УПП

Цитата момента



Четверть часика всегда больше чем четверть часа.
Ой, кажется — опаздываю!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Невинная девушка имеет этот дар Божий - оценивать мужчину в целом, не выделяя (искусственно), например, его сексуальности, стройности и так далее. Эта нерасчленённость восприятия видна даже по её глазам. Дамочка, утратившая невинность, тут же лишается и целомудрия. И взгляд её тут же становится другим - анализирующим, расчленяющим, в чём-то даже нагловатым.

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ,

где происходит "нечто, в тысячу раз важнейшее", и еще говорится, как тэвэтэтовцы заразили очками учителей, родителей и даже "профессоров".

Посмотрим теперь, что происходило в одиннадцатой школе после того, как директор записался в члены ТВТ. Правда, он как заработал тогда одно очко, так с ним одним и остался. Больше он не заговаривал о том, чтобы ему записали новое очко. Но все видели, что он каждый день зарабатывал много очков.

- Конечно, - говорили тэвэтэтовцы, - директору некогда с нами играть. Будем считать его почетным членом.

Зато среди учеников количество тэвэтэтовцев за короткое время выросло до четырехсот человек. Они были объединены в пионерских звеньях. Первое звено составляли "ветераны", основатели ТВТ - Клава, Толя и другие.

Скоро узнали, что и в других школах города появились тэвэтэтовцы. Тогда одиннадцатая школа начала гордиться, что она была первой в этом деле.

Рядом с одиннадцатой школой был детский сад. Оказалось, что и там нашлись тэвэтэтовцы. Поднимет шестилетний человек бумажку с пола и несет воспитательнице:

- Тетя, запишите очко!

За каждой мелочью, каждой соломинкой, спичкой начали гоняться. Пособирали со двора все щепочки, все лишние камушки.

Естественно, что одиннадцатая школа стала самой лучшей. Восемьсот глаз зорко следили за каждой неполадкой и сразу же исправляли ее. Некоторые ретивые тэвэтэтовцы даже жалели, что в школе тяжело заработать очко.

Ярошка, бегая по классу, разлил чернила. Когда ему предложили вытереть, он, как всегда, начал доказывать, что это не он разлил. Но сейчас же нашлись охотники заработать очко - и чернила вытерли без Ярошки.

Потом он оторвал палку от географической карты - и повторилась та же самая история.

Но в третий раз ему уже стало стыдно, и он без всяких споров собрал чужие книги, которые пораскидал по классу.

Однажды после уроков вожатый увидел, что Карачун возится в коридоре около оконной рамы.

- Ты что тут делаешь?

- Да вот стекло дребезжит, может выпасть. Я его гвоздем укрепляю.

- Ты член ТВТ?

- Нет, не принимают. От тебя, говорят, пользы, как от быка - молока. А я им докажу. Сколько тэвэтэтовцев в школе, а никто не заметил, что стекло дребезжит.

- Обещаю тебе, что будешь принят, - улыбнулся вожатый.

Порядок в школе был не только потому, что тэвэтэтовцы исправляли каждую неполадку. Тут происходило нечто в тысячу раз важнейшее: тэвэтэтовцы не могли уже сознательно или по небрежности сами что-нибудь испортить, сломать, побить.

Мог ли, например, тот ученик, который своими руками закрепил завеску на парте, ломать ее на другой парте? Мог ли он неряшливо обращаться с библиотечной книгой, если недавно он своими руками склеивал такую же, порванную кем-то другим? Мог ли он бросить на пол и не поднять чужое пальто, если он поднимал уже пальто, брошенное другими? Будет ли он неосторожно бить ногами в стену, если сам однажды уже замазывал ее? Если раньше Карачун без зазрения совести толкался около окна, не думая, что может разбить раму, то теперь он, толкаясь, невольно вспомнит, что сам поправлял ее. Вряд ли найдется ученик, который сотрет со стены слова, написанные кем-то другим, и сам начнет писать на стене. Если раньше какой-нибудь ученик вырезал на парте буквы, то обычно товарищи его не обращали на это внимания, а сейчас никто не мог пройти мимо такого безобразия, так как каждый привык смотреть на это совсем другими глазами. Вот почему одиннадцатая школа приняла теперь другой вид.

То же самое наблюдалось и в тех семьях, где были тэвэтэтовцы. Обычно дети, если разбалуются, то ни на что не смотрят, а тэвэтэтовцы стали более внимательными и осторожными, ибо привыкли следить за вещами. Тот, кто сам себе починил портфель, пожалеет свою работу и не будет швырять его. Пожалеет он и свои ботинки, книги.

