АСПСП

Цитата момента



Вы можете быть любым. Разрешите себе это!
Не верю. Но — заманчиво…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Единственная вещь, с помощью которой можно убить мечту, - компромисс.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

2. ВОСКРЕСЕНЬЕ

Господин Пепперминт проснулся оттого, что над самым его ухом кто-то громко распевал.

Сначала он решил, что это ему снится, и перевернулся на другой бок. Но пение не прекращалось. Звонкий, пронзительный голос, чудовищно искажая мелодию, пел:

Спи, мой папаша, усни,
Глазки скорее сомкни!
Пир мы устроим в саду,
Клюкман утопим в пруду…

Глазки скорее сомкни,
Спи, мой папаша, усни!
В комнате очень темно.
Клюкман уснула давно –

Спит и зубами скрипит.
Черт под кроватью сидит.
Глазки скорее сомкни…

Господин Пепперминт разом очнулся и поднял голову. В окно светило солнце. На дворе стояло раннее воскресное утро. А рядом с ним в постели сидел Субастик и во все горло распевал песню. Господину Пепперминту сразу вспомнилось все: да, вчера он привел сюда это загадочное существо, этого горластого Субастика, от которого теперь никак не может избавиться.

– А ты все еще здесь! – вздохнул он.

– Конечно, папочка, – кивнул Субастик.

– Зачем же ты так громко поешь? – с укором спросил господин Пепперминт.

– Это я колыбельную для тебя пою, папочка! Не слышишь разве?

Спи, мой папаша, усни,
Глазки скорее сомкни!
Скоро хозяйка придет.
Черта сюда приведет…

– Тихо, а то сюда в самом деле придет госпожа Брюкман и выгонит меня из дома!

– Нет, нет, папочка, это исключается!

– Почему?

– Потому что она даже не сможет сюда войти. Я запер дверь. Вот ключ.

– Сейчас же дай сюда ключ! Когда я запираюсь у себя в комнате, хозяйка обижается не на шутку и бранится, как… как…

– Как рыба?.. – заботливо подсказал Субастик.

– Сейчас же дай сюда ключ! – вместо ответа повторил господин Пепперминт.

– Сам возьми, папочка! – засмеялся Субастик и мигом вскарабкался на шкаф. Усевшись наверху, он принялся подбрасывать ключ пятачком.

Господин Пепперминт соскочил с постели, схватил трость и попытался стащить Субастика со шкафа.

Тут раздался стук в дверь, и голос госпожи Брюкман прокричал:

– Безобразие! Неслыханная наглость! Что за шум посреди ночи? Посмейте только еще раз пикнуть, и придется вам самому стряпать себе обед!

Не успел господин Пепперминт собраться с мыслями, как Субастик закричал ей в ответ со шкафа:

– Какая же сейчас ночь, госпожа Клюкман? Врете вы все! Смотрите, солнце сияет вовсю!

При этом Субастик так мастерски подражал голосу господина Пепперминта, что госпожа Брюкман не заметила бы обмана, будь она даже в комнате.

– Сейчас же откройте дверь, а не то я вызову полицию! – не своим голосом заорала хозяйка.

– Не могу… – простонал в ответ господин Пепперминт и снова попытался стащить со шкафа Субастика.

– …да и не понимаю, госпожа Клюкман, почему я ее должен открывать, – закончил фразу Субастик голосом господина Пепперминта.

– Как – почему? Комната ведь моя! – гаркнула из-за двери хозяйка.

– А за что же тогда я плачу вам каждый месяц деньги, тетушка Клюкман? – пропел Субастик.

– Это квартирная плата! И я запрещаю вам перевирать мою фамилию! Моя фамилия – Брюкман. Понятно?

– Если вы берете с меня квартирную плату, значит, вы сдаете мне комнату, а раз вы ее мне сдаете, значит, я имею право запирать дверь на ключ! – заявил Субастик.

На это госпоже Брюкман, видимо, нечего было возразить. Так или иначе, прошло несколько минут, прежде чем она нашлась, что ответить.

– Сегодня я не стану кормить вас обедом! – крикнула хозяйка. – После таких оскорблений!..

– Да что вы, госпожа Брюкман! – воскликнул господин Пепперминт, уже оставивший надежду поймать Субастика.

– Да что вы, госпожа Клюкман! Да что вы, госпожа Хрюкман! – сразу же подхватил Субастик голосом господина Пепперминта.

