УПП

Цитата момента



Ничто так не украшает комнату, как дети, аккуратно расставленные по углам.
Владелец трехкомнатной квартиры

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Правило мне кажется железным: главное – спокойствие жены, будущее детей потом, в будущем. Женщина бросается в будущее ребенка, когда не видит будущего для себя. Вот и задача для мужчины!

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

О том, что приснилось Ферде и о чём заявили два ворчуна

– Милый Ферда, – как‑то утром торжественно сказала мама. – Благодарю тебя за твою помощь. Если бы не ты, мне никогда бы так хорошо не выкормить моих червячков, да и куколки наши не увидели бы ни солнышка, ни свежего воздуха. Мне ведь некогда выходить на улицу. Мне ведь нужно откладывать яички и кормить червячков. Но с твоею помощью уже из первых куколок у нас вырастут здоровые и сильные работники. А это, я чувствую, будет скоро. Я не ошибаюсь. Может быть, даже сегодня ночью. Ферда просиял от радости: «Сегодня ночью! Сегодня ночью у нас вылупятся из куколок первые муравьи. Ура!»

Ферда с такой поспешностью выбежал на прогулку, что две куколки упали из санок и ударились головами о землю. Но Ферда даже не обратил на это внимания, он их снова положил на санки и побежал к Дровосеку, а от него к Пауку, чтобы всем рассказать о том, что должно произойти этой ночью.

Потом Ферда позвал Светлячка, чтобы он ночью освещал муравейник. Когда вечером пришёл Светлячок и осветил кладовую, всё уже было готово: Ферда украсил комнату цветами, а самых крупных куколок уложил в один ряд. Все они были большие, толстые, вот‑вот лопнут, гладкие, только у тех, двух, что упали на землю, на головах темнели синяки. Вот несчастье! Но, может, это не повредит им? Может быть, и из них выйдут хорошие муравьи?

Ферда и Светлячок уселись поудобнее и стали разговаривать. Светлячок стал рассказывать Ферде обо всём, что он видит ночью. О том, какие летают удивительные бабочки и сколько их за ночь съедает летучая мышь. О том, как ночью гукают совы и как они ловят для своих птенцов мышей. Он рассказывал Ферде о зайцах и ланях, которые по ночам пасутся и скачут по траве.

Светлячок рассказывал ему о… но Ферда уже ничего не слышал, потому что он, соня такой, уснул.

Снилось ему разное и, наконец, приснилось, что он в большом муравейнике и там его схватила стража.

– Послушай, а ты случайно не Отрокар? – накинулись на него муравьи‑сторожа и потащили из муравейника. Напрасно хватался Ферда за веточки, хвойные иголки и кричал: «Пустите меня, я ведь Ферда!» Но они продолжали его тащить. Всё, за что он ни хватался, трещало и ломалось крак! крак! А оба сторожа так сильно и так долго толкали его, дёргали и трясли… пока он, наконец, не проснулся.

Тут Ферда увидел, что его трясут не муравьи‑сторожа, а Светлячок. Он кричал: «Ферда, проснись, – куколки лопаются!»

Куколки действительно уже лопались.

«Крак!» – лопнула первая куколка, и из неё выскочил молодой работник; он осмотрелся вокруг, потянулся, привёл себя в порядок и сказал, чтоб ему дали работу. Ах, как он был хорош!

«Крак!» – лопнула вторая. Из неё выскочил крепкий парень; он встал по стойке «смирно», сделал несколько упражнений и застыл на страже у двери.

«Ага, это воин», – подумал Ферда.

«Крак!» – лопнула новая куколка, и из неё выскочила нянечка. Она привела себя в порядок и сразу же занялась оставшимися куколками. Укладывала их получше, укладывала, и вдруг – крак! крак! – прямо под руками у неё лопнули ещё две куколки, как раз те, с синяками на головах, которые Ферда уронил на землю. Из них вылезли два мрачных, недовольных муравья.

– Гм, не очень‑то у них тут красиво, – проворчал один.

– Какой странный свет!.. И пол какой неровный! – забрюзжал другой.

– И вообще нам здесь не нравится. В других муравейниках, конечно, лучше! – заворчали они в один голос.

Такие ворчуны! Всё им не нравилось. Впрочем, они и потом всё время ворчали и брюзжали, и поэтому в муравейнике их стали звать Ворчун и Брюзга. А самого первого муравья‑работника, который не боялся никакой, даже самой тяжёлой работы, назвали: Смельчак.

