УПП

Цитата момента



Чтоб я за вас делал свою работу!
Возмущение продвинутого руководителя

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Скорее всего вынашивать и рожать ребенка женщины рано или поздно перестанут. Просто потому, что ходить с пузом и блевать от токсикоза неудобно. Некомфортно. Мешает профессиональной самореализации. И, стало быть, это будет преодолено, как преодолевается человечеством любая некомфортность. Вы заметили, что в последние годы даже настенные выключатели, которые раньше ставили на уровне плеча, теперь стали делать на уровне пояса? Это чтобы, включая свет, руку лишний раз не поднимать…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

щелкните, и изображение увеличится


Наталия Забила. Катруся уже большая

КАТРУСЯ ПРИГЛАШАЕТ ГОСТЕЙ

Мама подняла занавеску на окне и сказала:

- Вставай, Катруся! С днём рождения тебя!

Катруся открыла глаза. За окном падал снег. Словно маленькие белые парашютики спускались откуда-то с высоты. Они летели и тихо мерцали в воздухе. И на улице было так бело, что Катруся даже зажмурилась.

- Вставай, Катруся! — повторила мама. — Вставай и одевайся сама. Теперь ты большая, тебе уже пять лет!

Пять лет. Это и правда очень много. Не то что три или четыре. После пяти будет шесть, а после шести — семь. Тогда Катруся будет уже совсем большая и пойдёт в школу. У неё будет коричневое платье с чёрным фартучком и портфель, как у Наташиной сестры Люси.

А в портфель можно класть тетрадки, и книжки, и разноцветные карандаши, и перышки… У Катруси есть тетрадь для рисования и разные книжки с картинками. И цветные карандаши тоже есть. А портфеля нет. Если бы был портфель, Катруся могла бы и сейчас всё класть в него. И тогда мама не говорила бы, что карандаши валяются всюду, где не надо. Мама, конечно, говорит правду, но что же поделаешь с этими карандашами? Вот жёлтый карандаш и совсем куда-то пропал.

И почему это нельзя покупать детям портфель, если они ещё не ходят в школу? Конечно, не самым маленьким ребятишкам, которые ничего не понимают. А вот тем, например, кому уже пять лет? Катрусе сегодня пять лет, и она уже всё понимает и много всяких дел умеет делать.

Одеваться Катруся тоже умеет. Она быстро натянула чулки, обулась и надела лифчик.

- Пожалуйста, мама, застегни мне пуговицы, — попросила она.

Мама застегнула пуговицы на лифчике и на платье тоже. Потом взяла гребешок и начала расчёсывать Катрусины кудри. Кудри у неё были такие же тёмные и подстриженные, как у мамы.

Ну что ж, пуговицы на спине и вправду трудно застегнуть самой. А волосы расчесать и большие девочки не всегда умеют. Катруся один раз сама видела, как Люся собиралась в школу и бабушка заплетала ей косу. А Люся совсем большая, она уже в третьем классе!

Катруся оделась, умылась, причесалась и села завтракать. Мама поставила перед ней тарелку молочной каши и посыпала кашу сахаром.

Катруся не очень-то любила молочную кашу. Она хотела поморщиться и сказать: «Не хочу-у-у!» — да тут же вспомнила, что сегодня она уже большая. А большие всегда едят всё, что бы им ни подавали. Поэтому Катруся молча взяла ложку и начала есть.

- А где папа? На работе? — спросила она.

- Нет, ведь сегодня воскресенье, — ответила мама. — Папа уже позавтракал и пошёл что-то купить.

- О! — закричала Катруся, соскакивая с места. — Я знаю что! Он пошёл купить мне подарок! Правда, мама?

- Может, и подарок, — усмехнулась мама. — Только садись, пожалуйста, на место и ешь. Каша остынет.

- Я сейчас всё съем, не беспокойся! — сказала Катруся и снова взялась за ложку.

Каша была очень вкусная — наверно, сегодня мама её как-то иначе сварила. На тарелке скоро ничего не осталось.

- Спасибо! — сказала Катруся и встала из-за стола.