– Вы бессовестный нахал, господин Пепперфинт! Вам отлично известно, что моя фамилия Брюкман! – снова загрохотала хозяйка.

– Вы бессовестная нахалка, госпожа Брюкман! Вам отлично известно, что моя фамилия Пепперминт! – крикнул в ответ Субастик.

Госпожа Брюкман не знала, что и сказать. Громко топая, она прошла на кухню и захлопнула за собой дверь.

– А что, здорово мы ей всыпали, папочка! – гордо заявил Субастик. Он подбежал к господину Пепперминту и протянул ему ключ.

– «Всыпали, всыпали»! – сердито передразнил его тот. – Увидишь еще, чем все это кончится! Завтра она наверняка выставит меня!

– Уж если она сегодня тебя не выставила, завтра она и подавно этого не сделает! – невозмутимо ответил Субастик и принялся грызть корзину для бумаг.

– Оставь в покое мою корзину! – прошипел господин Пепперминт. Из страха перед хозяйкой он даже не смел громко ругаться.

– Корзина-то, оказывается, картонная! А картон очень вкусный! – одобрил Субастик и дожевал корзину со всем ее содержимым. Затем, смачно чавкая, направился к столу.

– Посмей только тронуть мой стул! – сказал господин Пепперминт и поскорее уселся на него.

– А стул деревянный! – определил Субастик, принюхиваясь к ножкам.

Но господин Пепперминт заслонил от него стул своим телом. Тогда Субастик взобрался на стол и начал жевать цветы в вазе.

– М-м-м, какой вкусный салат! – приговаривал он, заглатывая один цветок за другим.

– Не смей есть мои цветы! И вообще ничего здесь не трогай! – крикнул господин Пепперминт. От волнения он даже забыл понизить голос.

Субастик и бровью не повел – схватив цветочную вазу, он запихнул ее в рот и принялся с хрустом жевать осколки.

– Ваза с водой, – бормотал он, причмокивая, – изысканнейшее блюдо!

Затем Субастик подошел к печке.

– Смотри-ка, железная печка, – старательно обнюхав ее, заявил он. – Железо тоже неплохая вещь!

От удовольствия он даже зажмурился и весело похлопал себя по брюху.

– Я очень прошу тебя, не трогай ничего в этой комнате! – торопливо проговорил господин Пепперминт, опасаясь, что Субастик вот-вот начнет грызть печку. К счастью, он вовремя вспомнил, что, разговаривая с субастиками, надо всегда добавлять слово «прошу».

Субастик сразу перестал обнюхивать печку. Он даже вынул изо рта кусочек вазы, который еще не успел проглотить, аккуратно положил его на стол, а сам смирно уселся на кровать.

– Вот таким-то ты мне больше нравишься, – похвалил его господин Пепперминт. – Но где я теперь возьму новую корзину для бумаг?

– Мы ее купим, папочка! Мы же завтра все равно пойдем покупать для меня костюмчик, – заявил Субастик. – Мне просто не терпится попасть в магазин!

И Субастик весело запел:

Универмаг,
Универсам!
Я просто маг,
Я просто сам
Куплю костюм
И съем все сам!

– Пожалуйста, замолчи! – взмолился господин Пепперминт. – Сейчас сюда опять ворвется госпожа Брюкман и устроит скандал!

– Ты и в самом деле ее боишься? – участливо спросил Субастик.

– Она все время ко мне придирается, – начал оправдываться Пепперминт. – Что бы я ни сделал, она вечно бранится! Правда, иной раз меня так и подмывает загнать ее на шкаф – хорошо бы она осталась там навсегда!

– На шкаф? – засмеялся Субастик. – Вот о чем ты мечтаешь, папочка? Великолепная мысль! – Он запрыгал по комнате, хихикая, фыркая и повторяя сквозь смех: – Подумать только, на шкаф!

В конце концов господину Пепперминту все это надоело.

– Прошу тебя, Субастик, выслушай меня! – строго проговорил он.

Субастик сразу же перестал смеяться и взглянул на господина Пепперминта.

– Ты уже наелся, – сказал тот, – а я голоден. Придется мне снова спрятать тебя в рюкзак и вынести из дома. Сегодня мы совершим с тобой вылазку на лоно природы!

– Отлично! Да здравствует вылазка на лоно природы! – воскликнул Субастик. Он тут же забрался в рюкзак и запел:

Мы скалолазы
И верхолазы.
В горных ущельях
Ищем алмазы!

