УПП

Цитата момента



Хватит откладывать! Пора и высиживать!
Ответственная курица

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

XXVIII

Матиуш решил пригласить в гости иностранных королей. Во-первых, он был у них с визитом, и теперь полагалось позвать их к себе. Во-вторых, Матиуш хотел в присутствии всех королей торжественно открыть первое заседание парламента. В-третьих, пусть полюбуются его новым зверинцем. Но это все предлоги, а главное — встретиться и поговорить откровенно: мир или война?

И вот за одним письмом летит вдогонку второе, третье, за телеграммой — телеграмма, министры уезжают и приезжают. Дело чрезвычайной важности: или мир, то есть спокойный труд на благо своей страны, изобилие и всеобщее счастье, или война, то есть смерть, разорение и всеобщее горе.

Во дворце днем и ночью заседают. Та же картина за границей, у иностранных королей.

Однажды на аудиенцию к Матиушу явился иноземный посол.

— Мой король хочет жить с вами в мире.

— Тогда зачем же он вооружается и строит новые крепости? Кто не собирается воевать, тому крепости не нужны.

— Достаточно с моего короля и одного поражения. Он не желает быть застигнутым врасплох. Но это вовсе не значит, что он собирается напасть на вашу страну.

А шпионы донесли Матиушу, что именно этот король грозится ему отомстить. Собственно, не сам король — он был дряхлым, уставшим от жизни стариком, — а его сын, наследник престола. Он подбивал отца напасть на Матиуша. Шпионам даже удалось подслушать один их разговор.

— Ты, отец, стар и немощен, отдай мне корону, и увидишь, я в два счета разделаюсь с этим мальчишкой!

— А что он сделал тебе плохого? По-моему, он очень славный мальчик.

— «Славный, славный»… — передразнил тот старика отца. — А тебе известно, что этот славный мальчик предложил Печальному королю заключить союз против нас? И с другим нашим соседом договорился поровну делить подарки африканских вождей… А нам кто будет присылать золото и драгоценные дары? Потом они сговорятся между собой и втроем нападут на нас. Поэтому необходимо построить две новые крепости и увеличить войско.

Когда короли не доверяют друг другу, они посылают шпионов за границу, и те подсматривают, подслушивают, вынюхивают и доносят обо всем. У наследника Старого короля тоже были шпионы, поэтому он знал все секреты Матиуша.

Как ни кряхтел и ни жался Старый король, а пришлось согласиться на постройку одной крепости и на увеличение войска. Страшно было снова проиграть войну. А еще страшней было б слушать попреки сына: «Вот и вышло по-моему, опять тебе накостыляли. Нечего быть собакой на сене. Коли нет сил, отдавай власть!»

Переговоры тянулись всю осень и зиму. Было непонятно, кто кому друг, а кто — враг.

Наконец, Матиуш получил такой ответ:

Приедем с удовольствием, но с одним условием: если среди приглашенных не будет Бум-Друма. Мы, белые короли, не так воспитаны, чтобы сидеть за одним столом с людоедом. Это унижает наше королевское достоинство.

щелкните, и изображение увеличится

Послание трех королей задело Матиуша за живое. Ах вот как, значит, он плохо воспитан, значит, он не дорожит своей честью! Министр иностранных дел уговаривал его успокоиться и сделать вид, будто он не понял обидных намеков.

Но Матиуш заупрямился:

— Не желаю прикидываться дурачком! Не хотят — как хотят! Они оскорбляют не только меня, но и моего лучшего друга, который присягнул мне в верности. Где бы мне ни угрожала опасность — в огне, на воде или в воздухе, — он готов отдать за меня жизнь. Он мой самый верный друг. И лучшее тому доказательство — ни я к нему, ни он ко мне не засылает шпионов. А белые короли — лицемеры и завистники. Я так им и напишу!

Министр иностранных дел не на шутку перепугался.

— Ваше величество, вы не хотите войны, а такой ответ — это явный вызов. Надо ответить иначе.

Опять Матиуш всю ночь не спал: сочинял с министром письмо королям.

