УПП

Цитата момента



Мир не добр. Мир не зол. Мир просто есть.
Я тоже хочу есть

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Твое тело подтверждает или отрицает твои слова. Каждое движение, каждое положение тела раскрывает твои мысли. Твое лицо принимает семь тысяч различных выражений, и каждое из них разоблачает тебя, показывая всем и каждому, кто ты и о чем думаешь, в каждое мгновение!»

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Петер Пауль РУБЕНС

Петер Пауль Рубенс, знаменитый живописец первой половины XVII века, был сыном богатой и кипучей Фландрии. Все европейские дворы считали за честь принять его у себя. Величайший художник, наставник молодых талантов, человек огромной эрудиции, блестящий дипломат, серьезный коллекционер, создавший в своем особняке прекрасный музей, неутомимый труженик, Рубенс был одной из самых выдающихся фигур своего века. Из его мастерской вышло около трех тысяч картин и бесчисленное множество рисунков.

Рубенс родился 28 июня 1577 года в семье адвоката, в небольшом немецком городке Зигене, куда его отец эмигрировал в период буржуазной революции во Фландрии, в 1568 году. Семья Рубенса вернулась на родину лишь в 1589 году, после смерти отца. Петер Пауль учился живописи у художников Верхахта, Норта и Вениуса. Но из его собственных записей и воспоминаний современников можно сделать вывод, что главной школой искусства явилась для него Италия, куда он приехал в мае 1600 года для завершения живописного образования. Много времени посвятил он изучению антиков, впитывал в себя и постигал творения Леонардо, Микеланджело, Джорджоне, Тициана, Караваджо. Из Италии Рубенс отправился в Испанию и только в 1608 году возвратился на родину. В 1609 году он становится придворным живописцем правителей Южной Фландрии — инфанты Изабеллы и эрцгерцога Альберта.

В 1610—1612 годы Рубенс создает свои знаменитые алтари «Водружение креста» и «Снятие с креста». В них, как и в других произведениях того периода, сильно ощутимо влияние итальянцев. Вместе с тем уже здесь ясно прослеживаются черты фламандского барокко, одним из создателей которого и был Рубенс. Постепенно в творчестве художника усиливаются драматизм, движение, экспрессия («Союз Земли и Воды», около 1615 года, «Похищение дочерей Левкиппа», около 1615—1617 годов, «Охота на львов», около 1615 года, «Битва амазонок», около 1618—1620 годов). Художник пишет множество картин на мифологические, библейские и аллегорические темы, прославляя красоту человека, его силу, энергию, жизнелюбие.

К Рубенсу рано приходит известность. Он выполняет многочисленные заказы европейской знати. В 1621—1625 годах он пишет для французского двора серию из двадцати трех картин «Жизнь Марии Медичи», предназначенную для украшения галереи Люксембургского дворца. Очень интересно портретное творчество художника (портреты испанских правителей Нидерландов, «Соломенная шляпка», 1625 год, «Портрет Елены Фоурмен», 1632 год и др.). Это и парадные, и декоративные, и интимные портреты.

Рубенс прожил бурную и яркую жизнь. Много сил отдал он дипломатической работе. Благодаря его деятельности, например, был заключен мир между Испанией и Англией, в результате которого Англия перестала являться союзницей Голландии, ведшей войну с Фландрией. Художник был дважды женат. В 1609 году он женился на Изабелле Брант, умершей в 1626 году от чумы. Спустя четыре года, в 1630 году, он приводит в дом новую жену, шестнадцатилетнюю красавицу Елену Фоурмен.

В своем роскошном доме в Антверпене Рубенс выстроил, помимо собственной мастерской, огромную мастерскую и жилое помещение для учеников, которых у него было множество. Среди них — один из известнейших художников — Ван Дейк. Обычно ученики помогали Рубенсу выполнять многочисленные заказы. Лишь в последние годы жизни большую часть картин живописец выполняет сам, и качество этих последних вещей особенно высоко (знаменитая «Шубка» — интимный портрет Елены Фоурмен, написанный в 1638— 1640 годах). Скончался Рубенс 30 мая 1640 года.

Творчество его оказало огромное влияние на многих выдающихся европейских живописцев, и современников, и представителей последующих поколений, среди которых можно назвать, например, французского романтика Делакруа. Жизнелюбивое творчество Рубенса — это одна из самых ярких и интересных страниц в истории мировой живописи.

И. НЕНАРОКОМОВА. «Здоровый дух в здоровом теле»

 

Ворота дома открылись в то самое время, когда только начали надвигаться сумерки. Туман, поднявшийся с Шельды, медленно наползал на город, уже затянув мостовую и цветники и готовясь скрыть весь Антверпен, соединившись с опускавшейся вечерней мглой.

