АСПСП

Цитата момента



Очень обидно за бесцельно прожитые годы….
Особенно за первые три

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Любовь — что-то вроде облаков, закрывавших небо, пока не выглянуло солнце. Ты ведь не можешь коснуться облаков, но чувствуешь дождь и знаешь, как рады ему после жаркого дня цветы и страдающая от жажды земля. Точно так же ты не можешь коснуться любви, но ты чувствуешь ее сладость, проникающую повсюду. Без любви ты не была бы счастлива и не хотела бы играть».

Елена Келлер Адамс. «История моей жизни»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

ЧУДЕСА ВОЛШЕБНОГО ЛЕСА

Потекли чудесные, весёлые дни.

Каждый день дети вместе с мамой, а то и с Майей, когда она заканчивала свою работу, отправлялись на речку купаться.

- На речку! На речку! — кричал Павлусь и бежал тропкой к причалу.

И, едва услышав этот крик, откуда ни возьмись, являлся Тарзан и что есть духу мчался впереди всех к озеру. Там он прыгал в лодку и становился лапами на переднюю лавочку, на носу. За ним и все садились в лодку и плыли через озеро на тот берег.

Ещё не успеет лодка коснуться берега, а Тарзан уже спрыгивает на землю и бежит вперёд, оглядываясь, — идут ли все за ним следом?

Лодку вытаскивали на берег и оставляли здесь, а сами шли через узкую полоску леса к Днепру. А на берегу Днепра, на чистом белом песке, можно было уже сколько хочешь играть, загорать, плескаться в тёплой прозрачной воде. Разве сравнить это с киевским пляжем?! Там всегда столько людей, а тут никого!

Катруся с Павлусем и Нинушкой строили из песка домики, крепости, копали каналы. И когда они приходили на следующий день, всё это оставалось цело и невредимо.

А мама с Майей сделали на берегу небольшой шалаш из сухих веток и травы, чтобы прятаться от солнца, когда оно слишком припекало. И этот шалаш тоже стоял целый и невредимый — кто его тут мог разломать?

Но хоть и хорошо было на берегу Днепра, однако Днепр был и в Киеве. А вот леса — такого леса — в Киеве не было! И сколько же в этом лесу было интересных диковинок!..

Сразу за огородом, под старыми соснами, зеленели густые заросли папоротника. Только головы виднелись, когда ребята забредали туда, — такие эти папоротники были высокие.

- Катруся, иди скорей! — позвал как-то Павлусь сестру. — Погляди, что тут лежит. Мячики какие-то!

Катруся поглядела. И правда, на земле под папоротниками лежали круглые белые шарики, очень похожие на мячики. Катруся тоже не знала, что это такое. Попробовала взять шарик — нельзя, он крепко держится за землю.

- Это что-то растёт! — догадалась Катруся. — Не трогай, посмотрим, что тут вырастет!

И они начали следить за удивительным растением. Прибежали на другой день — шарики уже на ножках стоят. Ещё через день — вытянулись, стали продолговатыми. А потом раскрылись и стали как шапочки. Теперь уже было ясно, что это такое: это были грибы, большие белые мухоморы.

Мама сказала, что эти грибы очень ядовитые, до них нельзя дотрагиваться руками. А глядеть можно сколько хочешь. И Катруся с братиком глядели на них каждый день. Мухоморы всё тянулись и тянулись вверх, стали высокие и такие красивые! Каждый день они меняли свой наряд. Сначала шапочки были, как зонтики, потом стали плоскими, как тарелки. А ещё через несколько дней они загнули края кверху и стали словно мисочки на высоких ножках! А потом они начали темнеть, чернеть и наконец попадали на землю. Вот какие это были удивительные грибы — мухоморы! Разве не интересно увидеть это?

А один раз Катруся и Павлусь ходили по лесу над озером. Там в овраге росло очень много ежевики. На ней уже поспевали ягоды — крупные, похожие на малину, только тёмно-красные, даже синеватые. Ежевика была колючая, но всё же так приятно было самим собирать ягоды! До сих пор Катрусе никогда не приходилось это делать, а ежевику мама только иногда покупала на базаре. Но там ежевика была совсем не такая вкусная, как тут, в лесу.