- На здоровье, — ответила мама. — Вот какая ты у нас сразу стала большая: и кашу всю съела без капризов и «спасибо» сказала. Молодец!

После завтрака мама пошла в кухню, а Катруся за ней:

- Можно, я буду тебе помогать, мама? Ты будешь мыть посуду, а я буду вытирать.

- Нет, дочка, сегодня не надо. Я сейчас поставлю тесто, а ты вот что сделай: пойди к Наташе, к Вале и Юре, к Лесику и к Рите и пригласи их к себе на день рождения.

Катруся запрыгала от радости:

- Ой, как весело! Я одна пойду? Как большая?

- Ну конечно, иди одна. Только покройся моим тёплым платком — на лестнице холодно.

Мамин платок закрыл Катрусю почти всю с головы до ног. Катруся подошла к дверям, но вдруг остановилась:

- Мамуся, а может, и ты пойдёшь со мной? Я же не знаю, что говорить и как надо приглашать…

- Нет ничего трудного, — сказала мама. — Скажешь: «Приходите, пожалуйста, на мой день рождения, сегодня мне исполнилось пять лет». Вот и всё.

- Приходите, пожалуйста, на мой день рождения, мне сегодня пять лет,— шёпотом повторила Катруся и вышла на лестницу.

Дом, в котором жила Катруся, был очень большой, тут было много этажей. Катруся жила на третьем этаже, Валя и Юра — на втором, Лесик — тоже на втором, напротив Валиной и Юриной квартиры. Наташа — на четвёртом, а Рита — на пятом.

В других квартирах, на других этажах, тоже жили разные дети. Только Катруся с ними не дружила, потому что они были или совсем большие, или совсем маленькие, некоторые даже ещё и ходить не умели. Их выносили гулять на руках, закутанных в одеяла, как кукол.

Катруся спустилась на второй этаж и постучала в дверь. Лучше бы, конечно, было позвонить — взрослые всегда звонят. Но звонки почему-то сделаны так высоко, что не дотянешься. Пришлось постучать. Дверь открыла Валина-Юрина мама. Валя и Юра тоже выскочили из комнаты. Они были близнецы и всегда всё делали вместе.

- Катруся пришла! — закричали они в один голос. — Входи, Катруся!

- Здравствуйте, — важно сказала Катруся. — Приходите, пожалуйста, на мой день рождения, сегодня мне пять лет.

- Благодарим за приглашение,— ответила Валина-Юрина мама,—и поздравляем тебя! Теперь ты уже совсем большая!

В эту минуту из квартиры, что напротив, вышел Лесик со своей мамой. Они шли гулять.

Катруся пригласила и Лесика к себе на рождение, помахала ему вслед рукой и побежала на четвёртый этаж. Там жила её лучшая подруга — Наташа.

Дверь открыл Наташин папа. Катруся немножко смутилась, потому что с ним она была совсем мало знакома. Наташин папа был научный работник. Когда Катруся приходила к Наташе, он всегда был или на работе в каком-то институте, или сидел в своём кабинете и что-то писал. Тогда детям говорили: «Тише, папа работает». И девочки старались разговаривать с куклами вполголоса.

Сейчас Наташин папа стоял перед Катрусей и молча ждал, что она скажет.

- Приходите, пожалуйста, на мой день рождения… — растерянно пробормотала Катруся.

Наташин папа надел очки, которые держал в руке, и посмотрел на Катрусю.

- Я вам очень благодарен, — серьёзно сказал он, — но, к сожалению, сегодня у меня деловое свидание с директором нашего института. Из-за этого прийти к вам я никак не смогу. Может, вы позволите вместо меня послать к вам как представителя нашей семьи мою младшую дочь Наталью?

Катруся смутилась ещё больше: никто в жизни ещё никогда не обращался к ней на «вы». Она даже как следует не поняла, что он сказал, и не знала, что ответить.

- До свидания, — вдруг сказала она смущённо. Потом вспомнила, что в таких случаях говорит мама, и добавила: — Извините, что побеспокоила!

