АСПСП

Цитата момента



Все лучшее на свете создано женщинами. Иногда с помощью мужчин.
Спасибо!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Глава XXI. МЕЙНХЕЕР КЛЕЕФ И ЕГО МЕНЮ

Вскоре мальчики отыскали неподалеку от Бреедестраат ("Широкой улицы") скромную гостиницу со львом, аляповато написанным красками над входной дверью. Гостиница называлась "Рооде леу", то есть "Красный лев", и ее содержал некий Хейгенс Клееф, толстый голландец с короткими ногами и длинной трубкой во рту.

К тому времени мальчики уже успели жестоко проголодаться. Завтрак в Хаарлеме только раздразнил их аппетит, разыгравшийся еще больше от бега и быстрой езды на буере по каналу.

- Ну, хозяин, подавайте-ка нам, что у вас есть! - воскликнул Питер, напустив на себя важный вид.

- Я могу подать вам все, что угодно… все, что пожелаете, - ответил мейнхеер Клееф, кланяясь с трудом.

- Ладно. Дайте нам колбасы и пудинг.

- Ах, мейнхеер, колбаса вся вышла! Пудинга нету.

- Ну, так подайте винегрет из селедки с мясом, да побольше.

- И винегрет весь вышел, молодой господин.

- Тогда яиц, да поживее.

- Зимние яйца - очень плохая еда, - ответил хозяин гостиницы, сложив губы трубочкой и подняв брови.

- И яиц нет? В таком случае, дайте икры.

Голландец поднял пухлые руки к небу:

- Икры! Да ведь она на вес золота! Кто же тут продает икру?

Питер не раз ел икру дома. Он знал, что ее добывают из осетра и других крупных рыб, но не имел понятия о том, сколько она стоит.

- Ну, хозяин, что же у вас тогда есть?

- Что у меня есть? Все. Ржаной хлеб, кислая капуста, картофельный салат и самые жирные селедки в Лейдене.

- Что скажете, ребята? - спросил капитан. - Подойдет?

- Да! - заорали изголодавшиеся юнцы. - Только поскорее!

Мейнхеер Клееф двигался как во сне, но вскоре широко раскрыл глаза, увидев, с какой чудодейственной быстротой исчезают его селедки. Затем появились, или, точнее, исчезли, картофельный салат, ржаной хлеб и кофе; за ними последовали утрехтская вода, смешанная с апельсиновым соком, и, наконец, ломтики сухой имбирной коврижки. Этот последний деликатес не входил в состав обычного меню, но мейнхеер Клееф, доведенный до крайности, торжественно извлек его из своих личных запасов и только тупо моргнул глазами, когда прожорливые юные путешественники встали, заявляя, что теперь наелись.

"Наелись… надо думать!" - воскликнул про себя хозяин, но его гладкое лицо ничего не выразило.

Тихонько потирая себе руки, он спросил:

- Вашим благородиям потребуются постели?

- "Вашим благородиям потребуются постели?" - передразнил его Карл. - Что вы хотите этим сказать? Разве у нас сонный вид?

- Вовсе нет, сударь, но я приказал бы проветрить и согреть их. В "Красном льве" никто не спит под сырыми простынями.

- А, понимаю… Мы сюда вернемся ночевать, да, капитан?

Питер привык к более удобным помещениям, но сейчас все ему казалось приятным.

- Почему же нет? - ответил он. - Здесь мы будем прекрасно питаться.

- Ваше благородие изволит говорить истинную правду, - проговорил хозяин с величайшей почтительностью.

- Как приятно, когда тебя называют "ваше благородие"! - со смехом сказал Людвиг Ламберту.

А Питер ответил:

- Ну что ж, хозяин, приготовьте комнаты к девяти.

- У меня есть прекрасная комната с тремя кроватями, и на них поместятся все ваши благородия, - вкрадчиво проговорил мейнхеер Клееф.

- Ладно.