Первый бой

Теперь в муравейнике началась настоящая муравьиная жизнь. Через несколько дней жук Дровосек, проходя мимо муравейника, едва узнал его. Здесь, словно быстрый ручеёк, группа весёлых муравьёв работников тащила большое бревно. А там Ферда вёл повара за продуктами. Друзья шли в ногу и пели. Из муравейника выбежало несколько нянечек. Они просто умирали со смеху.

– Хи‑хи‑хи‑хи! И‑хи‑хи‑хи!! Мы маму умываем, трём, а ей щекотно. И‑хи‑хи‑хи! – И они побежали снова собирать капельки росы и пучки моха, чтобы как следует протереть и вымыть маму. Ничего, она привыкнет. Теперь уже всё будут делать только нянечки: они будут каждый день прибирать муравейник, кормить маму, мыть её, заботиться о ней, будут делать всё, что делают нянечки в любом муравейнике. Вдруг раздалась такая грозная команда: «С дороги, с дороги!» – что Дровосек отскочил. Из новых ворот муравейника быстро промаршировала вооружённая стража, а под её охраной поспешно шли нянечки с куколками на руках. Они несли куколок греться на солнышко. Теперь их будет охранять стража.

Вдруг из муравейника послышались ещё какие‑то звуки. Кто‑то ворчал, брюзжал, стонал, жаловался: «Только и слышишь: „С дороги, с дороги!“ Всё время работай, за всеми только и убирай! Ну, можно ли всё это выдержать?»

Что такое? В муравейнике кто‑то ворчит? Ну конечно, это Ворчун и Брюзга. Они как раз выносят полные охапки шелухи, оставшейся от куколок: в эту ночь вылупилось много новых муравьёв.

«Ворчуны сердятся, а им следовало бы радоваться, ведь у них уже столько муравьёв, – удивился Дровосек. – А я своих жучков‑дровосеков должен ждать три года. Ну, хватит смотреть, пойду‑ка лучше послушаю, хорошо ли едят мои червячки». И жук направился к пню, но тут его остановила толстая розовая Жижала.

– Эй ты, с усами! – закричала она из своей норки. – Ты слышишь? Беги, да побыстрее, к нянечкам! Там Отрокары. Ну, беги же, не стой! – И она исчезла в земле, так и не сказав, куда бежать.

«Ой, ой, ой! Какое несчастье, какая беда! Где же искать нянечек?» Но тут Дровосек услышал крик: «Помогите, помогите!» – К нему подбежала перепуганная нянечка. – «Отрокары отнимают у нас куколок. Помогите!»

Теперь уж Дровосек не медлил. Он бросился прямо туда, откуда раздавались крики, и попал в самую гущу боя. Немногочисленная стража мужественно боролась с Отрокарами.

Муравьи сражались замечательно: не страшась ран, они хватали рабовладельцев‑Отрокаров, катались с ними по земле, нещадно били врагов.

щелкните, и изображение увеличитсяДаже нянечки не сдавались. Они изо всех сил прижимали к себе куколок и время от времени тоже наносили удары разбойникам. Однако злодеи уже отобрали у них несколько куколок и собирались скрыться с ними.

– Это что за безобразие? – закричал Дровосек, грозно замахав усами, и, словно рассвирепевший великан, кинулся в бой. Грабители страшно испугались внезапно появившегося великана; они трусливо побросали куколок на землю и мигом исчезли в щёлках, под камнями, в траве. Бой был окончен. О преследовании врага никто и не подумал. Все принялись собирать самое драгоценное – брошенных куколок. Ни одна не должна быть потеряна.

Нужно было оказать помощь и раненым. Отрокары серьёзно покусали нескольких муравьёв.

Как все были благодарны Дровосеку за помощь!

– Но вы, муравьи, не надейтесь, что вам и впредь так легко удастся одержать победу! – предостерегал Ферда. – Мы должны подготовиться, да так, чтобы в будущем мы сами себя смогли защитить. А ну, муравьи, попрыгаем! Каждое утро мы будем делать гимнастику, чтобы стать сильными, чтобы у нас были крепкие мускулы!

И они стали заниматься гимнастикой. Ворчун и Брюзга, конечно, как всегда, ворчали, – гимнастика, мол, не для них, а для солдат. У них, мол, уже болит вот тут – под коленом и вот тут – шея, и они, мол, уже не могут даже нагнуться.