– Неужели я должен без конца говорить тебе, что шуметь нельзя? К тому же я вовсе не намерен лезть в горы! Мы совершим самую обыкновенную прогулку, – принялся объяснять господин Пепперминт.

– Ты же сказал, что мы будем лазать! – возразил Субастик, высунув голову из рюкзака.

– Я сказал, что мы совершим вылазку на лоно природы, это совсем другое дело. А сейчас, прошу тебя, сиди смирно! – ответил господин Пепперминт и завязал рюкзак. Затем он накинул куртку, надел рюкзак и тихо вышел из комнаты.

Он крался на цыпочках по коридору, но вдруг остановился как вкопанный. Он не верил своим глазам: в коридоре на самом большом шкафу сидела госпожа Брюкман с тряпкой в руках.

– Что это вы делаете там на шкафу, госпожа Брюкман? – удивленно спросил господин Пепперминт.

– Чем задавать дурацкие вопросы, лучше помогли бы мне слезть! – угрюмо проворчала та. – Я хотела смахнуть пыль наверху, а стремянка вдруг свалилась на пол.

Господин Пепперминт, ухмыляясь, поднял с пола стремянку и приставил ее к шкафу. Госпожа Брюкман все с тем же мрачным выражением лица спустилась вниз, схватила свое ведро и скрылась на кухне, хлопнув дверью.

Теперь уже без всяких помех господин Пепперминт выбрался из дома и зашагал по тротуару. Он миновал сначала одну улицу, затем другую, а затем еще много-много улиц, пока не кончился город. Дальше он пошел полями… Наконец он снял с себя рюкзак и выпустил Субастика.

– Хорошие камушки! – воскликнул тот и сразу же начал надкусывать один за другим камни, валявшиеся у дороги.

– Знаешь что, поешь тут как следует, а я пока схожу в лесное кафе. Так каждый из нас получит обед по своему вкусу, – предложил господин Пепперминт.

– Ладно, согласен, – ответил Субастик, кивнув головой.

Чуть погодя господин Пепперминт оглянулся назад. Субастик сидел на рюкзаке; в руках у него была большая деревяшка, и он весело помахивал ею.

– Деревяшка! Деревяшка! – упоенно кричал он. – Знаешь, папочка, дерево еще вкуснее стекла! Вкусное, как ириска!

Господин Пепперминт пошел дальше своим путем. А вдогонку ему летела песня Субастика:

Ириски
И индюшки!
Сосиски
И ватрушки!
Диваны
И подушки!
Стаканы
И игрушки!
Все годится на обед -
Очень вкусный винегрет!

Господин Пепперминт прошагал еще с полкилометра до лесного кафе. Сначала он заказал себе обед, затем выпил кружку пива и задумался.

После первой кружки он вскоре попросил вторую. Обычно господин Пепперминт этого не делал. И вот теперь, сидя за второй кружкой пива, он продолжал думать.

А думал он о том, что Субастик все время шумит и его никак не утихомиришь. И еще он думал о том, что госпожа Брюкман непременно выгонит его из дома, как только обнаружит Субастика. И еще он думал о том, что Субастик не пощадил даже его корзину для бумаг и вазу с цветами! И как знать, может, чего доброго, он еще сгрызет и стол господина Пепперминта, и стул, и кровать.

Все это обдумав, он решил: «Нет, так дело не пойдет! Я не могу оставить у себя Субастика, хоть мне его и очень жаль». Затем он заплатил за обед и вышел из кафе через черный ход.

Он долго брел лесом, а потом – полем. Сделав огромный круг, он обогнул весь город и вернулся туда с противоположного конца.

Очень усталый и к тому же измученный угрызениями совести, он только под вечер наконец доплелся до дома.

Тихо открыл он парадную дверь, незаметно пробрался в свою комнату, запер дверь изнутри и зажег свет. Затем он разделся, завел будильник и откинул одеяло.

На его подушке спал Субастик!

– Наконец-то ты вернулся домой, папочка! – сонно пробормотал тот. – Ты что, заблудился?

– Как ты п-п-по-пал в комнату? – заикаясь от изумления, спросил господин Пепперминт.

– Через окно, папочка! Оно было открыто, вот я и влез, – объяснил Субастик. – Рюкзак я принес домой. Он лежит в шкафу.