- Фью! - свистнул Карл, когда они вышли на улицу.

Людвиг вздрогнул:

- Чего это ты?

- Ничего… только мейнхеер Клееф, хозяин "Красного льва", и не подозревает, какой сумбур мы устроим в этой самой комнате нынче вечером. То-то полетят у нас и подушки и валики!

- Смирно! - крикнул капитан. - Вот что, ребята: я до вечера должен отыскать знаменитого доктора Букмана. Если он в Лейдене, найти его будет нетрудно, так как он всегда останавливается в гостинице "Золотой орел"… Удивляюсь, почему вы все сразу же не улеглись спать! Но раз уж вы не спите, то как скажете - не пойти ли вам с Беном в музей или в Стадхейс?

- Согласны, - сказали Людвиг и Ламберт.

А Якоб предпочел пойти вместе с Питером.

Тщетно уговаривал его Бен остаться в гостинице и отдохнуть. Якоб заявил, что чувствует себя чудесно и непременно хочет посмотреть город, так как это его "первый приезд в Лейден", добавил он по-английски.

- Это ему не повредит, - сказал Ламберт. - Какой нынче был длинный день… и как замечательно мы покатались! Даже не верится, что мы вышли из Брука только сегодня утром.

Якоб зевнул.

- Мне было очень приятно, - сказал он, - только вот кажется, будто мы отправились в путь неделю назад.

Карл рассмеялся и пробормотал что-то насчет того, что Якоб "засыпал раз двадцать".

- Ну, вот мы "и на углу. Не забудьте, мы все встречаемся в "Красном льве" в восемь часов, - сказал капитан, уходя вместе с Якобом.

Глава XXII. В "КРАСНОМ ЛЬВЕ" СТАНОВИТСЯ ОПАСНО

Мальчики обрадовались, когда, вернувшись в "Красный лев", увидели ярко пылающий огонь, зажженный к их приходу. Карл и его спутники явились первыми. Вскоре после них пришли Питер и Якоб. Они не смогли найти доктора Букмана. Им только удалось узнать наверное, что сегодня утром доктора видели в Хаарлеме.

- В Лейдене его нет, - сказал Питеру хозяин "Золотого орла". - Ведь он всегда останавливается здесь, когда приезжает в город. Если бы он приехал, целая толпа сейчас стояла бы у моих дверей, ожидая от него совета. Да! У нас дураков хватает!

- Говорят, он замечательный хирург, - сказал Питер.

- Да, лучший в Голландии. Ну и что же? Забивать глотки пилюлями да полосовать ножом - на это он мастер, но и грубить тоже умеет. Сущий медведь! Не дальше как в прошлом месяце он на этом самом месте обозвал меня свиньей перед тремя посетителями!

- Не может быть! - воскликнул Питер, притворяясь изумленным и негодующим.

- Да, молодой господин… свиньей, - повторил хозяин гостиницы, с обиженным видом пыхтя трубкой. - Правда, он платит мне хорошие деньги, да и посетителей в мое заведение привлекает. А не будь этого, я предпочел бы видеть его во Влейтском канале, чем пускать к себе в гостиницу.

Тут хозяин, быть может, почувствовал, что слишком откровенно разболтался с неизвестным ему юношей, а может быть, заметил улыбку, мелькнувшую на губах Питера. Так или иначе, он резко переменил тон:

- Ну, что вам еще нужно?.. Ужин? Постели?

- Нет, мейнхеер, я только разыскиваю доктора Букмана.

- Так ступайте и поищите его еще. В Лейдене его нет.

Но отделаться от Питера было не так легко. Выслушав еще несколько грубостей, он все-таки добился позволения оставить записку на имя знаменитого врача, или, точнее, купил у "любезного" хозяина позволение написать ее здесь, а также обещание передать ее доктору Букману, как только он приедет. Затем Питер и Якоб вернулись в "Красный лев".

