УПП

Цитата момента



Уважаемые плохие родители! Не переживайте, что испортите жизнь своим детям: у вас не хватит на это квалификации.
Квалифицированный специалист

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

XVIII

У третьего, самого молодого, короля было печальное лицо. Он принял Матиуша приветливо и ласково, но очень скромно. Это удивило Матиуша и немного даже обидело.

«Скупой небось», — неприязненно подумал он.

Еще больше удивился Матиуш, когда увидел королевский дворец, который ничем не отличался от соседних особняков. И окончательно разинул рот, заметив у одного лакея грязные перчатки и — дырку на королевской скатерти, правда искусно заштопанную шелковыми нитками; но дырка есть дырка, какая бы маленькая она ни была, и никакие шелковые нитки тут не помогут.

Но каково же было изумление Матиуша, когда он попал в сокровищницу этого скупца. Горы золота, серебра и драгоценных камней переливались и сияли так, что глазам больно.

— Какой вы богач! — невольно вырвалось у Матиуша.

— Ну что вы! Если эти сокровища разделить поровну между всеми жителями моей страны, каждому достанется по маленькой монетке.

Он сказал это так просто и искренне, что Матиуш преисполнился к нему симпатией. И обиды как не бывало!

По вечерам, когда они не ходили в театр, король играл на скрипке. От его игры становилось грустно-грустно и из груди невольно вырывался вздох.

«Какие разные бывают короли», — дивился про себя Матиуш.

— В вашей столице, кажется, есть очень высокий дом? — спросил однажды Матиуш.

— Да, парламент. Я думал, вам это будет неинтересно. Ведь у вас народ не участвует в управлении государством.

— Нет, что вы! Мне бы очень хотелось увидеть этот… этот парламент.

Что это за штука, Матиуш так и не понял.

«Чудно, я столько слышал рассказов про подвиги королей, живших сто, двести, тысячу лет назад, а про то, как живут и что делают теперешние короли, мне никогда ни слова не говорили. Может, знай я их раньше, и до войны бы не дошло».

Король снова заиграл на скрипке.

— Почему вы играете так печально? — спросил Матиуш.

— Жизнь печальная, мой друг, особенно у королей.

— У королей?! — удивился Матиуш. — А вот короли, ваши соседи, очень веселые.

— Это они только при гостях притворяются веселыми и беспечными. Таков обычай. А на самом деле им тоже грустно: ведь они проиграли войну!

— Значит, и вы грустите поэтому?

— Нет. Меня это даже радует.

— Радует? — поразился Матиуш.

— Да. Я был против войны.

— Почему же вы тогда воевали?

— Другого выхода не было.

«Вот чудак, не хочет воевать и воюет. И еще рад, что проиграл войну. Таких чудаков я еще не встречал».

— Победа — опасная вещь, — словно про себя проговорил король. — Победители часто забывают о своем долге.

— О каком долге? — недоумевая, переспросил Матиуш.

— О королевском. Король обязан заботиться о благе своего народа. Корону носить — дело нехитрое. А вот как сделать людей счастливыми? Существуют реформы… — как бы размышлял вслух Печальный король.

«Интересно», — подумал Матиуш.

— Но реформы — вещь непростая, очень непростая.

И из-под смычка полились такие жалобные звуки, словно случилось непоправимое несчастье.

В ту ночь Матиуш долго не мог уснуть. Он ворочался с боку на бок, а в ушах раздавался жалобный плач скрипки.

«Надо обязательно с ним поговорить, посоветоваться. Кажется, он хороший человек. А то я называюсь Реформатором, а что такое реформы, не знаю. По его словам, это вещь очень непростая».

Но эти мысли вытеснили другие:

«А вдруг он только притворяется добрым? А на самом деле они сговорились и поручили ему обмануть меня, вкрасться в доверие и заставить подписать какую-нибудь бумагу?

Странно, почему короли ни словом не обмолвились о займе и вообще ни о чем серьезном не заводили речи. Обычно, когда они собираются, то говорят о политике и других важных вещах. А тут ни слова. Или они считают меня маленьким? Тогда почему Печальный король разговаривает со мной, как со взрослым?»

Матиушу нравился Печальный король, но он ему не доверял. Жизнь с ранних лет учит королей подозрительности.

Чтобы заснуть поскорее, Матиуш потихоньку стал напевать самую грустную песенку, какую только знал. Вдруг в соседней комнате послышались шаги.