– А тебя кто-нибудь видел? – пугливо спросил господин Пепперминт.

– Нет, никто! – заверил его Субастик. Но чуть погодя он проговорил виноватым голосом: – Я тут немножко нашалил, папочка…

– Господи! Что еще ты наделал?

– Я нечаянно съел ручку от оконной рамы! Она так вкусно пахла!

– Да что там: семь бед – один ответ! – вздохнул господин Пепперминт и, слегка потеснив Субастика, улегся в кровать.

– А ручка-то была железная! – спросонок пробормотал Субастик. – Очень вкусная ручка!

Господин Пепперминт погасил свет. Оба уснули.

3. ПОНЕДЕЛЬНИК

В понедельник утром их разбудил звонок будильника. Субастик сразу же проснулся, привстал на кровати и воскликнул:

– А что, мы с самого утра пойдем в магазин?

– Какой там еще магазин, мне на службу надо! – проворчал господин Пепперминт, вылезая из кровати.

– Ты же обещал купить мне костюмчик! – возмутился Субастик.

– Да, но только не утром! Вечером, после работы.

– А тебе нравится ходить на службу? – спросил Субастик. – Хотел бы ты, к примеру, сегодня остаться дома?

– Кто же этого не хочет? Особенно в понедельник! – засмеялся господин Пепперминт.

– Я не спрашиваю о том, чего хотят другие. Мне важно знать, чего хочешь ты, – не унимался Субастик.

– Конечно, я рад был бы остаться дома! – ответил господин Пепперминт. – Да что толку! Сегодня здесь останешься ты. Я не могу взять тебя с собой в контору. Но смотри: попадешься на глаза госпоже Брюкман – нас обоих вышвырнут за дверь!

– Я буду сидеть совсем смирно, папочка! – пообещал Субастик. – Я спрячусь в шкафу.

– В таком случае, прошу тебя: не вздумай в мое отсутствие съесть все вещи без остатка! – строго проговорил господин Пепперминт.

Закончив необходимые приготовления, он вышел из дома и на трамвае поехал в контору.

Контора по-прежнему была закрыта. Господин Пепперминт пересек двор и направился к дому, где жил его хозяин – владелец фирмы господин Тузенпуп. Господин Пепперминт постучал в дверь квартиры, потом еще постучал, но никто не ответил. Тогда он попросту толкнул дверь и вошел.

В одной из комнат он увидел своего хозяина. Но сначала он увидел дюжины две пустых коробок, все содержимое которых было высыпано на пол. На диване стопками громоздились книги. На письменном столе стояли стулья. Люстра, снятая с потолка, лежала на шкафу рядом с грудой чашек и блюдец. Большой обеденный стол был завален постельным бельем, а посреди груды белья восседал владелец фирмы и так рьяно рылся в своей подушке, что пух и перья летели в разные стороны.

– Что все это значит? – спросил господин Пепперминт.

– «Что значит! Что значит»! – в бешенстве передразнил его владелец фирмы. – Я ищу этот дурацкий ключ. Пока я его не найду, я не смогу отпереть этот дурацкий шкаф и вынуть оттуда другой дурацкий ключ – от дверей конторы!

– Хотите, я помогу вам искать? – спросил господин Пепперминт.

– Вы мне только на нервы действуете! Ступайте-ка лучше домой! – сердито ответил хозяин.

– С превеликим удовольствием! – ответил господин Пепперминт, поклонился хозяину и ушел.

Субастик ничуть не удивился, когда господин Пепперминт вернулся домой. Он выскочил из шкафа и завизжал:

– Универмаг! У-ни-вер-маг! Мы пойдем в универмаг!

– В универмаг так в универмаг, – согласился господин Пепперминт. Он был очень доволен, что выдался свободный день.

– Купишь мне костюмчик? – волновался Субастик.

– Куплю, куплю, – сказал господин Пепперминт. – Только не знаю, как доставить тебя в магазин.

– Известно как: в рюкзаке! – заявил Субастик. – Кенгуру, например, тоже носят своих детенышей в сумке.

Субастик залез в рюкзак. Господин Пепперминт надел рюкзак на плечи, и так – вдвоем – они сели в трамвай и поехали в универмаг.

Они увидели огромное здание с двадцатью витринами, тремя входами, восемью эскалаторами и сотнями прилавков.

