АСПСП

Цитата момента



Часто смеяться и много любить; иметь успех среди интеллектуалов; завоевать внимание к себе со стороны честных критиков; ценить прекрасное; отдавать всего себя чему-то; оставить мир после себя чуть-чуть лучше, хотя бы на одного здорового ребенка; знать, что хотя бы одному человеку на Земле стало легче дышать от того, что ты жил, — всё это значит преуспеть.
Ральф Уолдо Эмерсон

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Парадокс игры: ребенок действует по линии наименьшего сопротивления (получает удовольствие), но научается действовать по линии наибольшего сопротивления. Школа воли и морали.

Эльконин Даниил Борисович. «Психология игры»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

КОМАР И МЕДВЕДЬ

Словацкая сказка

Жили два приятеля — комар и медведь. Вот однажды спрашивает медведь:

— Комарик, дружок, ты повсюду летаешь, у всех тварей кровь перепробовал. Подумай да скажи, у кого кровь всего слаще?

Отвечает ему комар:

— И думать нечего. Слаще всего человечья кровь.

— Надо и мне попробовать, — говорит медведь.

Комар по своим комариным делам улетел, а медведь отправился человека искать.

Шёл, шёл по лесу, никого не встретил. Дошёл до опушки и тут увидел мальчонку, что скакал верхом на палочке.

— Э, постой! — говорит. — Человек ты или нет?

— Ещё только буду, — ответил мальчик и гордо выпрямился, потому что очень хотел поскорее вырасти.

— Ну, скачи себе дальше! — буркнул медведь. — Какой толк в том, что ещё будет.

Идёт медведь, переваливается. Шёл не торопясь, а догнал старичка, что еле ноги переставляет, палкой подпирается.

— Э, постой! — говорит медведь. — Человек ты или не человек?

— Теперь уже нет. А раньше был хоть куда!

— Ну и бреди мимо, — проворчал медведь. — Какой толк в том, что когда-то было.

Так и разошлись каждый своим путём.

Выбрался медведь на дорогу, которая вдоль леса шла. А навстречу ему гусар на коне — красный мундир золотом шит, на медной каске султан из перьев, за плечами короткий плащ развевается.

Удивился медведь и говорит:

— Стой! Ты кто таков?

Подкрутил гусар усы и загремел с седла:

— Или не видишь сам?! Человек с палашом, с ружьём, а главное, с головой.

И тронул коня.

Но медведь как услышал, что это человек, за ним по пятам бросился. Вот-вот догонит.

Тут повернулся гусар к медведю, размахнулся палашом да как рубанёт его по плечу. Шкуру медведю пропорол, потекла у него по лапе кровь.

Понял медведь, что здесь шутки плохи. Гордиться не стал, показал гусару пятки. А гусар не поленился, вскинул ружьё и выпалил медведю вслед.

Прибежал косолапый к своей берлоге, еле отдышался.

Скоро и дружок его прилетел.

Стонет медведь, комара попрекает:

— Уж не знаю, приятель, правду ли ты говорил, что человечья кровь самая вкусная. .. Хотел я попробовать, да не вышло.

— Ну! — удивился комар. — А почему?

— А потому, что с человеком лучше не связываться. Только я его догнать решил, высунул он язык, длинный-предлинный. Он его даже в руке держал. Да такой острый, что меня чуть не до кости проткнул. Я уже его больше не трогал, а он повернулся и плюнул мне вслед. Плюнул и попал мне прямо в бок — ровно огнём прижгло, и сейчас ещё под шкурой свербит.

Тут комар как захохочет. Трясся, надувался, до того смеялся, что наконец лопнул.

Но это, верно, враки, потому что и по сей день комары из каждой твари кровь сосут и людям докучают.

РАЧОК-ГАДАЛЬЩИК

Моравская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяЖил парень по имени Ян, по прозвищу Рачок. Пора бы ему жениться, да как женишься, когда ни коровы в хлеву, ни курицы на насесте. Самому не каждый день досыта поесть удаётся. Кто ж за такого пойдёт? Вот и решил парень в чужих местах удачи поискать.

Собрал кое-что в дорогу, а сложить некуда. Не завалялась ли на чердаке какая-нибудь котомка?—подумал. И полез на чердак. Перерыл весь хлам, котомки не нашёл, зато увидел в самом дальнем углу сундучок.

А в сундучке оказалась толстая старая книга с пожелтевшими листами, в кожаном переплёте.

