УПП

Цитата момента



В Синтоне людям делают хорошо, и поэтому они впадают в детство.
Понял. Исправим.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Золушка была красивой, но вела себя как дурнушка. Она страстно полюбила принца, однако, спокойно отправилась восвояси, улыбаясь своей мечте. Принц как миленький потащился следом. А куда ему было деваться от такой ведьмы? Среди женщин Золушек крайне мало. Мы не можем отдаться чувству любви к мужчине, не начиная потихоньку подбирать имена для будущих детей.

Марина Комисарова. «Магия дурнушек»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

БУЛЬ-БУЛЬ

КТО ЭТО — БУЛЬ-БУЛЬ?

щелкните, и изображение увеличитсяОказывается, иногда и назло можно сделать что-нибудь полезное. Ведь хорошо же, что есть Буль-Буль. А как он появился? Назло Галинке. Она вынесла во двор свою новую куклу, но посмотреть ее не дала. Тогда Севка сказал:

— Подумаешь, твоя дочка! Во всех магазинах такие есть. А я захочу, у меня будет сын, какого ты никогда не видала.

Он выпрыгнул из песочного ящика и зашагал к парадному. Вот и смастерит себе сыночка назло. Он уже знает из чего.

Галинка проскакала только три круга вокруг клумбы, как Севка из окна второго этажа закричал:

— А вот и мой Буль-Буль! Что, завидно? Буль-Буль!

Он держал в руке что-то маленькое, серое, вертел им и размахивал. Галинка с Севкой живут в одной квартире. Едва она вошла в коридор, как Севка прямо в лицо сунул ей что-то и опять крикнул:

— Буль-Буль!

Это был человечек, сделанный из двух картошек — большой и маленькой. Вместо рук и ног воткнуты спички. Так просто, и так хорошо. Галинка даже забыла сказать: «Подумаешь!» Она только сказала:

— У него лица нету.

Ах, вот оно что! Севке и самому казалось, будто чего-то не хватает.

— Я думал его сделать потом, — заявил он. — Но если хочешь, могу и сейчас.

Галинка прошла за ним в комнату, где на столе лежало несколько картошек и сломанных спичек. Севка достал из пенала перо и быстро тупым концом вывернул на головке человечка две ямочки.

— Один глаз выше, — заметила Галинка.

— Так и полагается Буль-Булю, — тут же придумал Севка. Рот Буль-Булю он процарапал тем же пером, а вместо носа воткнул обломок спички с головкой.

— Вот! Видишь, какой сынок. Что я говорил? — и опять покрутил им перед самыми глазами Галинки. Она все-таки сказала:

— Подумаешь.

Потом подняла светлые бровки:

— А почему Буль-Буль?

— Потому, что картошка в Белоруссии называется бульбой. Дедушка мой говорил. Ну а этот из двух картошек — вот и Буль-Буль!

БУЛЬ-БУЛЬ МЕШАЕТ ДЕЛАТЬ УРОКИ

Ах, скорее бы мама пришла с работы и посмотрела Буль-Буля! Он такой хороший, такой толстячок, с круглыми глазами, с круглым толстым носом. Мама сразу спросит, что это такое? Ой, ой, она же теперь спрашивает в первую очередь, сделал ли Севка уроки! Ведь он ученик. Первоклассник. Значит, надо сесть за уроки. А Буль-Буль пусть смотрит. Пусть стоит вот здесь на столе, у лампы. Так ему будет видно и тетрадку и чернильницу-непроливайку с зайцем.

Севка, склонив голову набок и прикусив язык, выводит жирные крючки и кружочки. Буль-Буль удивленно смотрит дырочками-глазами, как буквы не хотят умещаться в косых клетках, то стоят прямо, то совсем падают. И еще он, наверное, беспокоится, что дорожка из клякс, которая протянулась от чернильницы по настольной бумаге, скоро пойдет по тетрадке.

А Севка ничего этого не замечает. Он после каждой буквы поворачивает голову к Буль-Булю и весело говорит:

— Вот видишь. — О. Как баранка. А теперь — С. Откусили от баранки. Понял? Это просто, и ты напишешь. Тебе можно макать прямо рукой, она у тебя тоненькая. Давай-ка попробуем…

— С кем это ты разговариваешь? — спросила мама, приоткрыв дверь из коридора. Она снимала пальто.

— С Буль-Булем! — весело крикнул Севка и повертел картофельным человечком. Чернильная капля с руки Буль-Буля шлепнулась на самую середину тетрадки.