Господину Пепперминту было немного не по себе, когда с тугим рюкзаком на спине он стал протискиваться сквозь толпу на первом этаже, а затем поднялся на эскалаторе вверх. Во всем универмаге он оказался единственным человеком с рюкзаком на спине, и он очень боялся, что его примут за вора – из тех, что промышляют в магазинах.

На втором этаже находилась СЕКЦИЯ ВЕРХНЕЙ ДЕТСКОЙ ОДЕЖДЫ. Об этом крупными буквами сообщала вывеска. Господин Пепперминт остановился у прилавка и стал оглядываться вокруг.

К нему тут же бросился продавец и спросил:

– Что вам угодно, уважаемый господин?

– Да, знаете ли, что-нибудь из одежды… – ответил господин Пепперминт.

– Костюм? Жакет? Или, может, брюки? – начал расспрашивать продавец. Он принадлежал к той породе продавцов, которые беспрерывно улыбаются и на все случаи жизни имеют в запасе подходящую поговорку. И уж конечно, сами всегда одеты по последней моде.

– Да, откровенно говоря, все нужно, – чуть смущенно ответил господин Пепперминт.

– Прекрасно! Вам повезло, что вы попали в наш универмаг! Только я должен попросить вас, уважаемый господин, проследовать за мной, я отведу вас сейчас в другой отдел, потому что здесь у нас продается только детская одежда.

– Так я же не для себя покупаю! – начал объяснять господин Пепперминт.

– Не для себя? – переспросил продавец и стал оглядываться по сторонам: где же ребенок?

Господин Пепперминт снял с себя рюкзак, развязал его и выпустил оттуда Субастика.

– Вот кого надо одеть! – сказал он.

При виде Субастика продавец широко разинул рот от удивления и на какой-то миг перестал улыбаться. Но тут же он вновь овладел собой.

– Очаровательный малыш сидел у вас в рюкзаке! Прелестная крошка! Только, простите, мальчик это или девочка?

Господин Пепперминт растерянно наклонился к Субастику и спросил:

– Так кто же ты в конце концов – мальчик или девочка?

Тот еще теснее прижался к нему и зашептал ему на ухо:

– Я Субастик, папочка, сам знаешь!

– Н-да… Ну, предположим, мальчик, – заявил господин Пепперминт продавцу. Надо ведь было как-то ответить на этот вопрос!

– Хорошо, предположим, мальчик, – повторил продавец с каменной улыбкой на лице. – Да и какой папаша в наши дни так уж доподлинно знает, кто его отпрыск!.. Словом, мальчик, пойдем со мной!

Но Субастик был слишком поглощен всем, что происходило вокруг, чтобы воспользоваться этим приглашением. Остановившись в проходе между двумя прилавками, он разглядывал людей, поднимавшихся по эскалатору на верхний этаж, обнюхивал полки с товарами и прислушивался к музыке, которая лилась из репродукторов.

– Как здесь весело, папочка! – воскликнул он, восхищенно закатывая глаза.

Из репродуктора донесся удар гонга, и женский голос произнес: «Уважаемые покупатели! Не забудьте прихватить с собой головку голландского сыра. Наш голландский сыр – лучший подарок клиентам!»

– Сыр? А что это такое? – удивленно выпучив глаза, спросил Субастик.

– Как, ты не знаешь, что такое сыр? – в свою очередь удивился продавец. Субастик покачал головой.

– Внизу, в продовольственном отделе, на прилавке лежат большие красные шары. Вот это и есть голландский сыр, детка! – объяснил продавец.

– Шары! Красные шары! Ура! – закричал Субастик, бросился к эскалатору и поехал вниз.

Вскоре снизу донесся чей-то вопль, и тут же эскалатор примчал Субастика обратно – с огромной красной головкой сыра в руках.

– Очень вкусно! – еще издали крикнул он, откусывая один большой кусок за другим.

Продавец кинулся к Субастику, схватил его за волосы и вырвал у него из рук головку сыра.

– Это же самое настоящее воровство! – закричал он. – Как ты смеешь, не спросясь, не предъявив чека, хватать целую головку сыра?

– Но ведь тетенька там, наверху, сказала, чтобы мы не забыли прихватить с собой по головке сыра! – оправдывался Субастик, показывая пальцем на потолок, откуда доносился голос дикторши.

– Не говори глупости! Она просто предложила клиентам купить у нас сыр! – в ярости крикнул продавец.

– Неправда! Она не говорила «купить»! – негодовал Субастик.

