная, ласковая речь. Теперь вторую загадку послушай. Что с чем в паре ходит? Одно без другого обойтись не может?

Собачка хвостом виляет. А у королевны дрогнули уста, но не открылись.

— Эх, — говорит молодой садовник, — тут и раздумывать нечего! Мысль да слово в паре ходят. Слово без мысли, что пустая погремушка. А мысль без слова, что жемчужина в закрытой раковине на дне моря.

Сдвинула брови королевна, голову гордо вскинула. Но уйти всё-таки не уходит.

Молодой садовник собачку по шёлковой шёрстке погладил и дальше ей говорит:

— На эти загадки отгадки не хитры. Вот сейчас расскажу тебе сказку не сказку, притчу не притчу, а то, что недавно приключи лось. Похоже, что чистая правда, а ты сама о том суди. Шли три товарища, куда не знаю, зачем не ведаю. Один — ученик резчика, второй — портновский подмастерье, а третий, скажу тебе, собачка, по совести, — подручный королевского садовника. Шагали они, спешили, да припозднились. Пришлось им в лесу ночевать. А в том лесу волки да рыси водились. Решили три приятеля костёр разложить и по очереди караулить. Первый черёд выпал ученику резчика. Двое заснули, он сидит, хворост в огонь подбрасывает. Скучно ему да и страшновато. Взял он кусок дерева и, чтобы время скоротать, принялся вырезать-обстругивать. И сам не заметил, как вырезал красавицу девушку. Полюбовался на свою работу и разбудил товарища. «Вставай, — говорит, — твой черёд за костром приглядывать. А чтоб ты не задремал ненароком, вот тебе дело. — И показал ему деревянную девушку. — Лоскутки у тебя в сумке найдутся, иголка с ниткой в шапку воткнута, знай не ленись!» Лёг ученик резчика спать, а портновский подмастерье принялся кроить да смётывать. Красивое платье сшил, богатое, сама королевна не постыдилась бы такое надеть. Тут и время его вышло. Растолкал портновский подмастерье третьего товарища и говорит: «Смотри, резчик девушку вырезал, я её одел, а что ты для неё сделаешь — сам придумай!» Растянулся на земле и захрапел. А подручный садовника стал с деревянной девушкой разговаривать. Сказки ей рассказывал, песни пел, загадки загадывал. Слушала она сказки — улыбалась, песни слушала — в ладоши прихлопывала, а как дело до загадок дошло, заговорила деревянная девушка, все загадки разгадала. Взошло солнце, проснулись товарищи. И разгорелся между ними спор: чьей эта девушка будет, кому достанется? «Моя она! — твердит резчик.— Я её вырезал!» — «А я её одел! — кричит портной. — Моя она!» — «Не ваша, а моя! —гнёт своё садовник. — Я её говорить научил!» Так они и спорят по сей день. До одного не додумались — девушку спросить!

— Что ж тут спрашивать! — сказала вдруг королевна. — Кто её научил говорить, жизнь в неё вдохнул, тому она и принадлежит по праву.

— Смотри же, не отрекись от своих слов! — вскричал подручный садовника. — Ты сама так рассудила! Никому я тебя не отдам, моя ты теперь по праву!

Заалелась королевна, словно лепестки мака ей на щёки пали. Хотела ответить, да увидела, что за кустом стоит слушает её отец король, а с ним первый министр. Встрепенулась она, будто испуганная птица, и убежала.

И подручный садовника короля увидел. Король от радости весь сияет. Подошёл к молодому садовнику, за плечи обнял и сказал:

— Всё я слышал с самого начала. Умён ты не по летам, хитёр не по чину. Дело сделано — разговорил ты королевну. Проси, какую хочешь, награду.

— А ведь награду ты сам назначил, король, — отвечает парень. — Отдай мне в жёны, как обещано, свою дочь.

Нахмурился король. Молчит.

Тут подскочил королевский министр.

— Эх, парень, — говорит. — Да ты, видно, заносчив не по летам, дерзок не по чину. Сам смекни, какого ты роду-племени, как тебе с королевской дочерью равняться!

— Но ведь король-то королевское слово дал! — стоит на своём молодой садовник.

— Да ты, дурень, подумал бы, когда то слово давалось! Тогда королевна молчала, словно в рот воды набрала.

— Про то и речь, — говорит парень. — Это я её уста разомкнул.

— Кто ж с этим спорит? — кивнул головой министр. — Заговорила королевна. Теперь её любой королевич или, к примеру, первый министр счастлив будет в жёны взять. Да что его слушать! Прогоните его, ваше королевское величество!

— Да нет, не хорошо это выйдет, — сказал король. — Надо его наградить, чем захочет. Пусть хоть денег попросит, или землю ему пожалуем.. .

— Не надо мне денег, не надо земли, — отвечает парень. — Должен король держать своё слово твёрдо, королевское слово — закон. На том и царство стоит.

Первый министр даже уши себе заткнул, закричал:

— Не могу и слушать такого поношения его светлости! Кто говорит, что король должен, тот оскорбил короля. А за оскорбление короля — голова с плеч долой! Ваше величество, велите его казнить!

— Что ж, — сказал король запальчиво. — Если так, лучшего он не заслужил.

Призвали стражу, связали молодого садовника и повезли на городскую площадь, где всегда на помосте плаха стояла. Тут подоспело Счастье и говорит Уму:

— Видишь, брат, до чего ты довёл парня?!

Ум в затылке почесал.

— А ведь так всё хорошо шло! Да сейчас не до споров. Я ему больше помочь не могу. Помоги ты, Счастье, если сумеешь.

— Дело непростое, — сказало Счастье. — Однако попробую.

Только промолвило — у телеги колесо отскочило. Пока чинили, сколько-то времени прошло. Но рано ли, поздно ли, привезли молодого садовника на место казни.

Стал он всходить на помост — ступенька под ним подломилась. Принялись плотники новую ступеньку сколачивать.

А король уже и думать о молодом садовнике забыл. Побежал в покои своей дочки. Хочется ему поскорее её голос услышать, с ней разговор повести.

— Почему ты, дочь моя, целый год молчала? —спрашивает её.

Королевна отвечает:

— Глупые женихи ко мне сватались. Все мою красу восхваляют, а свою знатность да богатство ещё того больше. Скучные их речи и слушать не хотелось, не то что отвечать. Вот я и зареклась: буду молчать до тех пор, пока острое слово не услышу, пока не заведут со мной такую беседу, чтобы ум и сердце трогала. И дождалась. Готовь, отец, свадебный пир! Выдавай дочь замуж за молодого садовника!

Отец за голову схватился:

— Он же простого роду, не пара тебе. ..

— Зато умнее всех королевичей да царевичей и всех твоих министров, — говорит королевна. — Да и обещание ты дал, должен исполнить.

Вот и тот дерзкий парень так сказал! — вскричал король.— И за это мы с первым министром велели его казнить.

Зарыдала-заплакала королевна.

— Если так, ни за кого замуж не пойду! Наложу на себя опять обет молчания, никто до самой моей смерти моего голоса не услышит.

Король испугался. Знал он: что дочь сказала, то и сделает.

— Да ведь я не виноват, — вскричал. — Это первый министр меня уговорил.

А дочь ни словечка в ответ. Только плачет.

— Как быть?!—всплеснул руками король. — Может, ещё не поздно! Отправлю гонца на площадь.

Гонец во весь опор скачет. Молодой садовник уже на плаху голову приклонил. Не успеть гонцу в срок!

Занёс палач меч, да Счастье в последний раз помогло. Подтолкнуло палачу руку, меч ударился о плаху и переломился.

Тут и гонец до площади доскакал. Издали машет белым платком и кричит:

— Остановите казнь! Везите парня, да не в сырую темницу, а во дворец с почётом.

Что тут долго рассказывать! Стал молодой садовник королевским зятем, мужем прекрасной королевны.

Министра прочь прогнали, чтобы с глупыми советами не совался. Советы королю теперь давал молодой королевский зять, бывший подручный садовника. И все те советы до единого мудрыми были.

А как же спор между Умом и Счастьем? Всё они между собой обсудили. Так решили: надобны человеку и Ум и Счастье. С одним Умом без Счастья с бедами не справиться. И Счастью без Ума плохо. Глупость всё на свете испортить может.

КАК ГОРНЯК ПРОМЕНЯЛ РАЙ НА ШАХТУ

Польская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяРовно полвека трудился старый шахтёр в своей шахте. В шахту спускался, когда ещё темно было, из шахты поднимался, когда уже темно становилось. Так день за днём, год за годом… Вот и смерть за ним пришла.

— Идём, — говорит, — пора!

«Хорошо! — думает шахтёр. — Наконец-то отдохну!»

И не стал со смертью спорить. Быстренько собрался, взял свою трубочку, кисет с табаком и пустился в последнюю дальнюю дорогу.

Шагает по Млечному Пути. Кругом звёзды сверкают. Да не только над головой — и с боков, и снизу светят. А Млечный Путь всё в гору и в гору ведёт. Иному, непривычному, может, тяжело бы показалось. Но шахтёру — что? Он каждый день по ходкам с самого дна шахты на-гора выбирался. Если все разы сложить, куда выше неба получится.

Шагал, шагал шахтёр, трубочку на ходу покуривал. .. Так и добрался до райских ворот.

Ворота в рай крепко заперты. Но наш шахтёр не заробел, постучал в них трубочкой раз, другой. Залязгали ключи, заскрипели засовы, растворились ворота.

Встретил шахтёра седобородый старик — святой Пётр, райский ключник. Шахтёр его сразу признал.

— Пришёл, значит? — спросил Пётр.

— Выходит, пришёл, — отвечает шахтёр. — Пора и мне отоспаться под райскими яблонями. Вот и ксендз на моей панихиде говорил, что за столько лет труда заслужил я вечный покой.

Сказал так, переступил порог и очутился в райских сенях. Хотел было дальше идти, да Пётр ему дорогу заступил.

— Постой, куда лезешь с трубкой? В раю курить нельзя.

— Это что ж такое делается?! — возмутился шахтёр. — В шахте, всякому понятно, курить нельзя — как бы газ не взорвался. А тут с чего запрещают?