– Муравьи? Вы слышите? – сказал Ферда. – У Ворчуна и Брюзги болит вот тут и тут! – засмеялся он. – Ну если нас одолеют враги, то у нас у всех будет болеть и тут, и тут, и вот тут. Мы все должны быть сильными! И солдаты, и рабочие, и Ворчун, и Брюзга. А вы оба стыдитесь! Посмотрите, даже нянечки хотят с нами заниматься!

Действительно, на площадку пришли нянечки и вместе её всеми стали делать упражнения, чтобы и им стать сильными чтобы и им никого не бояться.

О том, куда побежал Ферда

Так они каждое утро занимались гимнастикой и убеждались, что становятся всё сильнее и сильнее, что после зарядки и работа идёт веселее. Однажды утром муравьи, как всегда, весело принялись за дело, а Ферда отправился в дальний путь. Он решили найти толстую розовую Жижалу и во что бы то ни стало разузнать у неё всё об Отрокарах.

Но как найти Жижалу? Ведь дождевой червяк живёт под землёй. Ферда разгребал листья, искал в траве, поднимал камушки, копал землю – доискался до того, что у него спина заболела. А когда Ферда, наконец, нашёл ход, прорытый Жижалой в земле, оттуда выглянула – увы! – совсем маленькая, тоненькая Жижалочка.

– Простите, мама здесь уже больше не живёт, – вежливо сказала Жижалочка. – Простите, мама переехала и живёт теперь там.

Ферда, разумеется, не мог догадаться, где это «там», но Жижалочка тотчас же вежливо предложила: «Простите, я вам покажу где». И так как у Жижалочки нет рук, она просто вытянулась на земле ровной тонкой палочкой и – «Вон там, пожалуйста!» – показала Ферде, где живёт мама.

«Вот молодец, какая умница!» – по хвалил её про себя Ферда; и действительно, вскоре он нашёл старую толстую розовую Жижалу. Она втаскивала под землю хрупкий зелёный лист, чтобы полакомиться им в своей норке.

– Жижала, милая Жижала, – поспешил к ней Ферда, – скажи мне, где живут Отрокары?..

Но Жижала опять не захотела разговаривать.

– Спроси вот там! Там тебе обо всём расскажут! – показала она Ферде на тропинку под молодыми ёлками и скрылась с листиком под землёй.

Ферда внимательно посмотрел туда, и вдруг на дорожке под молодыми ёлками показался худой муравей. Он с трудом тащил на спине большой, тяжёлый мешок.

– Нет, нет, пусти меня! Я спешу! – в ужасе закричал он, когда Ферда его остановил, – Господа ждут, они хотят есть! Меня накажут, если я опоздаю. Пусти меня!

Он задрожал от страха и поспешно потащил мешок дальше.

«Раб! – догадался Ферда. – Раб! Он идёт в муравейник Отрокаров. Я пойду за ним, и он сам меня туда приведёт. Только мне надо быть осторожнее, как можно осторожнее, чтобы кто‑нибудь из Отрокаров не увидел меня, а то мне придётся плохо».

Ферда крался за рабом под прикрытием молодых ёлок, прополз мимо трёх мухоморов; прячась за кустами, он увидел, что по дороге идёт всё больше и больше рабов. Все они были измождённые, седые, словно покрытые пылью. Одни из них со всех ног бежали из муравейника, выполняя приказ, другие тащили к муравейнику мешки с едой, красивые блестящие камушки, мягкий мох; а один муравей, весь искусанный нёс в муравейник даже бумажную стенку от осиногогнезда. Всё новые и новые муравьи шли и тащили в муравейник еду и еду, много еды. Осторожней! Муравейник Отрокаров совсем близко!

О том, что увидел Ферда

щелкните, и изображение увеличитсяИ вот Ферда увидел муравейник Отрокаров. Муравейник стоял под огромным безобразным чертополохом. Это была очень странная постройка. С одной стороны возвышался великолепный замок из мрамора и красивых камней, с другой – чернели кучи мусора с полуобвалившимися ходами.

– Вот как! – прошептал Ферда. – Сразу видно, где живут господа и где ютятся бедные рабы. Я должен подойти поближе.

Чтобы его не заметили, он сорвал небольшую веточку, поднял её над собой и пополз к муравейнику.