Гостиница помещалась в некогда превосходном доме, где жил один богатый горожанин; но, когда дом обветшал и стал разрушаться, он начал переходить из рук в руки, и наконец его купил мейнхеер Клееф. Глядя на грязные стены в трещинах, мейнхеер Клееф любил повторять: "Подправить бы его да покрасить, и во всем Лейдене не найдется такого красивого дома". В доме было шесть этажей. Первые три были равны по площади, но различной высоты. Остальные представляли собой трехэтажный чердак, расположенный под огромной высокой крышей. Они были один меньше другого и суживались кверху, как двусторонняя лестница-стремянка, так что у верхнего этажа потолок был двускатный. Кровля у дома была сложена из коротких блестящих черепиц, а окна с маленькими стеклами как попало разбросаны по фасаду, без всяких претензий на симметрию. Но общая комната в нижнем этаже была гордостью и отрадой хозяина. О ней он никогда не говорил: "Подправить бы ее да покрасить", - так как здесь царили истинно голландская чистота и порядок. Давайте заглянем туда.

Представьте себе просторную комнату с голыми стенами. Пол в ней выложен плитками, и на первый взгляд кажется, будто они вырезаны из глазурованных глиняных мисок для паштета: желтые плитки чередуются с красными, так что пол напоминает огромную шахматную доску. Представьте себе несколько деревянных стульев с высокими спинками, расставленных вдоль стен, потом - громадный глубокий камин. В камине ярко горит огонь, отражаясь в таганах из шлифованной стали. Пол у камина кафельный, стены кафельные, верхняя часть над жерлом тоже кафельная, и на ней начертано голландское изречение; а над всем этим, выше человеческого роста, - узкая каминная полка, заставленная сверкающими медными подсвечниками, огнивами для зажигания трубок и коробками с трутом. Далее вы увидите в одном углу комнаты три сосновых стола, а в другом - стенной шкаф и буфет. Буфет набит кружками, блюдами, трубками, оловянными кувшинами с крышками, глиняными и стеклянными бутылками, а рядом с ним на высоких ножках стоит бочонок, обитый медными обручами. Все здесь немного потускнело от дыма, но так чисто, как только могут быть чистыми вещи, вымытые мылом и протертые песком.

Теперь представьте себе двух заспанных мужчин в потрепанном платье и деревянных башмаках. Они сидят у пылающего камина, обхватив руками колени и покуривая коротенькие толстые трубочки, а мейнхеер Клееф, в кожаных штанах до колен, войлочных туфлях и короткой, но очень широкой зеленой куртке, ходит туда-сюда, бесшумно и тяжело ступая. Затем бросьте в угол целую кучу коньков и посадите на деревянные стулья шестерых усталых, хорошо одетых мальчиков, и вы увидите общую комнату в "Красном льве" такой, какой она была вечером 6 декабря 184… года.

На ужин снова подали имбирную коврижку, а кроме нее, голландскую колбасу, нарезанную ломтиками, ржаной хлеб с анисом, пикули, бутылку утрехтской воды и кофе весьма загадочного происхождения.

Мальчики так проголодались, что ели все без разбора да еще похваливали - только подавай. Бен, правда, морщился, а Якоб - тот заявил, что в жизни не ел такого вкусного ужина.

Немного посмеявшись и поболтав, ребята пересчитали свои деньги, чтобы решить спор, возникший по поводу расходов. Потом капитан повел отряд в спальню, а впереди, как вожак следопытов, шел какой-то засаленный мальчишка с коньками и подсвечником в руках вместо топора.

Один из подозрительных мужчин, сидевших у камина, подошел, волоча ноги, к буфету и потребовал себе кружку пива как раз в ту минуту, когда Людвиг, замыкавший шествие, выходил из комнаты.

- Не нравятся мне глаза этого малого, - шепнул он Карлу. - Он смахивает на пирата или что-то в этом роде.

- А может, на твою бабушку? - презрительно бросил Карл, совсем сонный.