— Сам не знаю, — говорит Пётр, — а только не положено.

Поворчал шахтёр ещё для порядку малость, потом положил трубку у дверного косяка, кисетом прикрыл и отправился в рай.

Первым делом осмотрел всё кругом. Место хорошее. Всё тут какое-то голубое, ровно небо в ясный день, да розовое, будто ранняя зорька. Всюду цветы цветут, груши и яблони под тяжестью плодов так и гнутся — ешь не хочу! Ну, шахтёр с каждого дерева попробовал— вкусно! Потом улёгся на мягком облачке, поспал как следует.

Встал, погулял. Снова яблоко съел, грушей закусил. И опять спать улёгся — делать-то нечего, от безделья почему бы не поспать!

Сколько так времени прошло, не знает наш шахтёр. В вечности-то дни не считаны, часы не меряны

И вот заскучал он. И голубое ему не в радость, и розовое опротивело. На груши да яблоки и смотреть не хочет.

А больше всего стосковались его руки по обушку, глаза — по тёмному штреку да блестящему угольку. И трубку отобрали, будь они все неладны!

Поскучал он ещё какое-то время и отправился к Петру-ключнику.

— Эй, Пётр, отвори-ка ворота! Домой, на землю хочу.

— Совсем ты спятил!—Пётр ему отвечает. — Слыханное ли это дело — из рая на землю проситься. И не выдумывай!

Что ты со святым упрямцем сделаешь?.. Не пускает, да и всё! Плюнул шахтёр с досады, отошёл в сторонку.

Только не таков он был, чтобы так просто от своего отступиться. Открывает же когда-нибудь Пётр ворота! Сторожил, сторожил и дождался.

Решил святой Пётр петли на райских воротах смазать, а то что-то слишком громко скрипеть стали, райскую тишину нарушают. Распахнул он ворота, тут наш шахтёр и выскочил из рая.

Пётр ему кричит:

— Вернись, пока не поздно! Потом не пущу.

— Мне и не надо! — шахтёр отвечает. — Мне в шахту охота.

— Ну, если так, будешь сидеть в своей шахте до скончания веков! Ни тебе на землю, ни тебе на небеса!

— Да уж лучше, чем в вашем раю. В шахте штреки да забои, в один сходишь, в другой… Крепёж проверишь, угольный пласт разведаешь. Всё при деле. ..

Повернулся и пошёл. Тут что-то шмякнуло его по затылку, а потом по уху стукнуло. Это святой Пётр-ключник ему вслед с досады запустил кисет и трубочку.

— Смотри-ка, — обрадовался шахтёр,—ведь чуть не забыл. Правда, в шахте курить не придётся, так хоть пустую пососёшь.

С тех пор живёт старый шахтёр в шахте. Бродит по заброшенным штрекам, смотрит — не просочился ли где газ, а перед обвалом сыплет мелкую породу, чтобы шахтёры услышали и вовремя ушли из забоя. Если разыщет новый богатый пласт, старается навести на него горняков.

А вот увидеть его редко кому удаётся. Не любит он людям показываться.

ПОДАРОК СТАРОГО ШТЕЙГЕРА

Польская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяПрозвище — не имя. Имя дают мать с отцом, когда ещё ничего про своего ненаглядного сыночка не знают, что за человек из него вырастет. А уж прозвищем люди награждают, когда видно, кто чего стоит. Как прилипнет меткое словечко, так его и не отдерёшь.

Вот, скажем, Ферду Маслока из Жабкова прозвали Пропади-работкой. И оказалось ему это прозвище впору, словно по мерке сшитое.

Жил Пропадиработка в шахтёрском посёлке и, как все мужчины этого посёлка, что ни день спускался в клети глубоко под землю, где только и свету, что от шахтёрской лампы.

Спускаться-то он спускался. А вот чтобы кайлом долбить, уголёк в забое вырубать—этого он, сказать по правде, не любил. Бывало, у других забойщиков ещё только плечо разойдётся, рука размахнётся, а Пропадиработка уже присел на кучку угля отдохнуть.

— Эй, — окликают его товарищ — ты что дремлешь, работа стоит!

— Пропади работа, — отвечает Пропадиработка. — пропади она вся пропадом, хоть бы её и не бывало!

— Так зачем же ты за кайло держишься? — спрашивают его товарищи.

— Да жена ругается, когда на хлеб не заработаю, — говорит Пропадиработка. — Вот кабы на меня богатство свалилось, я бы, ясное дело, работать не стал. Лежал бы весь день на перине да под периной и жевал рогалики с маслом, закусывал бы окороком, запивал бы сливянкой. Только нет у меня счастья!

Услыхал как-то его слова седоусый Сембол, самый старый шахтёр на шахте, и засмеялся.

— А ведь я тебе, Ферда Маслок, могу посоветовать, как такого счастья добиться.

Пропадиработка не поверил. Сембол дальше говорит:

— Надо тебе с хозяином горы, Старым Штейгером, повидаться.

— Со Старым Штейгером? А если он мне голову оторвёт?

— Ну, будешь без головы жить. Всё равно она тебе, вроде бы, ни к чему. Да шучу я, не оторвёт тебе Старый Штейгер голову.

И седоусый Сембол научил Пропадиработку, куда пойти и что сделать, чтобы со Старым Штейгером повидаться.

Пропадиработка не стал откладывать дело в долгий ящик. Надвинул шахтёрскую шапку поглубже, чтобы породой не зашибло по дороге, и пошёл выработанными штреками, дальними горизонтами искать Старого Штейгера.

Где согнувшись в три погибели, где и вовсе ползком, добрался до завала. Давний завал — тут уж, верно, лет пятьдесят как весь уголь выбрали. Темно кругом. А тихо как! Только и слышно — старая крепь потрескивает. Треснет, и долго потом мелкие камушки осыпаются, тяжело ей, видно, такую толщу земли на себе держать. Страх берёт от этакой тишины, будто один ты на свете. Сгинешь, и не узнает никто.

Однако зачем пришёл, то и делай. Собрался с духом Пропадиработка и свистнул. Прокатился свист, отдался эхом в дальних коридорах.

Тут — вот вы не поверите, а так оно и вправду было — расступилась стена, и вышел навстречу Пропадиработке сам Старый Штейгер. Весь в точности такой, как про него шахтёры рассказывают. Борода длинная, брови кустистые, мундир на нём штейгерский, на голове шахтёрская шапка, как положено. Словом, штейгер как штейгер, только глаза, будто каменный уголь на изломе, блестят да лампа в руке красным огнём горит.

Подогнулись у Пропадиработки от страху ноги, он и сам не заметил, что уже на коленях стоит.

— Па-па-пан Старый Штейгер, — еле выговорил. — Не я это свистел — Сембол. Убежал он. Я, пан Старый Штейгер, побегу его догонять.. .

— Цыц! — гаркнул Старый Штейгер. — Не ври, а то так кайлом огрею, что ты отсюда, из-под земли, небо увидишь и все звёзды пересчитаешь! Говори, зачем пришёл?

— Ох, ясный пан Старый Штейгер, мне бы деньжат. Самую малость.

— Хе, а для чего?

— Так ведь деньги.. . Можно не работать.. .

Усмехнулся Старый Штейгер.

— Хочешь на перине лежать, периной укрываться, рогалика ми с маслом лакомиться?

— Так, пан Старый Штейгер. Истинная правда, всё угадали как есть.

— Значит, не хочешь работать?

— Не хочу, пан Штейгер.

— Ну, будь по-твоему! Дам я тебе, чего просишь. Только и ты держи слово. Не работать так не работать! Чтобы не смел и пальцем шевельнуть. Ни почесаться, ни муху прихлопнуть.

— Неужто и в носу поковырять нельзя? — ужаснулся Пропадиработка.

— Ладно уж. В носу ковыряй, — смилостивился Старый Штейгер. — А больше чтоб — ни-ни. Не то всё богатство разом пропадёт. Да, вот что, не найдётся ли у тебя табачку?

Пропадиработка заюлил:

— Как не найтись! Угощайтесь, ясный пан Старый Штейгер. — И вытащил из кармана большой кисет.

Известное дело, в шахте курить нельзя, взрыв может получиться. Так шахтёры жуют табачное зелье.

Старый Штейгер залез всей пятернёй в кисет да такую щепоть захватил — чуть не половину табака. Заложил за щёку и говорит Пропадиработке:

— Теперь убирайся, надоел ты мне.

И исчез, как не бывало.

«А деньги?» — хотел крикнуть Пропадиработка, но не посмел. Да и кому крикнешь? Один он у завала. Побрёл Пропадиработка назад. Бредёт, спотыкается и клянёт на все лады Старого Штейгера, Сембола, а заодно и себя самого.

— Обманщик этот Сембол! И я дурак, что послушался. А Штейгер-то, Штейгер! И не стыдно ему сквозь стены проходить, глазами, словно волку, светить, табак у добрых людей выманивать. Да хорошо бы немножко, а то вон сколько! На десяток бы жвачек хватило!

Пока Пропадиработка сам с собой бранился, донесли его ноги до своего штрека.

Смотрит — там уже смена кончилась. Шахтёры в клеть садятся. Поднялся с ними и Пропадиработка.

Чем ближе к дому, тем больше его досада разбирает. С досады и потянуло его табачку пожевать. Достал кисет, сунул туда руку не глядя и вытащил вместо табака золотой. Пальцам не поверил, глазам не поверил, себе не поверил. Встряхнул кисет — вправду бренчит золотым звоном. Не обманул ясный пан Старый Штейгер!

Бросился Пропадиработка к дому. Ещё с порога закричал:

— Эй, жёнка! Стазыйка! Теперь заживём! Смотри-ка: золото!

— О, Йезус Христе! — взвизгнула жена. — Сколько ж тут золотых монет?

— А я не считал.

— Так пересчитай скорей.

— Э, нет, деньги считать — это работа. А пан Старый Штейгер говорил…

И Пропадиработка рассказал жене, как всё было.