И вот ходили они, ходили, и Катруся уже набрала полную кружку ягод. Вдруг смотрит — на кусте висит рукавичка. Серая такая, косматая. Кто же её тут повесил?

- Вон, видишь, Павлусь? — сказала Катруся. — Это, может, шёл лесом дед, а за дедом бежала собачка. И потерял дед рукавичку. Помнишь, я тебе сказку читала?

И прибежала мышка-норушка и лягушка-квакушка!

- Кто-кто в рукавичке живёт? — закричал Павлусь. — Ой, Катруся, погляди, может, они там и сидят, в рукавичке?

Катруся поглядела. Э, нет, рукавичка пустая! Катруся бережно сняла её с куста. Из чего же это она? И не сшита, и не связана, а такая мяконькая. Дома дети показали свою находку маме и Майе.

- Это не рукавичка, это птичье гнездо! — сказала Майя.

Катруся усмехнулась.

- Разве такие гнёзда бывают? Птичье гнёздышко кругленькое, как корзиночка. А тут, погляди, даже палец есть!

Но Майя всё-таки сказала, что это гнездо. Ну, да она, наверно, ошибается. Она же рыбовод, она всё о рыбе знает. А про птичьи гнёзда может и не знать.

- Не веришь мне — спроси у Евгения Ивановича. Уж ему-то про всё, что только есть в лесу, известно.

Евгений Иванович пришёл, посмотрел на рукавичку и сказал:

- Так это и вправду гнездо. Есть такая птичка — ремез. Это она делает себе такие гнёзда, похожие на рукавичку. Вот тут, где будто бы большой палец, вход в гнездо. Видите, как хитро сделано. Через такой вход не пролезет враг. И птенчики сидят себе там в полной безопасности.

- А где птенчики? — спросил Павлусь.

- Птенчики уже подросли и вылетели из гнезда.

Тут Катруся и Павлусь увидели, что Евгений Иванович совсем не такой суровый, как это показалось при первом знакомстве. Он охотно и подробно рассказал детям про ремеза.

Оказывается, ремез — это такая совсем маленькая птичка с рыженькой спинкой, а головка и шейка у неё белые. Да ещё чёрные полоски по бокам головы. А клюв у неё длинный, острый, и она им хватает маленьких мошек и их личинок. А эти мошки и личинки — вредители, они портят деревья, вредят лесу. Ремез — полезная птичка, потому что она истребляет вредителей.

- Где вы нашли это гнездо? — спросил Евгений Иванович.

- На кусту около озера.

- Так, так, ремезы всегда гнездятся над водой. Они дела ют свои гнёзда из конского волоса, тоненьких травинок и пуха растений. Очень искусно сделаны их гнёздышки, и в самом деле похожие на рукавичку.

Катруся бережно положила гнёздышко в пустую коробку из-под ботинок, которую ей дала для этого Майя. Вот какую интересную находку привезёт Катруся домой и покажет всем в классе!

- Дядя, а вы про всё в лесу знаете? — спросил Павлусь. Евгений Иванович улыбнулся:

- Ну, про всё не про всё, а кое-что знаю. А про что ты хочешь узнать?

- Про волков, медведей, тигров, слонов. Про всех, кто в лесу живёт!

Это, конечно, только маленький Павлусь мог думать, что в этом лесу живут тигры или слоны. А тут даже и медведей нет. Но вот, оказывается, в озёрах тут водятся интересные зверюшки — ондатры. Это такие водяные крысы. У них очень хорошие мягкие шкурки. Из этих шкурок делают шапки и шубки. Только тут, в этом лесу, на них охотиться запрещено.

И Евгений Иванович рассказал, что раньше ондатр в здешних краях не было,— их сюда привезли и выпустили в озёра, чтобы они тут жили. И ондатрам понравились эти места. Они живут около озёр, роют себе норы под берегом, а вход в эти норы делают под водой, чтобы никто не мог туда залезть.