Многие ли дети, бросая стекло на дорогу или в речку, думают, что кто-то может наступить на него? А тэвэтэтовец, который "заработал очко", достав стекло со дна, сам его уже никогда не кинет. Сколько веток поломали дети на деревьях, особенно плодовых! А если кто из них стал тэвэтэтовцем да однажды спас дерево, подвязав сломанную ветку, то сам он наверняка уже ветки не сломает.

Вот какие перемены происходили в тэвэтэтовском племени! Но сами они об этом не думали и не знали, что становятся новыми людьми. Они думали только, что играют в интересную и полезную игру. Мало того, они "заразили" этой игрой и взрослых.

Первым из них, если не считать вожатого, был директор школы Антон Иванович, а вместе с ним и учитель географии Сергей Павлович. Хотя очков они, понятно, не собирали и не записывали, но при каждом удобном случае шутили этим словом.

Так, Сергей Павлович пришел однажды с новой палочкой и сказал ученикам:

- Вот я сам сделал указку, запишите мне очко.

Математик однажды наклонился возле парты, поднял чью-то ручку и, положив на парту, со смехом проговорил:

- Запишите мне очко.

В учительской часто слышались шутки:

- Антон Иванович, - говорил физик, - запишите мне очко: я вчера отремонтировал воздушный насос.

- А я заработала два очка, - сказала преподавательница литературы: - сшила дочке шапочку и одолжила соседям утюг.

- Нет, Елена Андреевна, - засмеялся учитель естествознания, - это не в счет.

- Почему же нет? - ответила Елена Андреевна. - Давайте спросим у наших тэвэтэтовцев.

Разговор этот слышала Клава. Она знала, что это шутки, знала, что никто у них спрашивать не будет, но приятно было знать, что это пошло от них.

То же самое было и среди учеников старших классов - десятых, девятых, восьмых. Играть с малышами в очки им, конечно, было не к лицу. Но в своих разговорах они сплошь и рядом употребляли слово "очки". Висит, скажем, в классе на стене таблица, покосившись набок; подойдет паренек, поправит и смеется:

- Запишите мне очко!

Каждый знал, что это самая обыкновенная шутка, но не каждый знал, что, если бы не тэвэтэтовцы, то вряд ли кто обратил бы внимание на эту таблицу и поправил ее. Не знали этого и сами организаторы ТВТ.

Или идет группа десятиклассников по улице. На дороге всем известный водопроводный колодец, накрытый толстой круглой чугунной крышкой. Крышка сдвинута в сторону, видимо, какой-то тяжелой машиной.

- Стой, ребята! - кричит один из них. - Есть возможность заработать очко. Пользуйтесь случаем.

И они подвигают крышку на место. Снова обыкновенная шутка, и снова можно сказать, что без влияния тэвэтэтовцев они прошли бы мимо, как не однажды проходили до этого.

В доме тэвэтэтовца отец, сделав какое-нибудь дело, обычно шутит:

- Ну, вот и заработал очко.

Мать, сшив кому-нибудь из детей трусики, также смеется:

- Запишите мне очко!

А то приходит соседка и говорит матери:

- Анна Степановна, запишите мне очко: я во дворе подняла с земли и повесила вашу простыню.

Наибольшее впечатление на тэвэтэтовцев произвел следующий случай. Наблюдал его Павлик. Он шел по улице, а перед ним шли два солидных старичка.

"Профессора", - почему-то подумал Павлик.

По дороге надо было переходить место, где недавно прокладывали трубы и осталась еще незамощенная грязная полоса. Молодые мужчины через нее прыгали, да и то не всегда удачно, а женщинам и старикам приходилось совсем плохо.

И вот Павлик слышит, как один "профессор" говорит, смеясь, другому:

- Надо заработать своему внуку очко, положу-ка я сюда вот этот кирпич.

Он сейчас же так и сделал. А Павлик был первым, кто воспользовался "профессорским" кирпичом.

Таким образом, тэвэтэтовцы увидели, что и некоторые взрослые переняли их игру. Правда, взрослые только шутили и никаких очков не собирали, но все равно видно было, что они "заразились" от тэвэтэтовцев, а это, что ни говори, для ТВТ очень приятно.

- Скоро у нас будут взрослые члены Товарищества воинствующих техников! - смеялись пионеры.

Но Цыбук серьезно сказал:

- Ничего из них не выйдет, так как они смотрят на это дело несерьезно, они только шутят. Они даже очки не записывают, а без очков - только одна игра. Кто захочет даром делать?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ,

где говорится, как Стась никак не мог отвязаться от трубы, а Цыбук от бесплатных очков и, кроме того, как перевернулся воз с сеном.

