УПП

Цитата момента



Писать стихи о любви конечно нужно, но только без упоминания мужчин и женщин, без разговоров о страстях и желательно, чтобы это делали объективные люди, например, кастраты, которые не заангажированы в этом вопросе…
Вы согласны?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Устройство этой прекрасной страны было необычайно демократичным, ни о каком принуждении граждан не могло быть и речи, все были богаты и свободны от забот, и даже самый последний землепашец имел не менее трех рабов…

Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

Читать далее…


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

И… началось!

щелкните, и изображение увеличитсяНу и дела! Мы соревнуемся! Как это у нас получится? Пирожок, узнав о новости, сначала испугался.

– Как? Работник хочет соревноваться? – заволновался он. – Вот задача! Ну, теперь мы должны следить за каждым нашим шагом! Теперь даже соломинку нельзя положить кое‑как, ни минутки нельзя терять даром, а то нас обгонят! Но скоро Пирожку всё стало ясно. «Тем лучше! Теперь мы будем работать ещё быстрее! Строители, за работу! Мы должны обогнать шахтёров. Мы будем работать ещё лучше. Мы должны выиграть. Посмотрим, кто победит!»

И… началось! Вскоре весь муравейник шумел, гудел, как большая фабрика. Со всех сторон к нему спешили цепочки муравьёв со строительными материалами, везде копали, носили, строили; каждому хотелось показать, что он умеет работать. Пирожок успевал повсюду; его видели везде. Он летал, как ветер, и работал за десятерых. Работника никто не видел; он даже не показывался из‑под земли.

«Кому же мне помочь?» – задумался Ферда. Не успел он решить, как к нему прибежали нянечки.

– А мы, Ферда? Мы тоже хотим соревноваться. Нам хочется вырастить таких сильных муравьёв, каких до сих пор ни у кого не было.

– Вы хотите соревноваться? – улыбнулся Ферда. – Я вам помогу. Начнём с червячков. Ведь работа с самыми маленькими тоже очень важное дело.

Как всё хорошо получалось!

– Ну что, шалуны? – строго спросил он червячков.

– Вы думаете, что вы будете лежать тут и ничего не делать? Что? Ну нет! С сегодняшнего дня здесь будет новый порядок. Всем встать, как следует протереть глаза – и давайте играть!

– И‑и‑и‑и‑и‑и! – запищали червячки от радости.

щелкните, и изображение увеличитсяФерда принёс вниз горсточку круглых семян, и червячки с радостью бросились к ним. Большими семенами они играли в кегли, маленькие катали по полу. А потом Ферда принёс им камушки‑кубики, и червячки стали из них строить башни, заборы, мосты, ворота. С каким удовольствием они играли!

– Бух! – кричали червячки, когда падали кубики, и принимались строить сначала.

Потом Ферда принёс верёвки, и червячки стали пробовать свои силы – кто кого перетянет. Он учил червячков кувыркаться, прыгать и играть в мяч. Правда, вместо мяча у них была крохотная брусничка. Самых маленьких червячков, которые ещё совсем ничего не умели делать, Ферда научил играть в «козу, козу рогатую» и «лады‑лады‑ладушки». Нужно играть с ними каждый день, – шёпотом говорил Ферда нянечкам. – Каждый день они должны резвиться, и вы увидите, какие из них вырастут весёлые и сильные муравьи!

Как весело было у червячков! Какой у них был аппетит! Как хорошо они ели простую, здоровую пищу! А покончив с едой, они сразу же просили, чтобы Ферда им что‑нибудь рассказал.

– Ах, что мне с вами делать? Теперь вам рассказывай! – Ферда притворялся сердитым.

– Ну хорошо, может быть, что‑нибудь придумаю. О чём же вам рассказать? Ага, придумал! Ну, слушайте!

