АСПСП

Цитата момента



Чем больше выигранных споров, тем больше потерянных друзей
На спор?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

6. ЧЕТВЕРГ

В четверг господин Пепперминт проснулся сам.

– Чудеса! – воскликнул он. – И будильник не звонит, и Субастик не поет!

Он взглянул на часы и увидел, что уже больше одиннадцати.

– А что, хорошо бы спеть? – спросил Субастик. Пристегнув ремень господина Пепперминта к карнизу для занавесок, он качался на нем, как на качелях.

– Ни в коем случае! – проговорил господин Пепперминт, зевая и потягиваясь. – Я сегодня отлично выспался!

– Я очень хотел, чтобы ты выспался, – ответил Субастик, раскачиваясь взад и вперед. – Потому я и играл так тихо.

Господин Пепперминт долго смотрел, как он качается. Да, Субастик сильно вырос. И ежедневное умывание явно пошло ему на пользу: синих пятен на мордочке почти не осталось. Господин Пепперминт снова потянулся и спросил:

– А чем же мы займемся сегодня?

– Хочешь, нальем воды в туфли тетушке Брюкман? – предложил Субастик. – Или купим много-много головок сыра и сыграем на кухне в футбол. А еще можно протянуть веревку от шкафа до люстры и учиться ходить по канату. Тебе-то чего хочется?

– Уж я-то знаю, чего мне хочется, – ответил господин Пепперминт, нежась в постели. – Но чего нельзя, того нельзя.

– А чего же все-таки тебе хочется? – продолжал допытываться Субастик.

– Больше всего мне хотелось бы пролежать весь день в постели и вообще ничего не делать. Самое большее – немножко почитать.

– А почему это нельзя? – спросил Субастик. – Тебе же сегодня не нужно идти на службу!

– Потому что так не полагается, – попытался объяснить господин Пепперминт. – А вдруг госпожа Брюкман войдет в комнату и увидит, что я все еще лежу в постели. Что она подумает?

– А что она может подумать? – возмутился Субастик. – Скажем, она подумает: «Завтра пятница». Или: «Вчера была среда». И что плохого, если даже она подумает: «А господин Пепперминт лежит в постели»?

– Боюсь, что меня весь день будет совесть мучить, – сказал господин Пепперминт.

– «Совесть! Совесть»! – передразнил его Субастик. – А я хоть три дня подряд готов проваляться в постели – мне все нипочем! Вот разве что скука меня бы замучила… Просто ты ни разу не пробовал. Но вот сегодня пролежи в кровати весь день, и дело с концом!

– Я хочу есть!

– Отлично! В таком случае, ты получишь свой завтрак, – заявил Субастик. – Но все равно оставайся в постели. Я раздобуду тебе еду!

– Деньги возьми в моем брючном кармане. Сбегай в сосисочную – купи пару сосисок и булочку! – распорядился господин Пепперминт. Ему все больше и больше нравилась эта затея. – Я помогу тебе вылезть из окна, ты сбегаешь за покупками, а потом я втащу тебя обратно. И Брюкманша ничего не заметит.

– Так дело не пойдет, – сказал Субастик. – Хочешь провести весь день в постели – строго соблюдай постельный режим. Я не допущу, чтобы ты вставал, высаживал меня из окна и втаскивал обратно!

– А как же ты выберешься на улицу?

– Уж как-нибудь выберусь, не беспокойся.

– Хорошо. А как ты вернешься в комнату? Ты же не сможешь влезть в окно без моей помощи, если в руках у тебя будут свертки с едой.

– А мне вовсе незачем возвращаться в комнату!

– Так я должен голодать, по-твоему?

– Зачем голодать? – удивился Субастик. – Ведь не я тебе нужен, а сосиски с булкой!

– Значит, мне все равно придется встать, чтобы взять их у тебя! – рассмеялся господин Пепперминт.

– Нет, сегодня ты не встанешь с постели! – рассердился Субастик. – Еда сама к тебе пожалует!

– Как же она ко мне пожалует, если ты не сможешь войти в комнату, а мне нельзя будет подойти к окну? – спросил господин Пепперминт.

– Об этом позаботится МДС, – сказал Субастик.

– МДС? Это еще что такое?

– Машина, Доставляющая Сосиски! – объяснил Субастик.

– Что за чушь! – возмутился господин Пепперминт. – Нет здесь никакой Машины, Доставляющей Сосиски!

– Пока еще нет. Но зато у тебя есть Робинзон! – гордо заявил Субастик и так быстро выскочил за дверь, что господин Пепперминт ни о чем больше не успел спросить.