— Стала жена сама считать деньги. Да только скоро бросила, потому что сколько вынет из кисета, столько в нём и прибавляется.

— Ах ты мой золотой Фердик! — захлопотала Стазыйка.— Уложу я тебя на взбитую перинку, перинкой укрою, а сама побегу в лавку. Что тебе купить, драгоценный ты мой муженёк? Может, хочешь рогаликов с маслом?

— Рогаликов! — закричал Пропадиработка из-под перины.— Да чтоб свеженьких, чтоб корочка хрустела.

Лежит Пропадиработка на перине целый день. Жуёт рогалики с маслом, запивает сливянкой. Жуёт окорок, запивает горелкой. Хорошо! Никогда ему так хорошо не бывало!

Жена вокруг него на цыпочках ходит, всё золотым Фердиком называет. А раньше у неё других слов для него не находилось, как лодырь да бездельник.

Вот и второй день лежит Ферда Маслок, в носу ковыряет. Всё бы ничего, только мухи досаждать стали. Да в животе бурчит. Не от голода — от сытости. Жена над ним чуть не плачет, она ему рогалики с маслом, она ему окорок, а он на них и глядеть не может. Объелся вчера. Еле-еле уговорила его Стазыйка кусочек медовой коврижки съесть.

На третий день совсем заскучал Ферда. Вздыхает, ворочается в кровати. То ему жарко, то перья колют, то перина набок собьётся. Словом, не человек лежит, а куча бед.

Стазыйка по дому так и мечется. Прибралась, обед вариться поставила и затеяла полы мыть.

А Ферда Маслок глаз с неё не спускает, и такая разбирает его зависть, сил нет.

Сбросил он перину, вскочил.

— Давай, — просит, — я тебе хоть воды наношу.

Тут Стазыйка и показала, что она старые слова не насовсем из головы выкинула. Откашлялась и давай честить!

— Лодырь — он лодырь и есть. Работать ему, бездельнику, понадобилось! А того не соображает, что самая его главная работа — лежать, богатство беречь.

Хотел Ферда с досады в затылке поскрести. Но жена на него так грозно посмотрела, что он поскорей руку опустил. Насилу дождался, пока Стазыйка все дела справила и побежала в лавку приглядеть, чем бы мужа побаловать.

Мигом Пропадиработка сбросил перину, вскочил на ноги и вышел во двор свежим воздухом подышать.

«Дышать-то, — думает, — это не работа!»

А в соседнем дворе седоусый Сембол колол дрова. Подошёл Пропадиработка к заборчику, опёрся о него, смотрит.

Сембол взмахнёт топором, трахнет по полену, полено так надвое и рассядется. А Ферда в лад топору гекает:

— Гек! Гек!

«Гекать-то, — думает, — не работа. А всё душу отведёшь».

А тут вдруг заколодило у седоусого Сембола. Такая коряга сучковатая попалась! Уж он и по обуху другим поленом колотил, и со второго конца за неё принимался. Никак с ней не справиться.

Не вытерпел Пропадиработка. Перескочил через забор, отодвинул плечом старого Сембола.

— Дай-ка, — говорит, — я!

— Что ты, что ты, — уговаривает его Сембол, а сам усмехается. — Богатство своё пожалей!

— Пропади оно пропадом, это богатство, — отвечает Пропади работка.

Поплевал на ладони и взялся за топор. Вогнал топор в корягу поглубже, поднатужился, поднял её над головой, да как ухнет об землю: — Гек! —так и расселась коряга надвое.

— Ах ты окаянный! Ах ты дармоед! Ах ты дурень безголовый! Я тут ног не жалею, рук не покладая его обихаживаю, а он, лентяй, за топор схватился!

Надо же такому случиться — жена не вовремя вернулась.

Побежала Стазыйка в дом, схватила кисет — лёгкий! Она и заглядывать в него не стала. Опять во двор выскочила, ткнула под нос мужу кисет.

— Гляди, проклятый, что ты наделал!

Развязал Ферда Маслок кисет, заглянул в него и обрадовался.

— Табачок! Вот хорошо-то! — И заложил добрую щепоть за щёку. — Шахтёр без табака не шахтёр. Я ведь, Стазыйка, завтра на смену выхожу.

Заплакала Стазыйка, а потом подумала:

«А может, оно и к лучшему! У всех кругом мужья как мужья — шахтёры. У одной меня богач, на смех добрым людям».

С того дня Ферду Маслока не узнать. С утра до обеда уголь рубит — не остановится, не передохнёт. Перекусит наскоро — первым за кайло берётся. А своё потерянное богатство если и помянет, так только недобрым словом: пропади это богатство, пропади оно пропадом, хоть бы его и не было!

Получил теперь Ферда в посёлке новое прозвище: Пропади-богатка. И пришлось оно ему впору, словно по мерке сшитое.

ЗАГАДКИ ЗЕМЛЕКОПА

Словацкая сказка

щелкните, и изображение увеличитсяНанялся один бедняк канавы при дороге копать. День копает, два копает. А на третий случилось ли, нет ли, а только, верно, случилось.

Шёл по той дороге сам король. Может, просто гулял, может, спешил куда по своим королевским делам. Увидел король землекопа, остановился. Смотрит, любуется. Лопата будто сама в сильных руках ходит, канава с каждым взмахом будто сама собой глубже становится.

— Ловко же ты работаешь! — сказал король.

Тут землекоп распрямился и увидел короля.

— А это, твоё королевское величество, с какой стороны смотреть. С твоей ловко, с моей тяжко.

— Твоя правда, — согласился король. — И много ли тебе за такую работу платят?

— Опять с какой стороны смотреть. С твоей, верно, мало покажется, с моей, как ни крутись, а больше взять неоткуда. Получаю я в день три гроша. Это бы ещё ничего! Да я один грош трачу — долг плачу. Другой грош трачу — в долг даю. А уж третий мне достаётся.

— Да как же ты жить ухитряешься? — удивился король.

— А вот уж тут, как ни глянь — хоть с твоей стороны, хоть с моей, — один ответ выходит: плохо, твоё королевское величество!

— Зачем же ты тогда долги платишь и в долг даёшь?

— А как же иначе? Отец меня вырастил, я его, старенького, кормлю — долг плачу. Сын у меня ещё невелик, ращу я его — в долг даю. А в старости я с него этот долг получу.

— Всё понял, — сказал король.

И хотел было дальше идти, да опять остановился.

— Слушай, добрый человек, есть у меня двенадцать министров-советников. Сколько я им плачу, ты меня не спрашивай, ты протакие деньги и не слыхивал. А они всё недовольны, прибавки просят. Так вот, загадаю я им твои загадки. Отгадают — прибавлю. Не отгадают — я их прибавку тебе отдам.

— Ладно, твоя королевская милость! — сказал землекоп.

— Только ты смотри помалкивай, пока меня самою в лицо не увидишь.

— Будь по-твоему,—ответил землекоп и взялся за лопату.

А король зашагал своей дорогой.

В тот же день созвал король своих министров-советников и так сказал:

— Вот что, господа советники, советов ваших я давно не слушаю, а денег вам плачу немало. Охота мне узнать, чего вы стоите. Дам я вам три загадки, что мне сегодня один достойный человек загадал. Зарабатывает тот человек в день три гроша. Один грош у него на уплату долга идёт. Ответьте мне: кому он тот долг платит? Вторая загадка: кому он второй грош в долг даёт? А третья загадка: как тот человек живёт? Есть у вас на всё про всё день да ночь. А завтра утром, умники мои, с ответом явитесь!

Переполошились министры-советники, однако виду не показали. Отправились в дальний зал королевские загадки разгадывать. Думали, думали, ничего не придумали. Вдруг один советник сказал:

— Видно, не всегда женщины пустое мелют. Нет-нет и дело скажут. Сегодня пилила меня жена. «Называешься ты советником, а скажи, когда в последний раз король у тебя совета спрашивал? А? Молчишь? Сам припомнить не можешь. Так вот знай, рано утром король с простым землекопом, что канавы вдоль дороги копает, битый час разговаривал. Видела это огородница, а сестра той огородницы моя служанка…» Ну, я вполуха слушал. Теперь прикидываю: не тот ли человек королю загадки загадывал?

Советники обрадовались: надо того землекопа расспросить. Пошли все двенадцать к землекопу.

— Ты с королём говорил?

— Говорил.

— Загадки ему загадывал?

— Загадывал.

— Ну, так говори скорей отгадки.

— Э, нет, господа хорошие! Это дело не пойдёт! —Отвернулся от советников и принялся лопатой махать. — Вы уж не сердитесь, — сказал, — мне свои три гроша зарабатывать надо.

Начали советники его уговаривать. И грозили ему, и сулили. Принесли ему мешок медных денег да мешок серебряных. Землекоп посмотрел на медные монеты, посмотрел на серебряные, головой покачал. Тогда один советник вытащил кошелёк с золотыми монетами и протянул землекопу. Землекоп взял золотую монету, повертел в руках, остальные пересчитал да всё советникам и выложил, в точности повторил, что королю рассказывал.

Крепко спали всю ночь советники. Утром весёлые перед королём предстали.

Думали мы, советовались и вот что надумали: долг платить — отца кормить, в долг давать — сына растить, так что велите казначею нам прибавку выдать.

— Ах вы бездельники! — закричал король. — Где вам самим додуматься! Видно, подкупили моего землекопа. Да и он хорош! Позвать его сюда! Я ему покажу!

Привели землекопа. А он стоит перед королём как ни в чём не бывало, будто и вины на нём нет. Король на него напустился:

— Как ты смел наш уговор нарушить?!

— А я не нарушал, — землекоп отвечает. И вытащил из кошелька золотой. — Сам скажи, твоё королевское величество, чьё лицо на этой монете отчеканено?

— Моё, разумеется, — сказал король.

— Так чего ж ты сердишься? Пока твои советники мне два дцать пять раз твоё лицо не показали, я молчал. А увидел твоё лицо в двадцать пятый раз, всё им и рассказал.

— Засмеялся король и говорит:

— Твоя взяла! Одно обидно, что из-за тебя я должен этим лодырям прибавку платить.