Сказка о муравье Игрушечке

щелкните, и изображение увеличится «Однажды в одном из муравейников родился муравей Игрушечка. Только он выпрыгнул из куколки, как его, беднягу, вывели из муравейника и сказали: „Посмотри, вон там, на том дереве пчелиный улей. Мы вчера около улья убрали, и за это пчёлы нам обещали дать немного мёду. Пойди принеси его!“

Но муравью Игрушечке не хотелось идти за мёдом. Когда он был червячком, он только играл, а теперь сразу работать! Поплёлся он еле‑еле, и ему казалось, что он никогда не дойдёт до дерева. Вдруг Игрушечка увидел Улитку с большим домиком на спине. Улитка остановилась на минутку и закричала: «Садитесь, отправляю – динь, динь! Поехали!» – и поползла. Потом она снова закричала: «Динь, динь!» – и остановилась.

– Что ты делаешь, Улитка? – спросил её муравей Игрушечка.

– Я играю в трамвай. Если хочешь, я подвезу тебя, – ответила Улитка. Это шалуну‑муравью очень понравилось, взобрался он на домик Улитки, и – «Динь, динь, отправляю, поехали!» – тронулись они. Но тут молодой муравей увидел, что все муравьи вокруг двигаются намного быстрее, чем Улитка, и подумал: «Этак я и до вечера до дерева не дойду». Он спрыгнул на землю и снова потихоньку поплёлся вперёд.

Вдруг Игрушечка увидел толстого розового Дождевого Червяка. Червяк полз по земле и гудел: «Ту‑ту‑у‑у‑у‑у… ш‑ш‑ш… ту‑ту‑у!»

– Что ты делаешь, Червяк? – спросил муравей Игрушечка.

– Я играю в поезд; если хочешь, я подвезу тебя, – ответил Дождевой Червяк. Это шалуну‑муравью очень понравилось, и он взобрался на Дождевого Червяка. Дождевой Червяк был такой мягкий, что Игрушечка, устроившись поудобнее, вскоре уснул. Проснулся он уже под землёй, вокруг было тёмным‑темно.

– Где мы? – испугался муравей.

– Да ведь мы в туннеле, – сказал Червяк и загудел: – Ту‑ту‑у‑у‑у‑у‑у! – чтобы в темноте кого‑нибудь не задавить.

«Этак я и до вечера до дерева не доберусь!» – испугался муравей, выскочил из туннеля и снова потихоньку поплёлся вперёд. Тут в воздухе перед ним мелькнула блестящая Стрекоза, просвистела – фи‑и‑и‑и‑ю! – и исчезла, затем снова мелькнула над головой, снова просвистела – фи‑и‑и‑и‑юю! – снова на миг исчезла и вдруг села на гладкий камушек.

– Что ты делаешь, Стрекоза? – спросил её молодой муравей.

– Я играю в реактивный самолёт. Если хочешь, я подвезу тебя. Только держись получше. Муравей очень обрадовался; он забрался на Стрекозу, ухватился за неё покрепче; и Стрекоза – фи‑и‑и‑и‑ю! понеслась, как стрела.

Ой‑ой‑ой‑ой! Такой скорости муравей не ожидал.

щелкните, и изображение увеличитсяРуки у него разжались, он перекувырнулся, полетел вниз – и бултых прямо в воду! Но муравей не утонул. Ему удалось спастись на маленьком листочке.

Вдруг он увидел в воде Лягушку, которая играла в пароход. «Хочешь, я подвезу тебя? – спросила его Лягушка.

– Садись на меня!» Муравей забрался к ней на спину, и Лягушка – раз, два – мигом подвезла его к берегу. Муравей поблагодарил её, выскочил на берег и пошёл дальше сам, так как дерево с пчёлами было уже совсем близко. Пчёлы сделали бочонок из воска, наполнили его мёдом и дали бочонок муравью.