Чья она, откуда взялась и с каких пор тут лежит, Рачок не знал. Может, дедова, может, прадедова.

Взял Рачок книгу и пошёл к учителю. Учитель полистал страницы и головой покачал.

— Не знаю, что за книга. Не по-нашему написана.

— Ну, так я тебе скажу, — говорит Рачок. — Это мудрая книга, в ней про всё, что было и что будет, сказано.

— Почему ты так думаешь? — спрашивает учитель.

О— чень просто, — отвечает Рачок. — Книга толстая, значит, в ней много что есть. Книга старая, а в старину про пустяки болтать не любили. Да и переплёт у неё из телячьей кожи, разве стали бы кожу на безделицы тратить?! Так что по ней можно всё назад узнать и вперёд угадать.

Учитель пожал плечами, а Рачок сунул под мышку книгу и пошёл, куда ноги повели.

Шёл полем, шёл лесом и услышал вдруг козье блеянье. Да такое жалобное, что Рачок с дороги свернул, посмотреть, какая беда с козой приключилась. А с козой и впрямь беда. Упала она в яму, и никак ей не вылезти. И Рачок ей помочь не может. Тут верёвка нужна, а верёвки у Рачка нет. Набросал он в яму веток да свежей травы, чтоб с голоду коза не пропала, и дальше зашагал.

Скоро пришёл в город и на самой окраине увидел кучку людей. Все кричат и руками размахивают, а одна старушка плачет, платком слёзы утирает.

— Что случилось?—спрашивает Рачок.

— Да вот у старушки коза, её кормилица, пропала.

— Ох, моя любимица круторогая! — заохала старушка. — Растерзали тебя, бедную, волки! Тебя не пожалели зубастые, меня без молочка оставили…

— Не горюй раньше времени, матушка, — сказал Рачок.— Сейчас узнаем, где твоя коза.

Раскрыл книгу, поводил по строчкам пальцем и говорит:

— Идите в лес, добрые люди. То ли справа от дороги, то ли слева должна быть яма, а в яме должна быть коза. Жива и здоровёхонька. Поворачивайтесь быстрее, пока её и в самом деле волки не задрали. Да не забудьте верёвку прихватить.

Удивились люди, но пошли.

Часу не минуло, как привели козу старушке.

По всему городу мигом весть разнеслась про гадальщика с его книгой. И до короля эта весть дошла.

Король обрадовался. Как раз в то утро у королевской дочери пропал драгоценный перстень, и как его ни искали, найти не могли. Вот и подумал король: хорошо бы того гадальщика расспросить.

На то и придворные у короля, чтоб любую королевскую прихоть, любое желание на лету подхватить, а ещё лучше — наперёд угадать. Король только бровью шевельнул, а уж слуги по всему городу рыщут, гадальщика ищут. Привели Рачка, поставили перед королём.

Оробел Рачок. Одно дело — старушке в шутку голову поморочить, другое дело — с королём связаться. Тут можно ненароком собственную голову потерять.

Посмотрел король на гадальщика и говорит:

— Больно уж с виду неказист. Надо его сперва испытать.

И зашептал что-то на ухо королевне. А королевна — камеристке, а камеристка из зала бросилась. Потом назад вернулась, несёт серебряную миску, накрытую золотой крышкой.

Король спрашивает у Рачка:

— Ты, верно, проголодался?

— Не без того, — отвечает Рачок. — Коли угостишь, не от кажусь.

— Угощу. Только сперва угадай, что за угощенье в этой миске.

Бедный парень за голову схватился:

— Ох, Рачок, Рачок, неразумный дурачок, польстился на еду, а нарвался на беду. Попал сюда, так красней от стыда.

— Вот это гадальщик! Без книги гадал, да и то угадал! — закричал король в восхищенье и своей королевской рукой приподнял золотую крышку.

Тут все и увидели — в миске лежал варёный красный рак.

Король велел поварам приготовить хороший обед из трёх перемен и чтобы каждое блюдо приносил гадальщику тот повар, который его приготовит. Потом сам отвёл Рачка в дальнюю комнату и сказал:

— Не выйдешь отсюда, пока не найдёшь перстень. Да запомни — лучше королевская милость, чем королевский гнев.

«Ладно, — подумал Рачок, — хоть наемся досыта, а там будь что будет!»

Кивнул важно королю, будто ему ровня, и раскрыл свою книгу на середине. А король заглянул в книгу — известно, королей всему обучают, он и не по-нашему читать умел, — заглянул и воскликнул:

— Да ведь ты книгу держишь вверх ногами и к тому же задом наперёд.