Тут Ферда увидел первого Отрокара. Рабовладелец сидел около муравейника в роскошном кресле. Он нежился на подушках и кричал на раба, согнувшегося под тяжёлым мешком: «Принесёшь ты мне когда‑нибудь поесть? Эй ты! Или помочь тебе палкой?»

Раб, задыхаясь, подбежал. Он стал торопливо доставать еду из мешка и класть её прямо в рот голодному Отрокару. Как этот обжора не лопнет! – с отвращением прошептал Ферда и поскорее отвернулся. Но то, что он увидел теперь, было не лучше.

Наверху, перед мраморным входом какой‑то Отрокар избивал палкой своего раба. Он выбросил из мешка несчастного всю еду и растоптал её ногами. Вероятно, еда ему не понравилась, и он послал раба за другой.

«Что за трутни! – негодовал Ферда. – У них слишком нежные желудки. Ну ещё бы! Почему не выбирать, если пищу добывает кто‑то другой!» А там, и вон там, и там! Всюду жадно раскрытые рты Отрокаров, и измученные рабы набивают их принесёнными яствами.

Ферда так разволновался, что веточка у него закачалась, как от ветра. Муравей должен был собрать все силы, чтобы не выдать себя.

Вдруг раздалось: «С дороги, с дороги!» Из муравейника выступила стража трокаров, грозные воины со страшными зубами, а за ними измученные нянечки‑рабыни с куколками Отрокаров. Куколки лежали на мягких перинках, украшенных ленточками и кружевами, а нянечки должны были идти на цыпочках, чтобы не потревожить сон куколок Отрокаров.

Стражу накормили тоже, и шествие с разодетыми куколками тронулось дальше.

– Очень бы мне хотелось увидеть, – сказал Ферда, – как у них там внутри, в муравейнике.

О том, чего Ферда не увидел

щелкните, и изображение увеличитсяДействительно, Ферде было бы очень интересно увидеть всё, что делалось внутри – хотя бы, например, посмотреть на искусанного раба, который принёс бумажную стенку от осиного гнезда. Королева Отрокаров сразу же приказала сделать из неё занавес.

– Как? Ты несёшь для королевы только одну стенку? – накинулась она на раба. – Как, ты жалуешься, что тебя искусали осы? Стража, дать ему палок! А теперь убирайся! Ты должен мне принести целое осиное гнездо, чтобы я могла выбрать себе занавеси! У Отрокаров должно быть всё, чего они только ни пожелают. Да и почему бы им не желать этого? У них ведь есть рабы.

Комнаты в муравейнике были выложены самыми красивыми камушками, красивейшим деревом, самым нежным мохом. Всё это сделали рабы. Червячки‑личинки, дети господ Отрокаров ни в чём не нуждались. Для них всегда должна была быть приготовлена самая лучшая еда. Ох, а как они капризничали за едой! Одни не хотели есть мягкого, другие – твёрдого, одни любили только сладкое, другие – кислое. Некоторые совсем не хотели есть, другие, наоборот, так долго возились с едой, что перемазывали себя, нянечку, всё вокруг и, в конце концов, так ничего и не съедали. Но, если перед ними не стояла самая вкусная еда, – все они сейчас же принимались визжать, и господа колотили рабынь‑нянечек. Внизу, в подвалах, стража днём и ночью охраняла склады яичек и куколок, которых Отрокары похитили у своих соседей – мирных муравьёв. Из этих куколок рождались рабы. Бедняги, они даже не подозревали, что родились не в своём муравейнике, и сразу же принимались за непосильный труд.

Прежде всего они должны были кормить своих господ, потому что, вы только послушайте, муравьи – трутни‑Отрокары – сами себя прокормить не могут. Если бы у них не было рабов, они бы погибли, так как просто не сумели бы добыть себе пищу. Ведь Отрокары ничего не умеют делать. Они умеют лишь, как и все рабовладельцы на свете, только грабить, воровать и жить за счёт других.

щелкните, и изображение увеличитсяДаже своих личинок, даже королеву они бы не сумели прокормить. Всё это должны были делать рабы.

– Скорей, скорей! – кричат все эти господа. А как они сердятся, если им вдруг что‑нибудь не понравится!

– Разве это еда? – кричат они.

– Разве это слуги? – злятся они, если им придётся подождать хоть минутку.

– Да что я, собственно, хотела сказать? – гордо спросила королева.

– Где мы, собственно, взяли этих рабов? Мне они совсем не нравятся.