– Как я его понесу? – вздохнул Игрушечка. – Он такой тяжёлый, а у меня болят ноги и идти мне не хочется. Если б я во что‑нибудь играл, может быть, мне было бы легче идти? Тут пчёлы стали придумывать для него игру. «А ты поиграй в поезд! Поиграй в трамвай! Поиграй в самолёт!» Но Игрушечка каждый раз отвечал, что во всё это он уже играл. Тут одна пчела, увидев, как вокруг бегают муравьи с тяжёлым грузом, сказала ему: «Знаешь что, поиграй в муравья!» «Вот это дело! – подумал Игрушечка. – В муравья я ещё не играл!» Тут он вдруг увидел, как муравей Работник одним взмахом поднял на плечо бревно, которое было в пять раз больше его.

– Я буду играть в Работника! – обрадовался Игрушечка и взвалил на плечо бочку с мёдом. Тут он увидел муравья Бегуна, который, несмотря на груз, двигался в десять раз быстрее, чем Улитка‑трамвай.

– Ура! Я буду играть в Бегуна! – сказал Игрушечка и побежал так быстро, что вскоре обогнал даже Бегуна. Потом он увидел, как у муравейника без отдыха трудится муравей‑Пирожок; и Игрушечка решил: «Я буду играть в муравья Пирожка и, как он, работать без отдыха». Лишь только Игрушечка принёс в муравейник бочку с мёдом, как сейчас же снова побежал к дереву, по пути играя во всех муравьёв сразу. Так Игрушечка трудился до самого вечера и принёс домой десять бочек мёда. Все они, представьте себе, были для червячков. А как червячки ели мёд! Они все просто чуть не объелись, а потом решили, что, когда станут большими и превратятся в муравьёв, они будут играть в Игрушечку, чтобы всё уметь делать так же хорошо, как он». Сказка кончилась. Когда червячки легли спать, Ферда пошёл узнать, что делается наверху. По пути он встретил Брюзгу.

– Ферда, пойди посмотри, что они там делают! – звал перепуганный Брюзга. – Это невероятно! Они в самом деле не хотят отдыхать! Это надо сейчас же прекратить, ведь это вредно для здоровья! Ферда, ведь они надорвутся от усталости; Ферда, муравейник погибнет!

О том, какие удивительные вещи увидел Ферда на земле и под землёй

щелкните, и изображение увеличитсяПоднявшись наверх, Ферда остолбенел от удивления. Что тут происходит? Обычно к вечеру работа прекращалась, но сегодня наверху и не думали отдыхать. Один этаж уже был совсем готов, и сейчас муравьи устанавливали на строительной площадке какие‑то очень высокие столбы.

«Для чего эти столбы?» – никак не мог понять Ферда. Что вы собираетесь делать?

– У нас будет ночная смена, – гордо улыбаясь, сказал Пирожок.

Не успел Ферда опомниться, как увидел ещё более удивительные вещи: в воздухе закружились светлячки; они кричали Пирожку: «Мы уже здесь!» – и усаживались на стол бы, на каждый столб по одному, словно живые фонарики.

Ферда оглядывался по сторонам и не переставал удивляться. Что это? Раньше здесь был неудобный вход, а теперь вниз вела замечательная каменная лестница. Вон там новый склад балок, а тут, неслыханное дело, дорога, по которой может пройти сразу целая колонна муравьёв. Что здесь происходит?

Чудеса! Над стройкой загорелись огни и сразу стало светло как днём. Из муравейника, распевая песню: «Засучим мы рукава», вышла группа муравьёв во главе со Смельчаком и дружно принялась за работу, словно и ночи никакой не было.

– Ты видишь, что делается? – с ужасом спросил Брюзга.

– Вижу, вижу! – радостно воскликнул Ферда. – Прекрасно! Чудесно! Я должен пойти рассказать маме, как замечательно работают муравьи, какой молодец Пирожок!

И Ферда, оставив наверху изумлённого Брюзгу, побежал в мамину комнату.

