УПП

Цитата момента



Незнакомый человек – это твой друг, который еще об этом не знает.
Приятно познакомиться!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Случается, что в одной и той же семье вырастают различные дети. Одни радуют отца и мать, а другие приносят им только разочарование и горе. И родители порой недоумевают: «Как же так? Воспитывали их одинаково…» Вот в том-то и беда, что «одинаково». А дети-то были разные. Каждый из них имел свои вкусы, склонности, особенности характера, и нельзя было всех «стричь под одну гребёнку».

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

СРЕДА, 31 ОКТЯБРЯ, когда Эмиль раздобыл настоящую лошадь и смертельно напугал не только фру Петрель, но и весь Виммербю

Каждый год в последний день октября в Виммербю бывала ярмарка. И в этот день с утра до ночи в городке царило необычайное оживление. Все крестьяне из Лённеберги и других деревень округа съезжались сюда - кто продать быка, кто купить телку, кто поменять лошадь, а кто просто потолкаться в толпе - людей посмотреть и себя показать. Девицы искали себе женихов, молодые люди - невест, некоторые приезжали в Виммербю лишь для того, чтобы поесть конфет, поплясать, подраться, повеселиться. Одним словом, кто зачем.

Как-то раз мама Эмиля спросила Лину: может ли она перечислить все праздники в году?

- Конечно, - ответила Лина.- Рождество, Пасха и ярмарка в Виммербю!

Теперь-то ты понимаешь, почему 31 октября в Виммербю съезжалось так много народу?

Часов в пять утра, когда на дворе была еще темень, хоть глаз выколи, Альфред выкатил из сарая большую коляску, запряг лошадей, и все жители Катхульта отправились в путь. И папа, и мама, и Альфред, и Лина, и сестренка Ида, и сам Эмиль. Дома оставалась только Крюсе-Майя приглядеть за скотиной.

- Бедная Крюсе-Майя, тебе небось тоже хочется на ярмарку? - спросил ее Альфред. Он, как известно, был добрый малый.

- Вот еще! - возмутилась старуха. - Я пока с ума не сошла. Говорят, сегодня на землю упадет большая комета, а я хочу умереть у себя дома, в Лённеберге, а не Бог знает где!

Ты, наверно, и понятия не имеешь, что это за штука - комета? Да и я сама толком не знаю, но, кажется, это обломок бывшей звезды, который куда-то летит в космосе. Все жители Смоланда до ужаса боялись, что какая-нибудь заблудшая комета ни с того ни с сего врежется в нашу Землю, разобьет ее вдребезги и на этом кончится жизнь. Об этом было много всяких разговоров. Даже в местной газетенке писали, что, по полученным сведениям, комету ждут 31 октября.

- Надо же, чтоб эта комета прилетела как раз в день ярмарки в Виммербю! - с досадой сказала Лина.- Будем надеяться, что она заявится только к вечеру и мы успеем повеселиться и купить что надо!

Она счастливо улыбалась и все подталкивала локтем Альфреда, который сидел рядом с ней на заднем сиденье коляски. Видно, Лина много чего ждала от этого дня.

На переднем сиденье расположились мама Эмиля с сестренкой Идой на коленях и папа Эмиля с Эмилем на коленях. А теперь догадайся, кто держал вожжи? Ну конечно, Эмиль! Я забыла сказать, что правил Эмиль, как настоящий возница. Альфред, отличный конюх, научил его всем премудростям обхождения с лошадьми, и Эмиль оказался таким способным учеником, что быстро превзошел своего учителя.

И вот теперь Эмиль, сидя на коленях у папы, лихо правил парой запряженных в коляску коней, а править парой - дело не простое! Да, этот мальчик умел держать вожжи в руках!

Всю ночь напролет лил дождь. Густая мгла черной пеленой нависла над Лённебергой. Да что там над Лённебергой, над всем Смоландом! Небо над деревьями еще не посветлело, и лес темной сырой стеной стоял по обе стороны дороги, по которой они катили на ярмарку. Все обитатели Катхульта были в прекрасном настроении, и обе лошади, Маркус и Юлан, неслись такой размашистой рысью, что фонтаны брызг из-под колес вздымались выше головы сидевших в коляске.

Правда, Юлан была не очень-то рада поездке в Виммербю, она была стара и дряхла и охотнее всего стояла бы сейчас в конюшне на хуторе. Эмиль давно уже приставал к папе, чтобы тот купил нового коня, под стать Маркусу, и вот сегодня эта покупка могла состояться - ведь они ехали на ярмарку! Во всяком случае, Эмиль на это надеялся.

- Ты небось думаешь, что у нас денег куры не клюют, - сказал ему папа.- Нет, старушке Юлан придется еще поскрипеть годика два-три, никуда не денешься.

И старушка Юлан скрипела из последних сил. Она бойко трусила вниз по склону холма, и Эмиль, который очень любил старую клячу, запел, чтобы ее подбодрить, песенку, которая Юлан очень нравилась:

Тук-тук,
Тук-тук-тук!
Тут копыт раздался стук.
Мчатся кони, скачут кони,
И никто их не догонит!

Наконец они приехали в Виммербю. Было еще рано, и коляску удалось поставить совсем недалеко от сенного базара, где продавали всякую живность. Потом все разошлись по своим делам. Мама Эмиля, взяв за руку сестренку Иду, отправилась покупать новую синюю тетрадку, а заодно продать яйца и шерсть, которые она привезла с собой из дома. Лине тут же захотелось пойти с Альфредом в кондитерскую пить кофе, и, как Альфред ни сопротивлялся, она своего добилась. А Альфреду куда больше хотелось отправиться вместе с Эмилем и его папой на сенной базар.

