УПП

Цитата момента



Чем больше выигранных споров, тем больше потерянных друзей
На спор?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

4. ВТОРНИК

Во вторник утром господина Пепперминта и Субастика снова разбудил будильник.

– Пошли в магазин? – предложил Субастик, спрыгивая с кровати.

– Опять в магазин? А что ты собираешься покупать? – спросил господин Пепперминт.

– Чего-нибудь на завтрак, – ответил Субастик. – Головку сыра, к примеру, или кожаные штаны, шоколад, цветочные вазы, жевательную резинку, два-три костюма…

– Как бы не так! Сегодня я иду на службу. А ты останешься дома.

– Но ведь твой хозяин потерял ключ от конторы!

– Возможно, он его уже отыскал.

– Да-а… Скучно весь день одному торчать в комнате!

– Ты должен остаться здесь, иначе тебя увидит госпожа Брюкман!

– Ну и пусть увидит! Я же теперь мальчишка. У меня и костюм есть! – гордо заявил Субастик.

Господин Пепперминт внимательно взглянул на него.

– Как ты вырос! – удивленно проговорил он. – Позавчера ты был куда меньше. Чем это объясняется? Сегодня, сдается мне, ты уже не уместишься в рюкзаке.

– Все очень просто, папочка! – рассмеялся Субастик. – Ведь мы, субастики, за день вырастаем так, как другие дети за целый год. Неужели ты этого не знал?

– За день так, как другие дети за целый год? – переспросил господин Пепперминт. – Хорошо еще, что мы купили тебе резиновый костюм!

– А почему это хорошо? – поинтересовался Субастик.

– Ясно, почему! Потому что резина растягивается. А не то нам пришлось бы каждый день покупать тебе новый костюм… Да-а, самое время представить тебя госпоже Брюкман! Того и гляди, ты и меня перерастешь. Но вот как мне тебя назвать?

Не могу же я сказать хозяйке: «Познакомьтесь, это Субастик!»

– Ты прав, папочка. Как же ты меня назовешь?

– Может, Ганс? – предложил господин Пепперминт.

– Нет, это слишком длинное имя! – заявил Субастик.

– А ты можешь предложить покороче?

Субастик кивнул:

– Конечно, Робинзон!

Господин Пепперминт недовольно покачал головой:

– Во-первых, «Робинзон» гораздо длиннее, чем «Ганс». Во-вторых, это очень редкое имя.

– А в-третьих, меня теперь зовут «Робинзон», и дело с концом! – заявил Субастик и натянул на себя резиновый костюм.

– Как хочешь, – ответил ему господин Пепперминт и тоже оделся. – Если тебе будет скучно, можешь сбегать на детскую площадку и поиграть, – добавил он.

– А я не хочу играть! – возразил Субастик.

– Тогда займись каким-нибудь делом.

– Не хочу заниматься делом! – капризным тоном продолжал Субастик.

– Ну что ж, если так, скучай.

– Не хочу скучать! – не унимался Субастик.

– А знаешь ли ты вообще, чего ты хочешь? – возмутился господин Пепперминт.

– Я хочу пойти с тобой в контору! – сказал Субастик и умоляюще посмотрел на господина Пепперминта.

– Об этом не может быть и речи! Либо оставайся в комнате, либо ступай играть! – отрезал господин Пепперминт. – А сейчас пойдем завтракать.

Вдвоем они отправились на кухню и приготовили себе завтрак. Обычно в этот час госпожа Брюкман еще спала. Но не успели господин Пепперминт и Субастик сесть за стол, как дверь распахнулась и в кухню – еще в халате – ворвалась госпожа Брюкман.

– Вы с кем-то разговариваете, господин Пепперминт! – крикнула она, оглядываясь по сторонам.

Субастик сидел на стуле напротив господина Пепперминта. Но как только распахнулась дверь, он сразу же юркнул под стол.

– Тетушка Клюкман! Тетушка Клюкман! – донеслось из-под стола.

– Как вы смеете меня оскорблять, господин Пепперминт! – напустилась на своего жильца госпожа Брюкман.

– Но ведь я же еще и рта не раскрыл! – начал оправдываться тот, стараясь толкнуть Субастика ногой, чтобы он замолчал.

– Тетушка Хрюкман! Тетушка Хрюкман! – снова запищал под столом Субастик.