Он писал, что подружился с Бум-Друмом. Что Бум-Друм не хочет быть дикарем, но жрецы чинят ему препятствия и грозятся отравить. Им выгодно держать народ в темноте и невежестве. Он готов лично проверить, исправился ли Бум-Друм, и известить об этом белых королей.

А в конце была приписка:

Что касается королевского достоинства, то я дорожу им не меньше, чем вы. А честь моего черного друга готов защищать до последней капли крови.

Иными словами это означало: «Берегитесь! Я за себя сумею постоять. И хотя войны не хочу, но, если нужно, буду воевать».

Белые короли написали в ответ: «Хорошо, если Бум-Друм действительно исправился и усвоил хорошие манеры, мы согласны приехать и сидеть с ним за одним столом».

Но это оказалась хитрая уловка. На самом деле они хотели выиграть время. Особенно сын Старого короля, чьи крепости еще не были готовы.

Они думали так: «Допустим, Матиуш напишет нам, что Бум-Друм отказался от своих дикарских привычек, а мы ему ответим: негры вероломны, им верить нельзя. Нам нужны более веские доказательства, иначе мы не приедем».

Но Матиуш перехитрил их. Как говорится, утер им нос.

— Лечу в Африку на аэроплане! — заявил он, ко всеобщему удивлению, получив письмо белых королей, — Хочу убедиться, что черный король умеет держать слово.

Напрасно министры советовали ему отказаться от опасного путешествия. Чем только они его не пугали: и сильным ветром, и тем, что не хватит бензина и что мотор испортится и пилот заблудится…

Сам фабрикант, который делал аэропланы, отговаривал Матиуша лететь в Африку. Хотя это было не в его интересах: ведь королевский заказ сулил ему огромную прибыль.

— Я не ручаюсь, что мотор выдержит пятидневный перелет и не забарахлит. Наши аэропланы рассчитаны на умеренный климат, и неизвестно, как влияет на них жара. А где найти в пустыне механика, если сломается самый маленький винтик? Больше двух человек аэроплан не поднимет, значит, лететь могут только король да пилот. А как же договориться с Бум-Друмом без профессора, который знает пятьдесят языков?

Матиуш слушал и кивал головой: согласен, мол, путешествие очень опасное. Да, можно заблудиться в пустыне. Действительно, обойтись без профессора очень трудно… Но тем не менее он решил лететь и своего решения не изменит.

Фабриканта он попросил не жалеть денег и пригласить самых лучших мастеров, раздобыть самые лучшие инструменты и материалы: аэроплан надо изготовить быстро и хорошо.

Фабрикант отложил все другие заказы. В три смены день и ночь работали самые опытные мастера. А главный инженер от переутомления даже заболел.

Матиуш ежедневно приезжал на завод и просиживал там долгие часы, рассматривая каждый винтик и каждый болтик.

Трудно себе представить, какую сенсацию в стране и за границей вызвало сообщение о предполагаемом полете Матиуша в Африку. В газетах ни о чем другом не писали. Как только не называли Матиуша: и «Покорителем атмосферы», и «Владыкой пустыни», и «Матиушем Великим», и «Матиушем Безумным».

— Ну, теперь ему крышка! — пророчили недоброжелатели. — Два раза этот номер не пройдет.

Остановка была за пилотом. О своем желании лететь заявили двое — безногий одноглазый старик и Фелек.

Безногий старик работал старшим механиком на фабрике самолетов. Он летал на аэропланах еще в те времена, когда они были очень несовершенны: часто падали на землю и разбивались. На его счету было семь аварий: четыре раза он отделался сильным ушибом, в пятый — лишился глаза, в шестой — переломал ноги, в седьмой — сломал Два ребра и так трахнулся головой об землю, что потерял дар речи и год пролежал в больнице. До сих пор он говорил не очень разборчиво. Последний случай отбил у него всякую охоту летать, но любовь к аэропланам привела его на завод, где их строили.

«Если мне самому не суждено летать, буду хоть строить аэропланы для других», — подумал он.

