УПП

Цитата момента



Одиночество — это когда ты всегда знаешь, где лежат твои вещи.
Мы этим — не страдаем!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Неуверенный в себе человек, увидев с нашей стороны сигнал недоверия или неприязни, еще больше замыкается в себе… А это в еще большей степени внушает нам недоверие или антипатию… Таким образом, мы получаем порочный круг, цепную реакцию сигналов, и при этом даже не подозреваем о своем «творческом» участии в процессе «сотворения» этого «высокомерного типа», как мы называем про себя нового знакомого.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Чудеса

Сказало «Ы» : —
Давным-давно
Мы с вами дружим, буква «О»,
Я вас сменить готово,
Но не в начале слова.

 

* * *

Охотник плёл:
— Над речкой
Рось
В лесу я встретил
Рысь.

Она рычит: «Ружьишко
Брось!»
А я кричу ей:
«Брысь!»

Услышав это, за
Бока,
Смеясь, схватились
Два быка.

И во дворе

Мочало
От радости
Мычало.

Буква „Ф" ушибла ногу

Буква «Ф» ушибла ногу,
«П» явилось на подмогу,
Говорит ей:
— Удружу,
За тебя я послужу.

 

 

 

* * *

Свистнул чижик: —
Фью, фью, фью!
Я с утра росинки
Пью!

Занялись игрою
В фанты
Три оленя,
Вскинув панты.

Заболел бухгалтер
Флюсом,
Стал он минус путать
С плюсом.

В ванну я залез,
И кафель
Весь покрылся
Градом капель.

Создавать я начал Флот,
Превратилась губка
В плот.
Лил светильник,
Словно фара,
Сверху свет
Сквозь клубы пара.

Взял на скрипке брат мой
«Фа»
Кот пустился делать
Па.

Две вороны воротили

На десятом этаже
Жили буквы «Ш» и «Ж».

То грустили, то смеялись
И квартирами менялись
Каждый час.

И вот что, кстати,
Получилось в результате.

 

 

 

* * *

…Две вороны
Ворожили,
Десять — сено
Ворошили.

И сороки не
Тужили:
У реки пожар
Тушили.

А журавль рыбу
Жарил.
Шмель в цветах душистых
Шарил.

И беседовал с
Ужами
Заяц, хлопая
Ушами.

У прохожих на виду

На Садовом на кольце
Буква «С» и буква «Ц»
У прохожих на виду
Заигрались в чехарду.

 

 

* * *

— Эй, баран, подай
Овса!
Просит белая
Овца.
Я не притронусь
К сену,
Ему я знаю
Цену!

Видала я
Лису,
Ей рыжий цвет
К лицу.

Окрась меня,
Мой свет,
В такой же рыжий
Цвет.

Заяц волна замещает

За бульваром, у Покровки,
На трамвайной остановке,
Вылезая, буква «Щ»
Тянет пояс от плаща.

А в трамвай влезает «Ч»
С чемоданом на плече.
Разминулись две сестрицы —
Появились небылицы.

* * *

Солнце глянуло сквозь
Щёлку,
Свесив огненную
Чёлку.
Вышел ёж с сапожной
Щёткой,
Занялся работой
Чёткой.

Гуталина не
Щадит,
Гуталин слегка
Чадит.

Заяц волка
Замещает,
Всех косых
Не замечает.

Вдоль по улице
Мощёной
Мчится вскачь арбуз
Мочёный.

А волна реки,
Плеща,
Пену сбросила
С плеча.

Оба брата, Гек и
Чук,
Принялись за ловлю
Щук.
И кричит им птица
Щур:
— Не меня ловите,
Чур!

Стал Топтыгин полосатым

У команды «Алфавит»
Вся защита словно щит!

— Что случилось?! Посмотри:
В красной майке с цифрой 3
Захромал игрок на поле!
Всё бывает на футболе.

Но прошу не волноваться,
Вот замена.
Полон сил,
В майке с номером 15
Запасной в игру вступил.

* * *

Нам в игре над речкой Вяткой
Ловко гол забили пяткой.

Лес пилить пустились вилы,
Обратившиеся в пилы.

Землекоп коня ковал,
А кузнец песок копал.

Размечталась в поле вешка:
«Будь я шахматная пешка,
Короля б по доброй воле
На квадратном съела поле».