- Вот как будете гулять над озером, может, и ондатру увидите! — сказал Евгений Иванович.

ПО ГРИБЫ

Три дня подряд шёл дождь. Ни погулять, ни искупаться в речке. А что же тут ещё делать? Сидеть в малюсенькой комнатке и глядеть в окно совсем неинтересно.

- Скоро уж и домой надо ехать, — сокрушалась Катруся, — а мы и не нагуляемся и не накупаемся!

Но вот на четвёртый день тучи сразу рассеялись, снова блеснуло солнышко, стало ясно и тепло. Даже ещё лучше, чем было до дождя. Деревья и кусты стояли свежие, зелёные, будто умытые. Птички ещё веселее чирикали в вышине.

Грибов в лесу много выросло после дождя, — сказал дед Тимоша. — Хорошие грибы, съедобные:

- Ой, мама, можно и нам пойти за грибами? — попросилась Катруся.

Мама позволила. Она сказала только, чтобы далеко в лес не заходили и чтобы не трогали мухоморов и всяких поганок.

- Нет, мы будем собирать только такие, как у деда Тимоши,— заверила Катруся, — боровики, и грузди, и подосиновики. Я уже их хорошо разглядела, знаю, какие собирать.

И вот они отправились — Катруся, Павлусь и Нинушка. И Тарзан с ними. Сначала грибов совсем не было видно. И что это дед Тимоша сказал, что в лесу их много? Катруся внимательно оглядывалась вокруг — ни одного гриба!.. И Павлусь тоже ничего не находил. Один раз кинулся было с радостным криком, но Катруся вовремя остановила его: большой гриб, к которому бросился Павлусь, был хоть и очень красивый, ярко-красный с белыми крапинками, но совсем никуда не годный — мухомор.

А вот Нинушка тем временем уже нашла два хороших грибочка подосиновика и положила их в лукошко, которое несла Катруся.

- Ишь какие! — сказал Павлусь. — И почему это она находит, а мы нет?

И тут сразу выяснилось, в чём дело. Под одним кустиком Катруся заметила хорошенький цветочек. Наклонилась, чтобы сорвать его, и вдруг увидела: недалеко от этого цветочка, чуть выглядывая из-под прошлогоднего рыжего листика, сидит молоденький грибок! Ага, так вот они какие, эти грибы! Их издали и не видно. И надо не оглядываться вокруг, а глядеть себе под ноги — тогда и увидишь, как они прячутся в траве и листьях.

Тут уж дело пошло лучше. Катруся то и дело наклонялась и срывала хорошие грибки. Павлусь тоже находил. Только Тарзан носился туда-сюда без толку.

- Ищи, Тарзан, ищи! — кричал Павлусь. — Вот гриб, видишь?

Тарзан кидался на зов и начинал азартно разрывать землю — только совсем не там, где росли грибы, а просто так, где попало.

Вдруг он залаял как сумасшедший и помчался куда-то в сторону.

- Ой, может, он волка увидел?! — испугался Павлусь. Но это был не волк. Через маленькую зелёную полянку

быстро пробежал какой-то рыжий длиннохвостый зверёк. Пробежал, вскочил на дерево и уселся на самой вершине.

- Белочка! Белочка! — закричал Павлусь.

Катруся и Нинушка бросились за ним к тому дереву. Но белочка уже перепрыгнула с верхней ветки на соседнее дерево, а потом на другое, дальше и дальше.

Тарзан лаял, дети даже запыхались, перебегая от одного дерева к другому. Конечно, белку не догонишь, но так хотелось ещё раз увидеть её, разглядеть. Но она вскоре скрылась из глаз — не то притаилась среди ветвей, не то спряталась в каком-нибудь дупле.

- А может, она уже пришла к себе домой? Может, вот тут на дереве её дом и в нём детки — маленькие бельчата?

- А может, уже домой пора, — сказала Катруся, — грибов полная кошёлка. Только куда ж это мы зашли?