Но Рачок и тут не растерялся:

— Эх, учат королей сызмала, да не тому, что надо. Дело ясное: ежели хочешь вещь назад получить, так и книгу следует задом наперёд держать.

— Вон оно что!—удивился король. — Ну, гадай, а я пойду, мешать не буду.

Сидит Рачок, горюет:

«Зачем только я с этой книгой связался. Жил бы себе дома, хоть репу испёк бы!»

И так ему есть захотелось, что он и думать ни о чём больше не мог.

Для того, кто ждёт, время медленно тянется, для того, кто рассказывает, — словно на крыльях летит. Ну, а поварам ровно столько времени надо, чтобы обед успел свариться.

щелкните, и изображение увеличитсяРаскрылась дверь, и вошёл повар с суповой миской.

— Наконец-то первого увидел!—воскликнул Рачок.

Повар побледнел, зашатался, но на ногах устоял. Поставил на стол суповую миску и скорей за дверь.

Пока Рачок ел, повар двум другим поварам шептал:

— Плохо наше дело, братцы! Этот гадальщик насквозь видит. Я ещё в комнату не вошёл, а он уже всё про меня знал.

Несёт второй повар жаркое на блюде, руки у него от страха трясутся.

— Вот и второй явился! — сказал Рачок.

Этот повар не помнил, как из комнаты выскочил. Прибежал на кухню и говорит:

— Твоя правда! Ведь он и меня угадал!

Третий повар рад бы сквозь землю провалиться, а делать нечего — понёс гадальщику пирожное.

— Ну вот, третий пришёл. Втроём дело начали, втроём и кончили. А я один с ним управился.

И давай пирожное уплетать.

А третий повар еле приполз на кухню и говорит:

— Всё пропало! Давайте думать, что делать.

И Рачок думает:

«Хороши у короля обеды. И за вчера и на завтра наелся. А вот каковы на вкус королевские палки — и пробовать неохота. Надо бы ноги в руки и бежать отсюда, да подальше!»

Только он так решил, открылась дверь и вошли трое поваров. Все трое держат одно маленькое блюдце, а на блюдце… Рачок своим глазам не поверил — на блюдце три столбика золотых монет и посредине перстень.

С плачем повара на колени пали, просят их не губить, малых деток не сиротить.

— Не так уж мы виноваты, — говорят. — Королевна сама на кухню пришла, сама перстень обронила. Ей, видишь ли, суп попробовать захотелось. Только и вины на нас, что мы тот перстень нашли да утаили.

Уж как Рачок обрадовался, и сказать невозможно. Вскочил со стула, зашагал по комнате. А окно той комнаты как раз на птичий двор выходило.

— Так и быть, — сказал Рачок, — пожалею ваших деток. Видите вон того селезня? Закатайте в тесто перстень и дайте ему проглотить. А мы с королём всё меж собой уладим.

Отдал перстень поварам, сгрёб с блюдца три столбика золотых монет и задремал в кресле. Задремать задремал, а уснуть не успел. Пришёл король и спрашивает:

— Ну что, гадальщик, разгадал загадку?

— А как же! — Рачок отвечает.

— Так где же перстень? Говори скорей.

— Перстень у вора, что изловим скоро. Вор на двух ногах да о двух глазах…

— Что ты мне голову морочишь! — рассердился король.— Ясное дело, что у вора две ноги да два глаза — это я и сам знаю.

Усмехнулся Рачок.

— Не спеши, король. Тот вор про кражу не ведает, а будет разгадка, когда король пообедает. Вели зажарить вон того селезня.

— Надоели мне твои шутки! Но так уж и быть — послушаюсь!

Хлопнул в ладоши и велел подать на обед селезня.

Мигом бедняге селезню голову отрубили, потрошить начали и нашли перстень.

Король и смеялся и удивлялся. Королевна плясала, а больше всех радовались три повара.

Король богато наградил Рачка, уговаривал во дворце остаться придворным гадальщиком, но Рачок не согласился. Сунул свою книгу под мышку и отправился домой.

А когда пришёл в родное селение, завернул сперва к учителю.

— Спасибо тебе за советы, — говорит. — Да вот что я тебе скажу: если бы не удача да не смекалка, не сносить бы мне головы. А ты говорил, в книге всё про прошлое и про будущее написано.

— Ведь это ты говорил! —удивился учитель.