Но маме уже всё было известно.

«Мои няни мне обо всём рассказали. Сбегай лучше посмотри, что делает Работник!»

Через минуту Ферда уже был там. Работник тоже всё продумал и распределил работу. Одни из муравьёв носили балки, другие – их укладывали, третьи – укрепляли; и прямо на глазах вырастали опорные колонны нового, прочного коридора, какого ещё никогда не было в муравейнике. И тут же ещё одна группа муравьёв выносила вырытую глину и камни. Всё шло – раз, два, три – ни на миг не останавливаясь, как будто работала огромная машина.

– Но это что! Завтра ты увидишь, как мы будем заготавливать балки! – пообещал Ферде Работник.

«У нас будет замечательный муравейник!» – радовался Ферда. – Засыпая, он шептал: «Очень интересно, что я увижу завтра».

Но то, что он увидел на следующий день, ему никогда даже во сне не снилось.

О том, как помог муравьям жук Рогач

щелкните, и изображение увеличитсяНа следующий день Работник повёл Ферду далеко за муравейник. И там они оба спрятались в шелковистой траве у кустов.

– Теперь осторожнее, – сказал Работник и пригнул Ферду к земле. За кустами показалось что‑то большое, чёрное. «Что это такое? – подумал Ферда.

– Да ведь это жук Рогач, а с ним разговаривает муравей Хитрец!» Муравей Хитрец в это время смотрел жуку на рога и спрашивал его: «Послушай, а правда, что ты не можешь рогами пошевелить? Правда?»

– Как? Почему это не могу? – возразил Рогач. – Нет ничего проще, – и он пошевелил своими огромными рогами.

– Ну и ну‑у‑у! – удивился Хитрец. – Кто бы мог подумать! Но, наверное, сделать ими ты ничего не можешь, ты можешь ими только так просто шевелить, да? Силы в них у тебя совсем нет, да? – подзадоривал Хитрец Рогача.

– Что? Совсем нет силы? – обиделся Рогач.

– А ну, покажи, что мне срубить, и ты увидишь!

Хитрец поскорее показал ему на веточку – хорошее бревно для муравейника, – а Рогач – раз! – и срубил веточку.

– Но вот здесь тебе её не перерубить! Этого ты, пожалуй, не сможешь! – опять показал Хитрец на веточку. А Рогач снова – раз! – отрубил как раз такой кусок, какой был необходим муравьям для креплений в коридорах.

– Идите сюда! Такого вы ещё не видывали! – позвал Хитрец Ферду и Работника. – Посмотрите‑ка, что вам покажет Рогач! Это удивительно, замечательно! Такая тяжёлая работа, а он совсем ещё не устал!

Рогач, восхищённый всеобщим вниманием, желая доказать, что для него это совсем не трудно, рубил одно за другим выбранные Хитрецом брёвна. Только заготовив целую гору брёвен, Рогач внезапно остановился и с подозрением спросил Хитреца:

– Послушай, а не задумал ли ты посмеяться чадо мной?

Тут Хитрец ласково похлопал его по плечу и сказал:

– Нет, Рогач! Ты сейчас сам увидишь, что я и не думаю над тобой смеяться. Я тебе покажу, зачем нам нужны эти брёвна. Пойдём с нами! – И он повёл Рогача к муравейнику.

Ах, какая перед ними открылась картина! Муравейник был похож на большую стройку; повсюду взад и вперёд сновали работники. Уже были выстроены леса для трёх новых этажей. Вокруг с очень серьёзным видом ходил жук Дровосек; он растопыривал усы, а Пирожок ими, как циркулем, проверял, – нет ли где‑нибудь просчёта. С одной стороны муравьи тащили к стройке хвою и веточки, с другой – они несли песок и камни. Тут вдруг из муравейника выбежал муравей Молоток и взволнованно закричал:

– Почему до сих пор нет брёвен для шахтёров? Когда же вы их, наконец, принесёте?