Наташин папа вдруг страшно расхохотался. И заговорил уже совсем по-другому:

- Ну молодец, Катруся! Наташа обязательно к тебе при дёт. А сколько же это тебе лет?

- Пять! — гордо ответила Катруся.

Она ещё раз сказала «до свидания» и побежала на пятый этаж приглашать Риту.

На лестнице Катруся увидела большого рыжего кота Мурзика. Этот Мурзик был не просто рыжий, а весь в белых и рыжих полосах, похожий на тигра. Даже выражение его усатой морды было не кошачье, а тигровое. Он почему-то всегда сидел на лестнице и неприветливо на всех поглядывал. Вот и сейчас этот кот лежал на площадке между четвёртым и пятым этажом, в тёплом уголке под трубами центрального отопления. Он спал, а может, только притворялся, что спит. Катруся тихонько прошла мимо кота, и он даже не шевельнулся.

Но только собралась Катруся бежать дальше по лестнице, как вдруг навстречу ей, прыгая со ступеньки на ступеньку, покатился маленький мячик — один бок красный, другой зелёный. А наверху заплакал какой-то ребёнок и кто-то закричал:

- Девочка, девочка! Лови мячик!

Катруся взглянула наверх — там, на площадке пятого этажа, стояла старушка с маленьким мальчиком на руках. Мальчик кричал и плакал — видно, это он упустил свой мячик А старушка не знала, что делать: не то за мячиком бежать не то ребёнка успокаивать.

А мячик скатился на площадку и остановился в уголке И тут Катруся, конечно, его сразу поймала бы. Но вдруг Мурзик выскочил из-под отопления, стрелой прыгнул к мячу и что есть силы ударил его лапой. И мяч покатился, покатился с площадки вниз по ступенькам, запрыгал вниз на четвертый этаж, на третий, всё быстрей и быстрей. Катруся бросилась за ним. А кот как ни в чём не бывало забрался себе в свой уголок и снова притворился, что спит. Только в самом низу лестницы Катруся поймала наконец непослушного прыгуна. Потом быстро взбежала наверх, отдала мячик мальчику. Он схвати его обеими руками и сразу перестал плакать.

- Вот спасибо тебе, милушка! — сказала старушка. — За дали мы работу твоим маленьким ножкам!

- Я не маленькая, мне уже пять лет, и я совсем не устала, — ответила Катруся и перевела дух.

Старушка ещё раз поблагодарила и понесла дальше своего мальчика с мячиком. А Катруся весело застучала в дверь Ритиной квартиры.

ПОДАРКИ

Катруся пригласила всех своих друзей и вернулась домой, а мама уже стояла в дверях и поджидала её:

- Ну как? Все придут?

- Придут, мамуся! Я всем сказала правильно! И Наташиного папу не боялась!

- А чего ж тебе его бояться? — удивилась мама. — Иди-ка скорей в комнату, папа уже вернулся. А с ним ещё кто-то явился и тебя ждёт.

Катруся скоренько скинула платок и побежала в комнату.

Папа сидел за столом и читал газету. Больше никого в комнате не было. На столе лежал какой-то продолговатый свёрток. Катруся с любопытством посмотрела на него.

- А, именинница! — сказал папа. — Поздравляю тебя! Расти большая-пребольшая, до самого потолка! Нравится тебе быть большой?

- Конечно, нравится! — ответила Катруся. Она ласкалась к папе, а сама не отрывала глаз от свёртка. Что бы это такое было?

В эту минуту в комнату озабоченно вошла мама и спросила:

- Виктор! А хлеба купить не забыл?

- Нет, представь себе, не забыл! Вот, пожалуйста! — И папа развернул свёрток, в котором, оказывается, было два батона…

А где же подарок? Не может быть, чтобы папа не купил подарка! Но он почему-то ничего не говорит, а спросить как-то неудобно… И почему мама сказала, что ещё кто-то явился, когда в комнате больше никого нет?

Катруся ещё раз внимательно оглянулась кругом: посреди комнаты стол и стулья вокруг него, диван возле стенки, в уголке Катрусина кровать, потом шкаф… Дальше, между шкафом и окном, была Катрусина «комната». Тут стояла этажерка с её книжками и с игрушками, маленький столик и два стульчика.