Обежав всю кухню, госпожа Брюкман просунула руку под стол, схватила Субастика за волосы и извлекла его наружу.

– Ой! – в ужасе вскрикнула она и, разжав руку, выпустила его. – Это еще что такое?

– Это Робинзон! – крикнул Субастик и весело задвигал ушами. – Робинзон Пепперминт!

– Робинзон Пепперминт? – оторопело переспросила госпожа Брюкман.

– По-позвольте мне пред-представить вам м-мо-его племянника, госпожа Брюкман! – запинаясь, проговорил господин Пепперминт и показал на Субастика. – Малютка Робинзон давно уже мечтал навестить своего дядюшку!

– Вы хотите поселить его у себя? – спросила госпожа Брюкман. – Об этом не может быть и речи!

– Разумеется, я готов больше платить за квартиру! – сказал господин Пепперминт.

– Больше платить за квартиру? – переспросила госпожа Брюкман. – Что ж, в таком случае, он может остаться здесь. Только сперва пусть вымоется как следует, а то у него все лицо в каких-то синих пятнах. Робинзон, сейчас же ступай в ванную комнату и умойся. Но только не смей вытираться моим полотенцем!.. Ничего, так обсохнешь! Ну и вид у тебя! Лицо совсем зеленое! Это все оттого, что твой дядюшка так много курит! А что за нос у тебя? Какой ужас! Свиной пятачок, а не нос! Это все оттого, что ты ковыряешь в носу! И не забудь причесаться как следует! Выйдешь из ванной – чтоб пробор был как по ниточке! Понял? И что за костюм на тебе? Потеха, да и только! Не стыдно тебе разгуливать в таком виде? Надел бы лучше штанишки и курточку, как все приличные мальчики!.. Что же ты молчишь, Робинзон? Разве ты не знаешь, что надо отвечать, когда к тебе обращаются взрослые?

Субастик слез со стула, молча юркнул за дверь и скрылся в ванной комнате. Он пустил было воду, но тут же вернулся назад и встал перед госпожой Брюкман.

– Это еще что такое? Не станешь же ты меня уверять, что успел вымыться за полминуты? Синие пятна на лице так и остались! А зачем ты надуваешь щеки? И что это у тебя во рту? Сейчас же покажи, что у тебя во рту, Робинзон!

Субастик слегка поманил ее пальцем, и госпожа Брюкман наклонилась к нему. Тогда он снова ее поманил, и она нагнулась еще ниже. Когда же ее голова была совсем рядом с его головой, Субастик фыркнул и выплеснул в лицо хозяйке не меньше трех литров воды!

– Поняла теперь, что у меня было во рту? – осведомился Субастик. – Вода!

Не успела госпожа Брюкман оправиться от потрясения, как Субастик, учтиво поклонившись ей, произнес:

– До свиданья, госпожа Брюкман! Счастливо оставаться, госпожа Брюкман! Честь имею, госпожа Брюкман! – и вышел из кухни.

Госпожа Брюкман хотела уже обрушиться на господина Пепперминта с бранью, как вдруг снова распахнулась кухонная дверь, и Субастик просунул в нее голову:

– Кстати, не советую вам курить так много сигар, госпожа Брюкман! От дыма портятся занавески!

С этими словами он повернулся и выбежал из дома.

– Бессовестный мальчишка! Чтоб ноги этого нахала здесь не было! Да и дядюшка хорош! Постыдились бы, господин Пепперминт! – все больше и больше распалялась госпожа Брюкман. – Чем вот так сидеть и ухмыляться, сейчас же ступайте и принесите мне полотенце! Ну, живо! А не то сейчас выгоню!

Господин Пепперминт принес из ванной комнаты полотенце и подал его хозяйке. Затем отправился в свою комнату за портфелем и собрался уйти. Но, уже очутившись у парадной двери, он словно что-то вспомнил, ухмыляясь, вернулся назад, просунул голову в кухонную дверь и учтиво произнес:

– До свиданья, госпожа Брюкман! Счастливо оставаться, госпожа Брюкман! Честь имею, госпожа Брюкман!

– Молчать! – завопила хозяйка и швырнула в него полотенцем.