Окончились занятия в школе, пришли летние каникулы. Школьники разошлись и разъехались в разные стороны. Рассыпалась и армия ТВТ. Только один отряд сохранился как боевая единица, - это из тех, кто поехал в пионерский лагерь.

Некоторые члены ТВТ сохранили связь и объединились в группы по два-три человека, а остальные на протяжении двух месяцев никакой связи между собой не имели.

Стась, например, уже не ходил каждый день с товарищами в школу, ему не с кем было состязаться в охоте за очками, и он уже не думал о них. Больше всего теперь он думал о речке. Конечно, кому не хочется летом искупаться в речке?

По дороге ему надо было проходить мимо завода. А там рабочие свозили и складывали около дороги чугунные трубы. Конец одной трубы высунулся и доставал до колеи. И всякий раз, как только кто едет, так обязательно зацепит колесом за трубу.

Как обычно, никому до этого не было дела. Не думал и Стась обращать внимания. Но что поделаешь, если глаз члена ТВТ невольно заметил непорядок.

Стась было остановился, но тут же махнул рукой и пошел дальше.

"А ну его, в такую жару возиться! Обойдется и без меня".

Отошел немного, смотрит - навстречу едет воз. Интересно посмотреть, зацепится он или нет? Стась остановился, оглянулся. Воз зацепился и даже не одним, а двумя колесами. Скрежет чугунной трубы неприятно резанул ухо. Кажется, даже кусочек трубы открошился.

"Нет, так оставлять нельзя!"

Стась вернулся назад. Толкнул ногой трубу. Тяжелая, видно, как ее сдвинешь?

Идет рабочий. Стась к нему.

- Дяденька! Почему эта труба так лежит? Все, кто едет, за нее цепляются.

Рабочий посмотрел на него, как на чудо, а потом рассмеялся.

- А тебе что до этого? - спросил он.

- Да непорядок… - ответил Стась.

Тогда рабочий почему-то разозлился:

- Ты что - учить нас собираешься? Рано еще, братец! - и ушел.

Стась тоже разозлился, плюнул и пошел себе дальше.

"Да и в самом деле, - думал он, - что мне, больше всех нужно, что ли? Не хотят - и не надо! Я никакого отношения к этому делу не имею. Даже очко никто мне не зачтет".

И он начал думать о предстоящем купании. Но встречная машина снова вернула его мысли к трубе.

"А что если заденет? Будет тогда беды… И какая тут работа? Взял, отодвинул на полметра - и все. Даже и я мог бы, только палку нужно подсунуть. Но - пусть себе, как хотят…"

Он уже вышел в поле. Речка видна. Солнце печет, жаворонки заливаются над головой, в траве стрекотня. А какая вода в такое время!..

Одно только плохо: вертится что-то в голове, покоя не дает, будто забыл что-то или дома ждет какая неприятность; чего-то не хватает, что-то мешает, как будто остюков за ворот насыпалось…

И, наконец, Стась понял, в чем дело: это же труба мешает!!

Повернулся, побежал назад, схватил по дороге палку, подбежал к трубе, подсунул палку, отодвинул.

И тогда сразу на душе у него стало спокойно, весело. Остюков за воротом как и не бывало.

…Цыбук все лето жил в МТС, где его брат работал трактористом.

Боря Цыбук, как мы знаем, набрал на своем веку очков больше всех. Он не отказался бы и еще немножко подработать, но тут он был один, и никто не мог вести учет его очкам, кроме него самого. А кто поверит, что он насобирал, скажем, семьдесят девять очков? Как доказать это? Дома, в случае чего, можно проверить. Когда он однажды принес сразу девятнадцать очков, то никто не хотел верить, даже смеяться начали. Ну, а когда проверили, так все остались с носом. А тут как проверить?

Ну, на какой-нибудь десяток очков он мог бы набрать документов. А на семьдесят девять не наберешься, и очки пропадут зря. А кто же будет даром работать? За десятком же нет никакого смысла бегать, если он за один день девятнадцать выгонял. А здесь можно было бы и всю сотню выгнать. Ведь конкурентов нет! Там на какой-то несчастный окурок сто человек метит. А здесь и дохлый котенок от тебя не убежит.

Правда, этого дохлого котенка Цыбук закопал, но просто так, без всякой пользы, чтобы только под ногами не валялся. Однако, кроме дохлых котят, есть еще и другие дела. Неужели все это даром делать?