И вот на одном из этих стульчиков Катруся вдруг увидела большую новую куклу! Это был мальчик в коротеньких синих штанах и белой рубашке с большим бантом у ворота. На ногах у него были белые носочки и красные тапочки. Он важно сидел на стуле и приветливо улыбался Катрусе.

- Кукла! Мальчик! — радостно вскрикнула Катруся. Она кинулась к нему, схватила на руки. — Папка, это мне? Ты купил?

Тут она перевернула куклу, чтобы оглядеть со всех сторон. И вдруг услышала, как мальчик вымолвил что-то тоненьким, немножко пискливым голоском.

- Ой, говорит! — закричала Катруся в восторге.— Папуся, он что-то говорит! Что это он сказал? «Мама», да?

Папа засмеялся и подошёл к Катрусе:

- Насколько я понимаю, он говорит, что его зовут Фома. Вот прислушайся!

Катруся качнула мальчика несколько раз и отчётливо услышала, что он и вправду каждый раз повторяет: «Фо-ма! Фо-ма!»

- Фома! Его зовут Фома! Надо показать маме! — И Катруся побежала в кухню.

Мама была очень занята: она делала пироги и укладывала их на большой, посыпанный мукой противень. Руки, и фартук, и даже кончик носа у неё были в муке.

В другое время Катруся обязательно попросила бы у мамы кусочек теста, чтобы тоже сделать пирожок. Но сейчас она даже и не взглянула на пироги. Катруся прыгала около мамы и всё время покачивала куклу и заставляла её говорить:

- Слышишь, мамуся? Фо-ма! Фо-ма! Фо-ма! Его зовут Фома!

Тут и мама оставила своё тесто, вытерла руки, взяла Фому и тоже несколько раз послушала, как он говорит «Фома». Потом она опять отдала его Катрусе и сказала:

— Ну, беги знакомь его со своими старыми куклами. А у меня тут ещё много мороки с пирогами да с обедом.

Старые куклы — Тамара и Дюймовочка — и чёрный плюшевый медведь Михлик охотно приняли Фому в своё общество. Катруся сдвинула стульчики и посадила на них рядком всю компанию. Фома, конечно, сидел посередине и, казалось, очень радовался, что попал в такую весёлую семейку.

Тут в дверь постучали, и в комнату вошла соседка Варвара Ивановна. Варвара Ивановна жила в одной квартире с Катрусей, в соседней комнате. Она была учительница в Люсиной школе. Варвара Ивановна была уже немолодая, даже немножко седая и носила очки. Сразу видно было, что она очень учёная. И, наверно, поэтому ученики боялись и слушались её. Но Катруся ничуть её не боялась. Она знала, что Варвара Ивановна совсем не сердитая, а, наоборот, всегда спокойная и ласковая. Бывало иногда — Катруся капризничает, не слушается, мама рассердится и начнёт на неё кричать. А Варвара Ивановна, как услышит это, уведёт Катрусю в свою комнату и всё ей объяснит: вот это можно, а это нельзя. И потом, если у Варвары Ивановны находилось свободное время, она всегда рассказывала Катрусе что-нибудь интересное. Катруся очень любила сидеть у Варвары Ивановны в комнате А когда маме и папе нужно было куда-нибудь уйти, Катруся на целый вечер оставалась у неё.

Варвара Ивановна вошла с портфелем в руке, как она; всегда ходила в школу. Она поздоровалась с папой, подошла к Катрусе и сказала:

— Ну, Катруся, поздравляю с днём рождения! Правда, до школы тебе расти ещё два года, но всё-таки ты уже большая? И поэтому вот тебе от меня подарок!

И она подала Катрусе… портфель! Только тут Катруся увидела, что это совсем не тот большой портфель, с которым Варвара Ивановна ходила каждый день в школу, а другой, маленький. Такой, как у Люси, только гораздо красивее. У Люси портфель уже не новый, а этот новёшенький, блестящий, с красивым замочком.