— Не беспокойся, твоя королевская милость, — отвечает землекоп. — Ничего ты им не должен платить. Хватило у них хитрости ко мне подъехать, да не хватило ума сообразить, что на третью загадку теперь ответ другой. Ведь я сейчас с их деньгами не плохо, а хорошо живу. А коли ты, твоё величество, мне ещё добавишь, я и вовсе как сыр в масле буду кататься.

Король и землекоп поглядели друг на друга и принялись хохотать. И чем больше они смеялись, тем больше у советников лица вытягивались.

СОЛЬ

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖил на свете король: король как король — в золочёном кресле сидел, на голове корона. И было у него три дочери.

Все три красивы, да не одинаковой красой. Старшая пышна, как роза. Средняя горда и стройна, словно лилия. А младшая… Младшую только с фиалкой лесной и сравнишь. С фиалкой, что прячется в траве под листиком, свою красу от всех таит. Не всякий её приметит, а кто разглядит — вовек не забудет, станет она тому милее самых ярких садовых цветов.

Король, ясное дело, всех трёх дочерей любил. Двух старших — королевской любовью, а младшую — отцовской. Как взглянет на неё, так и тает у него сердце в груди, словно воск перед огнём.

Вот однажды гулял король с дочерьми по саду и спросил их:

— Скажите мне, каждая в свой черёд, как вы нас, своего отца, любите.

— Государь, — ответила старшая, — если на одну чашу весов положить мою любовь, а на другую — всё золото, что на свете есть, ни одна не перетянет. Люблю вас, как золото.

— Ну, что ж, — сказал король, — коли золото не перетянет, значит, крепко ты нас любишь.

— Государь, — заговорила средняя, — если собрать в одну груду все драгоценные каменья, блеск их сравнится с сиянием любви к вам в моём сердце. Люблю вас, как драгоценные камни.

— Вижу, дочь, что и ты нас дорого ценишь. А ты, моя маленькая голубка, что ответишь?

Помолчала младшая королевна и так сказала:

— Как соль, я люблю вас, государь мой отец.

Нахмурился король.

— Подумай, дочка, опомнись! Что ты говоришь? Нас, короля, с простой солью равняешь…

Склонила королевна голову и повторила:

— Люблю вас, государь мой отец, как соль. Потому что соль дороже золота и драгоценных каменьев.

Тут король сделался словно грозовая туча, что сейчас загремит громом. Так и случилось: заблестела в королевских очах молния, прогремел гневный голос:

— Вот тебе наше слово! Тогда тебя прощу, когда соль и вправду станет дороже золота и драгоценных камней. А такого никогда не будет! Иди прочь с моих глаз! Видеть тебя не хочу, знать тебя не желаю!

Тихонько заплакала королевна и пошла из сада.

В коморке под лестницей разыскала она бедную служанку, что вечно золу выгребала да кастрюли чистила, и выпросила у неё старое платье. Не хотела, чтобы её по дорогому наряду узнали. Боялась опозорить отца, что родную дочь из дому выгнал.

Ушла королевна из дворца, куда глаза глядят, куда ноги ведут.

А король велел отныне забыть, что была у него когда-то третья дочь, велел никогда её не поминать ни словом, ни помыслом.

Королевский указ — приказ. Если кто и вспоминал о младшей королевне, то втихомолку, от людей таясь.

Скоро сосватал заморский королевич старшую дочь, что была пышна, как роза. И отдал король за ней в приданое почти всё золото из королевских кладовых. Так сказал:

— Любит она нас, словно золото, сама говорила. Пускай же в чужом королевстве ей золото о нас напоминает.

Забрала золото старшая дочь, уехала и думать об отце забыла.

Каждому цветку свой черёд. Не засиделась и средняя дочь, стройная и гордая, как лилия. За ней король дал в приданое почти все драгоценные камни из королевских кладовых.

— Пусть их блеск, — сказал, — напоминает ей о сиянии нашего лица.

Уехала и эта дочь в далёкое царство и до конца своих дней ни разу об отце не вспомнила.

Живёт король один в большом дворце. Нет при нём дочерей…

Да ведь была у него когда-то младшая, любимая дочка. Где она теперь? Что с ней?

А с младшей королевной вот что случилось. Обида и горе гонят её всё дальше и дальше. День идёт, ночь под стогом ночует. На рассвете опять в путь пускается. Так и забрела в густой лес на границе королевства, где ни тропок, ни дорожек нет. Совсем заблудилась, куда идти, не знает.

Вдруг из тёмной пущи, из лесной гущи вышла ей навстречу старушка. Вся сгорбленная, посохом подпирается, за спиной вязанка хвороста. Как ни устала королевна, сняла с её плеч вязанку, на свои плечи перекинула.

— Вижу, вижу, доброе у тебя сердце, девушка, — сказала старушка. — Да нет твоей доброте приюта. Идём ко мне.

Привела королевну в свою избушку. Стали вместе жить. Королевна ей ничего не рассказывает. Старушка девушку ни о чём не спрашивает. А дружно, ладно живут. Всей домашней работе королевна научилась: и очаг топит, и воду носит из ручья, и хлеб в жаркой печи печёт.

Вот однажды полоскала она бельё в озере. Тут послышался топот коня, и выехал из леса молодой охотник. На шапочке перо, в руке лук, у пояса в колчане стрелы, к седлу два зайца приторочены. А на кафтане королевские знаки нашиты.

Увидел охотник девушку, остановил коня. Смотрит, словно зачарованный, глаз с неё не сводит. Острые стрелы в его колчане любую дичь сразят, да сейчас ему не до охоты. Самого пронзила стрела, что острее всех стрел на свете. Любовью та стрела зовётся.

И девичье сердце та стрела пронзила. Зарделись стыдливым румянцем щёки у королевны, подхватила она бельё и бросилась бежать.

Прибежала к старушке, плачет и смеётся, слова не вымолвит.

— Знаю, знаю, — говорит старушка, — он в лесу часто охотится, в озере коня поит.

— Ну, так я больше к озеру не пойду, — отвечает королевна. — Ведь он королевич, а я бедная девушка.

Старушка головой покачала.

— Ничего ты мне не рассказывала, да мне слов и не нужно. Всё я ведаю, все твои тайны мне открыты. И ты, как он, королевского рода. Настанет пора вернуться тебе к отцу. Вернёшься, тогда и королевич твоим будет.

— Нельзя мне! Государь мой отец сказал, что меня дочерью признает, если соль станет дороже золота и драгоценных каменьев.

— Как он сказал, так и исполнится, — старушка ответила.

На следующее утро на ранней зорьке открыла королевна глаза, смотрит — нет старушки, и посоха её нет. Значит, ушла куда-то.

Ждёт, ждёт королевна с утренней зари до вечерней, с вечерней до утренней, да опять до вечера, да опять до утра…

Не раз, не два приезжал королевич на берег озера и к избушке подъезжал. Только пряталась от него королевна. За куст схоронится либо под елью притаится. Он уедет — она слёзы льёт.

А тем временем в королевстве её отца чудные дела твориться стали.

Прибежал к королю повар, докладывает:

— Ваше королевское величество, беда у нас случилась: растаяла вся соль, солить нечем.

— Что за беда!—пожал плечами король. — Соль растаяла — соли чем-нибудь другим.

— Эх, ваше королевское величество, её ничем не заменишь.

— Ну, не соли совсем!

Так и ушёл бедный повар на кухню.

Подали королевский обед. Король попробовал одно блюдо — есть не стал, попробовал второе — в сторону отодвинул. Призвал повара и говорит:

— Где хочешь, соль достань! Хоть купи, хоть отними. Повар отвечает:

— Ах, ваше королевское величество, во всём королевстве соли не осталось.

Делать нечего! День король поголодал, на второй без соли поел, на третий — на еду смотреть не хочет.

Созывает совет. Советуется, где соли раздобыть.

Советники головами качают. Плохи дела в королевстве, люди болеть начали, коровы молока не дают, у овец шерсть повылезла. Сулили за соль золото и драгоценные каменья, да никто не продаёт. Надо бы к морю обозы послать, где солевары соль варят. Да высадились там на берег войска, тьма-тьмущая — соседние короли меж собой войну затеяли. Ни пройти, ни проехать.

Скоро и сам король занемог. И вспомнил он свою младшую дочь.

«Дурень я, старый дурень! — сокрушается. — Ведь младшая дочка меня и впрямь больше всех любила. А я ничего не понял! Да как её вернуть? Где-то она теперь?»

А королевна в лесной избушке тоже одна горюет, об отце вспоминает.

Просыпается как-то утром, видит — вернулась старушка. Хлопочет, что-то в мешочек насыпает.

— Здравствуй, бабушка, — обрадовалась королевна.

Старушка отвечает:

— Здравствуй, моя красавица, и прощай! Иди к отцу. Всё как по писанному, как по сказанному сделалось. Дам я тебе соль в мешочке, дороже она теперь золота и самоцветов. И ещё возьми вот этот прутик. Когда повеет тебе в лицо тёплый ветер, пойдёшь ему навстречу. Пройдёшь три долины, три вершины, ударишь прутиком о землю, и расступится перед тобой земля. Там ты найдёшь своё приданое.

Жалко было королевне со старушкой расставаться. Однако поплакала, попрощалась и пошла.

Шла, шла и пришла ко дворцу своего отца, где она родилась, где выросла. Хотела во дворец войти, а стража её не пускает.

— Иди, — говорят, — прочь, девушка! Король болен, никого видеть не хочет.

Королевна отвечает:

— Несу я королю такой подарок, что его сразу вылечит.

То ли поверила стража, то ли не поверила, а пропустила девушку.

Знакомыми лестницами, знакомыми переходами поднялась девушка в королевскую опочивально и низко поклонилась королю. Хочется ей обнять отца, поцеловать ему руку, да не смеет.

Не узнал отец своей дочери.

— О чём пришла просить, девушка? — спрашивает.

— Прикажите принести кусок хлеба, ваше величество.

Хлопнул в ладони король, приказал принести ломоть хлеба. Взяла девушка хлеб, круто посолила из своего мешочка и поднесла к устам. Король увидел соль, даже затрясся весь.