Когда весть о полете Матиуша дошла до старого пилота, он решил, что на этот раз полетит. «Руки у меня еще сильные, — сказал он, — а мой один глаз двух стоит».

Где Фелеку тягаться с таким опытным пилотом! И он охотно уступил старику эту честь, понимая, как велик риск погибнуть и как мало шансов на успех.

И вот безрассудный Матиуш со своим безногим товарищем отправился в путь.

XXIX

К телеграфисту зашел как-то начальник гарнизона. Сидит, курит трубку и жалуется на свою судьбу:

— Вот собачья жизнь! Сижу в этой проклятой дыре, кругом сплошные пески, света белого не вижу. А с тех пор как побывал здесь король Матиуш и через наш поселок стали возить клетки с дикими зверями да мешки с золотом, вовсе невмоготу стало. Подумать только, дикие звери и те будут жить в красивом, большом городе, а я до конца своих дней обречен прозябать в этой глуши!

Телеграфист хотел что-то сказать, но тут — дзинь-дзинь! — зазвонил аппарат.

— Телеграмма!

Аппарат застучал, и по белой бумаге побежали буквы.

— Ого, важные новости!..

— Что, что случилось?

— Подождите, сейчас скажу. Ну, слушайте:

Завтра четыре прибудет поездом король Матиуш тчк

Тем же поездом доставят аэроплан тчк

Приказываю испортить аэроплане самую важную деталь тчк

Полет необходимо сорвать тчк

Совершенно секретно тчк

щелкните, и изображение увеличится

— Понятно, — сказал офицер. — Нашим королям не по нраву дружба Матиуша с Бум-Друмом. Приказ очень неприятный. Они как собаки на сене: сами жить в дружбе с Бум-Друмом не хотят и Матиушу не дают. Это свинство с их стороны. Но ничего не поделаешь, я человек военный, обязан выполнять приказ.

Офицер немедленно вызвал верного солдата и велел ему переодеться грузчиком.

— На железной дороге грузчиками работают негры. Когда Матиуш увидит среди них белого, он непременно наймет тебя наблюдать за дикарями. Приказываю тебе вывинтить самый важный винтик, без которого аэроплан не сможет подняться в воздух.

— Есть вывинтить самый важный винтик! — ответил солдат, переоделся грузчиком и пошел на станцию.

Поезд остановился. Из вагона вышел Матиуш, и его сразу окружили негры-грузчики. Матиуш знаками объясняет им: надо выгрузить вон ту машину, только очень осторожно, чтобы не сломать. И вдруг, к своей великой радости, видит в толпе белого человека.

— Я вам хорошо заплачу, — сказал Матиуш, обращаясь к переодетому солдату, — только растолкуйте им, пожалуйста, что они должны делать, и последите за ними.

Тут примчался офицер с таким видом, будто только что узнал о приезде Матиуша:

— Как?! Что я слышу?! На аэроплане через пустыню? Вот это здорово!.. Завтра? Поживите у нас денек-другой, отдохните. А сейчас пожалуйста ко мне завтракать.

Матиуш охотно согласился, а пилот отказался наотрез:

— Я на свой единственный глаз надеюсь больше, чем на десяток чужих.

— Не извольте беспокоиться, все будет в порядке, — заверил его мнимый грузчик.

Но безногий пилот — ни в какую: нет и нет! Пока аэроплан не выгрузят и не соберут, он никуда отсюда не уйдет.

Как известно, спорить с упрямцем — дело бесполезное. Негры выгрузили по отдельности крылья, ящик с мотором, пропеллер, а потом под руководством пилота стали собирать аэроплан. Все старания переодетого солдата избавиться от дотошного пилота ни к чему не привели. Тогда он прибегнул к крайнему средству: угостил пилота усыпляющей сигарой. Тот затянулся несколько раз и уснул.

— Пусть белый человек поспит, он устал с дороги, — сказал обманщик. — И вам пора отдохнуть. Вот деньги — идите выпейте водки.

Грузчики ушли.

Пилот крепко спал. А солдат отвинтил самый важный винтик, без которого аэроплан не мог летать, и закопал его в песок под пальмой.