– Да что вы, госпожа Брюкман! – проговорил господин Пепперминт, поднимая с пола полотенце. – Я ведь только хотел проститься с вами как можно вежливей!

Она не успела ответить, как он уже повернулся и, насвистывая, вышел из дома. На улице он огляделся по сторонам, но Субастика нигде не было видно.

Скоро подошел трамвай, которого дожидался господин Пепперминт. Он уселся на одно из свободных мест впереди и развернул газету. На следующей остановке в трамвай вошло много людей. Они кучей столпились сзади, вокруг кондуктора. Вдруг с задней площадки донесся пронзительный голосок:

– Дайте мне билет!

– Куда? – спросил кондуктор.

– В руку, конечно! – ответил тот же пронзительный голос.

Господин Пепперминт вскочил с места. Неужели Субастик здесь? Не может быть! Наверно, господину Пепперминту это просто померещилось. Схожие голоса – не такая уж редкость.

– Куда ты едешь? – спросил кондуктор.

– В контору! – ответил голосок. Люди в вагоне засмеялись.

– Покажи-ка свои деньги, – коротко приказал кондуктор.

– Зачем? – спросил голосок. – Ты что, не знаешь, как выглядят деньги?

– Хватит! – закричал кондуктор. – Будешь платить или нет?

Вместо ответа послышался звон монет. Пронзительный голосок с удовлетворением произнес:

– Очень вкусно! Прекрасный металл!

– Нахальный мальчишка! Он проглотил все мои монеты! – закричал кондуктор. – А ну-ка поди сюда, негодяй!

Теперь у господина Пепперминта уже не оставалось никаких сомнений. Он стал пробираться назад. Тут трамвай резко затормозил. От толчка какое-то существо в резиновом костюме пролетело вперед, упало, ударилось об ногу господина Пепперминта и, ухватившись за нее, восторженно завопило:

– Папа! Ты здесь, папочка! Это был Субастик.

– На выход! Живо! – скомандовал господин Пепперминт, соскочил с подножки трамвая и выволок вслед за собой Субастика.

Кондуктор не успел и глазом моргнуть, как двери вагона автоматически сомкнулись, и трамвай покатил дальше.

– Повезло нам с тобой, папочка! – заявил Субастик.

– Если ты и дальше не уймешься, мы с тобой обязательно угодим в тюрьму! – принялся распекать его господин Пепперминт. – Как ты вообще оказался в этом трамвае?

– Я ехал к тебе в контору, – виноватым голосом пробормотал Субастик.

– Я же запретил тебе увязываться за мной! Сейчас же ступай домой!

– К этой старухе Брюкман?

– Не хочешь к ней – иди на детскую площадку!

– Не хочу-у-у-у!

– Я пойду на службу один, и точка! А ты поступай как знаешь, мне все равно! – сказал господин Пепперминт и зашагал прочь.

На углу он обернулся. Нет, Субастик не стал его догонять, он продолжал стоять на том же самом месте, где господин Пепперминт простился с ним. Довольный, господин Пепперминт быстро зашагал в контору.

Дверь конторы была по-прежнему заперта. Как и накануне, господин Пепперминт пересек двор и направился к дому своего хозяина – владельца фирмы господина Тузенпупа. Он постучал в дверь и, хотя никто не крикнул ему «Войдите!», все равно вошел в квартиру.

Владелец фирмы Тузенпуп в полном изнеможении восседал на груде тарелок и тупо глядел в пространство. На полу выстроились чашки, на абажуре лежали книги, обеденный стол стоял на письменном, постельное белье свисало со шкафа, а стулья загромоздили всю тахту.

– Ну что, удалось вам отыскать ключ от конторы? – спросил господин Пепперминт.

– Нет, – глухо ответил Тузенпуп. – Все напрасно! Дверь конторы придется взломать. Я нашел булавку от галстука, которую тщетно разыскивал вот уже четырнадцать лет, а также открытку, которую мне прислали еще в 1931 году; она содержит чрезвычайно важное сообщение! Кроме того, я обнаружил восемь монет, три игральные карты и одну пишущую машинку. Но ключа нет как нет! Интересно, а куда вы обычно прячете свой ключ?

– Я? – удивленно переспросил господин Пепперминт. – Я вообще никуда не прячу ключ. Я просто кладу его в карман.