– Хватит! Либо платите за сыр, либо я позову полицию! – пригрозил продавец господину Пепперминту.

– Перестаньте кричать! Я заплачу за ваш сыр! – пытался успокоить продавца господин Пепперминт. – Поймите, ребенок первый раз в жизни попал в универмаг. Он еще не совсем понимает, что к чему!

– Если уплатите, я готов не вспоминать больше об этом прискорбном случае, – сказал продавец и положил головку сыра на стул. Он даже попытался вновь изобразить улыбку. – В конце концов, покупатель всегда прав. Клиент везде и всюду – король. Но давайте же наконец оденем ребенка!

– Кто король? – спросил Субастик.

– Известно кто – клиент! – ответил продавец.

– А что такое «клиент»? – не унимался Субастик.

– Всякий покупатель и есть клиент.

– Значит, я тоже клиент?

– Разумеется!

– Слышишь, папочка, я король! – в упоении закричал Субастик. – Корону хочу! Корону!

– Перестань болтать глупости! Ты будешь носить шапочку, как всякий порядочный мальчик! – сказал продавец и подошел к прилавку с одеждой.

Но Субастик тем временем сделал еще одно открытие. На низком прилавке в отделе готового платья лежали ковбойские шляпы и индейские головные уборы с перьями. Субастик тут же нацепил на себя корону из пестрых перьев, запрыгал от восторга и закричал:

– Вот эта шапка мне по вкусу! Купи мне ее, папочка!

– Такие головные уборы носят только на карнавале, – сказал продавец и, отобрав у Субастика корону из перьев, бросил ее на прилавок.

– Но ведь ребенку нравятся эти перья! – возразил господин Пепперминт.

– Мальчику нужны приличные вещи, – заявил продавец. – Мы сейчас подберем ему подходящий костюм и все прочее.

Крепко взяв за руку упиравшегося Субастика, он потащил его к кабинке, где примеряют одежду.

– Для начала я предложил бы вот этот костюм, – обратился продавец к господину Пепперминту, показывая темно-коричневый комплект из блестящей ткани. А Субастику он сказал: – А ну-ка, натягивай свой костюм, детка!

Но Субастик стоял как вкопанный и не шевелился.

– Ну что же, детка, почему ты не надеваешь костюм? – сердито спросил у него продавец, но, тут же спохватившись, одарил господина Пепперминта любезной улыбкой.

– Ко мне так нельзя обращаться! – сказал Субастик.

– А как же?

– Короля всегда называют «ваше величество», – снисходительно объяснил Субастик.

– Знаешь что, мальчик, перестань грубить! – рассердился продавец и погрозил Субастику пальцем.

– Может, все же вы не сочтете за труд называть его «ваше величество»? – вмешался в разговор господин Пепперминт. – Видите ли, ребенок каждое ваше слово принимает за чистую монету!

– Вы это всерьез говорите? – спросил продавец. Он вынул из верхнего кармана пиджака цветастый носовой платок и вытер лоб. Затем, сделав над собой усилие, сказал: – Ваше величество, не соблаговолите ли вы надеть этот костюм?

По-прежнему не шевелясь, Субастик ответил:

– Незачем его надевать. Он мне велик.

– Можешь положиться на меня, детка! Костюм будет тебе в самый раз! – сердито возразил продавец. – Я уже четырнадцать лет служу в этом магазине и давно уже с первого взгляда умею определять, какой, у клиента размер!

Субастик начал натягивать на себя костюм, а сам при этом не спеша выдыхал воздух. Под конец он и вовсе задержал дыхание и стал тощий, как палка. Новые штанишки и куртка болтались на нем, как на огородном пугале.

– Костюм ребенку велик! – заявил господин Пепперминт.

– Пожалуй, он и вправду великоват, – вынужден был признать продавец.

Он тут же принес темно-синий костюм несколько меньшего размера и протянул Субастику.

– На, скорей натягивай, уж этот костюм наверняка будет тебе в самый раз! – сказал продавец.

– А как нужно ко мне обращаться? – высокомерно осадил его Субастик.

Продавец весь кипел от злости.

– Натягивайте костюм, ваше величество, – поправился он.

И Субастик натянул костюм. Он по-прежнему задерживал дыхание.

– А дышать в этом костюме можно? – с самым невинным видом осведомился он.

– Разумеется, ваше величество. Какой дурацкий вопрос! – ответил продавец.