— Разве? — сказал Рачок. — Ну, может, и так. Пойду-ка я на свой чердак, положу книгу в сундучок да запру покрепче. Кто в петле побывал и живым остался, второй раз в петлю не полезет.

Ничего не понял учитель и опять плечами пожал. А Рачок вскоре женился. Жену выбрал себе по нраву, весёлую и покладистую. Хорошо зажили!

МОЛЧАЛИВАЯ КОРОЛЕВНА

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяБежит ручеёк. Через него мостик перекинут. Узенький мостик — двоим никак не разойтись. А случилось так, что с одного бережка ступило на мостик Счастье, а с другого — Ум на мостик взошёл. Каждый сделал один шаг — и остановились оба. Счастье говорит:

— Дай мне пройти!

— Ум отвечает:

— Почему это я должен тебе дорогу уступать?

— Потому что я для человека важнее. Передо мной, Счастьем, даже Горе-злосчастье голову склоняет.

— Не хочу про тебя плохое говорить. Может, с тобой человеку и правда лучше живётся. А только без Ума ему никак не обойтись! Со мной человек все загадки отгадает, все петли распутает. И ты ему не понадобишься.

Засмеялось Счастье и сказало:

— Ум-то ты Ум, да слишком прост. Давай наш спор на деле проверим. Оглянись! Видишь, в поле парень пашет. Он только-только в возраст входит, только мужчиной становится. Ни своего ума, ни своего счастья ещё не нажил. Родительским жил. Вот и принимайся за работу. Потом и рассудим, кто из нас прав.

— Будь по-твоему! — согласился Ум и сошёл с мостика.

Другой бы, может, заупрямился, но Ум на то и Ум, чтобы по пустякам не спорить.

С утра парень пахал — ни о чём не думал. Как велел отец вести борозду поровнее, так и вёл. А тут задумался.

К вечеру вспахал поле, вернулся домой и говорит отцу:

— Семнадцать лет прожил, а кроме поля да села ничего не знаю. Отпусти меня свет повидать, попытать — чего могу, чего не могу.

Переночевал парень последнюю ночь в родительском доме. А чуть заря занялась, пошёл по широкой дороге, сам не зная куда.

Сколько шёл, кого в пути встречал, про то сказка не рассказывает и мы спрашивать не будем.

А пришёл наконец в главный город, где сам король жил.

Парень подумал:

«За долгую дорогу многих я повидал — и крестьян, и купцов, и ремесленников… Хорошо бы и на короля посмотреть. Да так просто к королю ведь не заявишься! Наймусь-ка в королевский дворец работником. Хоть на кухню, хоть на конюшню…»

С королевской кухни его повар прогнал, на конюшне он не понадобился, а вот садовнику как раз подручный нужен был. Садовник парня и взял.

Парень умел хлеб выращивать, за огородом присматривать… А вот как кусты да деревья стричь, ровнять их, словно солдат на параде, как лилии из луковиц выгонять — это ему и не снилось. Ну, да теперь парень с Умом подружился, стал присматриваться, как садовник работает, смекать, что к чему, и пошло у него дело.

Год миновал, как не бывал. Садовник весь сад ему доверил. Никогда он такого помощника не имел. Цветёт сад, глаз радует.

Сам король каждый день по саду гуляет со своей любимой дочерью. А королевна хороша на диво! У лилии остановится, так лицо её белее лилии, розой залюбуется, так румянец на ее щеках ярче розового лепестка. Волосы золотистые, словно луч утреннего солнца, а глаза синие, будто небо, что сквозит меж ветвей.

Только голоса её подручный садовника ни разу не слышал. Король, бывало, с ним заговорит, работу его похвалит или спросит что… А королевна словно в рот воды набрала.

Слух такой идёт, что до шестнадцати лет она и с подружками поболтать любила, и песенки пела, и смеялась звонче колокольчика. А как исполнилось ей шестнадцать лет, так и замолчала. Со всех Держав-государств к ней царевичи-королевичи свататься приезжали, а она их выслушает молча и головой покачает. Король уговаривал её хоть слово вымолвить, и лекарей звал, и чернокнижников выспрашивал. Наконец объявил такой указ: кто царевну разговорит, тот и мужем ей станет.

Многие тут удачу пытали — и из знатного рода, и из купеческого звания. Да нет: молчит королевна, замкнуты её уста, словно запечатаны.

Молодой садовник с первого раза как увидел королевну, так покой и потерял. Всё про неё думал. И надумал:

«Попробую сам королевну разговорить!»

Вот раз королевна вышла в сад гулять одна. Взяла с собой только свою любимицу — маленькую собачку.