– В карман! – передразнил его господин Тузенпуп. – Да вы начисто лишены фантазии.

При этом он невольно сунул руку в карман брюк.

И тут же вскочил, словно его укусила оса, и завопил:

– Вот! Вот этот неуловимый ключ, беглец проклятый! – Он вытащил из кармана ключ от своего письменного стола. – Почему вы не сказали мне об этом вчера? – упрекнул он Пепперминта.

Господин Тузенпуп отпер письменный стол, потом открыл шкаф и наконец вытряхнул из ботинка ключ от конторы.

– За работу! – воскликнул он, как только ключ оказался у него в руках, пересек двор в два прыжка и вихрем ворвался в свой кабинет.

Господин Пепперминт поспешил за ним.

В конторе стоял большой дубовый письменный стол с кожаным креслом и маленький столик с деревянной табуреткой.

В кожаное кресло сел владелец фирмы, а на деревянную табуретку – господин Пепперминт. И оба принялись за работу.

Господин Тузенпуп выписывал счета, а господин Пепперминт проверял, верно ли хозяин подсчитал итог. Затем господин Пепперминт складывал бланк каждого счета пополам и запечатывал его в конверт.

Владелец фирмы выполнял свою работу с помощью счетной машины, а господину Пепперминту приходилось производить все расчеты в уме. А чтобы господин Пепперминт не мог схитрить и сказать: «Итог верен», не проверив его как следует, хозяин записывал каждую сумму на отдельном листке и вносил ее в бланк счета только тогда, когда у господина Пепперминта получалась точно такая же сумма. Само собой разумеется, что при помощи счетной машины господин Тузенпуп производил все расчеты гораздо быстрее, чем господин Пепперминт – в уме. Поэтому на столе у господина Пепперминта очень скоро скапливалась кипа счетов, тогда как его хозяину нечего было делать. Со скуки он скатывал бумажные шарики и запускал их в другой угол комнаты, где стояла мусорная корзина. Чаще всего он попадал в цель. Но случалось, снаряд пролетал мимо. Тогда он говорил:

– А ну-ка, Пепперминт, бросьте эту бумажку в мусорную корзину!

Выполнив распоряжение хозяина, господин Пепперминт возвращался на место, но при этом всякий раз сбивался со счета, и ему приходилось начинать все сначала. На это, разумеется, уходила уйма времени.

Хозяин изнемогал от скуки и, чтобы развеять ее, отправлялся на полчасика в пивную.

Вот и сегодня хозяин несколько часов спустя встал и ушел в пивную. Пока он сидел там, у господина Пепперминта работа шла полным ходом. Он так углубился в подсчеты, что даже не поднял голову, когда через некоторое время хозяин вернулся. Господин Пепперминт слышал, как он уселся в свое кожаное кресло и зашелестел бумажками.

«Сейчас опять запустит бумажный шарик в мусорную корзину!» – с раздражением подумал он. Но вместо этого послышалось чавканье, и знакомый голос произнес:

– Очень вкусно! Нежнейшая бумага – лучше печенья!

Господин Пепперминт рывком обернулся назад. Нет, не хозяин его вернулся – в директорском кресле сидел Субастик! И он как раз принялся грызть линейку, с помощью которой господин Тузенпуп подчеркивал итоговую сумму.

– Привет, папочка! – сказал Субастик, не переставая жевать. – Отличная у тебя контора. Бумага высшего сорта! И дерево тоже классное!

– Ты все-таки увязался за мной! Сейчас же убирайся отсюда! – гаркнул господин Пепперминт. – И не смей пожирать документы!

Он схватил Субастика за руку и хотел было вытолкнуть его за дверь, но побоялся, как бы это не увидел хозяин. Тогда он посадил Субастика к себе под стол, заслонил его корзиной для бумаг и сказал:

– Прошу тебя, Субастик, спрячься получше, как только придет мой хозяин! Понятно?

– Понятно, папочка! Я очень люблю играть в прятки! – весело ответил Субастик.

– Из-за тебя мне придется начать все сначала! – сердито сказал господин Пепперминт.

– А что ты делаешь, папочка? – полюбопытствовал Субастик.

– Считаю!

– Ах, вот что! А я думал, что у тебя очень тяжелая работа!

– Куда уж тяжелее! – обиделся господин Пепперминт. – Знаешь, какие большие числа я должен складывать!