Людвиг рассмеялся, но ему было не по себе. - Бабушка не бабушка, - прошептал он, - а все-таки вид у него совсем как у одного из пленников на картине "Вутсполен".

- Вздор! - язвительно усмехнулся Карл. - Так я и знал! Эта картина выбила тебя из колеи. Вглядись получше - может, парнишка со свечкой смахивает на другого злодея?

- Вовсе нет, у него честная физиономия. Но знаешь, Карл, это и впрямь страшная картина.

- Хм! Что ж ты так долго глазел на нее?

- Не мог оторваться.

Тут мальчики подошли к "прекрасной комнате с тремя кроватями". У дверей их встретила коренастая девушка с длинными сережками в ушах. Она сделала мальчикам реверанс и ушла. В руках она несла что-то вроде сковороды с длинной ручкой и крышкой.

- Вот это приятно видеть! - сказал ван Моунен Бену.

- Что именно?

- Грелку! В ней насыпана горячая зола; девчонка согревала ею наши постели.

- Ага! Значит, это грелка. Так! Ну что ж, я ей очень благодарен, - отозвался Бен и больше не вымолвил ни слова - так одолевал его сон.

Между тем Людвиг все еще говорил о картине, которая произвела на него такое сильное впечатление. Он видел ее во время прогулки в витрине одного магазина. На этой картине, плохо написанной, были изображены двое мужчин, связанных друг с другом спина к спине и стоявших на борту корабля в толпе моряков, которые готовились бросить связанных в море. Этот способ казни пленников назывался "вутсполен", то есть омовение ног, Так голландцы казнили пиратов в Дюнкерке в 1605 году, а испанцы - голландцев во время страшной резни, последовавшей за осадой Хаарлема. Как ни плохо была написана картина, но выражение лица у пиратов было передано хорошо. Мрачные, доведенные до отчаяния пленники все же казались такими жестокими и злобными, что Людвиг при виде их в столь беспомощном положении был втайне доволен. Может быть, он и позабыл бы про эту картину, если б не подозрительный человек, сидевший у камина. И теперь, по-ребячески дурачась, Людвиг с ужимками бросился в постель, уповая на то, что "вутсполен" ему не приснится.

Комната была холодная, неуютная и напоминала опустевшую больничную палату; в блестящей кафельной печке только что развели огонь, но он, казалось, сам дрожал от холода, стараясь разогреться. Окна с затейливым частым переплетом не были завешены, и стекла их поблескивали при лунном свете, а холодный навощенный пол казался глыбой желтого льда. Три стула с тростниковыми сиденьями стояли у стены, чередуясь с тремя узкими деревянными кроватями. Во всякое другое время мальчики ни за что не согласились бы спать по двое, да еще на таких узких ложах; но в этот вечер их не пугала никакая теснота, и они жаждали только одного - уложить свои истомленные тела на перины, пышно вздымавшиеся на кроватях. Если бы мальчики были сейчас не в Голландии, а в Германии, они, вероятно, покрылись бы другой периной, набитой пухом или перьями. Но в те времена лишь богатые или чудаковатые голландцы позволяли себе такую роскошь.

Людвиг, как мы уже знаем, еще не совсем утратил желание порезвиться, но остальные мальчики после двух - трех слабых попыток кидаться подушками улеглись спать в высшей степени чинно. Ничто так не смиряет мальчиков, как усталость.

- Спокойной ночи, ребята! - прозвучал из-под одеяла голос Питера.

- Спокойной ночи! - откликнулись все, кроме Якоба, который уже храпел рядом с капитаном.

- Слушайте, вы, - крикнул Карл немного погодя, - не вздумайте чихнуть кто-нибудь, а то Людвиг и так перепуган до смерти!

- Вовсе нет, - возразил Людвиг вполголоса.

Вслед за тем возникла короткая перебранка шепотом, и последнее слово в ней осталось за Карлом.