— Какой симпатичный, — улыбнулась мама. — Сам сделал?

И тут увидела тетрадь.

— Что это? — спросила она совсем по-другому.

— Это я… Кляксу это не я… Вот Буль-Буль.

— Так. Значит, ты забыл наш уговор.

— Нет, не забыл: «Когда играешь… нет, когда делаешь уроки, в игрушки не играть и ни о чем не думать!»

— Ни о чем? Вот и видно, что ты…

— Ой, что я? То есть — «об игрушках не думать». Вот как.

Мама молчала.

— Как раз не надо думать об игрушках. Когда делаешь уроки, — повторил Севка. Уж, кажется, все понятно?

— Ну вот, — кивнула мама. — Значит, Буль-Буля надо отложить, а это все переписать.

Вот тебе раз! Из-за одной только кляксы?

БУЛЬ-БУЛЬ ПОМОГАЕТ ДЕЛАТЬ УРОКИ

щелкните, и изображение увеличитсяСевка собрался идти во двор, а мама спросила:

— Ты приготовил все уроки?

— Все. Ты же видела, я переписал.

— А читать разве не надо?

— Конечно, не надо. Зачем же читать, если завтра мы будем рассказывать, кто где был летом?

— Ну сядь и рассказывай. Севка засмеялся:

— Это учительнице надо рассказывать, а не тебе.

Но все-таки пришлось остаться дома. Хорошо рассказать что-нибудь, оказывается, не так-то просто. Это не то что прочитать урок. Это гораздо труднее. Сначала надо вспомнить какой-нибудь интересный случай из дачной жизни, а потом рассказать его вслух.

Севка стал вспоминать этот интересный случай, он что-то никак не вспоминался. Тут зазвонил телефон и маму вызвали на работу.

— Севочка, может быть, я задержусь и не смогу тебя послушать. Но ты ведь большой у меня сын? Ну вот. Значит, справишься и один. Подумай и громко расскажи сам себе.

Севка фыркнул. Разве себе говорят громко? Да и зачем себе рассказывать, он же это все знает? Можно бы Галинке, но она спит после обеда. Как маленькая. Мама собралась уходить и повернулась уже в дверях:

— А твой Буль-Буль? Расскажи Буль-Булю, например, как рыли колодец.

— Нет! — сказал Севка обрадовано. — Лучше, как мы ловили лягушек удочкой.

Севка сел за письменный стол, приставил картофельного человечка к чернильнице и начал свой рассказ с того, что лягушек можно ловить и руками в том месте, где пруд почти пересох. Но там, кроме лягушек, есть и пиявки. Поэтому бегай, да смотри.

— А удочкой хорошо! Насади на крючок… Думаешь, червяка? Или муху? — спрашивает Севка. — Вот и нет! Просто маленький смятый листочек. И не бросай его вглубь, а держи над водой. Над самой, над самой… Он тихонько колышется, а лягушки — чудачки! — думают, что это муха. Или бабочка. Понял? Они сразу — прыг, прыг! — за крючком.

Севка тут всегда невольно вскрикивает и дергает леску, так что лягушка промахивается. Но потом он набирается терпения и сидит неподвижно. Наконец, самая ловкая квакушка — раз! — и повисла в воздухе.

Севка и сейчас высоко подскакивает на стуле и делает хлопок в ладоши, так что Буль-Буль падает. От удивления.

Ну а дальше уже просто. Снять добычу с крючка и посадить ее в банку — это каждый может.

Вот уроки и сделаны. А Буль-Буль-то не всегда мешает, он и помогать умеет. Слушает он хорошо. Не перебивает, не трясет косичками и, уж конечно, не говорит «Подумаешь!»

Молодец, Буль-Буль.

БУЛЬ-БУЛЬ — ИНОСТРАНЕЦ

Вечером Буль-Буль всем понравился: и папе, и старшему брату Борьке. И только Галинке, которую и не просили приходить, надо было сказать:

— Что же он до сих пор голый?

Ну вот! Оказывается, он голый! Севка недовольно покосился, а ей-то какое дело? Галинка ничего не заметила и совсем добреньким голосом предложила:

— Давай я сошью ему платье. Фу! Платье! Придумает тоже!

— Сшей штаны.

— Да-а, штаны тру-удно. Я ни разу не шила.

— Да надень на него колпак, — вмешался Борис. — И дело с концом!

И правда. Колпак — это просто, это Севка умеет. Как дедушка папироску закручивает, ну малюсенький такой кулечек. Севка живо выдвинул ящик письменного стола и начал ворошить бумаги, отыскивая самую красивую, позолоченную, из которой на елку корзиночки делали.