– Они из муравейника у перекрёстка дорог, ваше величество, – ответили приближённые. – Мы на них напали весной. Как они защищались! Как защищались! Но мы проломили стены и ворвались к ним в муравейник сразу со всех сторон. Мы тогда убили две тысячи муравьёв, три тысячи ранили и захватили пятьсот куколок и двести яичек. Прикажете, ваше величество, напасть на другой муравейник?

– Напасть! Напасть! – завопила королева и затопала ногами. – Напасть на самый лучший муравейник, чтобы у нас были самые лучшие рабы!

Вскоре из муравейника вышел Отрокар и сказал толпе зубастых верзил: «Там, недалеко от куста шиповника, новый муравейник. У них самые хорошие, самые здоровые куколки. Там рождаются самые сильные муравьи. Мы на них нападём. Вы легко найдёте муравейник. В нём один из муравьёв носит на шее красный платочек в горошек». Верзилы посмотрели в ту сторону, где стоял муравейник Ферды.

Надо только подождать, пока у них не станет больше куколок. А сейчас следите за ними… и… и… посмотрите‑ка туда… Вот так штука! Почему так качается эта веточка?

Все посмотрели туда, куда он показал, и увидели, как трясётся, качается подпрыгивает веточка Ферды. Вдруг она упала. Отрокары подошли поближе – на земле лежала сломанная веточка.

– Может быть, её сорвала Жижала? – стали гадать они.

– Может быть, ветер? – А в то время, пока они спорили, Ферда, ведь это он бросил веточку, со всех ног убегал прочь.

О том, что сказали муравьи и почему они смеялись над Пирожком

Скорей, скорей самой короткой дорогой к муравейнику!

Ферда бежал, не разбирая пути: между высокими скалами, через кротовую нору, по берегу огромной лужи, продирался сквозь колючки – только бы поскорее попасть в муравейник.

Он мчался без отдыха: муравейник в опасности, надо как можно скорее предупредить муравьёв.

К счастью, Ферда уже был близко; он уже слышал, как поют рабочие в муравейнике и как им подпевают тоненькими голосками няни с куколками на руках.

– Ко мне! – закричал Ферда, подбегая. – Муравьи, ко мне! – звал он, поднимаясь на самый верх пока ещё совсем маленького муравейника.

Все выбежали, и Ферда, задыхаясь от усталости, начал рассказывать о том, где он был, что он видел и слышал.

Ферда рассказал муравьям, как живут злые Отрокары; о том, что эти бездельники ничего не делают, как страдают рабы, и, наконец, о том, что Отрокары собираются напасть на их муравейник, отнять у них яички и куколок и вырастить для себя новых рабов. Удивлённые, взволнованные муравьи зашумели.

– Нас хотят ограбить? Мы не позволим! – закричали они все как один.

– Мы будем защищаться!

– Мы не сдадимся!

Пусть они только попробуют забраться к нам!

Ферда повеселел. «Вот это настоящий ответ! Пусть только попробуют забраться к нам! Однако, чтобы они не забрались к нам, мы должны достроить наш муравейник раньше, чем Отрокары нападут на нас. Наш муравейник должен стать таким, чтобы ни один Отрокар не смог проникнуть в него. А мы должны быть такими сильными, чтобы защититься от кого угодно».

Муравьи посмотрели на свой муравейник, – они ведь только начали его строить!

– А что, если мы его не окончим вовремя и Отрокары одолеют нас? – заплакали нянечки, испуганно озираясь по сторонам.

В эту минуту выступил вперёд муравей Смельчак и загремел:

– Кто сказал, что мы вовремя не окончим строительство?

Все притихли. Никому не хотелось признаваться ни в своей нерешительности, ни в трусости.

Тут вперёд выскочил Пирожок и заявил, что он всем покажет, как надо работать, и что уже к вечеру муравейник нельзя будет узнать.

– Что? Ха‑ха! Это ты собираешься работать так быстро? – засмеялся над ним Ворчун.

– Ты? Ха‑ха! Моя метла метёт в три раза скорее твоей! – расхохотался Брюзга, а за ним и все остальные, потому что ха‑ха‑ха‑ха! – они даже представить не могли, что толстый и неповоротливый Пирожок может быстро работать.

Но Пирожок разошёлся не на шутку.