Она оглянулась — кругом были одинаковые деревья, кусты. Так далеко в лес они никогда не заходили. А вот как за белкой бежали, так и не приметили — не то налево, не то направо поворачивали. И в какую сторону теперь надо идти, чтобы вернуться домой?

- Пойдёмте! — сказала Катруся и решительно зашагала в ту сторону, откуда, как ей казалось, они пришли. Павлусь и Нинушка пошли за ней.

Шли, шли. О грибах уж и не думали. Много прошли, а лесу всё нет конца. Павлусь начал отставать, спотыкаться.

- Чего ты плетёшься? — прикрикнула на него Катруся. — Иди быстрее, а то мы так и до ночи не дойдём!

- Я устал! — захныкал Павлусь. — Я хочу домой!

Ну что делать с этим малышом? Катрусе и самой очень хотелось бы оказаться дома. И как это она не заметила, что они так далеко зашли?.. Но что поделаешь — она старшая, она уже большая, и ей нельзя подавать виду, что и она устала.

- А ну, не хнычь! — сказала Катруся сурово. — И как не стыдно? Нинушка же не плачет, а ты рюмишь! Такой большой парень!

- Ага, Нинушка ведь старше меня! — всхлипывая, ответил Павлусь. — Нинушке уже четыре года, а мне ещё три-и-и!

- И тебе тоже через две недели будет четыре! — сказала Катруся. — И потом, ты же хлопец, мужчина, а Нина девочка!

Павлусь всхлипнул ещё раз, подумал и вытер нос рукавом. Ведь он же и вправду хлопец, а не девочка. И Павлусь даже улыбнулся.

- Я боялся, что мы заблудились, — сказал он.

- А мы и правда заблудились, — испуганно сказала Нинушка.

Катруся ничего не ответила. Она и сама уже окончательно поняла, что ив самом деле заблудились!..

УМНЫЙ ТАРЗАН

Катруся села под кустом на траву и малышам велела сесть и отдохнуть. Они охотно послушались. Тарзан тоже сел около них, высунув язык.

Поглядывая на него, Катруся думала: «Хорошо ещё, что с нами собака. Кто знает, может, всё-таки какой-нибудь дурной волк бродит поблизости, хотя летом они и не подходят к человеческому жилью… А может, мы так далеко от посёлка, что как раз тут они и бывают летом? Всё равно Тарзан не допустит к нам волков. Он нас охраняет, хоть и мог бы давно убежать домой. Ведь собаки всегда находят дорогу, куда бы ни зашли».

- А и правда!.. — Катруся сразу вскочила. — Тарзан, наверно, знает дорогу домой! Он и нас выведет! Пойдёмте, Нинуся, Павлусь! — сказала она и взяла малышей за руки. — Тарзан, Тарзан, домой! Слышишь, Тарзан? Домой!

Тарзан весело замахал хвостом и побежал вперёд. Дети за ним. Ну, теперь уж они скоро будут дома.

Тарзан бежал впереди, то и дело оглядываясь — идут ли за ним? Уже и Павлусь забыл про свою усталость, и Нинушка повеселела, и Катруся успокоилась. Всё-таки Неприятно так очутиться среди леса и не знать, куда идти. Да ещё с двумя малышами!..

Лес круто спускался вниз, всё такой же заросший кустами волчьих ягод и зарослями молодых дубков и клёнов. Тарзан всё бежал вперёд, и малыши спешили за ним, а Катруся вдруг снова начала тревожиться: что-то как будто совсем незнакомые места… И где же та полянка, по которой прыгала белка? Нет, они тут не проходили. А впрочем, может, Тарзан знает какую-нибудь другую, более близкую дорогу к дому?

Вот и правда — впереди лес поредел и внизу сквозь деревья блеснула вода. Озеро! Ну конечно, это озеро. Тарзан вывел их прямо к озеру, а тут уж каждый сумеет найти дорогу домой.