Галинка скривила губы:

— В колпаке, а голый.

Заладила свое! А через минуту закричала:

— Смотри! Совсем почти готовая юбочка! — и быстро выдернула из-под рук у Севки полосатый плиссированный кружок от китайского фонарика. — Только прорезать вот тут серединку и все!

Севка совсем рассердился. Что это такое: юбки, платья! Буль-Буль не девчонка!

— А вот в Шотландии, — сказал Борис, — юбки носят мужчины.

— Да ну вас всех! — крикнул Севка. Но и папа подтвердил, что носят. И в складку и в клетку. Тогда вырезали середину кружочка. Шотландская юбка готова и пришлась в самую пору хозяину.

Ну что ж! Буль-Буль — иностранец.

…Спать совсем не хочется. Севка лежит и думает о Буль-Буле. Хорошо, что он появился. А эта страна Шотландия? Вот интересно, все в ней наоборот. Если мужчины в юбках, то женщины, значит, в брюках! Севка прыскает в пододеяльник.

— Борька! — говорит он громким шепотом. — А тетеньки там в брюках?

— Чего? А, в Шотландии. Нет. Не обязательно.

Ах, нет! Тогда другое дело. Тогда, пожалуй, еще чуднее. Все ходят в юбках, и не узнать, где мужчина, где женщина. А дети, которые совсем маленькие, не могут отличить папу от мамы. Севка снова фыркает под одеялом.

— Тише ты, — сердится Борис. — Нашел время веселиться. Ладно. Думать можно и тихо. Вот интересно! Все ребята считали,

что чудеса бывают только в Африке, а ведь, оказывается, и в Шотландии.

ПЛАВАНЬЕ

щелкните, и изображение увеличитсяШотландия — на острове. Вокруг все море, море… Значит, Буль-Буль будет плыть кораблем. Ага, вот и Галинка идет.

— Тише, тише! — кричит Севка. — Обходи краем, возле буфета!

Галинка остановилась у порога.

— Ну тут все море, море… — Севка руками делает волны выше себя. — А это остров, где Шотландия. Поняла?

Галинка поняла. Кухонная табуретка среди комнаты — остров, а обходить надо по самой стенке, мимо буфета.

Буль-Буль готовится в плаванье. Корабль уже есть, металлический, с пушкой. Да вот беда: не сидит на нем Буль-Буль, соскальзывает, и все тут!

— Давай другой корабль сделаем, вон из той коробки… — показала Галинка.

— Знаю сам, — перебил Севка. «Какая еще коробка, — подумал он. — Ах вот, из-под новых ботинок». — Давай. Я ее для этого и вынул.

Буль-Булю на этом корабле было просторно. Даже слишком.

Жалко, что пушки нет, — опечалился Севка. — И не надо, вот и хорошо, что нет. Ведь не война же сейчас.

Мало что не война! — не понимает ничего Галинка. — Вот и трубы нет, тоже хорошо?

— А трубу сделаем. Знаешь, из чего? Из катушки. У нас есть пустая.

Галинка спрыгнула с дивана и прямо через море — вот вам, пожалуйста! — побежала к двери. Сейчас принесет трубу. А кто ее просил? Но корабль вышел такой хороший, с трубой и флагом, что Севка забыл свою досаду.

Вот Буль-Буль стоит на корме, вот корабль — у-у! — уходит в море.

Пришел Борис и пожелал Буль-Булю счастливого плавания, а чтобы он не скучал, посадил к нему спутницу — Галинкину резиновую куколку с зеленым бантиком. Она, конечно, не шотландка, она просто едет в гости. Волны на море большие и становятся больше и больше.

— Тише ты качай, — говорит Галинка недовольно. — Видишь, они упали… пассажиры.

— Качай, качай! — подбадривает Борис. — Раз шторм на море, пассажиров знаешь, как бросает! А матросы даже канатами себя к палубе привязывают.

Галинка поморгала-поморгала круглыми глазами и промолчала. Значит, поверила. Ну да. Потому что тут же распустила зеленый бантик и привязала куколку к трубе. Крепко. За шею. А Севка не нашел никакой завязки. Да и не надо! Буль-Булю шторм не страшен!

А волны-то — ух! — все выше и выше. Корабль ныряет то вверх, то вниз. Вдруг — шлеп! — Буль-Буля все-таки выбросило в море.

— Человек за бортом! — закричал Борис. — Шлюпку! Шлюпку! Ну лодку же!