А молодой садовник в тот час куст розы пересаживал. Засмотрелась королевна на его работу, остановилась. Собачка у её ног села. Вот парень и говорит собачке:

— Скажи, собачка, что нашему слуху всего приятнее?

Пёсик одно ухо поднял, голову набок склонил, а отвечать,

ясное дело, не отвечает. И королевна ни слова, то ли не слышит, то ли не слушает. Однако не уходит.

— Не знаешь? — усмехается молодой садовник. — Так я тебе сам скажу. Всего приятнее нашему слуху разумная, ласковая речь. Теперь вторую загадку послушай. Что с чем в паре ходит? Одно без другого обойтись не может?

Собачка хвостом виляет. А у королевны дрогнули уста, но не открылись.

— Эх, — говорит молодой садовник, — тут и раздумывать нечего! Мысль да слово в паре ходят. Слово без мысли, что пустая погремушка. А мысль без слова, что жемчужина в закрытой раковине на дне моря.

Сдвинула брови королевна, голову гордо вскинула. Но уйти всё-таки не уходит.

Молодой садовник собачку по шёлковой шёрстке погладил и дальше ей говорит:

— На эти загадки отгадки не хитры. Вот сейчас расскажу тебе сказку не сказку, притчу не притчу, а то, что недавно приключи лось. Похоже, что чистая правда, а ты сама о том суди. Шли три товарища, куда не знаю, зачем не ведаю. Один — ученик резчика, второй — портновский подмастерье, а третий, скажу тебе, собачка, по совести, — подручный королевского садовника. Шагали они, спешили, да припозднились. Пришлось им в лесу ночевать. А в том лесу волки да рыси водились. Решили три приятеля костёр разложить и по очереди караулить. Первый черёд выпал ученику резчика. Двое заснули, он сидит, хворост в огонь подбрасывает. Скучно ему да и страшновато. Взял он кусок дерева и, чтобы время скоротать, принялся вырезать-обстругивать. И сам не заметил, как вырезал красавицу девушку. Полюбовался на свою работу и разбудил товарища. «Вставай, — говорит, — твой черёд за костром приглядывать. А чтоб ты не задремал ненароком, вот тебе дело. — И показал ему деревянную девушку. — Лоскутки у тебя в сумке найдутся, иголка с ниткой в шапку воткнута, знай не ленись!» Лёг ученик резчика спать, а портновский подмастерье принялся кроить да смётывать. Красивое платье сшил, богатое, сама королевна не постыдилась бы такое надеть. Тут и время его вышло. Растолкал портновский подмастерье третьего товарища и говорит: «Смотри, резчик девушку вырезал, я её одел, а что ты для неё сделаешь — сам придумай!» Растянулся на земле и захрапел. А подручный садовника стал с деревянной девушкой разговаривать. Сказки ей рассказывал, песни пел, загадки загадывал. Слушала она сказки — улыбалась, песни слушала — в ладоши прихлопывала, а как дело до загадок дошло, заговорила деревянная девушка, все загадки разгадала. Взошло солнце, проснулись товарищи. И разгорелся между ними спор: чьей эта девушка будет, кому достанется? «Моя она! — твердит резчик.— Я её вырезал!» — «А я её одел! — кричит портной. — Моя она!» — «Не ваша, а моя! —гнёт своё садовник. — Я её говорить научил!» Так они и спорят по сей день. До одного не додумались — девушку спросить!

— Что ж тут спрашивать! — сказала вдруг королевна. — Кто её научил говорить, жизнь в неё вдохнул, тому она и принадлежит по праву.

— Смотри же, не отрекись от своих слов! — вскричал подручный садовника. — Ты сама так рассудила! Никому я тебя не отдам, моя ты теперь по праву!

Заалелась королевна, словно лепестки мака ей на щёки пали. Хотела ответить, да увидела, что за кустом стоит слушает её отец король, а с ним первый министр. Встрепенулась она, будто испуганная птица, и убежала.

И подручный садовника короля увидел. Король от радости весь сияет. Подошёл к молодому садовнику, за плечи обнял и сказал:

— Всё я слышал с самого начала. Умён ты не по летам, хитёр не по чину. Дело сделано — разговорил ты королевну. Проси, какую хочешь, награду.

— А ведь награду ты сам назначил, король, — отвечает парень. — Отдай мне в жёны, как обещано, свою дочь.

Нахмурился король. Молчит.

Тут подскочил королевский министр.