Они выбежали на берег озера. Но что такое? Это было совсем не то озеро! То, что было около их дома, — большое, длинное, чистое. А это было маленькое, круглое и всё заросло листьями, среди которых белели крупные водяные лилии и торчали жёлтые кувшинки с зелёной серёдочкой.

Озеро было очень красивое, но… совсем незнакомое!

- Эх, Тарзан! Куда же ты нас завёл? — с укором сказала Катруся.

- А я знаю, — сказала Нинушка. — Мы с дедушкой ходи ли сюда за рыбой! И тут недалечко до нас!

Катруся обрадовалась:

Ой, значит, ты знаешь дорогу? Говори скорей, куда идти?

- Сюда! — неуверенно махнула рукой Нинушка. А потом растерянно оглянулась. - Нет, наверно, туда! - и махнула рукой совсем в другую сторону. - Нет, не знаю куда, забыла! - вздохнула она.

Катруся стояла в растерянности. Павлусь сначала не понял что случилось. Он вопросительно посмотрел на сестру и, наверно, по выражению её лица догадался, что дело их плохо, что придётся ещё блуждать и блуждать!.. И он уже скривил губы, чтобы снова заплакать.

В это время вдруг что-то небольшое, не больше лукошка, тёмно-бурое заворошилось среди прибрежных кустов и плюхнулось в воду.

- Ой, что это? — вскрикнула Катруся.

- Маленький бегемотик! — закричал Павлусь. — Я видел, это маленький бегемотик! Вот тот, что в Лимпопо!

И, сразу позабыв о своём намерении плакать, он запрыгал и запел во весь голос:

И малютки бегемотики
Ухватились за животики
И смеются-заливаются,
Так что дубы сотрясаются.

- Глупенький ты! — сказала Катруся. — Разве тут водятся бегемоты? Они же в Африке, в тропических лесах. А это я знаю, что такое! Помнишь, Евгений Иванович рассказывал? Это ондатра — вот что!

Конечно же, это была ондатра. Вот когда они её увидели!

Надо скорей бежать домой и рассказать Евгению Ивановичу, что они видели ондатру! Но… куда бежать? Тарзан и тот не знает!

- Эх, Тарзан, Тарзан! — снова сказала Катруся. — Я же думала — ты умный пёс, а ты, оказывается, ничего не знаешь. Вот только и понимаешь, как к лодке бежать, когда мы купаться идём!

И тут она внезапно догадалась: нет, Тарзан вовсе не глупый! И дорогу к дому, конечно, знает. Он только не все слова понимает, он ведь собака, а не человек. «Домой» — он не понимает, зато он хорошо понимает «на речку»! С ним надо понятными словами разговаривать.

- На речку, Тарзан! На речку! — крикнула Катруся. Тарзан радостно гавкнул и прямиком кинулся сквозь кусты прочь от озера.

- За ним! Бежим за ним! — крикнула Катруся. И они побежали.

Теперь уже было ясно, что Тарзан отлично знает, куда бежать. Он с радостным лаем уверенно бежал вперёд. И только иногда нетерпеливо оглядывался — чего, мол, вы отстаёте?..

- На речку! На речку! — кричали дети уже все хором. Так они и выбежали из лесу, хоть совсем другой дорогой, но прямо к дому.

На дворе, возле дома, стояли мама, и Майя, и Евгений Иванович и тревожно совещались — что такое, почему детей до сих пор нет? Не пойти ли их искать?

Но вот из лесу выскочил Тарзан и метнулся дальше по тропинке вниз, туда, где стояли лодки. А за Тарзаном выбежали малыши и Катруся с лукошком, полным грибов.

- Мы заблудились! — кричал Павлусь, бросаясь к маме. — Мы видели белочку! И вондатру тоже!!!

- Ондатру, а не вондатру, — сурово поправил Евгений Иванович.

Мама взволновалась и начала расспрашивать Катрусю — правда ли, что они заблудились? И зачем они так далеко зашли в лес?

Катруся про всё рассказала. А главное — про то, как умный Тарзан вывел их из лесу, когда с ним заговорили понятными ему словами.