И так уже у него зря пропало четыре очка: он выбросил: огромный камень из борозды на огороде; связал два кола в заборе; потом вырвал огромный куст крапивы, который. рос на самой дороге, где проходили босиком люди, и, наконец, привязал к колу маленькую яблоньку, которая очень уж гнулась от ветра. Все это он сделал просто потому, что оно попадалось на глаза и само просилось, чтобы кто-нибудь приложил руки. Пусть уж четыре очка пропадают. Но это не значит, что все остальное надо даром делать.

Он себе ходил, смотрел, интересовался, как работают машины, как их ремонтируют, как идут разные другие сельскохозяйственные работы, иногда даже помогал, но делал это как обыкновенный гражданин, а не тэвэтэтовец и ничего такого не выискивал, не "стрелял". Собственно говоря, и здесь встречалось такое, что фактически вполне могло сойти за очки и что, по справедливости, надо было бы засчитывать. Но что поделаешь, если учета нет? Неужели же требовать документ, что вот "Борис Цыбук заметил, как маленький ребенок насыпал в масленку песку, и из этой масленки хотели уже смазать машину, а он, Борис Цыбук, предупредил"? Даже стыдно просить такой документ, а тем не менее очко пропало.

Да разве мало таких очков? Вот, скажем, недавно на околице он заметил дырку в мосту. Дырка небольшая, круглая и совсем не мешает ходить машинам. А вот лошадь однажды чуть не сломала ногу. Выругался колхозник и поехал себе дальше. Не ждать же, пока другая лошадь все-таки сломает ногу! Ну, Цыбук взял да и забил эту дырку. Хорошее очко было! Но снова пропало даром. Даже никто не знал об этом.

И так на каждом шагу. Даже обидно становится. Кажется, и не смотришь, и не думаешь, а оно будто нарочно само так и лезет в глаза. Можно, конечно, и пройти мимо, будто не замечаешь. Но как ты будешь спокойно смотреть на то, что в крыше сарая, над самым сеном, светится дырка? Правда, дырочка маленькая, и никто ее не видит, но осенью, например, немало воды через нее может попасть на сено. Если уж пропало шестьдесят шесть очков, так пусть пропадает и шестьдесят седьмое!

Или взять урожай. Охраняют рожь в поле (да и охраняют, пожалуй, спустя рукава!), а не видят, что делается около реки. Любой член ТВТ сразу заметил бы, что около берега натрушено соломы. Значит, кто-то тихонько подплывает на лодке и тянет с берега. Любой тэвэтэтовец догадался бы осмотреть все лодки, нет ли там зерен. А здесь никто не догадался, пока сам Цыбук не нашел. Ну, отсюда уже и добрались до лодыря Кухальского.

Об этом факте так заговорили все кругом, так хвалили Цыбука, что он на этот раз осмелился попросить:

- А дадите мне бумажку, что это очко я заработал?

- Какое очко? При чем тут очко? Что за очко?

Цыбук вынужден был объяснить, в чем дело. Ну и смеялись же люди! Но это был такой смех, что каждый был бы рад, чтобы так смеялись над ним.

А в результате вышло такое, что Цыбуку и присниться не могло. Выступил комсомолец Корнейчик и сказал:

- От имени комсомольской ячейки обещаем тебе выдать свидетельство не только на это очко, но и на все, что у тебя будут. Валяй, браток, дальше! И еще заработай одно огромное очко, - организуй ТВТ среди наших ребят.

После каникул Цыбук представил в главный штаб Товарищества воинствующих техников огромнейший реестр" с официальными подписями и печатью. В этом реестре были перечислены сто девяносто семь очков, среди которых был и куст крапивы…

Совсем иной характер носила деятельность тэвэтэтовцев в пионерском лагере. Тут сохранилось организованное боевое ядро ТВТ.

Уже первые выступления тэвэтэтовцев заинтересовали и захватили весь лагерь. А еще через несколько дней лагерь представлял собой единое Товарищество воинствующих техников.

В первую очередь началась охота в своем лагере. И удивительное дело, откуда только взялось столько "добычи"? Вчера еще все кругом было в порядке, пионеры жили тут, ходили и ничего особенного не видели. А сегодня вдруг будто из-под земли. выросло столько недостатков, что очков на каждого хватило.

Вот уже, кажется, все выявлено и исправлено, не к чему придраться. И в то же время, смотришь - старые тэвэтэтовцы все находят да находят, еще и еще. Каким образом? Откуда? Напряглись новые, пригляделись, действительно есть, только они не умели смотреть, как это умеют ветераны.

Не прошло и недели, как у всех в лагере будто подменили глаза.