Вот ты, наверно, ни разу не был на ярмарке в Виммербю и не знаешь, как выглядит в такой день сенной базар. А ведь это там продают и покупают коров и лошадей. Когда папа с Эмилем еще только подходили к сенному базару, им уже издали было видно, что торговля в полном разгаре. Эмиль так и рвался в самую гущу толпы, а папа не спеша двинулся за ним, хоть и не собирался ничего покупать. Он хотел только поглядеть, кто что продает, да, может, прицениться, если что приглянется.

- Не забудьте, - крикнула им вдогонку мама Эмиля,- ровно в полдень мы приглашены на обед к фру Петрель! Не забудьте!

Не прошло и пяти минут, как Эмиль увидел коня, от которого не мог оторвать глаз. Вот это был конь так конь! У Эмиля даже дух захватило и сердце забилось, как пойманная птичка. Каурая кобыла-трехлетка. Она стояла у коновязи и так ласково глядела на Эмиля, словно только о том и мечтала, чтобы он ее купил. И Эмиль захотел ее купить, так захотел, как еще не хотел ничего в жизни! Он оглянулся, ища глазами отца, чтобы схватить его за руку, начать просить, ныть, канючить - одним словом, найти способ уговорить его купить эту лошадь. Но вот невезенье! Отец как сквозь землю провалился. Он словно растворился в толпе крестьян, которые громко спорили, уговаривали друг друга, торговались и кричали, оглаживая лошадей и коров. А те топтались на месте, били копытами землю, ржали, мычали.

"Вот всегда так! - с горечью подумал Эмиль. - Какой смысл его брать с собой! Не успеешь отвернуться, как его и след простыл".

А времени ждать не было. Каурая красавица уже приглянулась одному солидному торговцу лошадьми из Молила.

- Сколько просишь? - спросил Эмиль у хозяина лошади, невзрачного мужичонки из Туны.

- Триста крон, - ответил тот.

У Эмиля даже заныло в животе, когда он услышал эту цену. Вырвать у папы триста крон - такая же безнадежная затея, как высечь их из скалы.

"Попытка - не пытка!" - подумал все же Эмиль. Ты ведь знаешь, какой он был упорный. Во всей Лённеберге, да что Лённеберге, во всем Смоланде второго такого не сыскать. И Эмиль, не мешкая, ринулся в самую толчею, надеясь найти отца. Он рыскал в толпе, вне себя от волнения, бросался то к одному крестьянину, то к другому, когда спина издали казалась ему похожей на спину отца. Но всякий раз он ошибался: на него удивленно глядели чужие люди.

Эмиль был в отчаянии. Но не подумай, пожалуйста, что он пал духом и сдался. Ничего подобного! Наоборот!

Посреди рыночной площади была врыта высоченная мачта с флагом. В один миг Эмиль взобрался на нее, под самый флаг, чтобы его все видели, и заорал во все горло:

- Эй, люди! Поглядите на меня! У меня пропал отец! Сверху Эмилю было видно, что его крик услышали - словно волна пробежала по толпе. Кто-то опрометью бросился к мачте, и, представь себе, это был не кто иной, как папа Эмиля.

Антон Свенсон стряхнул своего сына с верхушки мачты, как стряхивают яблоко с яблони, и вцепился пальцами ему в ухо.

- Куда ты подевался, негодник! - кричал он в ярости. - Куда ты меня тянешь?

Но Эмилю сейчас было не до ответов.

- Бежим! - тянул он за руку папу.- Там лошадь, которую ты обязательно должен увидеть… Бежим скорей!

Но когда папа Эмиля увидел наконец каурую кобылу, она оказалась уже проданной! Можешь себе представить, какой это был удар! Эмиль и его папа подбежали к каурой кобыле как раз в тот момент, когда торговец лошадьми из Молила, раскрыв бумажник, извлек оттуда три стокроновые бумажки и сунул их в заскорузлую ладонь крестьянина из Туны.

И вот тут Эмиль заплакал.

- Это смирная лошадь? - спросил торговец лошадьми.

- Еще бы не смирная, - ответил крестьянин из Туны, но при этом он как-то уж очень упорно отводил глаза в сторону, словно думал о чем-то другом.

- Судя по ее виду, она голодна, - сказал торговец лошадьми. - Надо бы задать ей корму перед дальней дорогой.

А Эмиль стоял неподалеку и так горько плакал, что папе стало его жалко.

- Брось, Эмиль, не плачь, - сказал он и решительно тряхнул головой. - Пошли отсюда. Я куплю тебе карамелек, и наплевать на все.

Он взял Эмиля за руку, повел его к рядам, где какие-то тетки продавали самодельные конфеты, и купил ему на целых десять эре длинных полосатых карамелек. Тут он повстречал знакомого крестьянина, разговорился с ним и про все забыл. А Эмиль, с глазами, полными слез, стоял рядом, сосал полосатую карамельку и думал о лошади. И вдруг он увидел Альфреда. Рядом с ним важно выступала Лина. Ну и несчастный же вид был у бедного Альфреда! И не удивительно! Шутка сказать, Лина семнадцать раз провела его мимо ювелирного магазина и всякий раз упрашивала купить ей колечко на помолвку.

- Если бы я не уперся как бык, она бы меня окрутила,- хвастался потом Альфред, очень довольный собой. А как он обрадовался, когда встретился с Эмилем, который тут же, с места в карьер, рассказал ему о прекрасной каурой кобыле! Они стояли вместе и вздыхали от горя, что этой лошади никогда не бывать в Катхульте. Потом Альфред купил у гончара, который продавал на ярмарке всякие фигурки, глиняную кукушку и подарил ее Эмилю.



Страница сформирована за 0.94 сек
SQL запросов: 170