Тем временем сам Тарзан давно уже стоял на носу лодки и удивлялся — почему это никто не идёт? Ведь сказано было: «На речку!» — значит, надо ехать купаться в Днепре, а не стоять и разговаривать про какие-то непонятные дела!..

В ОБРАТНЫЙ ПУТЬ!

Август кончался. Лишь несколько дней осталось до первого сентября. А первого сентября Катрусе надо идти в школу. Пора собираться домой.

И вот настал день отъезда. Снова собрали и связали вещи, попрощались с домиком и садиком и отправились на пристань.

Дед Тимоша положил все вещи в лодку, посадил туда же Павлуся и Нинушку, а сам сел на вёсла. Против течения грести трудно, и поэтому все взрослые пошли к пристани пешком — мама с Катрусей, Майя, Евгений Иванович и две тёти. Всем хотелось проводить их до парохода.

Дорога к пристани лежала вдоль Днепра. Сначала шли прибрежным лесом, где высились старые тополя с гладкими зеленовато-серыми стволами и кустилась цепкая, колючая ежевика. Потом вышли на чудесный луг. Трава на нём была скошена. Стояли огромные стога сена, зеленели густые купы кустов и кое-где красовались толстенные Столетние дубы, которые привольно раскинули на просторе свои могучие ветви. Потом прошли через колхозные виноградники. Виноградные лозы ровными рядами протянулись по обе стороны дороги. На этих лозах среди листвы виднелись тяжёлые гроздья розового винограда, который уже начал поспевать.

За виноградником снова был лес. Но вот и он кончился, и дорога вышла прямо к пристани.

Катруся подбежала к берегу — вон вдоль берега плывёт их лодочка! Скоро и дед Тимоша с малышами будет здесь.

Вдруг кто-то налетел на Катрусю сзади, чуть с ног не сбил. Оглянулась — Тарзан! Он где-то задержался, когда они уходили из дома, и вот теперь нагнал их. Бежал так, что чуть не задохнулся.

— Тарзанчик! Тарзанчик! А мы уезжаем! — сказала Катруся, лаская его. — Прощай, Тарзанчик! Приезжай к нам в гости в Киев!

Тарзан залаял, замахал хвостом и начал прыгать вокруг Катруси. Он, может быть, ещё не сообразил, что они уезжают и он останется тут без своих весёлых друзей.

Но вскоре он начал что-то понимать. Когда принесли из лодки вещи, сели на лавочке возле пристани и все молча стали ждать парохода, Тарзан вдруг начал волноваться. Он кидался то к Павлусю, то к Катрусе, заглядывал им в глаза. Потом сел около Катрусиных ног и тихонько завыл.

- Мама, смотри, Тарзан плачет! — сказала Катруся. — Ему жалко с нами расставаться!

Павлусь присел на корточки около Тарзана и обнял его за шею:

- Не плачь, Тарзанчик! Мы ещё приедем!

Но вот вдали загудел пароход. На пристани засуетились люди. Стали брать свои узлы, корзины, готовиться к посадке. Большой белый пароход медленно плыл по синей спокойной реке, приближаясь к пристани. И вот уже спустили сходни, и все пошли на пароход. Катруся и Павлусь расцеловались с Майей, с Нинушкой, с тётями, с Тарзаном… Пожали руки деду Тимоше и Евгению Ивановичу и обещали на будущий год обязательно приехать снова.

- Держи крепче Тарзана, — сказала мама Майе, — а то он за нами проскочит на пароход!

И правда, Тарзан рвался из Майиных рук к Катрусе и Павлусю. Но Майя крепко держала его за ошейник.

Прощально загудел пароход, застучала машина, и между пароходом и пристанью начала шириться полоса воды. Стоя на палубе, мама, Катруся и Павлусь что есть силы махали руками и кричали:

- До свиданья! До свиданья!