– Что, вы думаете, я не умею хорошо работать? Так я вам, насмешники, докажу. Спорим, что за один день я выстрою целый этаж. И какой этаж! Прочный! Стены будут как скала, двери как железо. Я выстрою неприступную крепость, какой тут никто из вас ещё не видывал. А если враги к нам всё – таки ворвутся, я приготовлю для них хитрую ловушку и на голову им посыпятся камни. Или разбойники провалятся в ямы и не смогут там даже пошевелиться! Вот увидите! После этого никто из вас не будет смеяться над Пирожком!

Сразу уйма муравьёв захотела работать вместе с Пирожком, а остальные перестали смеяться.

Молодец всё‑таки Пирожок! За один день достроить целый этаж! А ловушка для врага! – Задумал он многое. Очень интересно, чем всё это кончится.

Чем всё это кончилось и что сказал работник

щелкните, и изображение увеличится «Очень интересно, – чем всё это кончится?» – подумал Смельчак, выйдя на другой день вместе с товарищами охранять муравейник.

«Очень интересно, – чем всё это кончится?» – подумал Ферда, отправляясь к Пауку за верёвками. А окончилось это плохо. Уже на обратном пути Ферда понял: что‑то случилось. Навстречу ему бежал Ворчун – у него на шее висела не то рама от окна, не то дверь – и жалобно причитал: «Ведь я же говорил, я же говорил!»

Немного дальше лежал Брюзга с шишкой на лбу и стонал: «Я тоже говорил, я тоже говорил!»

Муравейник обвалился. Рухнул целый этаж, и муравьи, помощники Пирожка, с трудом выбирались из‑под обломков. Нас засыпало, – стонали они. – Помогите вытащить Пирожка! Мы провалились в ловушку, которую он устроил, а камни, приготовленные для врагов, посыпались на нас. Пирожок ещё там.

На счастье, у Ферды были с собой верёвки. Их спустили вниз Пирожку и – раз‑два! раз‑два! – общими усилиями вытащили его.

Пирожок, чуть живой, уселся на землю и никак не мог понять, что произошло.

– Мы всё так хорошо сделали! Отчего же наша постройка обрушилась на нас? – простонал он.

– Мы так старались! – жаловались его помощники. И как только это могло случиться!

Ферда внимательно осмотрел развалины.

– Послушай, Пирожок, вы ведь заранее работу между собой не распределили? Вы ведь работали без плана?

– Как это так? – защищались товарищи Пирожка. Каждый из нас отлично сделал свою работу!

– Вот то‑то и оно! – поймал их Ферда на слове. – Каждый из вас делал своё! Каждый из вас отлично сделал только свою работу, а все вместе вы натворили массу глупостей. Разве вы заранее договорились о том, как вы будете помогать друг другу? Разве вы разделили между собой работу так, чтобы каждому из вас было легче и чтобы каждый не делал всего сам? Каждый из вас делал что хотел; поэтому у всех вместе ничего не получилось!

Пирожок почесал затылок, потом потёр ушибленную спину, ещё раз почесал затылок, ещё раз потёр спину и, наконец, сказал: «Ты прав, Ферда. Хорошо, что ты нас отругал. Мы сегодня же всё как следует обдумаем».

Действительно, в тот же вечер он рассказал Ферде, как они будут строить, где каждый муравей будет стоять и что делать. Он даже приготовил чертежи будущей стройки. Уходя, Пирожок шепнул Ферде на ухо: «Смельчак тоже будет работать вместе с нами!»

Засыпая, Ферда радовался: «Да, Пирожку действительно повезло. Со Смельчаком дело у них пойдёт на лад! С такими работниками Пирожок может ничего не бояться!»

Вдруг Ферду разбудил сильный, мускулистый муравей, который очень редко выходил из подвалов муравейника.

Заложив руки за спину, он вызывающе посмотрел на Ферду.

– Мне кажется, Ферда, что ты совсем забыл о нас, работающих внизу, – начал он резко. – Но я, муравей Работник, скажу тебе вот что: мы очень хотим соревноваться со строителями Пирожка. Приходите‑ка через две недели да посмотрите, кто работает лучше: строители на земле или мы, шахтёры, под землёй. Начнём с завтрашнего дня. Слышишь? Увидим, кто лучше и быстрее работает! А Пирожку передай: если хочет выиграть, то пусть позовёт по крайней мере ещё пятьдесят Смельчаков! И, засмеявшись, силач ушёл.



Страница сформирована за 0.71 сек
SQL запросов: 184