— Дай и мне кусочек, — просит.

Съел хлеб, круто посоленный, и на ноги вскочил.

— Вот теперь я здоров! До чего же вкусно! Чем тебя отблагодарить, девушка? Чего ты в дар хочешь?

— Хочу вашей любви, государь мой отец! Любите меня, как соль! Больше мне ничего не надо.

Тут король и узнал свою дочь, к груди прижал. Нарадовались они, наговорились.

А уж люди прослышали, что вернулась под отчий кров младшая королевна, да ещё мешочек соли с собой принесла.

Потянулись люди ко дворцу. Королевна никому не отказывает, хоть немножко соли, да даст.

Стал пустеть мешочек. Король чуть не плачет, дочку уговаривает:

— Что ты делаешь, неразумная! Как же мы сами без соли жить будем?!

— Как ваши подданные, так и мы проживём, — отвечает королевна.

Только отдала королевская дочь последнюю щепотку, подул ей в лицо сильный тёплый ветер. Взяла королевна прутик и пошла навстречу ветру за приданым, что старушка сулила.

Прошла три долины, взошла на три вершины и ударила прутиком о землю. С грохотом земля расступилась, скалы раздвинулись, и открылся перед ней ход в пещеру.

Смело королевна туда вступила и тотчас зажмурилась. Блестят и искрятся стены пещеры, чертог за чертогом вглубь уходят. Ни в каком дворце такой красы не увидишь! Дивные травы радугой переливаются, звенят тихонько. Цветы что драгоценные камни сверкают. Озирается королевна и думает: то ли из стекла тут всё, то ли изо льда?

Вдруг слышит голос:

— Не изо льда, не из стекла всё тут, королевна! Это соляное царство. Соль — твоё приданое!

Голос знакомый. Будто старушка с ней в бедной хижине разговаривает. А самой старушки не видать нигде.

— Рада я такому приданому, — вымолвила королевна, — да жаль эту красу рушить.

Отвечает ей старушкин голос:

— Не бойся, королевна, много чертогов в соляном дворце, вновь та краса возродится. Не иссякнет соль в подземном царстве.

Смолк голос. А королевна сняла с головы платок, набрала в него соли и домой пустилась за три вершины, через три долины. Кого ни встретит, делится доброй вестью, рассказывает, как пройти к соляной пещере.

Ох, как обрадовался король! Позвал повара и велел закатить пир, какого никто не видывал.

Уж каких только яств повар не наготовил — и жареное, и пареное, и печёное, и варёное! Только на радостях пересолил малость все блюда, но гости не жаловались, каждый ел, сколько мог, да похваливал.

Гостей съехалось превеликое множество. И среди них — кто бы вы думали?! — тот самый молодой охотник, королевич из соседнего королевства.

Опустила королевна ресницы, из-под ресниц лишь на него и глядит. А он, как увидел королевну, словно окаменел. Весь вечер храбрости набирался и, когда начались танцы, подошёл к ней сказал:

— Не бывает такой красоты дважды. А я поклясться готов, что не во сне вас в первый раз увидел. Откройте мне эту загадку, королевна.

Королевна лукаво усмехнулась.

— И я молодого охотника у озера не во сне видела!

Дальше и рассказывать нечего. Это про беды да горе долог рассказ. А про счастье что долго говорить! Счастье — оно счастье и есть. Всякому понятно.

Вышла королевна замуж за королевича, как старушка обещала.

Отшумела свадьба. Говорит королевна молодому мужу:

— Надо старушку навестить, что мне второй матерью стала. Если б не она, не встретились бы мы с тобой.

Поехали в дальний лес. Королевна хорошо дорогу знала, да не нашла лесной избушки. Вдоль и поперёк весь лес обыскали — и следа избушки нет. И старушка куда-то пропала.

Верно, сделала волшебница своё доброе дело и навсегда ушла из этого леса.

РАЗБЕРИСЬ-КА, ЧТО К ЧЕМУ

Польская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяВот послушайте, какая история приключилась. Когда — не знаем, в каких краях — не ведаем, а только так в точности и было, как мы вам расскажем. А вы уж сами прикиньте, что к чему.

Так вот, жил в своём княжестве вельможный князь. Не велико было его княжество, да и сам он росточком не вышел. Зато гордости в нём да спеси на десятерых бы хватило.

И всё он старался перехитрить самого себя и другим пыль в глаза пустить. Туфли носил на высоких золочёных каблуках, чтобы повыше казаться. Чтобы выглядеть поважнее, пышную длинную мантию с плеч не снимал. С княжеской короной расставался, только когда спать уляжется да свечу задует.

Нрава князь был крутого: чуть что не по нём — уже и разгневается. Придворные — те, ясное дело, угождать ему старались, да не всё на свете у него в подчинении находилось. Ну, он и сердился с утра до ночи и с ночи до утра. То солнце слишком ярко светит, то ночь темна — хоть глаз выколи. А уж тут ни мудрецы, ни придворные помочь не могли.

Вот надел он однажды новую мантию и отправился на прогулку в свой дворцовый сад. А княжеская мантия — не простая одежда: вся в складках да сборках, полы по земле волочатся, в ней и сидеть-то неудобно, не то что разгуливать. Зато кто ни взглянет, сразу поймёт: не простолюдин какой-нибудь перед ним — сам князь прохаживаться изволит.

Идёт князь по дорожке, посыпанной песочком, атлас на его мантии так и переливается, самоцветы в короне огнём горят. Доволен князь новым нарядом, а ещё больше — самим собой в новом наряде.

В конце сада стоял старый дуб — могучий ствол впятером не обхватить, подперто дерево толстыми корнями, что глубоко в землю вросли, корявые ветви во все стороны раскинулись.

щелкните, и изображение увеличитсяКнязь остановился перед дубом и сказал:

— Вот так дерево! Среди всех деревьев князь. Мне подстать.

Тут он разглядел в густой листве дуба золотистые жёлуди.

— Это ещё что такое?! — закричал князь и обернулся к придворным, которые следовали за ним на цыпочках.

Придворные, разумеется, знали, что это такое на дубе растёт, но на всякий случай кликнули старика садовника. Если князь изволит гневаться, пусть гневается на него.

— Чему же на дубе и расти, как не желудям, — сказал садовник, —жёлуди — это жёлуди, твоя ясновельможная светлость.

— Ты меня не учи! — топнул ногой князь.—Сам вижу, что жёлуди. А ты скажи, почему они маленькие? Разве пристало такому огромному дереву рождать такую мелочь? Изменить! Переделать. Пусть будут величиной с тыкву.

— Ничего у нас с тобой, пан князь, не выйдет, — покачал головой старик садовник. — Не в моих силах это сделать. А если бы и удалось такое, сам рассуди, разве удержится тыква на весу на тоненькой ножке? Тыква, ровно поросёнок, любит одним бочком на мягкой земле лежать, другой бочок солнышку подставлять, так что, твоя княжеская светлость, хоть гневайся, хоть не гневайся, а как растёт, так оно всё и будет расти.

— А я приказываю… — начал было князь.

Но тут с ветки дуба заверещала сорока, а с другой ветки ворона каркнула.

Князю показалось, будто они над ним смеются.

— Разогнать сейчас же! — закричал он и, позабыв о своём величии, путаясь в мантии, побежал назад к замку.

И надо же такому случиться, чтоб сверху на тонкой паутинке прямо на щёку князю спустился паучок.

— Истребить! — взвизгнул князь. — Всех до одного! Во всём княжестве! — И побежал дальше.

Но тут кто-то предерзкий схватил его за мантию. Князь даже задохнулся от гнева.

— Кто? Что? Кто смеет?

А это был обыкновенный куст роз. Мантия у князя на бегу так и развевалась, и немудрено, что край её зацепился за острые шипы.

Старик садовник спокойно подошёл к кусту и освободил полу мантии.

Князь, не помня себя от гнева, кричал во весь голос:

— Вырубить! Выкорчевать! Сжечь!

Тут подскочили придворные и вырвали с корнем чудесный куст, весь усеянный цветущими розами.

Красный от злости вернулся князь в свой дворец.

Едва он ступил в зал, как ему доложили: из соседнего княжества прибыл гонец с дружеским приветом и подарками.

— Позвать! — велел князь.

Вошёл гонец, а за ним слуга с большим ларцом.

Князь очень любил подарки. Он сразу успокоился и приказал открыть ларец.

И что бы, вы думали, было в этом ларце? Розы. Да такой невиданной красоты, что все придворные тихо ахнули. Верно, садовник соседа немало потрудился, чтобы вывести такое диво. Только не ко времени пришёлся подарок. А тут ещё, как на грех, из середины букета полез по^листочку длинноногий паучишка.

Князь, увидев розы и паучка, весь затрясся.

— Никому не позволю издеваться надо мной! ..

— Ваша светлость, — залепетал растерянный гонец, — эти розы мой ясновельможный князь послал вам с самыми дружескими чувствами. ..

— Какая дружба?! Война! Объявляю твоему князю войну! И немедленно! С сегодняшнего дня, с этой минуты!

Собрал князь войско, какое нашлось под рукой, вскочил на коня и отправился войной на соседа.

Но не было ему счастья в этом походе. В первом же сражении войско его было разбито. Солдаты разбежались, и сам князь должен был спасаться бегством.

Один-одинёшенек, без свиты, без телохранителей, он гнал своего коня по полю. А за ним, звеня саблями, неслась погоня. Негде укрыться, негде спрятаться. Не миновать князю позорного плена!

Но вот впереди завиднелся лес. Князь доскакал до леса, спрыгнул с коня и пустился петлять меж деревьев и кустов, словно заяц, за которым гонятся собаки. Только у зайца ноги бегать привыкли, а наш князь сроду не бегал. Устал он, запыхался.

Добежал князь до ручейка, что журчал у корней дуба, напился студёной воды и прислушался: тихо кругом — видно, отстала погоня.

Прилёг он передохнуть малость. Хорошо, оказывается, на зелёном мху лежать, мягко, и солнышко славно пригревает. Князь и не заметил, как уснул.