И с пристани им тоже махали и кричали, а Тарзан без умолку заливался отчаянным лаем. Если бы, не Майя, которая крепко держала его, он, наверно, прыгнул бы в воду и кинулся бы вплавь догонять пароход. Прощай, Тарзан! Прощай, волшебный лес!.. Прощайте все!..

Впереди Киев, папа, школа, новые заботы и новые радости!..

СКАЗКИ

БЕЛАЯ ШУБКА

Жил-был зайчик.

Всех зайчиков обычно зовут Попрыгунчиками или Побегайчиками. Но этот зайчик был такой хвастун, что все звали его зайчик Выхваляйчик.

Вот соберёт он около себя зайчат и начинает сам себя хвалить:

- Я самый умный, я самый ловкий! Я бегаю быстрее всех, я прыгаю выше всех!

Слушали, слушали его зайчата, а потом и говорят:

- Надоела нам твоя похвальба, не хотим мы с тобой дружить! Живи себе один как знаешь!

И убежали от него на другой край леса.

- А мне ещё лучше, — сказал Выхваляйчик, — теперь, по крайней мере, никто меня с вами, с такой серой мелкотой, не спутает!

Построил он себе хатку под зелёным кустиком и стал в ней жить.

А надо вам сказать, что зайчик этот был совсем молоденький. Он только этой весной родился и ещё не знал, что после весны и лета бывает осень, а после осени — зима. Много чего он ещё не знал, но думал, что всё знает, и был очень доволен собой.

Одно только не нравилось зайчику: почему это у него такая шубка — серая да неказистая? Пока было лето и всё вокруг зеленело, зайчик как-то отличался от травы и кустов. Но вот наступила осень. Всё в лесу пожелтело, пожухло. Трава завяла, с деревьев облетели листья, одни серые сучья торчат. Вот выйдет утром зайчик из хатки, крикнет белочке:

- Эй, просмотри, белочка, какой я стал толстый да пушистый! Я толще и пушистей всех зайцев!

А белочка с высокого дуба отвечает:

- Ничего я не вижу! Тебя же, в твоей серой шубке, со всем незаметно среди жёлтых листьев и вялой травы!

Ой, как это было зайчику досадно! Он же хотел, чтобы его все видели и все им любовались!

А тем временем становилось всё холоднее. Наступала зима. Только зайчик ничего об этом не знал и даже не догадывался.

И вот как-то раз проснулся Выхваляйчик утром, взглянул в зеркальце, чтобы усы подкрутить, да так и замер от удивления: вместо серой неказистой одёжки на нём теперь была новая шубка — белая-белая да блестящая!

С радости зайчик подпрыгнул до самого потолка и запел во всё горло:

Что за шубка —
Просто прелесть!
Вот такую
Мне хотелось!
Белый мех,
Пушистый мех,
Я в лесу Нарядней всех!

Стрелой выскочил зайчик из хатки, чтобы поскорей похвалиться перед белочкой, перед ежом и перед всеми лесными птицами своей новой шубкой. Уж теперь-то его каждый заметит даже издалека!

Но что такое случилось в лесу? Выскочил зайчик из хатки и видит: всё вокруг белое, земля белая, кусты белые, деревья белые. И всё блестит на солнце так же, как глянцевитая зайчикова шубка. Вы, конечно, сразу поняли, что это снег выпал ночью, а зайчик Выхваляйчик ничего не понял: он ведь ещё никогда снега не видел.

Прыгнул зайчик туда, сюда — везде всё белое.

- Белочка, белочка, — закричал зайчик, но уже совсем не так задорно, как раньше, — посмотри, белочка, какая у меня новая белая шубка!

А белочка выглянула из своего дупла на высоком дубе и отвечает:

- Ничего я не вижу! Разве тут разберёшь, где твоя белая шубка, а где белый снег?

И правда, зайчика нелегко было увидеть на снегу. Может, вы найдёте его на картинке и покажете белочке?

Запечалился зайчик. Не хочет даже из хатки выходить. Всё равно никто его не замечает! На что же тогда красивый наряд, если им и похвалиться нельзя?