Из дома на прекрасной скаковой лошади выехал немолодой, но еще полный сил человек. Весь его облик выражал уверенность в себе, энергию и спокойствие. Богатый костюм из дорогого шерстяного сукна, отделанный знаменитыми брабантскими кружевами, выдавал в нем знатного горожанина. Человек на мгновение остановил коня, вынул из кармана луковицу часов и, открыв крышку, проверил время. Все точно. Как обычно, ровно в пять он кончил

работу, и вот в самом начале шестого конь уносил его на городской вал — излюбленное место прогулок. Точность, четкий, заданный ритм всегда и во всем. Он выработал его давно, и это поддерживало силы для той колоссальной работы, которую он, Петер Пауль Рубенс, призван был выполнить в жизни.

«Точность — вежливость королей».

Значит, и ему, «королю живописцев и живописцу королей», как его теперь называют, она должна быть присуща по праву. Нет, он не страдает излишним тщеславием. Он просто твердо уверен в том, что эта фраза справедливо характеризует его роль на земле. Ведь он при жизни, что, кстати, не так часто случается, завоевал мировую славу. У него столько заказов, что не хватает даже его многочисленных помощников и часов в сутках, чтобы выполнить все и еще воплощать на полотнах замыслы, рождающиеся в собственной душе. От многого приходится отказываться. Но то, за что берется, он всегда выполняет с блеском.

Конь шел медленно, очевидно чувствуя раздумчивое настроение хозяина. Рубенс любил такие минуты, когда после напряженного трудового дня можно было никуда не спешить, а так вот вдвоем со своим четвероногим другом медленно ехать по знакомой дороге, мысленно уносясь в глубь своего жизненного пути. Он любил минуты, когда можно было пофилософствовать наедине с собой, окинуть мысленным взором сделанное и постараться его оценить. А создано было много, и многое еще хотелось свершить. Ему не к чему скромничать перед самим собой. Он, Рубенс, знает себе цену, знает, что ему подвластно то, что не сумели бы сделать другие. Он еще силен телом и духом. Он сможет написать еще столько полотен и так хорошо, что художники долгие годы будут завидовать, а зрители восхищаться им.

«Мой талант таков, — подумал он, — что, как бы огромна ни была работа, она еще ни разу не превзошла моих сил».

Эти слова, дошедшие до нас в воспоминаниях современников, не были бахвальством. Рубенс обладал удивительной работоспособностью. Бесконечно талантливый, всегда полный новых замыслов, физически крепкий, он умел прекрасно организовать свое время.

Не спеша продолжал Рубенс прогулку по своему любимому Антверпену. В этот вечерний час он обращал свой взор то к пережитому, то к будущему своему существованию. Он думал не только о тех годах, которые ему еще отпущены, но о том, что и после смерти он останется жить в своих полотнах.

Какие из них дойдут до потомков? Какие будут оценены ими и какие забудутся? Сейчас он вряд ли сможет это предугадать. Нужно время. Но и теперь он твердо знает, что имя его будут помнить и картины надолго переживут его, сохраняясь в коллекциях, дворцах и соборах.

Нидерланды XVI века не знали таких огромных полотен, которые создавал теперь он, Рубенс. В мастерской около холстов постоянно сооружались высокие «леса», с которых писались многие его картины. Он чувствовал себя прирожденным мастером монументальной живописи. Это пристрастие были в духе его широкой Натуры и в духе его родины. Несомненно, и родной Антверпен, тот, по которому он ехал сейчас, шумный, бурлящий центр богатой Фландрии, огромный международный порт, вселил в его живопись бурный ритм, кипение, жизнеутверждающую силу.

Неустанная человеческая энергия, вечное- движение жизни, которые так победоносно проходят во всех его картинах, взяты им у любимой страны. Фландрия — источник его силы таланта. Он крупнейший ее живописец, так же как его современник Веласкес - величайший живописец Испании.

А вот свое живописное мастерство развил он и усовершенствовал в Италии. Рубенс невольно улыбнулся тому, что тогдашний двадцатичетырехлетний Петер Пауль, дни и ночи проводивший у полотен и скульптур гениальных итальянцев, жадно впитывавший все, что давала взору поразившая его южная страна, предстал

сейчас перед ним, как другой, давно знакомый, но уже немного забытый человек. Да, теперь он уже прожил достаточно, чтобы суметь взглянуть на себя со стороны, вернее, с высоты своего полувекового возраста. И сейчас ему захотелось увидеть себя молодым, только что вернувшимся из Италии, начавшим строить свой роскошный особняк, в котором вот уже столько лет создает он свои творения.

Он строил одновременно и дом и ателье, строил долго, несколько лет. Переселился туда около 1615 года. Какие первые картины создал он в новой мастерской? Художник на мгновение задумался. Пожалуй, это были сцены охоты, ими занимался он в те годы. Его влекла тогда тема борьбы человека с природой, сила человека, точнее, красота его тела в момент высшего напряжения сил в схватках, в битвах. И одной из первых картин, написанных им в ателье, была «Охота на львов».