- Вот я… - сказал он, - я не знаю, что значит страх. А ты, Людвиг, форменный трусишка.

Людвиг проворчал что-то сонным голосом, но больше возражать не стал.

Было уже около полуночи. Огонь в печке все дрожал и дрожал, пока не угас, а вместо его отблесков на пол легли квадратики лунного света и медленно, очень медленно поползли но комнате. Кроме них, двигалось еще что-то, но ребята ничего не видели. Спящие мальчики - плохая стража.

В начале ночи Якоб Поот постепенно, но упорно поворачивался на другой бок вместе со всеми своими одеялами. Теперь он лежал, похожий на куколку бабочки-великанши, рядом с полузамерзшим Питером, которому, естественно, снилось, что он стремглав скатывается на коньках с каких-то отчаянно холодных и мрачных айсбергов в стране снов.

Кроме лунного света, что-то еще двигалось по голому натертому полу - двигалось не так бесшумно, но почти так же медленно.

Проснись, Людвиг! Пират перед казнью воплощается в жизнь.

Нет, Людвиг не просыпается, он только стонет во сне. Неужели этих стонов не слышит Карл, храбрый, бесстрашный Карл!

Нет, Карл видит во сне конькобежные состязания.

А Якоб? Ван Моунен? Бен?

Нет! Им тоже снятся состязания и… Катринка; она поет, смеясь и обгоняя их. Время от времени до них доносятся волны звуков, исходящие от огромного органа.

А что-то все движется, медленно-медленно…

Питер! Капитан Питер, опасность близка!

Питер не слышал зова, но во сне он скатился по тысячефутовому склону с одного айсберга к подножию другого, и толчок разбудил его.

Ой, как холодно! Не надеясь на успех, он все-таки с силой дернул "куколку" - Якоба. Тщетно! Простыня, одеяло и покрывало туго спеленали бесчувственное тело его соседа. Питер сонно посмотрел на окно.

"Светлая лунная ночь, - подумал он. - Завтра будет прекрасная погода… Постой! Это что такое?"

Он увидел какой-то движущийся предмет, вернее - просто что-то черное, что скорчилось на полу и замерло на месте, когда Питер пошевелился.

Питер молча смотрел.

Вскоре предмет снова стал придвигаться, все ближе и ближе… Это был человек, и он полз на четвереньках!

Первым побуждением капитана было позвать товарищей, но он помедлил, чтобы обдумать положение.

Человек держал в руке блестящий нож. Это было страшно, но Питер хорошо владел собой. Когда голова человека повертывалась в его сторону, мальчик закрывал глаза, притворяясь спящим; но, когда человек отворачивался, капитан следил за ним во все глаза.

Все ближе, ближе подползал грабитель… Теперь спина его была совсем близко от Питера. Нож он тихонько положил на пол и осторожно протянул вперед руку, чтобы стащить одежду со стула у кровати капитана… Началось! Теперь наступил черед Питера! Задерживая дыхание, он вскочил и, собрав все силы, прыгнул на спину грабителю, ошеломив его этим толчком. Схватить нож было делом одной секунды. Грабитель отбивался, но Питер уже сидел верхом на распростертом теле.

- Только пошевельнись! - крикнул храбрый юноша, стараясь изо всех сил придать грозный тон своему голосу. - Сдвинься хоть на дюйм, и я воткну тебе нож в шею!.. Ребята! Ребята! Просыпайтесь! - крикнул он, пригибая к полу черноволосую голову и держа нож наготове. - Помогите! Я поймал его! Поймал!

"Куколка" перевернулась на другой бок, но не откликнулась.

- Вставайте, ребята! - кричал Питер не шевелясь.- Людвиг! Ламберт! Гром и молния! Умерли вы все, что ли?

Умерли? Ну нет! Ван Моунен и Бен в ту же секунду соскочили с кровати.

- А! Что такое? - крикнули они.