Через несколько минут Субастик вернулся. В руках у него была метелка и небольшая корзиночка.

– Хозяйка ничего не заметила! – заверил он господина Пепперминта, положил метелку с корзинкой на пол и начал рыться в шкафу.

– Зачем ты принес метлу? – изумился господин Пепперминт. – Хочешь комнату подмести?

– Да что ты, папочка! – рассмеялся Субастик. – Метла – важная часть МДС!

Господин Пепперминт с интересом смотрел, как Субастик сначала вынул из шкафа ботинок, затем набил портфель тяжелыми книжками и, наконец, снял с полки бутылку.

– Теперь мне нужна веревка. Длинная-длинная веревка, – сказал Субастик. – Где-то я видел здесь целый клубок. Я точно знаю, что веревка была, – ведь я отгрыз от нее большой кусок. Очень было вкусно!

– В рюкзаке, наверно, – ответил господин Пепперминт. Его разбирало любопытство.

– Ну конечно! – воскликнул Субастик и тут же вытащил из рюкзака веревку. – Теперь у меня есть все, что нужно.

Сначала он запер дверь комнаты на ключ. Затем откусил от клубка кусок веревки и привязал один ее конец к люстре, а другой – к ботинку, который стал качаться, как маятник, взад и вперед.

– Отлично! – похвалил сам себя Субастик, взял ботинок и насадил его на дверную ручку. Потом он подставил бутылку под одну из ножек стула.

– Знаешь, это небезопасно! – счел нужным предостеречь его господин Пепперминт, недоуменно следивший за всеми приготовлениями. – Небольшой толчок, и стул опрокинется!

– Что ты говоришь? – обрадовался Субастик. – Но это же великолепно.

Теперь предстояло сделать самое главное. Субастик перевернул метлу щеткой кверху и прислонил ее к стенке, затем взял портфель, набитый толстыми книжками, взобрался с ним на стол и водрузил портфель на щетку.

– Послушай, это еще опаснее! – предостерег его господин Пепперминт. – Стоит слегка толкнуть метлу, и портфель свалится.

– Совершенно верно! – подтвердил Субастик и прикрепил один конец веревки к ручке портфеля. Затем, раскрутив клубок, он перекинул веревку через рейку для гардин и высунул другой конец в окно. – Ах да, чуть не забыл! – спохватился он, втащил веревку обратно и привязал к ней корзиночку. Затем он опустил ее в окно. – Вот так, папочка, теперь мне нужна твоя трость, – заявил Субастик, с довольным видом оглядывая свое сооружение.

– Моя трость? Это еще зачем? – спросил господин Пепперминт. – Сдается мне, ты просто решил сыграть со мной злую шутку, а я тебе еще помогаю!

– Что ты, папочка, как ты мог такое подумать? – обиделся Субастик. – Послушай меня. Ручкой трости ты, не вставая с кровати, подцепишь корзинку с сосисками, как только она появится в окошке. Ведь тебе ни в коем случае нельзя вставать!

– А как же корзинка появится в окне? Чепуху ты болтаешь! – сказал господин Пепперминт.

– А вот увидишь – сосиски будут поданы тебе прямо в постель… Как только я свистну за окном, ты должен крикнуть: «Тетушка Клюкман! Тетушка Клюкман!» – заговорщически прошептал Субастик.

– Не стану я кричать «тетушка Клюкман»! Ведь тогда госпожа Брюкман ворвется ко мне в комнату и начнет ругаться! – запротестовал господин Пепперминт.

– Не сможет она ворваться к тебе в комнату, потому что я запер дверь на ключ, – сказал Субастик. – А ты обязательно должен крикнуть: «Тетушка Клюкман!», иначе Машина, Доставляющая Сосиски, не сработает!

– Ладно, так и быть, – сказал господин Пепперминт. – Хотя, признаться, не очень-то я верю в твою Машину, Доставляющую Сосиски!

– Погоди немного, и поверишь! – пообещал Субастик, вылезая из окошка на улицу.

Не прошло и пятнадцати минут, как он вернулся и стал у окна. Притянув к себе корзиночку, он вложил в нее сосиски и булку. Потом всунул два пальца в рот и негромко свистнул.

Господин Пепперминт, нежась в постели, услышал свист. Но он все же не решался закричать «тетушка Клюкман», да и вся затея казалась ему нелепой. Однако Субастик под окном не унимался – он свистел все громче и громче. И тогда господин Пепперминт подумал: «Если госпожа Брюкман услышит свист, она все равно начнет ругаться, а раз так, можно и крикнуть!»