Брошен в печь соломы ворох,
Вспыхнул он, как будто порох.
Дым над крышею валит,
Петуха лиса палит.

А зайчиха кашу варит,
А
сорока репу парит.
А Топтыгин волосатый
Стал, как зебра, полосатый.

— Волк, смотри,— сказал он волку,
Станешь зубы класть на полку,
Лучше ты в лесу не вой,
Лучше в цирке песни пой.

А вблизи речной волны
Грусти страусы полны:
Их, известных великанов,
Принял гусь за пеликанов.

В дом войти боится вол:
— Подо мной прогнётся пол!

А чудак какой-то шавку
Сдал на вешалку, как шапку.

ПРЕЖДЕ КУМЕКАЙ, ЛОТОМ КУКАРЕКАЙ

щелкните, и изображение увеличится

Учёный кот, или О пользе знания иностранного языка

Все чердаки обойдя и задворки,
Кот возвратился, лишь выглянул день.
И увидал он, что спряталась в норке
Мышка, мелькнув, словно серая тень.

«Ах, ты играть со мной вздумала в прятки!»
Замер поблизости кот неспроста.

Мышь усмехнулась:
«Всё те же порядки,
Так поступал ещё прадед кота».

Дом в тишину погружён был, однако
В комнате вдруг у соседней стены
Громко залаяла чья-то собака
И не осталось клочка тишины.

Мышка решила, что, дрогнувший в драке,
Через порог в приоткрытую дверь
Кот убежал от свирепой собаки
И безопасна прогулка теперь.

Глупую мышку учёный-пройдоха
Съел и, присев на ковёр-пуховик,
Гордо подумал:
«А всё же неплохо
Знать хоть один иностранный язык!»

Прежде кумекай, потом кукарекай

— Гусь лапчат!
Гусь лапчат!
Пусть знает вся улица,—
Громко кудахчет
Глупая курица.

Брякнул тут шпорой
Петух краснопёрый
И крикнул сурово:
— Эко, как ново!

«Кудахты, кудахты» —
Вот балаболка.
Как с бухты-барахты
Кудахчешь без толка.

Тем я примерен,
Что правилу верен:
Раньше кумекать —
Потом кукарекать.

Рыбаки и судаки

Однажды утром рыбаки,
Забросив сеть, рыбачили,
А в это время судаки
О рыбаках судачили.

Один судак сказал:
— Свояк, Охота им рыбачить?
Мы, судаки,— не чурбаки,
И нас не околпачить.

Другой ответил:
— Рыбаки,
Которые рыбачут,
Не рыбаки, а чудаки
И попросту чудачут.

А третий молвил:
— Чудаки,
Которые рыбачут,
Не чудаки, а ишаки
И пусть себе ишачут.

А наверху один рыбак
Стал заверять второго,
Что всякий жареный судак
Достойней отварного.

По гипотенузе…

Старший брат мой — школьник,
Он чертит треугольник.

И прямую синюю,
Что сходит под уклон,
Называет линию
Гипотенузой он…

Даль за окнами в снегу,
Я на улицу бегу..

Там стоит среди двора
Треугольная гора.
Мчусь с неё на пузе
По гипотенузе.

Сорок градусов мороз

Сорок градусов мороз,
И с утра недаром
Вход в метро, как паровоз,
Весь окутан паром.

Небеса раскалены,
И пылают щёки.
Ух, мороз!

Отменены
В школе все уроки.

Про задачки и письмо
Ни к чему вопросы.
Ходим, лижем эскимо,
Словно эскимосы.

Прислонись ко няне, сынок

На зелёный горный склон
Со слонёнком топал слон,
Стал слонёнок ныть в дороге:
— У меня устали ноги!

Молвил слон, подставив бок:
— Прислонись ко мне, сынок.—

Прислонясь к слону, слонёнок
Отдохнул, набрал силёнок,
И задолго до луны
Дальше двинулись слоны.

Ты его проворонил, ворона!

Там, где явора ветренна крона,
Воронёнка корила ворона: —
Снова сыр у тебя, лежебока,
Из-под клюва стащила сорока!

Был кусок с козырёк почтальона,
Ты его проворонил, ворона!

Волк и Ёж

Волк, чащобою кружа,
Повстречал в обед Ежа.
И сказал:
— Опять, сосед,
Ты с иголочки одет.