- Я тут грабителя поймал, - спокойно ответил Питер. - Лежи смирно, негодяй, не то я тебе голову отрежу!.. Вот что, ребята: срежьте веревки с вашей кровати… времени у вас хватит… Попробуй он шевельнуться - убью!

Питер чувствовал себя так уверенно, словно он весил тысячу фунтов. Да и было от чего: ведь в руке он держал нож. Человек рычал и ругался, но не смел и пальцем пошевельнуть.

Тем временем встал и Людвиг. В кармане штанов у него лежала его гордость - огромный складной нож. Теперь он пригодился. Мальчики вмиг сдернули постель на пол. Рама кровати была вдоль и поперек оплетена веревкой.

- Я срежу ее! - крикнул Людвиг, перепиливая ножом веревку возле узла. - Держи его крепче, Пит!

- Не беспокойся, - ответил капитан, для острастки кольнув грабителя ножом.

Спустя минуту мальчики принялись расплетать веревку, стараясь изо всех сил. Наконец она расплелась и оказалась крепкой и длинной.

- Ну, ребята, - приказал капитан, - теперь поднимите руки этого подлеца. Заложите их ему за спину!.. Так… простите, что я вам мешаю… Вяжите покрепче!

- Да и ноги связать негодяю! - кричали мальчики в величайшем возбуждении, завязывая узел за узлом и затягивая их изо всех сил.

Пленник сбавил тон.

- Ox… ox!-стонал он. - Пощадите бедного больного человека… Я просто лунатик и ходил во сне.

- Вот как! - проворчал Ламберт, затягивая верейку еще крепче. - Ты спал, да? Ну, так мы тебя разбудим!

Человек пробормотал сквозь зубы свирепое ругательство, потом крикнул жалобным голосом:

- Развяжите меня, добрые молодые господа! Дома у меня пятеро маленьких детей. Именем святого Бавона клянусь дать вам каждому по монете в десять гульденов, только отпустите меня!

- Ха-ха-ха! - засмеялся Питер.

- Ха-ха-ха! - расхохотались остальные.

Тут посыпались угрозы, такие угрозы, что Людвиг даже вздрогнул, не перестав, однако, связывать грабителя и затягивать узлы с удвоенной энергией.

- Замолчи, мейнхеер громила! - сказал ван Моунен предостерегающим тоном. - Нож у самой твоей глотки. Попробуй только рассердить капитана - посмотрим, что из этого получится!

Грабитель послушался и погрузился в мрачное молчание.

В эту минуту "куколка" на кровати шевельнулась и села.

- Что случилось? - спросил Якоб, не открывая глаз.

- "Что случилось"! - передразнил его Людвиг, дрожа и смеясь. - Вставай, Якоб! Вот тебе подходящая работа: ступай посиди на спине у этого малого, пока мы оденемся, а то мы чуть не замерзли до смерти.

- Какого малого? Дондер! - спросил опять Якоб.

- Ура в честь Поота! - крикнули мальчики в один голос, когда Якоб, быстро соскользнув с кровати вместе с одеялом, простыней и всем прочим, с одного взгляда разобрался во всем и тяжело уселся рядом с Питером на спине грабителя.

Вот когда пленник застонал!

- Не стоит больше оставлять его на полу, ребята, - сказал Питер, вставая, и наклонился, чтобы вытащить у грабителя пистолет из-за кушака. - Я вот уже минут десять слежу за этой опасной игрушкой. Курок взведен, и пистолет мог выстрелить от малейшего движения. Теперь опасность миновала. Мне нужно одеться. Мы с тобой, Ламберт, сходим за полицией… Я и не чувствовал, как холодно!

- А где Карл? - спросил кто-то из мальчиков.

Все переглянулись. Карла среди них не было.

- Ох! - крикнул Людвиг, наконец-то испугавшись не на шутку. - Да где же он? Может, он подрался с грабителем и убит?