— Эх, парень, — говорит. — Да ты, видно, заносчив не по летам, дерзок не по чину. Сам смекни, какого ты роду-племени, как тебе с королевской дочерью равняться!

— Но ведь король-то королевское слово дал! — стоит на своём молодой садовник.

— Да ты, дурень, подумал бы, когда то слово давалось! Тогда королевна молчала, словно в рот воды набрала.

— Про то и речь, — говорит парень. — Это я её уста разомкнул.

— Кто ж с этим спорит? — кивнул головой министр. — Заговорила королевна. Теперь её любой королевич или, к примеру, первый министр счастлив будет в жёны взять. Да что его слушать! Прогоните его, ваше королевское величество!

— Да нет, не хорошо это выйдет, — сказал король. — Надо его наградить, чем захочет. Пусть хоть денег попросит, или землю ему пожалуем.. .

— Не надо мне денег, не надо земли, — отвечает парень. — Должен король держать своё слово твёрдо, королевское слово — закон. На том и царство стоит.

Первый министр даже уши себе заткнул, закричал:

— Не могу и слушать такого поношения его светлости! Кто говорит, что король должен, тот оскорбил короля. А за оскорбление короля — голова с плеч долой! Ваше величество, велите его казнить!

— Что ж, — сказал король запальчиво. — Если так, лучшего он не заслужил.

Призвали стражу, связали молодого садовника и повезли на городскую площадь, где всегда на помосте плаха стояла. Тут подоспело Счастье и говорит Уму:

— Видишь, брат, до чего ты довёл парня?!

Ум в затылке почесал.

— А ведь так всё хорошо шло! Да сейчас не до споров. Я ему больше помочь не могу. Помоги ты, Счастье, если сумеешь.

— Дело непростое, — сказало Счастье. — Однако попробую.

Только промолвило — у телеги колесо отскочило. Пока чинили, сколько-то времени прошло. Но рано ли, поздно ли, привезли молодого садовника на место казни.

Стал он всходить на помост — ступенька под ним подломилась. Принялись плотники новую ступеньку сколачивать.

А король уже и думать о молодом садовнике забыл. Побежал в покои своей дочки. Хочется ему поскорее её голос услышать, с ней разговор повести.

— Почему ты, дочь моя, целый год молчала? —спрашивает её.

Королевна отвечает:

— Глупые женихи ко мне сватались. Все мою красу восхваляют, а свою знатность да богатство ещё того больше. Скучные их речи и слушать не хотелось, не то что отвечать. Вот я и зареклась: буду молчать до тех пор, пока острое слово не услышу, пока не заведут со мной такую беседу, чтобы ум и сердце трогала. И дождалась. Готовь, отец, свадебный пир! Выдавай дочь замуж за молодого садовника!

Отец за голову схватился:

— Он же простого роду, не пара тебе. ..

— Зато умнее всех королевичей да царевичей и всех твоих министров, — говорит королевна. — Да и обещание ты дал, должен исполнить.

Вот и тот дерзкий парень так сказал! — вскричал король.— И за это мы с первым министром велели его казнить.

Зарыдала-заплакала королевна.

— Если так, ни за кого замуж не пойду! Наложу на себя опять обет молчания, никто до самой моей смерти моего голоса не услышит.

Король испугался. Знал он: что дочь сказала, то и сделает.

— Да ведь я не виноват, — вскричал. — Это первый министр меня уговорил.

А дочь ни словечка в ответ. Только плачет.

— Как быть?!—всплеснул руками король. — Может, ещё не поздно! Отправлю гонца на площадь.

Гонец во весь опор скачет. Молодой садовник уже на плаху голову приклонил. Не успеть гонцу в срок!

Занёс палач меч, да Счастье в последний раз помогло. Подтолкнуло палачу руку, меч ударился о плаху и переломился.

Тут и гонец до площади доскакал. Издали машет белым платком и кричит:

— Остановите казнь! Везите парня, да не в сырую темницу, а во дворец с почётом.

Что тут долго рассказывать! Стал молодой садовник королевским зятем, мужем прекрасной королевны.

Министра прочь прогнали, чтобы с глупыми советами не совался. Советы королю теперь давал молодой королевский зять, бывший подручный садовника. И все те советы до единого мудрыми были.

А как же спор между Умом и Счастьем? Всё они между собой обсудили. Так решили: надобны человеку и Ум и Счастье. С одним Умом без Счастья с бедами не справиться. И Счастью без Ума плохо. Глупость всё на свете испортить может.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 174