Ребята бросились к ящику с игрушками и стали торопливо ворошить их. Там была лодка, маленькая, пластмассовая. Галинка первая выдернула ее и кинулась к Буль-Булю. Но Севка на ходу отнял у нее шлюпку и обогнал Галинку. Только и не хватало, чтобы она спасала!

Буль-Буль благополучно был извлечен из морских глубин и доставлен на корабль. Шторм утих. А вот и Шотландия.

УДИВИТЕЛЬНЫЙ ФОКУСНИК БУЛЬ-БУЛЬ

Буль-Буль не знал, что нужно делать в Шотландии. Он походил по острову и остановился в самой его середине.

— Борька, что там, в Шотландии?

— Дожди, туманы.

— Тогда надо обратно плыть. Чего там мокнуть.

— Моя не промокнет, — спокойно сказала Галинка. — Она резиновая.

И правда. Этой Галинке всегда хорошо.

— А Буль-Булю и вовсе не страшно. Он на дне моря побывал!

Тут подошел Борис.

— Уважаемые шотландцы! — сказал он не своим, а Буль-Булевым слегка шепелявым голосом. — Я вижу, вы тут скучаете в вашем туманном государстве. Извольте посмотреть фокус, самый удивительный, самый ловкий, какой только есть на свете!

Буль-Буль поклонился публике.

— Вот моя левая чернильная рука. Всем видно? Она совершенно чернильная и совершенно левая. А теперь — хоп! — щелчок по носу и легкое сальто. Пожалуйста! Рука уже правая!

Буль-Буль опять поклонился. Севка был поражен. Та же рука, как сказал фокусник, совершенно чернильная, была теперь уже правой. Снова — хоп! — щелчок по носу, и рука опять, как по волшебству, левая.

— Как это, Борь? — спросил Севка. — Когда же это ты успеваешь вытаскивать спички?

— Еще чего! Надо мне их вытаскивать. Вот — хоп! — правая, вот — щелк — левая.

Ну просто чудеса. Вот так Буль-Буль! Сам Севка не ожидал от него такого.

— Как же это? — все спрашивал он.

А Галинка не удивлялась. Ну конечно, не поняла ничего. Она и свои-то руки еще не разбирала, где правая, где левая.

А фокусник Буль-Буль показывал еще и еще свой блестящий фокус, потом сел на корабль и уплыл. Прощай, Шотландия!

БУЛЬ-БУЛЬ — ПОЛЯРНИК

щелкните, и изображение увеличитсяСевка все-таки узнал секрет фокуса. Надо взять Буль-Буля и щелкнуть сбоку по носу. Надо очень ловко щелкнуть, чтобы головка повернулась лицом назад. У Буль-Буля грудь и спина одинаковые, и никто не заметит, что он смотрит назад. А рука правая станет левой. Щелкни еще раз, головка опять повернется, и рука левая станет правой.

У Севки совсем уже хорошо стало получаться, но тут по радио началась передача для полярников. Далекий исследователь рассказывал своей дочке, как у них трещала льдина, а потом от нее откололся кусок…

Дальше Севка уже не слушал. Ледяная пыль, трещат льдины… Он быстро сдернул с Буль-Буля юбочку. Буль-Буль — полярник!

— Так нельзя, — заявила Галинка. — Полярники наши, а он — иностранец. Вот. Он был этот… шотландец.

— Был да сплыл, — буркнул Севка. Потом глянул на корабль и совсем весело добавил: — На этом корабле плыл, плыл и сплыл. Поняла?

Нет, Галинка не согласна. Она больше не играет. Но тут Севка вспомнил:

— Какой же он иностранец, когда он мой сын?

Галинка закусила губу и молчала. Ага, нечего сказать. Табуретка теперь стала льдиной в Ледовитом океане. Корабль перевернули вверх дном, и получилась отличная палатка. Трубу и флаг водрузили на крыше.

— А где радиоустановка, антенна? — спросил Борис.

— Какая антенна, которая высокая? — догадалась Галинка. — У нас есть спицы, только мне не дадут. А то я глаз выколю.

— Да и у нас есть! — закричал Севка. — Сейчас, сейчас!

Он выдернул спицу из маминого вязанья и воткнул ее в щель на табуретке. К ней придвинули кубик и — радиоустановка готова. Пожалуйста, товарищ Буль-Буль, можете начинать передачу!

Вот теперь-то очень заметно, что Буль-Буль голый. Б-р-р! А у полярников все меховое: и куртка, и шапка, и унты. Вот что..