Он взял счет, лежавший перед ним, и стал считать:

– 411 плюс 319 плюс 217 плюс 334 плюс 556 плюс 192 плюс 2346! Может, скажешь, не трудно все это сосчитать?

– Конечно, не трудно! – ответил Субастик. – Получается 4375.

– Как ты сказал?

– Четыре тысячи триста семьдесят пять!

– Что за ерунда! – пробормотал господин Пепперминт и принялся подсчитывать. Спустя несколько минут он удивленно воскликнул: – Какую сумму ты назвал?

– Четыре тысячи триста семьдесят пять! – ответил Субастик. Теперь он уже возился с большими конторскими часами.

– Совершенно верно! – с изумлением воскликнул господин Пепперминт. – Может, ты подсмотрел это на листке у шефа на письменном столе?

– А зачем? – обиделся Субастик. – Я сам сосчитал!

– Даже счетная машина не умеет считать так быстро, – возразил господин Пепперминт.

– Счетная машина не умеет, а субастики умеют! – гордо заявил Субастик.

– Раз так, иди сюда и помогай мне!

– Конечно, папочка!

Господин Пепперминт прочитал:

– 45 плюс 193 плюс 87 плюс 23 плюс 92!

– Четыреста сорок! – тут же объявил Субастик.

И господин Пепперминт записал итог.

Так и пошла у них работа. И когда через десять минут владелец фирмы вернулся, Субастик уже сидел в укрытии под столом, а господин Пепперминт развлекался тем, что метал бумажные шарики в мусорную корзину.

– Вам что, делать нечего? – строго спросил владелец фирмы.

– Нечего, господин Тузенпуп! – радостно подтвердил господин Пепперминт.

– А ваши подсчеты?

– Все выполнены!

– Не может быть! – воскликнул хозяин и вынул из кармана листок, на котором были записаны итоговые суммы. – Читайте!

Господин Пепперминт стал перебирать счета и называть суммы с такой скоростью, что его начальник едва успевал сопоставлять их со своими собственными.

– Поразительно! – изумился господин Тузенпуп. – Очевидно, вы воспользовались в мое отсутствие счетной машиной?

– И не думал даже! – возразил господин Пепперминт. – Все подсчитано в уме.

При этом он даже не солгал – ведь подсчеты и вправду были сделаны в уме. Только сделал их Субастик.

– Чтобы произвести все эти подсчеты в уме, требуется по крайней мере часов шесть! – заявил господин Тузенпуп.

– А сейчас уже пять часов вечера! – ответил Субастик голосом господина Пепперминта.

– Замолчи сейчас же! – испуганно шепнул Субастику господин Пепперминт.

– Пять часов? Не болтайте глупости! – сказал хозяин и, обернувшись, посмотрел на большие часы, висевшие над дверью.

Стрелки показывали ровно пять. Пока Тузенпуп изумленно разглядывал их, Субастик бесшумно подкрался к нему, проворно вытащил у него из жилетного кармана часы, перевел стрелки и тут же сунул часы обратно в карман.

Минуту спустя господин Тузенпуп дрожащей рукой вытянул часы за цепочку из жилетного кармана и, взглянув на них, простонал:

– А ведь правда пять часов! Ну и ну! Я был уверен, что сейчас не больше двенадцати.

Субастик, вернувшийся тем временем в свое укрытие, отозвался оттуда:

– Похоже, у вас потеря памяти, господин Тузенпуп!

– Потеря памяти? – в ужасе переспросил владелец фирмы, скомкал листок с цифрами и бросил в мусорную корзину, но промахнулся, и бумажный шарик упал рядом.

И тут же шарик полетел назад и приземлился на письменном столе самого владельца фирмы.

– Пепперминт, что вы себе позволяете? – накинулся на него шеф.

– А я ни при чем! – ответил тот.

И это была чистейшая правда. Но как заставить Субастика сидеть спокойно и не проказничать?

Господин Тузенпуп снова метнул скомканную бумажку в мусорную корзину, внимательно следя при этом за господином Пепперминтом.

Тот невозмутимо сидел за своим столиком и аккуратно складывал документы. И тем не менее секунду спустя бумажный шарик вернулся на большой письменный стол.