Прекрасно, замечательно! – восхищался Рогач. – Ребята, теперь я вам с удовольствием буду помогать! Буду! Буду! Я ведь даже не знал, что умею заготавливать брёвна для строек. Пошли скорей, поработаем ещё! – И они побежали с Хитрецом заготавливать новые брёвна.

О том, как и улитка стала счастливой

щелкните, и изображение увеличитсяРогач и Хитрец очень удивились, увидев, что Ферда уже успел погрузить брёвна на деревянные санки. Брёвна лежали огромной горой. Пятьдесят муравьёв не смогли бы сдвинуть санки с места!

– А теперь я вам кое‑что покажу, – подмигнул муравьям Ферда и подвёл к санкам, как будто случайно, большую Улитку. Такого красивого домика, как у тебя, мы ещё никогда не видели, – ласково заговорил он с Улиткой. – Но ты даже не представляешь, насколько бы он стал красивее, если его надстроить ещё на один этаж. Улитка от удивления остановилась.

– Это ведь совсем не трудно, – продолжал Ферда и снова подмигнул муравьям. – Начать можно отсюда, – показал он на домик, – а вот тут, пожалуй, можно сделать балкон. – Работник и Хитрец догадались, что надо делать. Они накинули на Улитку вожжи и впрягли её в санки.

– Мы тебе – раз, два – и всё надстроим, – пообещал Ферда Улитке. – Не веришь? А ну, пойдём, посмотришь, как У нас строят! У нас скоро уже будет окончен шестой этаж.

– Очень интересно, очень интересно, очень интересно, – засопела Улитка; она послушно двинулась за Фердой и сильнющая такая – даже не почувствовала, что тащит за собой санки с тяжёлым грузом. Вы просто не поверите, – была сэкономлена работа пятидесяти муравьёв!

– Ты всегда ползаешь так медленно или можешь побыстрее? – стал подзадоривать Ферда Улитку.

– Мы обязательно должны скорее прийти на стройку, до обеденного перерыва, – поддержал Ферду Хитрец.

Улитка испугалась. Нет, ей совсем не хотелось опаздывать, и она заторопилась. Теперь она ползла с такой скоростью, как муравей, когда он торопится. И вскоре они уже были у муравейника.

Перед Улиткой открылось необычайное зрелище. Муравейник выглядел, как раскрытый часовой механизм; каждый делал своё, но одновременно и общее дело, и всё так хорошо ладилось.

Улитка, очарованная, смотрела на муравейник.

– Ах, как замечательно, ах, как чудесно! Как бы и мне хотелось уметь что‑нибудь делать! Я бы тогда тоже стала вам помогать! – вздохнула она мечтательно.

– Ну так оглянись, и ты увидишь, как ты нам помогла, – сказал ей Ферда и показал на гору брёвен, которые она притащила к муравейнику.

– Это я? Неужели это я так хорошо умею работать? – удивилась Улитка. – Правда? Да ведь я никогда и не думала, что умею так хорошо работать! Скорее, скорее, я снова повезу брёвна! – Она повернулась и, не разбирая пути, поспешила туда, где в это время Рогач уже заготовил новую груду брёвен. Их нагрузили на санки, и Улитка повезла. Она была так счастлива, что по пути то ворчала, как трактор, то ржала, как стадо коней, то пыхтела и свистела, как паровоз. Так ей понравилось работать.

О том, что муравьи не обидели даже Жижалочку

щелкните, и изображение увеличитсяОпять в лесу поднялась суматоха. Вокруг Рогача стояли целые толпы зрителей; и когда он срубал ветки, все в восторге кричали: «Давай! Давай!» А Рогач, обрадованный вниманием, работал с таким усердием, что вокруг только щепки летели.