Набрав в легкие воздуха, он крикнул во весь голос:

– Тетушка Клюкман! Тетушка Клюкман!

«Интересно, что же теперь произойдет», – подумал он.

А произошло вот что. Госпожа Брюкман ринулась к его двери с бранью:

– Какая наглость! Что вы себе позволяете, господин Пепперфинт?

В ярости она начала трясти запертую дверь и дернула ручку, тем самым приведя в движение Машину, Доставляющую Сосиски. Как только госпожа Брюкман в коридоре нажала дверную ручку, внутри комнаты – с другой стороны – с ручки соскользнул насаженный на нее ботинок. Привязанный веревкой к люстре, он не упал на пол, а качнулся, как маятник, и толкнул стул, одна ножка которого стояла на бутылке. Стул повалился и ударился о палку метлы. Метла упала, и водруженный на щетку портфель плюхнулся на пол. А к ручке портфеля был привязан конец веревки; когда он оказался на полу, другой конец с привязанной к нему корзинкой взлетел кверху. И теперь корзинка покачивалась в окне. Господин Пепперминт без труда подцепил ее ручкой трости и притянул к себе.

А вскоре через окно в комнату влез сам Субастик.

– Ну как, хорошо сработала моя Машина, Доставляющая Сосиски?

– Поразительно! – не мог не признать господин Пепперминт, уписывая сосиски за обе щеки. – Правда, достаточно было бы спустить корзинку на веревке за окно, а потом снова подтянуть ее наверх.

– Что верно, то верно, – согласился Субастик, – но ведь так гораздо интересней!

– И обошлось бы без шуму! – добавил господин Пепперминт, хотя, по правде говоря, он ничуть не сердился.

– Теперь ты весь день пролежишь в постели? – спросил Субастик.

Господин Пепперминт кивнул.

– Очень хорошо! – похвалил его Субастик. – А я пойду прогуляюсь. Скучно все время в комнате торчать, да и ты наверняка станешь на меня ворчать. Торчать-ворчать! Торчать-ворчать! – повторил Субастик. – Смотри, как хорошо я рифмую! Я, наверное, великий поэт: слагаю стихи, сам того не замечая.

– Поразительно! – воскликнул господин Пепперминт.

Субастик вылез в окно, весело напевая:

Вредно папочке ворчать –
Здесь не стану я торчать!
Не такой я дурачок –
Скок в окошко, и молчок!

Субастик неторопливо зашагал по улице. Вдруг он увидел пустую консервную банку, выпавшую из мусорного ведра, и начал гонять ее, как футбольный мяч. Чудесный звон раздавался всякий раз, когда она ударялась о край тротуара или стенку дома! Но вот Субастик, не рассчитав силы удара, подкинул банку слишком высоко, и она перелетела через забор. Субастик хотел было перемахнуть через него, чтобы отыскать свой «мяч», но тут же решил, что куда проще найти другую консервную банку, и зашагал дальше.

Не успел он сделать и нескольких шагов, как услышал громкие детские голоса. Тут Субастик прибавил шагу и вскоре увидел площадку для игр. Со всех сторон ее окружали деревянные скамейки, на которых сидели мамаши и вязали. Они переговаривались между собой и время от времени покрикивали на детей: «Не смей кидаться песком!», «Смотри не испачкай платье!», «Сейчас же отдай лопатку!».

Одни дети возились в огромной песочнице, другие катались с горки. Иногда они принимались играть в пятнашки. Но, как правило, чья-нибудь мамаша сразу же начинала кричать:

– Не смей бегать так быстро! Упадешь и разобьешь голову!

Дети тотчас оставляли игру и снова забирались в песочницу. Субастик тоже забрался туда и стал смотреть, как дети наполняют песком железные формочки и переворачивают их вверх дном.

– Что это вы делаете? – спросил он.

– Не видишь разве? Мы печем пирожки, – ответила маленькая девочка.

– Пирожки? – переспросил Субастик. – А можно мне съесть один?

– Это же пирожки из песка! Их нельзя есть! – засмеялась девочка.

– Почему нельзя? – удивился Субастик. И, ухватив пирожок, мигом проглотил его. – М-м-м, очень вкусно! – аппетитно чавкая, проговорил он. – А можно еще один?

Его сразу же обступила целая стайка малышей. Они с увлечением стали печь для него пирожки из песка и очень радовались, что отыскался наконец человек, которому их пирожки пришлись по вкусу. Исподтишка они и сами пытались съесть кусочек-другой… Вокруг Субастика собиралось все больше и больше детей. Облизывая пальцы и причмокивая, он сидел в песочнице, а вокруг нее плотным кольцом стояли веселые малыши с перепачканными песком рожицами.