«Может, меня хотят убить? — промелькнуло у него в голове. — В истории сколько раз так бывало: заманят короля в ловушку и предательски умерщвляют». Наверно, бессонница и печальная песенка виной тому, что у него зародились такие чудовищные подозрения.

Матиуш щелкнул выключателем и полез под подушку за револьвером.

— Не спишь, Матиуш? — спросил, входя в комнату, Печальный король.

— Да, не спится что-то.

— Значит, маленьким королям тоже не дают покоя невеселые мысли? — Печальный король печально улыбнулся и присел на край постели.

Он сидел и молча глядел на Матиуша. И Матиуш вспомнил, что вот так же смотрел на него отец. Тогда это ему не нравилось, а теперь от ласкового взгляда становилось теплей на душе.

— Я видел, как ты удивился, услышав, что я не хотел с тобой воевать, а все-таки воевал. Тебе все еще кажется, будто короли делают что хотят.

— Нет, я знаю, мы часто должны поступать так, как велит закон и этикет.

— Ну да, сначала примем плохой закон, а потом волей-неволей исполняем его.

— А разве хорошие законы нельзя принимать?

— Можно и даже нужно! Ты, Матиуш, еще очень молод, учись и вводи в своей стране законы справедливые, мудрые.

Печальный король положил маленькую руку Матиуша на свою большую ладонь и долго смотрел на нее, будто сравнивал. Потом нежно погладил ее и поцеловал мальчика в лоб.

Матиуш смутился, а король, понизив голос, торопливо заговорил

— Вот послушай. Мой дед освободил народ, но злые люди убили его, и народ по-прежнему стал бесправен. Отец воздвиг огромный памятник Свободы. Завтра ты его увидишь. Красивый памятник, но какой от него прок, если на свете по-прежнему бушуют войны, по-прежнему есть бедные и несчастные. Я построил парламент. И все равно ничего не изменилось. А знаешь, Матиуш, — сказал он таким тоном, словно припомнил что-то очень важное, — может, ошибка наша заключалась в том, что мы издавали законы для взрослых. Попробуй начать с детей. Может, тогда что-нибудь получится. Ну, спи, дорогой мальчик! Ты приехал развлекаться, а я морочу тебе по ночам голову всякой чепухой. Покойной ночи!..

На другой день Матиуш попытался продолжить ночной разговор, но Печальный король всячески избегал этого. Зато он подробно объяснил Матиушу, что такое парламент.

Парламент помещался в большом красивом здании, внутри оно напоминало не то храм, не то театр. На возвышении за столом разместились какие-то важные господа, как у Матиуша во дворце во время заседаний. Но тут в зале стояло еще много-много кресел, на которых сидели мужчины. Они выходили на трибуну и произносили длинные речи. По бокам были ложи, а в ложах — министры, В стороне за большим столом примостились корреспонденты, которые писали в газеты о том, что слышали и видели в парламенте. На галерке было полным-полно народу. Когда Матиуш с Печальным королем вошли в зал, оратор обвинял в чем-то министров.

— Мы этого не потерпим! — истошно кричал он и потрясал кулаками. — Или вы будете слушаться, или мы прогоним вас в шею! Нам нужны умные министры!

Следующий оратор говорил прямо противоположное: министры очень умные и других нам не надо.

Началась перебранка, шум, крик. Кто-то вопил: «Долой министров!» Другой орал: «Позор!» А когда Матиуш выходил из зала, послышался крик: «Долой короля!»

— Из-за чего они ссорятся?

— Им плохо живется.

— А что будет, если они прогонят министров?

— Выберут других.

— Ну, а тот, кто кричал «Долой короля!», он что, сумасшедший?

— Нет, просто он против короля.

— А короля могут свергнуть?

— Конечно.

— А потом?

— Выберут нового.

XIX

Газеты на родине Матиуша целый месяц писали о том, какой пышный прием оказывают их юному монарху за границей, какие преподносят ему ценные подарки, как его любят и уважают. Хитрые министры решили воспользоваться этим и выманить у чужеземных королей побольше денег. Успех обеспечен, считали они, если, конечно, Матиуш опять не выкинет чего-нибудь и не испортит все дело. «Хорошо еще, что короли не обиделись за дурацкую приписку, — рассуждали они. — Ни один реформатор, далее самый великий, не позволил себе на официальном документе написать: «Не будьте жадинами».