– Я ведь тут за целую бригаду работаю, – довольный, приговаривал он. А Улитка? За ней тоже бегали целые толпы букашек. Но кое‑кто был недоволен. Два зелёных кузнечика очень обиделись: и они бы могли что‑нибудь таскать, и о них бы могли вспомнить; они бы с удовольствием помогли. Ну а если они никому не нужны, то они возьмут и уйдут. Не успели муравьи им слова сказать, как кузнечики уже ускакали.

Но зато пришла маленькая, вежливая, тоненькая Жижалочка. «Простите, я слышала, что здесь у вас так хорошо идёт работа. Я, простите, тоже что‑нибудь с удовольствием бы сделала. Не могли бы вы, простите, и для меня найти какую‑нибудь работу? Я бы вам тоже помогла!»

Такая славная Жижалочка! Обязательно надо было и для неё что‑нибудь придумать, и ей доставить радость. Муравьи долго думали. Коридоры рыть Жижалочка не могла, потому что она привыкла к мягкой почве. Поручить ей таскать камни тоже нельзя. Так можно и покалечить нежную Жижалочку. А запрячь? Тоже никак нельзя! Ведь она такая круглая, что с неё любые вожжи соскользнут.

Тут Ферда ударил себя по лбу. Разве он не видел, как большая толстая Жижала тащила в свою норку лист? «А не посадить ли тебе, Жижалочка, что‑нибудь вокруг муравейника? Какие‑нибудь цветочки или какие‑нибудь красивые кустики? Ты не хотела бы этим заняться?»

– О, конечно, да. Я этим с удовольствием займусь. Уж в растениях‑то я, простите, разбираюсь!

Жижалочке работа пришлась по вкусу. В растениях она действительно разбиралась. Выбрав красивый кустик, она аккуратно разрыхляла землю вокруг корешков, потом осторожно вытаскивала растение и, довольная, тащила его к муравейнику. Муравьи с большим интересом смотрели на её умелую работу. Сначала Жижалочка делала в земле ямку, затем она взрыхляла почву, а потом туда опускала корешки растения. Муравьи приносили воду, поливали – и всё было готово. Так вокруг муравейника постепенно вырастал красивый сад.

«Как хорошо будет жить нашим муравьям! – радовался Ферда. – Вокруг будет так красиво, муравьи будут весёлые, и любую работу они будут охотно делать. А чем веселее муравьи, чем охотнее они работают, тем сильнее муравейник!» Каждый вечер Ферда навещал червячков. Малыши ждали его с нетерпением. Целый день они шалили, играли до упаду, занимались гимнастикой, а по вечерам просили Ферду рассказать им сказку.

Теперь Ферде ничего не надо было придумывать. Он рассказывал червячкам о том, что он своими глазами видел на стройке. Он рассказывал им про Работника, про Пирожка, про Рогача, про Улитку, про вежливую Жижалочку, про светлячков; малыши слушали его затаив дыхание.

И хотя Ферда ничего не выдумывал, это были самые интересные сказки.

О том, что узнал жук Дровосек, и о маленьком Смешном жучке

щелкните, и изображение увеличитсяОднажды жук Дровосек снова остановился у пенька и, приложив ухо к коре, с восторгом слушал, как его червячки – хруп‑хруп‑хруп! – грызут дерево. «Ну и аппетит же у этих шалунов! – радовался он. – Как будто они грызут миндаль!»

Вдруг Дровосек ещё услышал кое‑что другое. В густой траве, еле заметные, шли два муравья, какие‑то два ворчуна. Их даже не было видно, но они так громко ворчали, что можно было разобрать каждое слово.

– Все наши дела – сплошные глупости, – ворчал первый. – Зачем нам так спешить?Как будто нельзя подождать!

– Нас только и гонят на работу! – брюзжал второй. – Может быть, Отрокары нападут совсем на другой муравейник, а на наш даже внимания не обратят!

– Ну а если они и придут, – проворчал первый, – так мы возьмём и убежим, а остальные пусть заботятся о себе сами!