– Чудо какое-то! – пробормотал владелец фирмы и опять метнул бумажный шарик в мусорную корзину. На этот раз он угодил прямо в цель. – Кончайте работу, Пепперминт! – распорядился он. – Поиски ключа очень утомили меня. Я сегодня лягу спать пораньше!

– По-моему, часы идут неверно, господин Тузенпуп, – сказал господин Пепперминт. – Я уж лучше задержусь еще немного.

– Сказано вам – ступайте домой, так извольте слушаться! – рассердился господин Тузенпуп.

– Как вам угодно, – ответил господин Пепперминт и встал.

В эту секунду на письменный стол владельца фирмы снова шлепнулся бумажный шарик.

– Опять этот дурацкий шарик вернулся! – простонал хозяин. – И вдобавок что-то написано на бумажке. Это вы написали, Пепперминт?

– Честное слово, господин Тузенпуп, я ничего не писал! – заверил его господин Пепперминт.

– Но ведь здесь что-то написано! – возразил владелец фирмы, хлопнув ладонью по бумажке. Господин Пепперминт склонился над столом.

– Это ваш почерк, господин Тузенпуп! – произнес он минуту спустя. – Это вы написали!

– Мой почерк? Вы уверены, господин Пепперминт? Да, в самом деле! – И владелец фирмы в полной растерянности начал читать:

Пепперминт и Тузенпуп,
Вам домой уже пора!
Тузенпуп, как пробка, глуп –
У него во лбу дыра.

Любит пиво старый Пуп,
Думает о кружке.
У него ведь в голове
Не мозги, а стружки!

Владелец фирмы вынул носовой платок, вытер с затылка пот и глухо проговорил:

– Господин Пепперминт, мое здоровье в худшем состоянии, чем я предполагал. Можете до конца этой недели считать себя свободным. Мне необходим безотлагательный отдых! Сейчас я прилягу и постараюсь проспать до послезавтра. Мы встретимся в понедельник.

С этими словами он схватил господина Пепперминта за плечи, вытолкнул из конторы и последовал за ним.

Когда они пересекали двор, владелец фирмы вдруг вздрогнул:

– Ужасно! У меня начались галлюцинации! Лучше уж я одним махом просплю до пятницы!

– А что вам померещилось? – спросил господин Пепперминт.

– Нечто невероятное, немыслимое!

– Но что же все-таки?

Господин Тузенпуп наклонился к уху господина Пепперминта и прошептал:

– Представьте себе, мне показалось, будто из конторы выбежала рыжая обезьяна в водолазном костюме. Не правда ли, ужасно?

– Ужасно, ужасно! – согласился господин Пепперминт.

Господин Тузенпуп пошел спать, а господин Пепперминт завернул за угол, где его уже поджидал Субастик.

– Хорошо ты себя ведешь, нечего сказать! – укоризненно проговорил господин Пепперминт.

– Очень хорошо! – весело поправил Субастик. – Среда, четверг и пятница – три свободных дня! А сегодня ты с полудня уже свободен! И мы можем гулять до самого вечера!

– Не возражаю! – сказал господин Пепперминт и взял Субастика за руку.

– Как тебе понравились мои стихи? – спросил тот.

– Слишком нахальные!

– Значит, хорошие! Слушай внимательно, папочка. Я же сочинил продолжение!

– Опять такие же нахальные стихи?

– Вовсе не нахальные! – заверил его Субастик и начал распевать так громко, что прохожие стали оборачиваться:

Нам контора не нужна,
Надоели вожжи!
Тузенпуп лишился сна
И покоя тоже.

Целых три свободных дня –
Наш хозяин болен.
Это праздник для меня,
Папочка доволен!

– Не один только папочка доволен! – вставил господин Пепперминт.

– Конечно, – согласился Субастик. – Я так сочинил потому, что больше ничего не умещается в строчке. Однако слушай дальше!

– Как, еще стихи?

– На сегодня последние! – заверил его Субастик и опять громко запел:

Наша дружная семья
Отдохнет по праву.
Тузенпупа нынче я
Обманул на славу!

– Что правда, то правда, – пробормотал господин Пепперминт.

Больше Субастик стихов не сочинял. Они пошли гулять и гуляли весь день до позднего вечера.



Страница сформирована за 0.58 сек
SQL запросов: 171