Катруся живо открыла замочек и увидела в портфеле две тетради, карандаши, альбом для рисования и чудесную книжку с цветными картинками. Это было целое богатство! Каждую вещь надо вынуть, разглядеть как следует со всех сторон, положить снова на место, потом вынуть ещё раз… А замочек так ловко отпирается и запирается!

- Как тебе не совестно! — услышала вдруг Катруся мамин голос. — Ты даже не поблагодарила Варвару Ивановну! И с Лидией Максимовной не здороваешься!

Оказывается, мама была уже не в кухне, а в комнате. И с нею Лидия Максимовна, другая соседка из этой же квартиры.

Лидия Максимовна была тоже учительница, только из какой-то другой школы, не из той, где училась Люся. Она была молодая, красивая и совсем непохожая на Варвару Ивановну: Лидия Максимовна никогда не звала Катрусю в свою комнату и никогда не рассказывала ей ничего и не оставалась с ней вечером. И потому Катруся, конечно, больше любила Варвару Ивановну.

Катруся бережно положила свой портфель на столик, подбежала к Варваре Ивановне и крепко поцеловала её. Потом она поздоровалась с Лидией Максимовной и её тоже поцеловала, а Лидия Максимовна подарила ей коробку с конфетами.

Катруся развязала розовую ленточку на коробке, посмотрела на конфеты, положила одну в рот. И снова взялась за портфель.

- Ого, как вы угодили ей своим подарком, Варвара Ивановна!— сказал папа. — Глядите-ка, про всё на свете забыла!

Катруся достала из портфеля книжку с цветными картинками.

- Что это? Неужели букварь? — удивилась Лидия Максимовна. — Вы подарили ей букварь, Варвара Ивановна? За чем?

- А что ж такого? — ответила Варвара Ивановна. — Катруся уже большая, пускай читает понемножку.

Лидия Максимовна даже руками всплеснула:

- Читать в пять лет! Разве можно учить читать пятилетних детей? Да им не только буквы не надо знать, а и букваря не следует давать в руки!

- А я уже знаю «О», «А», и «К», и «Т»… Я много букв знаю! — сказала Катруся и испуганно прижала к себе букварь. Ей показалось, что Лидия Максимовна хочет отобрать у неё эту хорошую книжку.

Но Лидия Максимовна на неё даже не взглянула. Она принялась доказывать Варваре Ивановне, что детям нужно начинать учиться, когда им исполнится семь лет и они пойдут в школу, а раньше учить их вредно.

Катрусе не понравилось, что Лидия Максимовна спорит с Варварой Ивановной. Ведь Варвара Ивановна старше её, а мама говорит, что со старшими надо разговаривать вежливо.

И ещё Катрусе не понравилось, что Лидия Максимовна всё время повторяет про Катрусю, что «она ещё мала». Будто она не знает, что Катрусе сегодня исполнилось пять лет и совсем она не маленькая, а большая! Ведь все говорят, что большая: и мама, и папа, и Валина-Юрина мама, и Варвара Ивановна. Даже Наташин папа с ней разговаривал, как с большой! И Катрусе очень хотелось, чтобы Варвара Ивановна как-нибудь так прикрикнула на Лидию Максимовну, чтобы та сразу замолчала.

Но Варвара Ивановна совсем даже не сердилась. Она улыбалась и спокойно слушала. А потом сказала:

- Заставлять Катрусю учиться по-настоящему — это было бы вредно. А если она играючи запомнит буквы и читать научится — так пускай себе читает на здоровье!

Это Катрусе очень понравилось. Она и сама не любила, чтобы её заставляли делать что-нибудь такое, чего она совсем не хочет.

А Лидия Максимовна, может быть, ещё поспорила бы, но тут мама сказала ей:

- Приходите, пожалуйста, вечером чай пить с пирогами! Ведь у нас сегодня праздник!

КАТРУСИН ПРАЗДНИК

Ну и весело же было, когда семеро ребят уселись пить чай с пирогами, конфетами и разными сладостями!

Катруся сидела за столом в праздничном красном платье с белым кружевным воротничком и с большим белым бантом на голове. А справа и слева от неё сидели все её друзья.