– Подумайте, какие эгоисты! – пробормотал Дровосек и решил посмотреть на муравьёв. Но Ворчун и Брюзга – а это, конечно, были они – уже скрылись в траве, проворчав напоследок:

– А может быть, никаких Отрокаров совсем и нет! Слова муравьёв очень удивили Дровосека. «Что? Никаких Отрокаров нет? Пойду‑ка я да посмотрю сам!» Он распустил крылья и – фрр! – полетел прямо к большому чертополоху: посмотреть, стоит ли там муравейник Отрокаров.

Уже издали Дровосек увидел его, но ещё больше его заинтересовало то, что происходило перед муравейником. Там проводились боевые учения солдат‑Отрокаров; они учились нападать, выламывать входы в муравейник, изучали, куда лучше всего укусить врага.

– Около куста шиповника строится очень сильный муравейник, – объяснял им огромный Отрокар.

– Мы должны напасть на них раньше, чем они достроят муравейник.

– И он начал подбирать самых сильных, самых зубастых муравьёв.

Дровосек узнал всё, что ему было нужно; он не стал терять времени и, не оглядываясь, как можно скорее полетел с этим известием назад, к кусту шиповника.

– Нас хотят застать врасплох! Муравьи, вы слышите? – Ферда поднял на ноги весь муравейник. – Что скажете, муравьи?

– Мы их опередим! – дружно закричали муравьи. – Мы построим муравейник раньше, чем на нас нападут Отрокары! – обещали они. – Мы что‑нибудь придумаем и станем работать ещё лучше!

Работа теперь пошла ещё быстрее, и когда жук Дровосек снова пришёл посмотреть на муравейник, он не переставал удивляться.

– Осторожнее! – закричали ему. – Сейчас мы испробуем наше изобретение! – За муравейником послышалась команда: «Взяли! Взяли!». Там ползла Улитка; на неё были накинуты толстые верёвки. Они тянулись через весь муравейник и, кто бы мог подумать, поднимали на другой стороне сразу большой кусок стены.

– Вы только посмотрите на них, хитрецов! – восхищался Дровосек.

– Вместо того, чтобы носить по частям, они тянут наверх сразу полмуравейника! Ну и молодцы!

Шахтёры тоже не отставали. Они провели жёлоб от скалы к муравейнику и по нему спускали вниз камни, необходимые для подземных коридоров. Теперь никто не тратил времени на переноску камней. Всё нужно делать быстрее! Всё нужно делать ещё лучше, чем до сих пор!

Ферда тоже мечтал о каком‑нибудь хорошем изобретении. Ему хотелось придумать такое развлечение для червячков, чтобы самому освободиться и ещё больше помогать муравьям и на земле, и под землёй.

Только он вышел наверх, как вдруг из травы выскочил маленький, смешной Жучок и начал перед ним кувыркаться, ходить на руках, танцевать и смешно кланяться.

– Ого! – обрадовался Ферда. – Жучок, ты нашим малышам понравишься! Хочешь, пойдём к нам?

Жучок вместо ответа снова принялся кувыркаться: вперёд, назад; наконец он встал на голову и заморгал глазами: «да».

Ферда взял Жучка на руки и, довольный, побежал с ним в муравейник. Просто нельзя описать, каких только штук не выкидывал Жучок, нельзя сосчитать, сколько раз он перекувырнулся. Малышам он так понравился, что они не захотели отпустить Жучка и упросили Ферду позволить Карапузику – так они назвали Жучка – остаться в муравейнике. Он может спать в комнате, где лежат яички. Ферда разрешил, и Карапузик принялся прыгать от радости до потолка, а потом он так смешно стал танцевать на одной ноге, что все просто попадали со смеху. Ну а Ферда, больше не беспокоясь о малышах, принялся вовсю помогать на стройке.



Страница сформирована за 0.78 сек
SQL запросов: 180