В это время в стороне
Грянул выстрел в тишине.
Волк в кусты от страха скок
И свернулся там в клубок.

В остром слове зная толк,
Ёж сказал:
— О храбрый Волк,
Вы не ёж, но отчего ж
Грозно съёжились, как ёж?

Как был объегорен Егор

В далёкую пору, на слово не скор,
Козу торговал на базаре Егор.

— Коза не козёл,— говорил продавец,—
Когда не возьмёшь, пожалеешь, скупец.

На это Егор отвечал ему так:
— Коза не корова.
Скоси четвертак!

— Привык я всегда уступать знатокам,
Скошу четвертак.
— Ну тогда по рукам!

Коза не козёл, а закуска — не пир,
И оба с козой заглянули в трактир.

Край неба багрился, когда прямиком
Домой возвратился Егор под хмельком.

— Жена, выходи!
Погляди-ка скорей
На эту козу, что стоит у дверей.
Хорошей корове подобна она.—
Руками всплеснув, закричала жена:

— Где были твои, недотёпа, глаза,
Какая же это, разбойник, коза?
Козла бородатого ты приволок,
В хозяйстве от вас одинаковый прок…

Хоть был в старину околпачен Егор,
Словцо «объегорить» живёт до сих пор.

Странный артист

Странный артист
У гражданки одной
На Якиманке
Живёт за стеной.

Разных животных
Четыре часа
В день репетирует
Он голоса.

Снова дворовой
Овчаркой рычит
Или коровой
Протяжно мычит.

Если наскучит
Рычать и мычать,
Воет, мяучит
И лает опять.

И от усердья
Порой перед сном
Громко трубит
Африканским слоном.

Шепчет соседке Соседка:
— Поверь,
Лучше бы в клетке
Жил под боком зверь.

Этот завоет,
Берёт меня жуть.
Долго ль от страха
В окно сигануть?

— Где ж он играет?
А пёс его знает!

Но лаять и выть
Насобачился так,
Что может затмить
Даже свору собак.

Дни недели

ПОНЕДЕЛЬНИК

 

Улыбнулся новый день:
— Представляюсь:
Понедельник! —
Был он белый, словно мельник,
Что всю ночь молол ячмень.

Вдруг сказал лентяй-отшельник:
— Значит, вы посленедельник? —
И добавил, невесёлый: —
Понедельник — день тяжёлый!

Рассмеялся Понедельник:
— Вижу, вы большой бездельник!

ВТОРНИК

 

 

 

Представился Вторник: —
Я раньше, чем дворник
Привык просыпаться
Любою порой.

Я — дела поборник,
Не беспризорник,
Зовут меня — Вторник,
Что значит — второй!

СРЕДА

 

 

 

— А я в своём чине,—
Сказала Среда,—
Живу в середине
Недели всегда.

Вновь двадцать четыре
Часа пробегу
И вас в этом мире
Вручу Четвергу.

ЧЕТВЕРГ

 

 

 

— Не какой-нибудь я прочий,
А четвёртый день рабочий,
И зовут меня —
Четверг!

День рабочий уважайте,
В честь меня не затевайте
Маскарад и фейерверк!

ПЯТНИЦА

 

 

 

— Назад лишь раки пятятся,
А вы ко мне летели.
Я — Пятница,
Я — Пятница,
Я — пятый день недели.

Ценю народ мастеровой,
Й лишь у пустомели
Бывает всякою порой
Семь пятниц на неделе.

СУББОТА

 

 

— Представлюсь:
Я — Суббота,
День шестой и выходной!
Если кончилась работа,
Веселись, народ честной.

У неряхи, у неряхи
На три четверти вершка
Вылезает край рубахи
Из-под края пиджака.

И не зря с улыбкой кто-то
Произносит оттого:
— Из-под пятницы суббота
Вылезает у него!

ВОСКРЕСЕНЬЕ

 

 

 

— Я — Воскресенье, день седьмой,
Легки мои заботы.
Как встарь, и летом и зимой
Наряд поныне красен мой
В отличье от Субботы.

Все дни недели оценю,
Свою оставлю мету.
И в полночь завтрашнему дню
Вручу я эстафету.



Страница сформирована за 1.03 сек
SQL запросов: 189