- Ну нет, - ответил Питер, спокойно застегивая свою толстую куртку. - Посмотрите-ка лучше под кроватями.

Мальчики заглянули под кровати. Но Карла но было и там.

Тут они услышали шум на лестнице. Бен бросился отворять дверь. В комнату, чуть не споткнувшись, ввалился хозяин, вооруженный большим старинным мушкетом. За ним следовали двое или трое постояльцев, потом хозяйская дочь со сковородкой в одной руке и свечкой в другой, а сзади нее доблестный Карл - бледный и перепуганный.

- Вот ваш жилец, хозяин, - сказал Питер, кивнув на пленника.

Хозяин поднял мушкет, девушка взвизгнула, а Якоб с необычным для него проворством быстро скатился со спины грабителя.

- Не стреляйте, - крикнул Питер, - он связан по рукам и по ногам! Давайте перевернем его на спину и посмотрим, как он выглядит.

Карл сделал быстрый шаг вперед и проговорил хвастливо:

- Вот-вот! Уж мы его перевернем, да так, что это ему не понравится! Какое счастье, что мы его поймали!

- Ха-ха-ха! - расхохотался Людвиг.-А где же был ты, Карл? Куда ты девался?

- Где был я? - сердито переспросил Карл. - Я пошел поднять тревогу. Куда же мне еще было деваться?

Мальчики переглянулись, но они были слишком счастливы и горды, чтобы сделать какое-нибудь язвительное замечание. А Карл теперь вел себя достаточно храбро. Он первый принялся перевертывать беспомощного человека; три других мальчика помогали ему.

Грабитель теперь лежал навзничь, хмурясь и бормоча что-то. Людвиг взял у девушки подсвечник.

- Надо хорошенько рассмотреть этого красавца, - сказал он, подходя вплотную к грабителю. Но не успел он произнести эти слова, как внезапно побледнел и вздрогнул так сильно, что чуть не выронил свечу. - "Вутсполен"! - крикнул он. - Ребята, ведь это тот человек, что сидел у камина!

- Он самый, - откликнулся Питер. - Мы, как дураки, считали при нем деньги. Но к чему говорить о "вутсполен", брат Людвиг? Месяц в тюрьме - и хватит с него.

Незадолго перед тем дочь хозяина вышла. Теперь она вбежала в комнату, держа в руках огромные деревянные башмаки.

- Смотри, отец, - крикнула она, - вот его здоровенные, безобразные башмаки! Это тот человек, которого мы поместили в соседней комнате, после того как молодые господа улеглись. Ах! Не надо было помещать бедных молодых господ так далеко от нас!

- Подлец! - зашипел хозяин. - Он опозорил мой дом! Сейчас же иду за полицией!

Не прошло и четверти часа, как прибежали двое заспанных полицейских. Предложив мейнхееру Клеефу рано утром явиться вместе с мальчиками к судье и подать жалобу, полицейские увели грабителя.

Естественно предположить, что капитан и его отряд уже не заснули в эту ночь. Но еще не найден тот якорь, который может помешать юности и чистой совести плыть по реке снов. Мальчики слишком устали, чтобы не спать из-за таких пустяков, как поимка грабителя. Немного погодя они снова улеглись, и им снились знакомые вещи в причудливых сочетаниях.

Людвиг и Карл постелили себе на полу. Людвиг уже позабыл и "вутсполен", и состязания, и все на свете; а у Карла сна не было ни в одном глазу. Он слышал торжественную ночную музыку курантов, назойливую колотушку сторожа, каждые четверть часа стучавшую вразброд с колоколами; он видел, как лунный свет соскользнул с окна и алый свет зари проник в комнату. И все это время он думал:

"Фу, каким болваном я себя показал!"

Карл Схуммель, когда он был наедине с самим собой и никто не видел и не слышал его, был отнюдь не таким молодчиной, как тот Карл Схуммель, который хорохорился перед другими.



Страница сформирована за 0.58 сек
SQL запросов: 170