Тут были Валя с Юрой, Лесик и Рита, Наташа и даже Люся. Катруся была очень горда, что к ней в гости пришла такая большая девочка. Люся то и дело вскакивала с места — помогала разносить чай, передавала пустые чашки Майе.

Майя была младшая сестра Катрусиной мамы. Она уже училась в университете, но никто её не звал тётей, все называли просто Майей.

Майя наливала ребятам чай, хлопотала около стола. А мама и все взрослые ушли чай пить к Варваре Ивановне.

Когда все ребятишки наелись и напились досыта, Майя сказала:

- А теперь давайте играть. Какие вы игры знаете?

- Может, в дочки-матери? — сказала Катруся и поглядела издали на Фому.

- Ну нет, это уж ты в другой раз поиграешь с Наташей и с Риточкой, — сказала Майя. — Сейчас мы такую игру затеем, чтоб всем было весело — и девочкам и мальчикам. Хотите в кошки-мышки? Ну-ка, становитесь в круг!

Стол отодвинули к стенке. Ребятишки встали в круг посреди комнаты. Катруся сначала была мышкой, а Лесик — кошкой. Он должен был её ловить. Катруся быстро побежала по кругу, а Лесик за ней — вот-вот догонит! Но когда кошка была уже совсем близко, мышка вдруг шмыгнула из круга под руками Вали и Юры. Лесик бросился за ней, но Валя и Юра опустили перед ним руки пониже — он и не проскочил.

Тогда Лесик побежал дальше по кругу. А тут Наташа и Рита зазевались — он нырнул им под руки и чуть не схватил Катрусю. Но Катруся не растерялась, вскочила в круг, а перед Лесиком опять опустились руки. Катруся бегала и прыгала в кругу, а Лесик никак не мог до неё добраться. Но тут снова кто-то зазевался — кошка бросилась к мышке и схватила её за платье!

Все засмеялись, закричали, а Катруся с Лесиком взялись за руки и встали в круг.

- А кто теперь будет кошкой и мышкой? — спросила Майя.

- Теперь мы, — сказали Валя и Юра.

- Ладно! Кто из вас кошка, а кто мышка?

- Я буду кошка! — сказали Валя и Юра в один голос.

- Нельзя обоим быть кошкой, — объяснила Люся, — одному из вас надо быть мышкой!

- Ну, тогда я буду мышкой! — опять в один голос сказа ли Валя и Юра.

Все засмеялись. Вот какие смешные близнецы! Они всегда всё делают вместе — что один, то и другой.

Наконец решили, что кошкой будет Наташа, а мышкой — Юра. Наташа скоро поймала Юру. Теперь пришла очередь Риты и Вали.

- Я не хочу быть мышкой! — сказала Рита. — Я совсем не хочу, чтобы меня кошка ловила! Я не люблю, когда меня ловят!

- Не хочешь мышкой, — значит, будешь кошкой! Лови! Рита побежала за Валей, вскочила в круг, но Валя успела выскочить оттуда. А когда Рита тоже захотела выскочить, все руки опустились вниз и задержали её. Она туда, она. сюда — не пускают! А мышка скачет за кругом и смеётся.

- Я так не хочу! — закричала Рита с обидой и даже ногой топнула. — Вы меня нарочно задерживаете!

- Ну да, нарочно! — сказала Майя. — Это же такая игра. Разве ты не понимаешь?

- Ну тогда я не хочу в такую игру играть! — со всем обиделась Рита, надула губы и вышла из круга.

- Не хочешь — не надо! — закричал Лесик. — Мы сейчас без тебя эту мышку поймаем!.. А ну, Юрка, забегай с той стороны!

И мальчики бросились ловить Валю. Валя завизжала, заметалась: девочки закричали, что так не годится, нельзя двоим ловить одного. И тут начался такой шум и крик, что мама испугалась и прибежала из соседней комнаты.

- Тише! Тише! — сказала она. — Вы же весь дом пере полошите!.. Майя, что же ты смотришь? Утихомирь их скорее!