Спал он недолго. Разбудила его сорока. Уселась на сучок, верещит во всю глотку. Вскочил князь. И вовремя! По всему лесу перекликаются голоса вражеских солдат — верно, его ищут.

Опять надо бежать, где-то прятаться. Спасибо, сорока предупредила!

Тут с дуба сорвался жёлудь и стукнул князя по носу. Мотнул князь головой — и досадно ему и смешно.

«Хорош бы я был, если б этот жёлудь оказался с тыкву величиной!»

А голоса всё ближе. Снова бежит князь. Добежал до зарослей шиповника. Колючие ветки переплелись друг с другом, а в самой гущине что-то чернеет. Пригляделся князь — яма. Или брошенная нора какого-то зверя.

«Вот где спрячусь!» — подумал князь и полез на карачках прямо через колючки.

Руки ободрал, всё лицо в царапинах, а добрался-таки до норы. Хорошая нора, глубокая. Тесновато, правда, да это и к лучшему. Затаился князь, лежит, не шелохнётся:

Вдруг вылез откуда-то большой пузатый паук. Князя так и передёрнуло. А паук делом занялся: плетёт и плетёт свою сеть. .. Весь вход в нору заплёл.

Только кончил работу паук и засел в самой середине паутины в ожидании добычи, как вот она, погоня, тут как тут.

— Да не провалился же он сквозь землю! — говорит один солдат.

— Сквозь землю-то, ясное дело, не провалился, — второй отвечает. — А вот там среди шиповника вроде нора чернеется. Не заполз ли он туда?

А ты сам слазай да посмотри, если колючек не боишься, — засмеялся первый.

Князь так и похолодел. «Конец мне!» — подумал.

— Чурки вы с пуговицами вместо глаз! — раздался третий голос.— Филины слепые. Не видите, что ли: весь вход в нору паутиной заткан. Сквозь эту паутину муха не пролетит, не то что князь.

Пошли дальше!

Посмеялись солдаты, зашагали в другую сторону. Князь лежит, вздохнуть боится — вдруг передумают, назад повернут.

Вот и солнце зашло, смеркаться начало.

«Хоть бы ночь потемнее выдалась!» — просит князь.

Дождался ночи, полез из ямы. Осторожно лезет, чтобы не раздавить паука. Ведь тот его спас, от беды уберёг.

Крадётся князь по лесу, засады остерегается. Да, видно, надоело солдатам за ним гоняться. Пусто, тихо в лесу.

Выбрался из лесу, перешёл поле, оказался в своём княжестве.

С той поры князя не узнать стало. Всё ему ладно: и солнышко мило, и темень в радость. Даже паутину не велит слугам сметать по углам. И старик садовник доволен. Весь сад розовыми кустами засадил, очень уж он любил розы. Пришлось князю перед прогулками мантию дома оставлять.

Ну, а с войной как же? С соседом? Помирились они. Князья — известное дело — тут тебе и поссорятся, тут тебе и помирятся. Живут по-добрососедски. Друг другу в подарок букеты роз посылают.

КАК КУБА БУРГОМИСТРОМ СТАЛ

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяГлупец он и есть глупец. Что ни скажет, что ни сделает — любой только руками разведёт да головой покачает: кто умом обделён, с того и взять нечего!

Но бывает и так — прослывёт парень среди людей дураком, в дураках и ходит. А на деле-то умней всякого умника. Только не будем вперёд забегать. Лучше послушайте историю про Кубу, историю, что случилась когда-то в нашем городе.

Если с самого начала начинать, звался он ещё не Куба, а Кубичек. Был он сыном бедной вдовы, что жила ни в городе, ни в деревне — в старом домике неподалёку от городской стены. Лет с семи Кубичек пас двух коз и корову, больше у них ничего не было. А мать сбивала масло и носила в город продавать. Пахтанье — упаси бог! — не выливали. Кусок хлеба да кружка пахтанья — вот тебе и завтрак. Того же хлеба в пахтанье накрошишь — вот тебе и обед. Еда незатейливая. Да нашему пареньку она впрок шла. Рос он, подрастал. Был Кубичек — стал Куба. Говорит однажды мать:

— Ты вырос, а я постарела, хворая сделалась. Тяжело мне масло на продажу носить.

— Ну что ж, мама, давайте я понесу.

— Ох, сынок, никогда ты в городе не бывал, ничего там не знаешь. Обманут тебя!

— Посмотрим, кто кого обманет! — сказал Куба.

Наутро стали Кубу в город снаряжать. Мать нарвала в огородишке листьев хрена, завернула в них масло, чтоб не таяло, и положила в холщовую торбу. Куба вырядился в праздничный отцовский кафтан, вырезал себе еловую палку, повесил на неё торбу и отправился.

Подошёл к городским воротам, смотрит — дома высокие, в три этажа, народу много, и едут, и идут… У самых ворот нищий сидит, руку протянул. Плетётся мимо старушка, приостановилась, бросила монетку нищему.

Куба думает:

«Говорила мать на базар идти. Да где он, не знаю и знать не хочу. Если тут даром денежки дают, так уж за масло-то я ох сколько получу!»

Сел недалеко от нищего, расстелил на земле торбу, на торбу положил листья хрена, на них масло.

Проходят горожане, смеются.

— Это что за чучело в длинном кафтане? — один говорит.

— Верно, в огороде надоело торчать, — другой отвечает.

Куба будто не слышит.

Прошли горожане, нищий за насмешки принялся, зубы скалит.

— Смазал бы ты своим маслом городские ворота, чтобы не скрипели. Все равно покупателей не дождёшься.

Куба всё отмалчивается.

Вдруг, откуда ни возьмись, прибежал тощий пёс. Стал против Кубы и хвостом вертит. А хвост длинный да кривой, что твоя сабля.

Смешно Кубе стало. Целый день почти прождал и вот кого дождался. Он и говорит псу:

— Уж не хотите ли вы, господин, масло купить? Я дорого не прошу и дёшево не отдам.

Пёс как прыгнет! Схватил масло в зубы и был таков.

Куба только в затылке почесал.

Вернулся домой уже совсем к вечеру. Мать спрашивает:

— Ну, сынок, продал масло?

— А как же, мама, продал. Такому хорошему господину — кафтан чёрный, штаны серые, да такая привычка у него чудная — всё саблей вертит.

— Вот и ладно. Давай деньги.

— А деньги, мама, он мне в другой раз отдаст.

Заплакала мать.

— Так и знала, что обманут тебя, Кубичек мой, бедняжка.

Поплакала да и успокоилась.

Через сколько-то дней опять снаряжает Кубу в город и наказывает:

— Смотри, никому в долг не верь!

Куба снова только до городских ворот дошёл и там уселся. Едва товар разложил, тот самый покупатель заявился.

— А, — говорит Куба, — верно, должок принёс?!

Пёс — за масло, Куба — за свою еловую палку. Завизжал пёс, бросил масло — и наутёк. Куба — за ним, палкой его охаживает.

— Я тебе покажу, собачий сын, почём масло!

Забился пёс в густой кустарник. Совсем бы убежал, да Куба успел схватить его за хвост. Пёс вырывается, когтями землю скребёт, Куба его за хвост тащит.

Вдруг зазвенело что-то, одна золотая монета выкатилась, другая. Пёс визжит, скребёт лапами. И что бы вы думали — выгреб из земли под кустами глиняный горшок, полный золота. Сколько он там пролежал, кто его туда закопал — пёс не знал, Куба не знал, и мы не знаем, а врать не хотим.

— Ага, выплатил-таки должок! — сказал Куба псу. — Да ещё с лихвой. Теперь ступай куда хочешь.

И отпустил хвост.

Пёс — дёру, а Куба, конечно, горшок с золотом под кафтан спрятал и повернул к воротам. Смотрит — торба лежит, а масла нет. И нищий куда-то подевался.

«Что ж, — подумал Куба, — пусть и он маслицем полакомится».

Довольный вернулся Куба домой.

— Ну, мама, говорил я вам, что получу долг. Тот господин с саблей ещё раз приходил. Поспорили мы с ним немножко, он со мной честь по чести и расплатился.

Принялись мать с сыном считать деньги. Мать до ста умела считать, а Куба только до десяти. Считали, пересчитывали, совсем запутались.

Куба и говорит:

— Чем считать, давай лучше купим в городе хорошую усадьбу, с садом да с огородом.

Как решили, так и сделали.

Живут припеваючи, едят каждый день досыта.

А по городу сплетни да слухи пошли. Откуда такое богатство? Вдова, мол, обворовала кого-то. Только кого? Нигде ничего не пропадало. Видно, не она украла, а Куба ограбил. Только и ограбленного не сыскали. А может… Не к ночи будь сказано.. .

Дошли те разговоры и до магистрата. Вот однажды приходит солдат.

— Так и так, вдова Анна, бывшая супруга покойного Яна, требует вас вместе с сыном Якубом наш славный магистрат. Явитесь незамедлительно!

Затряслась от страха вдова Анна. Чего боится, сама не знает. Только и правда, от начальства добра не жди. Поплелись Анна с сыном в ратушу.

В зале заседаний в пышном кресле сидит сам бургомистр, по сторонам — два советника, сбоку пристроился писарь, а солдат у двери на часах стал.

Откашлялся бургомистр и важно заговорил:

— Поскольку нам доверено блюсти порядок и карать зло, и поскольку известно нам, что вы купили усадьбу с садом и огородом, а также дом под черепичной крышей с хлевом, чердаком и подвалом, и поскольку вы расплатились наличными, и не какими-нибудь медяками, а талерами один в один, и поскольку всякий знает, что покойный супруг Ян оставил вам в наследство ломаную ложку да дырявую плошку, а больше ни шиша не оставил, постольку мы спрашиваем вас, вдова Анна, каким путём, честным или не честным, приобретены вами вышеупомянутые и нижеозначенные талеры.

Ничего Анна из бургомистровой речи не поняла. Только взяла её обида за покойного мужа Яна.