— Обвяжи его пока моим платком. — Галинка достала носовой платок. — Ну пока, чего мотаешь головой?

Ой, полярный исследователь в платочке! Борис тоже смеялся. Стойте, стойте! Сейчас Буль-Буль будет одет как надо, в меховую куртку.

— Борька! Где мои заячьи рукавицы? Которые я у бабушки в печке прожег?

Севка порылся в старой корзине в кладовой и принес заячью рукавицу. От нее остались только манжетка и большой палец. Галинка уже догадалась, что надо сделать. Разрезать… как это называется… вдоль? — и будет меховая куртка. Большой палец — рукав. Вот жалко, что нет второго.

Буль-Буль в новом наряде выглядел очень солидно. Настоящий полярник. А это ничего, что рукав один.

— Там белые медведи, — сказала Галинка.

— Неси своего, — приказал Севка. — Буль-Буль на работу на нем будет ездить.

— Он же коричневый. И на медведях не ездят.

Но все же принесла. Мишка, правда, был бурый, но зато хорошо рычал. И Буль-Булю удобно было на нем сидеть.

— А вот она будет моржом, — показал Севка на резиновую куколку.

— Ты что? — обиделась Галинка и крепко зажала куколку в руке.

— Ну тюленем. Буль-Буль в нее будет стрелять.

— Сумасшедший, — сказала Галинка и пошла к двери.

— Да я нарочно! Куда ты? Очень нужны нам моржи и тюлени. Их там полно, если ты хочешь знать. Буль-Буль найдет другого зверя. Такого, что никто и не видал!

И Буль-Буль нашел. Разве кто-нибудь видал белых полярных слонов? Никто. А вот они. Шесть штук, один другого меньше. Стоят на льдине, недалеко от палатки. Хоботы у них короткие. И вовсе они не отбиты. Такая порода. Полярные.

Ах, как здорово! Севка от радости кувыркается на диване. Знаменитый полярный исследователь! Вот он среди льдов верхом на медведе. А вокруг — тоже теперь знаменитые полярные слоны! А кто их открыл? Ну конечно, Буль-Буль.

ГДЕ БУЛЬ-БУЛЬ?

Буль-Буль из далекой Арктики приехал на родину. В отпуск. Меховую куртку он снял и опять остался без всего. Сколько человеку, оказывается, нужно одежды! Галинке все-таки пришлось сшить ему штаны. Красные плавки. Знаменитый полярник будет загорать.

На другой день Севка спешил из школы, чтобы отправить его самолетом к теплому морю. Но Буль-Буль вдруг исчез!

Севка перерыл все учебники и игрушки — нету. Спросил у Галинки — не знает. Что же могло случиться? Куда пропал Буль-Буль, веселый фокусник, смелый путешественник и знаменитый исследователь?

— Не пропадет, — успокаивала мама. — Иди погуляй, а я сделаю уборку и найду.

Севка никуда не пошел, — какое уж тут гулянье! — он помогал отодвигать тумбочки, кровати, сам везде заглядывал — нету!

Расстроенный, сел за уроки. Вот теперь на столе пусто. То есть не пусто, а нет Буль-Буля. А недавно он стоял вот тут под лампой и глядел. Севка в который раз уж макает перо в чернила, но не пишет, а все время грызет конец ручки. Жалко Буль-Буля.

За обедом мама предложила:

— Сделай нового. Ты теперь умеешь, еще лучше получится.

— Не хочу лучше! Где мой Буль-Буль?

— А я знаю! — вдруг объявил Борис.

— Где? — Севка так и подпрыгнул.

Старший брат передразнил его: тоже дернул головой, вытаращил глаза, а потом подмигнул, мол, не скажу.

— Ма-а-м! Он знает, где Буль-Буль!

— Ладно, не ябедничай. Сейчас вот прожую — и узнаешь.

Борис откусил большой кусок хлеба, потом отправил в рот полкотлеты и начал неторопливо жевать. Севка глядел ему в рот. Наконец тот проглотил.

— Ну где?

Борис вдруг сделал печальное лицо, тяжело вздохнул и показал пальцем в тарелку на горку картофельного пюре.

— А-а-а! — заревел Севка так, что папа вздрогнул.

— В чем дело?

По коридору послышались торопливые мамины шаги. Она быстро открыла дверь, выплеснув из кастрюльки на пол компот.

— Что здесь случилось?

Севку уверили, что Буль-Буля никто не варил и варить не собирается. Он обязательно найдется.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 173