Итак, министры хотели избавиться от Матиуша. И подходящий предлог нашелся: Матиуш, мол, переутомлен и нуждается в отдыхе.

Матиуш очень обрадовался и изъявил желание поехать к морю. Отправились всей компанией: Матиуш, капитан, Стасик, Еленка и доктор. На этот раз Матиуш ехал в обыкновенном поезде, останавливался не во дворцах, а в простых гостиницах, носил скромный костюм и величали его не «величеством», а «сиятельством». Это означало, что король путешествует инкогнито. Если король хочет ехать туда, куда его не звали, он делает вид, что он вовсе не король.

Матиушу это нравилось. Можно играть с другими детьми и, хотя бы на время, превратиться в обыкновенного мальчика.

Жилось им на взморье привольно: они купались, собирали на берегу ракушки, строили из песка замки и крепости, ездили верхом, катались на лодке, ходили в лес по грибы и ягоды.

Для Матиуша время летело особенно быстро, потому что он снова начал заниматься с капитаном. Три урока в день — сущий пустяк, особенно если учитель — твой кумир.

Со Стасиком и Еленкой Матиуш подружился. Они были славные ребята и ссорились с ним очень редко — и то ненадолго.

Как-то он повздорил с Еленкой из-за большого белого гриба. Матиуш сказал, что он первый увидел его, а Еленка — что она. Матиуш не стал бы с ней спорить: подумаешь, велика важность — гриб, особенно для короля! Но зачем же врать и хвастаться?

— Я увидел его и закричал: «Смотрите, какой огромный гриб!» — и показал пальцем, а ты подлетела и сорвала.

— Раз я сорвала, значит, он мой!

— Ты была ближе, а первым увидел его я.

Еленка разозлилась, швырнула гриб на землю и давай топтать:

— Не нужен мне ваш гриб! Не нужен!

Но потом ей стало стыдно, и она расплакалась.

«Странный народ эти девчонки, — подумал Матиуш, — сама растоптала, а теперь ревет».

В другой раз получилось вот что. Стасик построил из песка крепость с высокой башней. Как трудно из песка построить высокую башню, всем известно. Песок должен быть мокрый, значит, выкапывать его приходится из глубины. Намучился Стасик со своей крепостью, пока не догадался вставить в середину палку. Ему хотелось посмотреть, что будет, когда в крепость ударит набежавшая волна. А Матиушу стрельнуло вдруг что-то в голову, и он с криком: «Ура! На штурм!» — налетел с разбегу на крепость и растоптал ее. Сначала Стасик очень рассердился. Но потом рассудил: видно, короли так устроены, что не могут равнодушно видеть чужих крепостей и не брать их штурмом. Он подулся немного, и они помирились.

Иногда капитан вспоминал, как он сражался в африканских пустынях. Очень интересно рассказывал и доктор про микробов, которые, словно неприятельское войско, нападают на человека. Но у того в крови есть защитники — маленькие белые шарики. Они набрасываются на врагов-микробов, и, если одолевают их, человек выздоравливает, а если нет — умирает. В человеческом теле есть и крепости со множеством ходов, ловушек, рвов — это железы. Попадут микробы в такую крепость, заблудятся, а шарики-солдаты тут как тут — накидываются на них и уничтожают.

Познакомились ребята с рыбаками. Рыбаки научили их распознавать по небу, будет ли буря и какая — сильная или не очень.

Весело было играть, интересно слушать разные истории. Но иногда Матиуш один убегал в лес или под предлогом, что идет искать ракушки, отделялся от остальной компании и уходил на берег моря. Там он садился на камень и думал, что сделает, когда вернется домой.

Может, устроить так, как у Печального короля? Может, лучше, когда правит народ, а не кучка министров и король? А то создается безвыходное положение, как тогда, после войны: он — маленький, министры — глупцы и мошенники. Посадил он их в тюрьму и, оставшись один, не знал, что делать. А так пошел бы в парламент и сказал: «Выберите других хороших министров».

Матиуш подолгу размышлял об этом, но ему хотелось с кем-нибудь посоветоваться. И вот, когда они гуляли вдвоем с доктором, он спросил:

— Скажите, доктор, все дети такие здоровые, как я?

— Нет, Матиуш (доктор называл его просто по имени: ведь Матиуш жил здесь инкогнито), на свете много слабых и больных детей. Они живут в сырых, темных каморках, лето проводят в душном городе, голодают и поэтому часто болеют.