Субастик сделал глубокий вдох, и его живот надулся, как барабан. Раздался треск, и синий костюм лопнул по всей длине.

– Дрянное сукно! – объявил Субастик. – Для носки совсем непригодно! Разве что для еды сойдет!

– Что ты сделал с костюмом? – в ужасе воскликнул продавец. Он снова вынул из кармана свой изящный платочек и вытер лоб.

– А я ничего не делал! – ответил Субастик. – Я только вздохнул.

Оглядевшись по сторонам, продавец бросил разорванный костюм в мусорную корзину. И тут же без промедления принес новый костюм. На этот раз – темно-зеленого цвета.

– Вот, ваше величество, примерьте-ка этот, – сказал он, протягивая его Субастику.

Субастик надел костюм и спросил:

– А в этом дышать можно?

– Нет, ваше величество, упаси вас господь! – в ужасе закричал продавец.

Как раз в эту минуту мимо проходил заведующий секцией. Он был куда дородней продавца, и костюм на нем был еще элегантней. На пальцах у него сверкали два толстых золотых кольца, а на носу сидели темные роговые очки. Услышав вопль продавца, он подошел к нему.

– А что, к нам пожаловал высокий гость? – зашептал он, кивнув в сторону примерочной кабины.

Не успел продавец ответить, как Субастик высунул оттуда голову и крикнул:

– Нет! Это он меня все время зовет «ваше величество»!

– Тебя? – переспросил заведующий секцией, удивленно вскидывая брови.

– А еще он запретил мне дышать! – продолжал Субастик.

– Это правда? – грозно спросил заведующий секцией.

– Да! И еще он бросил рваный костюм в корзину для мусора! – закончил Субастик.

Заведующий секцией нагнулся, пошарил рукой в корзине для мусора и извлек оттуда штанину.

– Неслыханно! – завопил он. – Этот продавец говорит детям «ваше величество», запрещает им дышать и к тому же рвет и выбрасывает костюмы! Вот что, милейший, немедленно покажитесь врачу!

– Но позвольте, господин заведующий… – начал было оправдываться продавец.

Однако тот сразу же осадил его.

– Никаких оправданий! Немедленно ступайте к врачу или считайте себя уволенным! – загрохотал он.

Продавец молча поклонился и исчез.

– Значит, как, можно мне теперь дышать или нельзя? – обратился к заведующему Субастик.

– Ну, конечно же, детка! Конечно, можно! – смеясь, ответил ему заведующий и потрепал Субастика по щеке.

Тот глубоко вздохнул, живот его надулся, и – тр-рах-х! – темно-зеленый костюм тоже лопнул.

– Что ты сделал? – сердито закричал заведующий секцией.

– Мальчик всего лишь вздохнул, – заметил господин Пепперминт. – И предварительно даже спросил у вас на то разрешения!

Субастик кивнул головой.

Теперь уже заведующий секцией вытащил из пиджачного кармана носовой платок и вытер пот со лба. Затем, озираясь по сторонам, он сунул остатки темно-зеленого костюма туда, где лежали обрывки темно-синего, – в мусорную корзину.

– Для этого особого случая я предложил бы кожаные штаны! – торжественно объявил заведующий секцией и тут же принес штаны из толстой кожи. – Прошу! Кожаные штаны не разорвешь!

– И не разгрызешь? – полюбопытствовал Субастик.

– А ты попробуй, малыш, погрызи! – насмешливо произнес заведующий секцией. – Ты себе зубы в порошок сотрешь!

Взяв штаны, Субастик обнюхал их, затем быстро откусил большой кусок и проглотил его.

– Очень вкусно! – одобрительно сказал он. – Воловья кожа!

– Сейчас же перестань грызть штаны! – завопил заведующий и вырвал их из рук Субастика.

– Ты же сам велел мне их попробовать! – удивился Субастик.

– Да, вы сами ему велели, – подтвердил господин Пепперминт.

Заведующий в ярости скомкал кожаные штаны и швырнул их в мусорную корзину, где уже лежали два других костюма. Затем он куда-то исчез и на этот раз долго не возвращался. Когда же наконец он вернулся, в руках он держал резиновый водолазный костюм.

– Вот! – сказал он. – Этот костюм наверняка подойдет ребенку. Резина, как известно, растягивается.

– Но это же костюм водолаза! – удивился господин Пепперминт.