Через час пилот проснулся. Ему стало стыдно, что он заснул во время такой ответственной работы, и он быстро докончил сборку аэроплана. Негры откатили его к казарме.

— Ну как? — тихо спросил офицер.

— Все в порядке, — прошептал солдат. — Винтик зарыл под пальмой. Прикажете принести?

— Не надо, пусть лежит там.

Солнце еще не взошло, а Матиуш уже готовился в путь: взял запас воды на четыре дня, немного еды, два револьвера, налил бензина, на всякий случай прихватил машинное масло. Лишнего ничего не взял: аэроплан перегружать нельзя.

— Ну, можно трогаться.

Но что это? Мотор не заводится. Что случилось? Ведь пилот сам укладывал мотор в ящик, сам проверил все детали.

— Вот здесь не хватает винтика! — вдруг воскликнул он. — Кто мог отвинтить его?

— Какого винтика? — с невинным видом спрашивает офицер.

— Вот тут, тут должен быть винтик. Без него аэроплан не может лететь.

— А запасного вы не захватили?

— Только сумасшедшие берут про запас части, которые никогда не ломаются.

— Может, его забыли привинтить?

— Как бы не так! Я его сам на фабрике привинчивал. И вчера, когда мотор вынимали из ящика, я его тоже видел. Это кто-то нарочно сделал.

— А он блестящий? — спросил офицер. — Негры страсть до чего любят все блестящее!

Матиуш с убитым видом молча стоял возле аэроплана и вдруг видит — что-то сверкнуло в песке под крылом.

— Что это? Ну-ка посмотрите!

Каково же было всеобщее удивление, когда оказалось, что блестящий предмет — это пропавший винтик.

— Чудеса в решете! — воскликнул пилот. — Не иначе здесь нечистая сила орудует! Сколько лет на свете живу, никогда раньше на работе не засыпал, а вчера заснул. Сколько разных деталей портилось и ломалось у меня — не счесть! Но чтобы этот винтик отвинтился, такого еще не бывало! И как он здесь очутился?

— Скорей! — сказал Матиуш. — Мы и так целый час потеряли.

Не меньше путешественников был удивлен случившимся и офицер, а стоявший неподалеку солдат и вовсе сбит с толку.

«Не иначе проделки этих черных дьяволов!» — подумал он.

Сойдясь в трактире, негры стали рассуждать об удивительной машине, которую они сгружали с поезда:

— Совсем как птица. Белый король полетит на ней к Бум-Друму.

— И чего только эти белые не придумают! — качали они головами.

— А меня больше белой птицы удивил белый грузчик, — промолвил старик негр. — Тридцать лет работаю я у белых и не припомню случая, чтобы белый человек пожалел негра да еще деньги вперед заплатил.

— Правда, откуда он взялся? Может, с ним приехал?

— Нет, это кто-то из местных переоделся грузчиком. Для приезжего он слишком хорошо знает наш язык.

— А вы заметили, безногий механик заснул после того, как белый носильщик угостил его сигарой? Сигара-то, наверно, была усыпляющая.

— Здесь что-то неладно, — согласились все.

Закончив работу, белый грузчик ушел, а негры расположились в тени пальмы, под которой был зарыт винтик.

— Смотрите, здесь кто-то совсем недавно копал песок. Я хорошо помню: когда мы пришли сюда, песок под пальмой был нетронутый.

Негры разгребли песок, нашли винтик и сразу обо всем догадались.

Как быть? Ясно, белые хотят погубить Матиуша, а они, негры, любят Матиуша. Разве мало денег зарабатывают они, с тех пор как из страны Бум-Друма привозят на верблюдах большие тяжелые клетки, ящики, мешки и они грузят все это в утробу изрыгающего пламя дракона, которого белые называют поездом!

Как быть? Отдать винтик Матиушу! Но офицер узнает и жестоко им отомстит. После долгих пересудов решили подкрасться ночью к аэроплану и подбросить винтик.

Так они и сделали. И вот благодаря неграм Матиуш с опозданием на три часа отправился в путь.



Страница сформирована за 0.7 сек
SQL запросов: 171