Матиуш сам видел темные, смрадные жилища бедняков и по своему опыту знал, что такое голод. Он вспомнил, как предпочитал иной раз ночевать под открытым небом на голой земле, чем в крестьянской хате. Вспомнил бледных, кривоногих ребятишек, которые выпрашивали солдатскую похлебку. С какой жадностью уплетали ее! Но Матиуш думал: так бывает только в войну, а оказывается, дети мерзнут и голодают в мирное время.

— А нельзя сделать так, чтобы у всех были теплые, светлые дома с садами и вдоволь еды?

— Это очень трудно.

— Ну, а если я очень захочу?

— Конечно, можно. От короля многое зависит. Вот, например, последний король, у которого мы были, тот, что играл на скрипке, построил больницы, дома для бедных детей, у него в стране ребята летом выезжают за город. Он издал такой закон: каждый город обязан построить в деревне дома, куда на целое лето отправляют слабых, болезненных детей.

— А у нас?

— У нас такого закона нет.

— Ну так будет! — вскричал Матиуш и топнул ногой. — Милый, хороший доктор, помогите мне! Министры опять начнут говорить, это невозможно, того, другого нет, а я не знаю: правда это или вранье?

— Это и на самом деле нелегко.

— Согласен, что нелегко, но все-таки возможно. Пример тому — история с шоколадом.

— Шоколад — это пустяки.

— Почему Печальному королю легко, а мне трудно?

— Ему тоже нелегко.

— Ну и пусть трудно, а я все равно сделаю, чего бы мне это ни стоило!..

Над морем опускалось огромное пурпурное солнце. И Матиуш уже видел в мечтах, как все ребята в его стране любуются закатами и восходами, катаются на лодках, купаются в море, ходят в лес по грибы.

— А почему, если он такой добрый, кто-то крикнул в парламенте «Долой короля!»? — спросил Матиуш на обратном пути.

— Всем ведь трудно угодить.

Матиуш вспомнил, как солдаты насмехались над королями. Если бы не война, он до сих пор воображал бы, что его все обожают и, завидев, готовы кидать шапки в воздух от восторга.

После этого разговора Матиуш стал еще прилежнее учиться и поговаривал, что пора домой.

«Надо браться за реформы, — думал он. — Чем я хуже других королей, у которых дети летом выезжают за город?»

XX

Когда Матиуш вернулся к себе в столицу, все было подготовлено, чтоб получить деньги у иностранных королей. Не хватало только его подписи.

Матиуш расписался там, где нужно, и тотчас главный кассир государства с мешками и сундуками отправился за золотом и серебром.

Матиуш с нетерпением ждал денег, ему хотелось поскорей приняться за свои реформы. Их было три:

1. В лесах, в горах, на берегах рек и озер построить дома, в которых летом будут отдыхать дети бедняков.

2. Во всех школьных дворах соорудить качели и карусели с музыкой.

3. Устроить в столице зверинец со львами, медведями, слонами, обезьянами, змеями и птицами.

Но когда деньги были получены, Матиуша постигло большое разочарование. Оказалось, министры заранее распределили все расходы. Столько-то на строительство мостов и школ, столько-то на починку железных дорог, столько-то на уплату военных долгов, а на реформы Матиуша денег не хватило.

— Если бы ваше величество сказали об этом раньше, мы попросили бы денег побольше, — лицемерно сожалели министры, а про себя думали: «Хорошо, что его не было в столице! Такую пропасть денег ухлопать на дурацкие затеи. Да иностранные короли ни за что бы не дали столько».

«Ах так! — рассердился Матиуш. — Раз вы меня обманули, я теперь знаю, что делать». И написал обо всем Печальному королю.

Я решил провести в своей стране такие же реформы, как в вашей. А министры не дают мне денег, и я хочу попросить взаймы для себя.

Долго ждал Матиуш ответа и уже отчаялся его получить, как вдруг в один прекрасный день ему доложили во время урока, что его хочет видеть посол Печального короля. Матиуш сразу смекнул, в чем дело, и поспешил в тронный зал.

Посол заявил, что должен побеседовать с королем с глазу на глаз, и их оставили наедине. Когда за последним министром закрылась дверь, посол сказал: его король согласен одолжить Матиушу деньги, но с условием, что Матиуш даст своему народу конституцию. То есть управлять государством будет не он с министрами, а весь народ.

— Когда даешь деньги одному человеку, он может не вернуть их, а когда даешь всему народу — дело другое. Боюсь только, министры не согласятся, — прибавил посол.