— Как же так, господин бургомистр, ломаную ложку да дырявую плошку?! Две козы он оставил, корову с белой звёздочкой на лбу. Корова даёт полный подойник, а козы хоть и поменьше, да молоко у них жирнее. И масло из того молочка выходит…

— Ну, хватит! — махнул рукой бургомистр. — Пускай ваш сын Якуб объяснит.

Наш Куба и глазом не моргнул. Стал рассказывать славному магистрату про господина с саблей, про должок за масло.. .

— Постой, постой, какой господин с саблей? Мы всех у нас в городе наперечёт знаем, в лицо и по имени.

— А такой, — отвечает Куба, — кафтан чёрный, штаны серые, зубы острые да лапы с когтями.

— Лапы с когтями! — вскричал в ужасе бургомистр. — Не иначе как ты с нечистой силой спутался, Якуб, сын Яна и Анны?!

— Да уж чистым его не назовёшь, — отозвался Куба, — вся шерсть у него грязными клочьями свалялась.

— Позор нашему городу! — закричали разом советники.—Никогда у нас такого не бывало!

А бургомистр сказал:

— Поскольку Якуб сам сознался, что талеры получены от нечистого, постольку он заслуживает казни. В добрые старые времена мы без дальних слов сожгли бы его на костре, а нечестивое богатство обратили бы на благое дело, разделив его меж собой соответственно положению и чинам. Но поскольку добрые старые времена прошли, и поскольку Куба молод и ещё может раскаяться, постольку мы подвергнем его испытанию водой. Ежели он потонет, будем считать его невиновным; ежели всплывёт, значит, вина его доказана — и придётся отрубить ему голову.

— А нашу усадьбу вы, ясное дело, меж собой поделите?..— сказал Куба.

— А как бы ты поступил, будь ты бургомистром? — ответил бургомистр.

— И не уговаривайте! — покачал головой Куба. — Нет моего согласия бургомистром быть.

— Ну, это ты врёшь! — воскликнул первый советник. — Бургомистром всякий хочет стать!

На том совет магистрата и кончился. Солдата послали в соседний город за палачом, потому что наш город был невелик и своего палача не держал. А Кубу пока что посадили в большой кожаный мешок, завязали покрепче и отнесли на плотину к омуту. Так вернее будет, из мешка не убежит.

А через ту плотину вела дорога из соседнего города в наш город. И ранним утром из того города в наш город шёл палач. Увидел мешок и спрашивает:

— Тебя, что ли, казнить надо?

— Кого ж ещё? —отзывается Куба из мешка.

— А за что тебя?

— Да не хочу бургомистром быть, — отвечает Куба. — Мне это ни к чему.

У палача глаза разгорелись.

— А ежели б я, к примеру, в мешок залез? Стал бы я бургомистром?

— Стал бы, конечно. Только я тебе место в мешке не уступлю. Неохота вылезать.

— Уступи, — просит палач. — Я тебе кошелёк с золотом дам!

— Эх, — сказал Куба. — Была не была, развязывай мешок.

Залез палач в мешок, Куба завязал его покрепче, кошелёк с золотом за пазуху сунул — и домой.

Скоро собрались на плотине горожане, весь магистрат явился. А палач из мешка кричит:

— Выпускайте скорее! Согласен я бургомистром быть!

Горожане смеются. Бургомистр от гнева, что твоя свёкла, красным сделался.

— Он ещё издевается!.. Не будем ждать палача. Сами столкнём его в воду.

И столкнули.

Булькнула вода, и ушёл мешок на дно.

Стали расходиться горожане. Меж собой толкуют:

— Значит, не виновен был Куба, раз утонул. Жалко парня.

Один бургомистр да советники не жалели Кубу, а довольные отправились в ратушу заседать. Только к ратуше подошли, видят — идёт по улице Куба, во весь рот улыбается.

У бургомистра так ноги и подкосились, ведь он сам его в воду столкнул.

А Куба поклонился магистрату и сказал:

— Спасибо, господа славный магистрат. Сам бы я нипочём не догадался в омут нырнуть. А нырять, право слово, стоило. Вот, смотрите!

Тут Куба вытащил из-за пазухи кошель с монетами, что палач ему дал, и подбросил на ладони. По всей улице золотой звон раздался.

— Где, где, ты говоришь, это золото раздобыл? —воскликнул бургомистр.

— Да на дне же, ваша милость. Там его ещё много осталось. Думаю завтра с утра опять нырнуть.

Позвенел золотыми и дальше зашагал.

Бургомистр заседать в этот день не стал, вернулся домой мрачнее тучи. Жена к нему с расспросами, а он ей только буркнул:

— Отстань, женщина, государственная тайна! . .

А сам об одном думает, как Кубу опередить. Ведь перетаскает, проклятый, весь клад. Надо бы самому нырнуть, да боязно: вода холодная.

До полуночи промаялся бургомистр, потом решился, пошёл на плотину. Подходит, слышит голоса:

— Отойди!—кричит один. — Я первый советник, мне и прыгать первому.

— С какой это радости? —кричит другой советник. —Я раньше пришёл.

Тут бургомистр всех растолкал и, не раздумывая долго, прыгнул в воду. Плюх, буль — и пошёл на дно.

За ним, словно лягушки, поскакали оба советника. Только круги по воде разбежались. Потом из кустов магистратский писарь вылез. Подумал самую малость и туда же плюхнулся.

В одну ночь не стало у города славного магистрата.

Горожане так и не узнали, куда они все разом подевались. Один Куба догадывался, да помалкивал.

Городу без бургомистра быть не положено. Посоветовались горожане и выбрали бургомистром Кубу.

И правильно сделали. Он ведь если и не умнее всех был, так уж хитрее — наверняка.

КОВАНЫЙ СУНДУК

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяДавным-давно это случилось. Верно, лет триста тому назад. Может, побольше, может, поменьше. Ехал лесом богач, торопился дотемна в Прагу попасть. А откуда ехал, неизвестно. Мало ли у богачей дел. Мы ведь с вами не богачи, нам и любопытствовать ни к чему.

Доехал до развилки, велел кучеру остановить лошадей. Дорогу знают плохо, а спросить не у кого. Кучер говорит: вправо надо сворачивать. Богач говорит — влево. Ну и свернули, куда хозяин сказал.

Едут, едут, а уже темнеет. Из-под елей сумрак ползёт, укрыл все тропки и дороги. Заблудились они, словом.

И вдруг невдалеке меж деревьев синий огонёк мелькнул. Стали кони, храпят, фыркают, ушами прядут. А синий огонёк всё разгорается, красным сделался, потом жёлтым. Такое сияние пошло, что глазам больно. Кони дышло выворачивают, на дыбы поднимаются. Кучер говорит:

— Не сдержать мне коней!

Богач отвечает:

— Завяжи им глаза. Сам зажмурься. А я пойду посмотрю, что там такое.

Идёт, за кустами, за стволами хоронится. Наконец вышел на полянку.

И что же он увидел?! На той полянке большой камень стоит. У камня — хочешь верь, хочешь не верь!—сундук с откинутой крышкой. Рядом с сундуком куча золота. От неё на пол-леса сияние разливается. Два карлика с мохнатыми бровями, с седыми бородами золотые монеты считают и кидают в сундук.

Много золота богач имел, а такое богатство только во сне могло присниться.

Богач дыхание затаил. Со звоном падают монеты на дно сундука, а для него тот звон слаще музыки.

Не вытерпел богач, воскликнул:

— Кому же это столько золота?

Карлики вздрогнули. Разом померк золотой блеск, будто растаяла груда монет. А один карлик вскочил в сундук, захлопнул за собой крышку и вместе с сундуком сквозь землю провалился. Только и успел крикнуть:

— Не тебе это золото!

А второй карлик поймал светлячка и стал кругом землю осматривать. Светлячком водит, словно фонариком.

И вот упал лучик на три монеты, что в сторону откатились.

Богач подскочил к ним и руку протянул, чтоб их схватить. Но карлик ударил его по руке:

— Сказано, не тебе золото!

— А кому же?

— Наследнику!

— Кто же такое наследство оставляет?

— Тот, кто нашёл, да не увидел.

Ничего богач не понял, дальше выпытывает:

— А наследник кто?

— Муж твоей дочери.

— Какой муж? Ведь она ещё маленькая.

— Маленькие вырастают, — сказал карлик.

— Назови хоть имя жениха, — просит богач.

Карлик головой покачал:

— Не смею!

— Ну хоть приметы скажи! Вдруг ошибусь, не за того дочку выдам.

В ответ карлик только плечами пожал. А богач всё торгуется:

— Так отдай мне хоть эти три монеты, что на земле валяются.

— Что ты! Что ты!—замахал руками карлик.—Никак нельзя. Разве вот что… Могу обменяться. Ты мне своих три дуката дашь, а я тебе отдам эти.

Так и сделали.

Пока богач с земли монеты подбирал, исчез и второй карлик.

Вернулся богач к своей коляске. Лошади успокоились, можно бы и дальше ехать. А богач велит до утра ждать. Хочет место вы знать и дорогу запомнить.

Наконец рассвело. Богач осмотрелся кругом, чтобы каждый камешек, каждое деревцо в памяти сберечь. Только тогда они в обратный путь пустились.

Скоро выбрались на широкую дорогу и к полудню в Прагу прибыли.

Идёт время, день за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем.. . Богач всё покоя не знает: невтерпёж ему выведать, кому клад достанется. Вот и надумал. Взял одну из трёх заветных монет и ранним утром выбросил из окна на мостовую. Сел у окошка, ждёт.

Удивительное дело! Шумная улица под окном, ездят и ходят люди, и хоть бы кто-нибудь золотой под ногами увидел.

Целый день прошёл, скоро вечер наступит. Богач уже собрался идти на улицу, свой дукат подобрать. Но тут, откуда ни возьмись, прибежал оборванный мальчишка, схватил монету и удрал. Богач и охнуть не успел.

— Ну, первый раз не в счёт! — сказал он себе. — Жалко дуката, да ведь иначе не узнаешь.

На следующее утро вторую монету бросил.

И снова весь день дукат на улице пролежал, а к вечеру прибежал тот же мальчишка — да прямо к монете. Сунул её себе в карман и был таков.