Взять хотя бы такую вещь, как деревянные ступеньки у крыльца. Одна доска тут давно уже оторвалась и подскакивала, когда на нее наступали ногой. Каждый рисковал сломать ногу. А если нога попадала на конец доски, то мог пострадать еще и лоб ни в чем не повинного соседа.

И когда Клава начала прибивать эту доску, то очень много ребят (еще не тэвэтэтовцев) окружили ее и удивлялись:

- Это же и каждый из нас давно мог бы сделать!

Или вот еще: сколько раз они бегали на речку купаться, сколько раз тот или иной пионер цеплялся за острый корень ссеченного куста около самой стежки, не один из них даже плакал, - и только теперь они заметили, что это очень хорошее очко.

Да разве перечтешь все те очки, что внезапно явились пред новыми глазами!

Андрей даже в лесу ухитрился найти очко: освободил сосенку от придавившего ее сухого сломанного дерева.

Но все было мелочью в сравнении с охотой в соседнем колхозе. Вот тут действительно была богатая добыча! И отряды ТВТ беспрерывно устраивали налеты на колхоз. Между отрядами началось заядлое соревнование. Впереди, конечно, всегда был отряд "ветеранов ТВТ", в который входили старые, заслуженные воины - Андрей, Павлик Клава, Яша, Соня, Толя, Нина.

- Эх, если бы еще и Цыбук был тут! - часто жалели они.

Но надо правду сказать, что они и без Цыбука достаточно показали себя.

Однажды, бродя по лесу, вышли они на глухую лесную дорожку. Смотрят - на ней глубокая колдобина. Обминуть ее воз не может, так как по сторонам деревья. Как ни крутись, а одно колесо обязательно должно попасть в эту колдобину. И следы показывали, что таким образом через нее и переезжали. Но какой же крен должен быть при этом!

Вдруг послышался скрип колес, и между деревьями показался воз с сеном.

- А ну, как он проедет? - поинтересовались пионеры.

Но возчик, видно, и сам знал эту колдобину. Он заблаговременно приготовился, даже уперся плечом в воз и осторожно направил лошадь.

Заскрежетали колеса, накренился воз, вот-вот перевернется; напряглись жилы на лбу возчика, бросились и мальчишки поддерживать воз, а лошадь, казалось, лопнет от натуги…

Воз выехал, а возчик, поблагодарив ребят, спокойно пошел себе дальше, как будто ничего с ним и не было.

- Давайте возьмем это очко, - предложил Павлик товарищам.

- Если бы достать лопату, то можно было бы, - ответили ему.

Пока ребята советовались, подъехал второй воз. Снова началась та же самая процедура, с той лишь разницей, что дядька попался горячий и все время ругал и колдобину, и лошадь, и сено, и все на свете.

Может, поэтому переправа получилась неудачной - воз перевернулся. Ругань покрепчала. Но, несмотря на это, воз остался лежать на боку.

Возчик ходил вокруг воза и не знал, как к нему подступиться. Вертелись кругом и пионеры.

Вдруг Андрей крикнул:

- Есть предложение! Если привязать веревку к возу, а второй конец обкрутить вокруг дерева и тянуть, тогда и наших сил хватит, чтобы поднять. Лишь бы только веревка выдержала.

Возчик взглянул на него, улыбнулся и сказал:

- Да, верно говоришь, чтоб тебе большим вырасти.

К большому сожалению для Андрея, изобретение его не было использовано. Подъехали колхозники на двух пустых бричках, и этого подкрепления было достаточно, чтобы поднять воз.

Люди поехали каждый в свою сторону. На дороге остались только следы раструшенного сена.

- Давайте сейчас завалим ее валежником и камнями - предложил Яша.

Закипела работа. Скоро над колдобиной уже возвышалась куча веток. Тогда дети начали весело прыгать по ней, чтобы притоптать. Потом стали собирать и бросать камни. После этого снова навалили валежника, снова набросали камней, даже руками земли подсыпали. А под конец накрыли все это еловыми лапками.

Так они работали, может, часа полтора, уморились очень, но удовлетворение было сильнее усталости.

И когда ребята уже собрались идти домой, вернулись с возами сена те самые колхозники, что помогали подымать воз. Они уже издалека подготовились к опасной переправе. Задний воз остановили, и оба подперли передний. Когда же подъехали к колдобине, то удивленно начали озираться кругом.

- Неужели это вы? - спросили они.

- А то кто же? - с гордостью ответили тэвэтэтовцы.

- Ай-яй-яй! Вот так молодцы! А сколько же мучений было!.. Большое спасибо.



Страница сформирована за 0.59 сек
SQL запросов: 169