Шум сразу прекратился.

- Не волнуйся, Надюша, мы сейчас будем совсем тихо играть, — сказала Майя маме. — Ну-ка, малыши, садитесь все рядышком! Я вам покажу новую игру. Эта игра очень спокойная.

Ребятишки гурьбой кинулись к дивану и уселись в ряд. Майя и Люся придвинули к дивану стулья, потому что на диване все не поместились. А Лесик примостился на валике дивана. Мама увидела, что все утихомирились, и пошла снова разговаривать со своими гостями.

- Ну, слушайте, — сказала Майя и села на стул напротив ребят. — Эта игра называется «Ворона летит». Положите руки себе на колени. Если я скажу «Ворона летит», или «Воробей летит», или «Снежинка летит» — поднимайте руки кверху. А если я назову что-нибудь такое, что не может летать, руки поднимать не надо. Кто ошибётся, тот выходит из игры. Поняли?

- Поняли! — закричали ребята.

- Хорошо, начали. Ворона летит!

Все подняли руки.

- Ласточка летит!

Снова все подняли руки.

- Дом летит! — сказала Майя.

Все засмеялись и рук не подняли. Только Рита не разобрала, в чём дело, и подняла руки.

- Рита вышла! Рита вышла! — зашумели все. — Разве дом может летать?

- Я больше не буду! — испуганно сказала Рита. — Я про сто не поняла. Я не хочу выходить из игры!

- Ладно, на первый раз можно простить. Только вперёд будь внимательней. Слушайте дальше.

Все так и насторожили уши.

- Голубь летит! Воздушный шар летит! Дерево летит!

- Валя и Юра подняли руки! — закричали дети. — Эх, вы! Дерево же летать не умеет!

- Смотрите какие! Они и ошибаются вместе.

Валя и Юра засмеялись сами над своей ошибкой и отошли в сторону. Они стояли и внимательно следили: не ошибётся ли ещё кто-нибудь?

- Тучка летит! Стол летит! Пилот летит!

В эту минуту Лесик захотел показать, как летит пилот. Он взмахнул руками, но не удержался на своём валике и шлёпнулся на пол. А когда падал, зацепился за стул; стул опрокинулся, толкнул этажерку. С этажерки слетела коробка с кубиками, кубики рассыпались по всей комнате…

- Лесик летит! Стул летит! Кубики летят! — закричали все что есть силы, повскакали с мест и с хохотом начали бегать вокруг Лёсика.

Мама и папа, и Лидия Максимовна с Варварой Ивановной, и Валина-Юрина мама, перепуганные, вбежали в комнату.

- Что случилось? Землетрясение, что ли? — спросил папа.

- Кто тут упал? Лесик, ты не ушибся?

- Ах, он, наверно, что-то себе повредил! Лежит, не встаёт!

Все бросились к Лесику, но оказалось, что он не может подняться потому, что задыхается от хохота.

— Вот какая тихая игра! — с упрёком сказала мама.

Майя и Люся, а за ними и все ребята кинулись скорее собирать кубики и поднимать стул. А Лесик наконец успокоился и поднялся с пола.

В это время кто-то позвонил. Папа пошёл открывать дверь, и на пороге комнаты появился дядя Лёня, мамин брат. У него в руках был аккордеон.

- Музыка! Музыка! Танцевать! Петь! — закричали ребятишки.

И начались тут такие громкие песни, такое веселье, что и мама перестала думать о соседях. Да и что было ей беспокоиться?

- Весело сегодня у Заречных! — сказала одна соседка. Она поднималась по лестнице и прислушивалась к музыке и весёлому гомону, что долетали из двадцатой квартиры.

— Да ведь их Катруся сегодня именинница! — ответила ей другая соседка, которая в это время спускалась вниз. — Как же не повеселиться по такому случаю?

Только кот Мурзик, видно, думал иначе. Он по своей привычке бродил по лестнице и молчал. Но когда проходил мимо Катрусиной двери, то заворчал недовольно и побрёл себе дальше, на свой шестой этаж.



Страница сформирована за 1.54 сек
SQL запросов: 179