— Согласятся. У них другого выхода нет. Ведь я король-реформатор.

Министры против ожидания согласились очень быстро. Во-первых, они боялись, как бы Матиуш опять не посадил их в тюрьму. Во-вторых, хитрецы договорились между собой: «Нам это даже выгодно, всегда можно сказать: «Такова воля народа» — и дело с концом. Весь народ в тюрьму не посадишь!»

И вот в столицу изо всех городов и деревень съехались самые мудрые люди. Совещались они дни и ночи напролет. Разве легко решить, чего хочет весь народ?

В газетах об этом писали так много, что даже на картинки, которые любил рассматривать маленький король, не хватало места. Но не беда, теперь Матиуш хорошо читал и мог обойтись без картинок.

Отдельно совещались банкиры. Они подсчитывали, сколько денег понадобится на постройку летних домов для детей, каруселей и качелей.

Со всех концов света в столицу Матиуша потянулись дрессировщики, фокусники, укротители, торговцы дикими зверями, птицами и змеями. Вот у кого было интересно! И Матиуш не пропускал ни одного их собрания.

— Продаю четырех великолепных львов, — предлагал один.

— Во всем мире нет тигров кровожадней, чем мои! — хвалился другой.

— Могу предложить красивых попугаев, — говорил третий.

— Змеи — вот самый дефицитный товар! — восклицал четвертый. — Коварнее моих змей и крокодилов не найти! Отличительная черта моих крокодилов — долголетие и величина.

— Дрессированный слон! В молодости выступал в цирке: ездил на велосипеде, танцевал, ходил по канату. Теперь состарился, и я продам его по дешевке. Зато как обрадуются дети! Они очень любят ездить на слонах.

— Не забудьте про медведей, — раздался голос медвежатника. — У меня есть два бурых и два белых мишки.

Среди торговцев дикими зверями был один настоящий индеец и два негра. Однако одеты они были по-европейски и говорили понятно, потому что жили попеременно то в Европе, то в Африке.

Но вот однажды на собрание явился черный-пречерный негр. Таких еще никто отродясь не видывал. К тому же он был полуголый, а в волосах столько украшений из слоновой кости понатыкано, что казалось невероятным, как голова выдерживает такую тяжесть. И ни звука ни на одном известном языке.

В государстве Матиуша жил старый профессор, который изучил пятьдесят языков. Срочно послали за ним, чтобы узнать, чего хочет черный посланец. Другие негры тоже не понимали его или делали вид, что не понимают, боясь, как бы он не испортил им коммерцию.

— О, могучий, как баобаб, великий, как море, быстрый, как молния, и ясный, как солнце, король Матиуш, я привез тебе дружбу моего владыки, пусть здравствует он семь тысяч лет и дождется десяти тысяч праправнуков! — заявил посланец африканского вождя. — В лесах у моего владыки больше зверей, чем звезд на небе, чем в муравейнике муравьев. Светлейший король Матиуш, не верь этим обманщикам, у них львы беззубые, тигры без когтей, слоны дряхлые, а птицы подмалеваны красками. У любой обезьяны больше ума, чем у всех у них, вместе взятых, а любовь моего владыки к тебе во сто крат превосходит их глупость. Они хотят выманить у тебя побольше денег, а моему владыке золота не нужно. В горах у него столько золота, что его некуда девать. Он пришлет тебе диких зверей, а сам хотел бы приехать к тебе на две недели в гости. Ему очень любопытно поглядеть, как живут европейцы. Но белые короли его не приглашают, говорят, он дикарь и дружбу с ним водить неприлично. Приезжай к нам, и ты убедишься, что я говорю правду.

Торговцы дикими зверями повесили носы: «Прощай денежки!»

— А известно ли вашему величеству, что он приехал из страны людоедов? Наш совет вам: не ездите туда и не приглашайте их к себе, — попробовали они отговорить Матиуша.

— О ясный, как солнце, и белый, как песок, король Матиуш! — сказал в ответ чернокожий великан. — С головы у тебя не упадет ни один волос в гостеприимной стране моего владыки. Мой владыка, пусть здравствует он пять тысяч лет без одного года, скорее съест самого себя, чем тронет тебя хоть одним пальцем.

— Решено: я еду в Африку! — заявил Матиуш.

Торговцам дикими зверями пришлось несолоно хлебавши покинуть столицу.



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 169