— Неужели я за такого голодранца дочь отдам? — горюет богач. — Попытаю судьбу в третий раз.

Теперь богач не у окна сел, а под воротами притаившись сторожил.

Только мальчишка показался, богач ему наперерез бросился. Мальчишка за монету, а богач его за руку.

— Стой! — говорит. — Откуда ты узнал про монеты?

Мальчишка отвечает:

— От карлика. Третью ночь во сне ко мне карлик приходит, велит монеты подобрать. Я думал, они ничьи, но, если они ваши, я вам два дуката сразу отдам, а третий потом, когда заработаю. Я на него матери лекарство купил.

«Значит, и правда, он наследник!»—подумал богач и сказал:

— Ну, идём в дом.

Велел слугам еды подать. Мальчишка за обе щёки уплетает, а богач его расспрашивает: что, как и откуда? И вот что мальчишка рассказал.

Жили они раньше хоть и не богато, а в достатке. Был у отца редкий дар да три заветных палочки-развилки — ореховая, берёзовая и дубовая. Умел он угадывать, где под землёй вода струится, где руда прячется. Тем на жизнь и зарабатывал. Возьмёт палочку-развилку и ходит. Наклонится ветка к земле, тут и надо колодец рыть. И на руду ветки указывали. Только рано отец болеть стал, начал слепнуть. Уже полуслепой, заблудился как-то в лесу, еле назад выбрался. С той поры слёг и больше не поднялся. А перед смертью всё про какой-то клад говорил. Верно, в беспамятстве…

Слушает богач, и дух у него замирает: он это, точно он, жених дочкин! И дальше слушает.

Умер отец, когда мальчику было семь лет. С тех пор обнищали они совсем. Мать по людям бельё стирала, пока не заболела. Тогда мальчик пошёл в ученики к кузнецу. Так подмастерьем и работает.

«Ну, — решил богач, — моей дочери кузнец не нужен».

Пошёл богач к бедной вдове. Так с ней уговорился: он ей помогать будет, а мальчика к себе возьмёт, купеческому делу обучит.

Горько матери с сыном расставаться, но подумала она и согласилась. В материнском сердце больше заботы о сыновьем счастье, чем о своём.

Смышлёным мальчишка оказался. Всякое разумное слово на лету ловил. И в торговле и в науке всё превзошёл. Скоро стал богачу первым помощником.

Вот уже пять лет прошло. Расцвела дочка богача, словно цветок в саду. Семнадцать лет ей исполнилось. И мальчику вот-вот двадцать лет сравняется.

«Пора, — думает богач, — свадьбу играть!»

Зачем дело откладывать? Как решил, так и сделал. Сыграли свадьбу.

На следующий же день приказал богач запрягать лошадей и повёз молодого зятя в тот лес, на ту самую поляну.

Приехали под вечер. Кучеру велели подальше отъехать, сели у корней дуба, ждут. Старик богач знает, чего ждёт, а молодой зять ведать не ведает, дивится стариковской причуде.

Темна полянка, тихо кругом, ни звука, ни шороха. Луна из-за туч выглянула, потом опять спряталась. Вот уже и рассвет близко. Птицы в кустах завозились, роса на траву пала. Перемёрзли оба, промокли.

«Неужто обманули проклятые карлики?!»

Смотрит богач, уже и солнце встаёт. Ждать больше нечего! Сел вместе с зятем в коляску, и поехали они назад в Прагу.

С той ночи будто подменили богача. На всех злится, всё ему не так. А больше всех зятю достаётся. Совсем ему жизни не стало. С утра до вечера одни попрёки слышит. И до того дошло, что придрался богач к какому-то пустяку и выгнал зятя из дому. Да ещё крикнул вслед:

— Чтобы и ноги твоей на моём пороге не было, нищенское отродье!

Тут дочь отцу сказала:

— Ты моего мужа выгнал, и я за ним пойду, как нитка за иголкой. Хороший или плохой, бедный или богатый, но он мой муж любимый. Обещалась я делить с ним горе и радость и своё слово сдержу.

Как ни просил богач, ушла дочка из дому, не бросила мужа. Остался богач со своим богатством один-одинёшенек.

Молодые поселились в ветхой лачуге на окраине города. В старом сарае поставил муж горн да наковальню, стал тем ремеслом на хлеб зарабатывать, которому раньше обучался. Жили в нужде, да в радости, в заботах, да в согласии. И старушку, мать мужа, к себе взяли.

Вот стоит как-то кузнец на пороге своей кузницы, ждёт, поглядывает, не приведёт ли кто лошадь подковать.

щелкните, и изображение увеличитсяВдруг подъезжает телега, на телеге сундук кованый, на сундуке сидит старичок. Сам маленький, а борода длинная.

Слез старичок, снял сундук с телеги и, ни слова не говоря, в кузницу внёс.

Кузнец смотрит, что дальше будет. А старичок говорит:

— Вот, мастер, покажи своё уменье. Открой этот сундук. Ключ от него потерян, а замок с секретом. Откроешь — не пожалеешь! Я пока в город съезжу, у меня там дела.

— Сам-то ты откуда? — спрашивает кузнец.

— Из селения Круглая Поляна, с улицы Еловой.

— Не знаю я такого селения, — сказал кузнец.

— А тебе до срока и знать не надо, — отвечает старичок.

Сел на телегу и уехал.

Хотел кузнец сундук повернуть передом к свету, чтобы разглядеть замок получше, да куда там — его и с места не стронуть.

— Как же это старичок такую тяжесть, будто пуховую подушку, поднимал?! — удивился кузнец.

Только взялся за крышку, она сама откинулась. А в сундуке-то, в сундуке… Полно золотых монет, и такой от них блеск, что в кузнице светло стало. Кузнец даже испугался. Захлопнул скорей крышку и принялся ждать, пока старичок вернётся.

Прождал до вечера — нет старичка. Неделю прождал, месяц — ни слуху, ни духу.

«Надо самому старичка искать! — думает кузнец. — Он, верно, и не знал, какое в сундуке богатство лежит».

Выпросил у соседа лошадь с телегой и отправился искать Еловую улицу в селении Круглая Поляна. У кого ни спросит, никто про такую улицу не знает, про такое селение не слыхивал.

Все сёла в окрестностях понапрасну объездил, ни одного хутора не миновал — не нашёл улицы Еловой и селения Круглая Поляна не нашёл.

Делать нечего.

Повернул обратно.

Едет лесом. Уже и ночь наступает. Доехал до развилки, надо на Прагу вправо сворачивать. А лошадь влево берёт, вожжей не слушает. Кузнец её уговаривает, а она как повернула, так и тащит телегу по левой дороге.

Уже и дорога кончилась, ели лохматыми лапами за колёса хватаются.

Вдруг встала лошадь, а меж деревьев два огонька замерцали. Слез кузнец с телеги, раз-два шагнул и вышел на круглую поляну.

Посреди поляны лежит большой камень, а у камня стоят два старичка и фонариками-светлячками ему машут, путь к себе указывают.

Присмотрелся кузнец к одному карлику — это тот старичок, что к нему с сундуком приезжал, только вроде бы поменьше ростом. Глянул на второго, подумал: нет, этот старичок сундук привозил. Похожи они, словно две хвоинки на одной ёлке, словно братья-близнецы.

Заулыбались карлики, разом сказали:

— Милости просим на нашу Еловую улицу, в селение Круглая Поляна. Знаем, зачем ты ездил, кого искал. Ничего не спрашивай, садись-ка у камня и нас послушай.

Сел кузнец. Один карлик начал рассказывать:

— Давным-давно, так давно, что в людской памяти и следа не осталось, царствовал в здешних местах король. Всю свою жизнь обирал он подданных да копил богатства. И к старости собрал несметные сокровища. Богатства есть, а оставить некому. Сестёр братьев судьба не дала, и детками он не обзавёлся. «Так пускай же никому мои сокровища не достанутся!» — решил король. Сложил все драгоценные камни, золото да серебро в сундуки и велел верным слугам закопать их в разных местах. А чтоб никто не узнал, где клады спрятаны, отрубил слугам головы. Так отблагодарил их за то, что царскую службу верно несли. От людей укрыл, да от нас, карликов, не спрятал. Ведь нам подвластны все руды, все металлы, что под землёй лежат.

Замолчал карлик. Второй заговорил:

— И так наш карликовый народ меж собой договорился: пусть лежат клады до поры до времени. Найдёт хороший человек — отдадим. Плохой отыщет —- не взять ему клада. Заморочим голову, в глаза тумана напустим, вокруг заветного места обведём — с чем пришёл, с тем и назад уйдёт. Твой отец добрый был человек…

— И по ремеслу был он нам братом, — перебил первый карлик.— Столько наших тайн знал, что мы от него не скрывались.

И вот однажды беда у нас случилась. Пропал родник, из которого мы воду брали. То ли пересох, то ли завалило его. Совсем худо нам пришлось — ведь нет у нас власти над водой. Ни над стоячей, ни над бегучей, ни над той, что с неба падает. Тут и помог нам твой отец. Взял ореховую палочку-развилку, походил кругом пересохшего родника, отыскал нам воду и на землю вывел. А за это открыли мы ему круглую поляну, где ты сидишь, и сундук с золотом отдали. Слепой да хворый был к той поре твой отец, не пришлось ему кладом попользоваться. Сам знаешь, еле он домой добрёл и скоро умер. И поклялись мы отдать сокровище его сыну, когда подрастёт. Давно бы ты отцово наследство получил, если б не богач, твой тесть. Он бы то золото во зло обратил. А ты владей им себе на пользу, людям на радость.

— Спасибо вам, — сказал молодой кузнец. — Всё, что велите, исполню. Сам нужду испытал, не загоржусь, помогу, кому надо.

Попрощался с карликами, сел на лошадь и к утру в Прагу приехал.

Прожил он с женой долгую жизнь. Много добра сделал. Оставил по себе добрую память, рассказывают и пересказывают о нём люди. И мы услышали и вам поведали.

Читайте далее >>



Страница сформирована за 0.9 сек
SQL запросов: 211