– Ну и что же? – спросил заведующий. – Что тут плохого? Ведь это наша гордость, наша новинка – непромокаемый и несгораемый костюм!

– Несгораемый? – удивился Субастик. – А зачем это нужно? Где у вас горит?

– Здесь горит, здесь! – с раздражением ответил заведующий и постучал себя пальцем по лбу.

– Горит! Горит! – сразу же закричал Субастик. – Пожар!

Продавщица из соседней секции, услышав крики, испуганно завопила:

– Где пожар? Где? Скорей! На помощь! Скорей гасите огонь! Пожар! Пожар!

– Пожар! Пожар! – подхватил стоявший с ней рядом покупатель и ринулся к эскалатору.

– Тихо! Что за вздор? – рассвирепел заведующий и бросился догонять клиента.

– Пожар! Пожар! – восторженно твердил Субастик.

Он бежал следом за заведующим и орал во все горло:

Пожар! Пожар!
Огонь! Угар!
Эй, где вода?
Скорей сюда!
У дядьки жар –
Во лбу пожар!

– Замолчи ты, свиненок! – обругал его заведующий и повернул назад.

– Ты сам сказал, что у тебя горит в голове, – возразил Субастик. – За что же ты на меня злишься?

А тем временем паника охватила весь универмаг.

То тут, то там раздавались крики: «Пожар! Пожар!» Один догадливый продавец включил сирену, другой притащил резиновый шланг.

– Ура, ура! Вода! – весело воскликнул Субастик при виде шланга и мигом облачился в резиновый костюм. – Ура! Поплаваем теперь!

– Успокойтесь! Ничего не случилось! – вопил заведующий секцией. И, точно курица, сорвавшаяся с насеста, он метался по этажу. – Сейчас же выключите сирену! Отбой! Уберите шланг! Разойдитесь по местам! Успокойтесь!

Но никто его не слушал.

– Где горит? Где? – кричал продавец, который притащил шланг: ему не терпелось сразиться с огнем.

– Вон у того дяденьки в голове горит! – крикнул ему Субастик и показал на бесновавшегося заведующего.

– Пошел вон отсюда! – в ярости завопил тот, схватил головку сыра, все еще лежавшую на стуле, и со всего размаху бросил ее в Субастика.

– Ура! Гол! – крикнул Субастик и проворно пригнулся.

Сыр пронесся над его головой и, описав в воздухе красивую дугу, пролетел над эскалатором вниз и с треском грохнулся на прилавок с конфетами, шоколадом, жевательной резинкой и прочими сластями. Сласти разлетелись по всему первому этажу – к величайшему восторгу ребятишек, которых матери теперь уже никак не могли вывести из магазина. Дети не обращали внимания на сирену – они пригоршнями хватали с пола конфеты и набивали себе рты и карманы. Продавцы их даже не останавливали – бестолково суетясь, они носились взад и вперед по залу. Одни хотели погасить пожар, а другие бежали к выходу, спасаясь от огня. Во всеобщей сутолоке опрокинули прилавок, потом еще один, послышался звон стекла, грохот падающих кастрюль, какие-то люди вопили от страха, кто-то хохотал, и повсюду на корточках сидели дети, старательно подбирая с пола конфеты и шоколад, а в зале пронзительно выла сирена…

– Прекрасно! – Мордашка Субастика сияла от восторга. – Ну и каша!

Господин Пепперминт, смотревший в зал сверху, решил, что эти слова относятся к сцене в универмаге, и кивнул головой. Но Субастик, оказывается, имел в виду совсем другую кашу – ту, что была в мусорной корзине. Не успел господин Пепперминт раскрыть рот, как Субастик подхватил корзину и принялся жевать обрывки костюмов вместе с кожаными штанами.

– Очень вкусно! – заявил Субастик, с удовольствием причмокивая. – Чем не каша с изюмом!

Господин Пепперминт взял его за руку и сквозь толпу потащил к выходу: ведь аппетит, как известно, приходит во время еды, и кто знает, что еще натворил бы Субастик. Когда они вышли на улицу, к универмагу подкатили две полицейские машины и семь пожарных.

Субастик разгладил свой водолазный костюм, вскарабкался на руки к господину Пепперминту и, глядя на мчавшихся мимо пожарных с лестницами и шлангами, восторженно зашептал:

– Знаешь, папочка, я, конечно, думал, что в универмаге должно быть очень весело, но что там будет та-а-ак весело, мне и во сне не снилось!



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 172