А зима ещё не совсем установилась. Через несколько дней пригрело солнышко и первый снег растаял, будто и не было его. И снова стало всё серое, чёрное, жёлтое — и земля, и засохшие листья, и трава.

Вот когда обрадовался зайчик Выхваляйчик! Вышел он в своей белой шубке, стал посреди полянки и красуется: поглядите, мол, люди добрые, на меня!

Белочка поглядела и лапками всплеснула.

- Ой, вижу, вижу! Вот это шубка, вот это хороша! А блестит, даже глазам больно!

Вылез и ёжик из своей хатки. Он уже было улёгся спать на зиму, а как солнце пригрело, решил ещё подышать свежим воздухом. Увидел зайчика и только головой покачал.

— Красива твоя шубка, что и говорить! Да не слишком ли заметна? — проворчал ёжик, снова ушёл в хатку и двери закрыл.

Радостный, весёлый пошёл зайчик Выхваляйчик по лесу. Идёт, подскакивает и свою хвастливую песенку поёт:

Заяц необыкновенный —
Самый, самый я заметный!
Кто меня не замечает?
Пусть сейчас же отвечает!

Сидел на дереве старый чёрный ворон. Такой старый, что уж совсем плохо видел от старости. Но хоть и плохо видел, а Выхваляйчика заметил сразу. Как его не заметишь — его белая новая шубка среди жёлтых листьев издалека видна!

- Кра! — каркнул чёрный ворон. — Позавтракаю сейчас свежей зайчатинкой!

Как услышал это зайчик Выхваляйчик, как бросился бежать! Еле убежал.

Прибежал зайчик на берег речки, что протекала через лес. Сел на берегу, отдышался немного, да тут же и забыл про недавнюю опасность. Отряхнул свою белую шубку, подбодрился и только рот открыл, чтобы опять хвастаться, а новая беда уже тут как тут! Увидела его издали лисица.

- Подождите минуточку, — сказала она своим лисятам, — сейчас я поймаю вот этого красавчика!

И начала к нему подкрадываться.

На счастье, хрустнула какая-то веточка, зайчик услышал, оглянулся, увидел лисицу — и бежать! Бежал, бежал, петлял меж кустами, через весь лес пробежал и выскочил на опушку.

А тут прямо на него идёт охотник с ружьём.

- Ого, — говорит, — какой белячок! Будет моей дочке хороший воротник!

Да как прицелится, как стрельнёт!..

Зайчик с перепугу через голову перекувырнулся и уж сам не помнит, как домчался до своей хатки. Запер дверцы, упал на постель и дрожит. Не до похвальбы уж ему!

- Ой, — говорит, — где моя старая серая шубка! Такая она была неприметная! В ней легко было от всяких врагов схорониться!

Но старой серой шубки не было. Ничего не поделаешь, придётся в новой белой ходить!..

Каждый из вас понимает, что недаром зайчик жаловался. Но на дворе всё-таки была зима. Скоро выпал густой белый снег и теперь уж на долгие месяцы укрыл землю. И белая шубка как раз пригодилась!

Бегает зайчик по снегу, ничего не боится. Никто его не замечает.

«Пойду, — думает зайчик, — к другим зайчатам. Помогу им тоже белые шубки добыть: они очень удобны зимой!»

Поскакал зайчик на другой край леса, нашёл зайчат, смотрит, а они все тоже в белых шубках!

- Глядите! — кричат зайчата. — К нам Выхваляйчик пришёл!

- Нет, — сказал зайчик, — не зовите меня Выхваляйчиком, а зови те Побегайчиком. Я никогда больше не буду хвастаться, и я очень хочу с вами дружить.

Зайчата обрадовались, приняли его в свою компанию. И они все вместе стали играть и петь песенку:

Есть у каждого из нас
Шубка в самый-самый раз.
Шубка белая как снег,
Чтобы скрыться ото всех!
А летом не поленимся
И все
Переоденемся,
И пушистый серый мех
Зайца скроет ото всех!

И это вправду у зайцев так бывает.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 188