Рубенс. Автопортрет с Изабеллой Брант

Серия «охот» явилась пусть маленьким, но все же этапом в его творчестве. В тот период от полотна к полотну возрастал динамизм его композиций. В первой картине из серии «охот» — «Охоте на львов» — схватка дана в момент кульминации. Всадники, лошади, львы — все сплелось в один яростный клубок. Напряженные мышцы, развевающиеся по ветру гривы, поднявшиеся на дыбы лошади. Картина дышит экспрессией. Сложная композиция завязана путем множества переплетающихся волнообразных линий. Схватка происходит на фоне облачного, неспокойного неба, подчеркивающего напряженность момента. Физические и духовные силы достигли высшей кульминационной точки. Отвага и бесстрашие людей равно противопоставлены ярости львов. Царь зверей и «венец творения» — человек вышли на смертельную схватку друг с другом.

Рубенс писал фигуры крупно, на переднем плане, с разных ракурсов. Окончательной картине предшествовало несколько эскизов. Потом была написана «Охота на кабанов».

Сохранятся ли эти картины? И что вообще останется его дальним потомкам?

Так же как полотна на аллегорические мифологические темы, сцены охот давали ему возможность изобразить героические подвиги людей, их полнокровную красоту, жизненную, дышащую силой и радостью земного существования. Как и античные мастера, он видел в человеке совершеннейшее создание природы, ее неотъемлемую часть.

Никогда прежде в европейской живописи не были так красноречиво и пышно прославлены людские подвиги и доблести.

«Надо видеть, — писал позже о выразительном языке Рубенса французский искусствовед XIX века Фромантен, — как все это живет, движется, дышит, смотрит, действует, окрашивается, рассеивается, переплетается с фоном, отодвигается, располагается и завоевывает себе место». Слова эти как нельзя лучше относятся и к «Охоте на львов». Как на всех полотнах Рубенса, здесь чувствуются свобода его манеры, сильные удары кисти, крупные, большие мазки. И его собственная страстная, кипучая, жадная до жизни натура.

Рубенс поворачивает коня и направляется к дому. Цокот копыт звонко раздается в вечерней тишине. Рубенс ловит себя на мысли, что любит свой дом и всегда с удовольствием возвращается сюда. Что ж, ему, прожившему бурную, богатую событиями жизнь, много кочевавшему по Европе, выполняя порой щекотливые дипломатические поручения королей, простительна эта маленькая слабость. Он не мыслит себя вне своей мастерской, он любит сидеть в своей Кунсткамере, очень светлой благодаря высоким окнам, или в Ротонде. Любит в который раз просматривать великолепные коллекции монет и медалей, коллекцию антиков, изделий из камня и кости, произведения живописи (у него более трехсот полотен); любит читать, пристроившись у камина, сочинения философов и поэтов на их родных языках. Он знает семь языков. Все, кто посетил его дом, с восторгом отзывались о хранящихся у него сокровищах и произведениях искусства. К нему стремились попасть виднейшие представители европейской знати: инфанта Изабепла, королева-мать Франции, герцог Бекингемский, маршал Спинола. Всех, кто был его гостем, и не перечислить.

Его дом — свидетель радостей и печалей. Здесь родился его первенец Николас и умерла любимая жена Изабелла Брант. Здесь сейчас он счастлив с молодой красавицей Еленой Фоурмен, воспетой им в стольких полотнах. И пятеро веселых, здоровых детей радуют их.

Погруженный в свои мысли, художник не заметил, как приблизился к своему роскошному жилищу, ставшему одним из красивейших уголков Антверпена. Слуга впустил его в ворота, и Рубенс въехал во внутренний двор. Он сошел с лошади и повернул налево, к жилым помещениям. Рубенс всегда любовался на этот красивый кирпичный, с белым камнем фасад, выполненный в строгом старофламандском стиле. Впрочем, не меньше нравилось ему и находившееся в правой части двора роскошное ателье, украшенное пышным итальянским орнаментом. Здесь, в его жилище, как и в нем самом, в его живописи, неразрывно сосуществовали две его всегдашние привязанности — Италия и Фландрия. Левое и правое крылья зданий объединил он прекрасным барочным портиком с тремя арками. Он сам создал проект портика и неоднократно изображал его на своих полотнах. Сейчас портик едва виднелся в густых сумерках. Рубенс машинально взглянул на его правое крыло и скорее угадал, чем прочитал, начертанный им девиз из сатир Ювенала: «Помолимся за здоровый дух в здоровом теле…»

щелкните, и изображение увеличится



Страница сформирована за 0.73 сек
SQL запросов: 176