Встревоженные неожиданным весельем, две-три мамаши подошли к песочнице.

– Фу! Сейчас же выплюнь песок! – закричали они и отняли у Субастика все пирожки.

– Почему? – спросил он. – Песок очень вкусный!

– Песок очень вреден. У тебя заболит живот, – стали объяснять ему мамаши.

– Живот заболит от песка? – переспросил Субастик. – Ни за что не поверю!

Он наклонил голову и спросил у своего живота:

– Живот, а живот, скажи, вреден тебе песок? И тут же сам ответил тоненьким голоском:

– Нет, дружище Робинзон, от песка мне сроду еще никакого вреда не было!

– Вот видите! – заявил мамашам Субастик. – Живот мой говорит, что ему сроду еще от песка не было вреда.

Дети, стоявшие вокруг, засмеялись.

– Посмей еще раз взять в рот песок, и мы прогоним тебя с площадки! – пригрозила ему одна мамаша, а все остальные дружно закивали.

– Покатайся-ка ты лучше с горки, там ребята постарше, а то эти малыши, чего доброго, начнут брать с тебя пример, – приказала ему другая мамаша.

Субастик обиженно стряхнул со своего комбинезона песок и направился к горке.

Сначала надо было подняться по железной лестнице на маленькую вышку, а затем по металлическому желобку скатиться вниз. У лестницы все время толпились дети в ожидании своей очереди. Случалось, им приходилось ждать довольно долго: стоя на вышке, иной боязливый малыш лишь после нетерпеливых окриков решался наконец съехать вниз.

Самый горластый и рослый мальчишка стоял внизу – он решал всякий раз, чья очередь скатываться. И решал, надо сказать, не очень справедливо. Одним он позволял съезжать с горки хоть по три раза кряду, а других ставил в конец очереди.

– И как ты это терпишь? – спросил Субастик у девочки, которую горластый только что отогнал от лестницы, приказав ей снова стать в конец очереди.

– А что мне делать? – пожав плечами, ответила девочка. – Ведь Губерт сильнее меня!

Мальчишка, которого она назвала Губертом, небрежной походкой подошел к Субастику, встал перед ним, подбоченясь, и грозно спросил:

– Вопросы есть?

– Вот чудеса: такой малыш, а уже разговаривает! Ты же просто вундеркинд! – насмешливо проговорил Субастик.

Стоявшие рядом дети прыснули.

– Я те сейчас покажу вундеркинда! – в ярости закричал Губерт.

– Нет, спасибо, не надо мне показывать вундеркинда! – величественно ответил Субастик.

– Вот что тебе надо! – заорал Губерт и вскинул ногу, чтобы со всего размаху пнуть Субастика.

Тот, защищаясь, схватил Губерта за ногу.

– Ты думаешь, мне вот это нужно? – спросил он и притянул к себе ногу Губерта, чтобы рассмотреть ее поближе.

Губерт запрыгал на одной ноге, тщетно пытаясь вырвать другую из рук Субастика. В конце концов он потерял равновесие и шлепнулся на землю.

– Нет, – заявил Субастик, внимательно изучив ногу Губерта, – это мне ни к чему! – И выпустил ногу.

Дети хохотали во все горло.

Багровый от злости, Губерт вскочил.

– Сейчас я тебе кое-что покажу! – закричал он и, растолкав толпившихся вокруг детей, влез на вышку. – Сначала скатись, как я, а уж потом задавайся, понял?

Он лег на живот головой вперед и скатился с горки. Дети закричали в восторге:

– Здорово! Классно!

Заносчиво подбоченясь, Губерт встал перед Субастиком.

– Только и всего? И больше ты ничего не можешь? – пренебрежительно осведомился Субастик.

Взобравшись на вышку, он лег на спину головой вперед и в таком положении скатился вниз. Но этого мало! Съехав на землю, он немного отошел, разбежался и взмыл вверх на животе.

– Ну, что ты теперь скажешь? – спросил он Губерта, слезая с лестницы.

Дети хлопали ему еще сильнее, чем Губерту, когда тот показывал свое искусство.

– Вот я позову моего старшего брата! – пригрозил Губерт. – Увидишь, что он с тобой сделает!

– А сейчас он где? – спросив Субастик.

– В городе.

– Ах, вот оно что! – обрадовался Субастик. – Раз уж ты все равно отправишься в город за братом, не сочти за труд прихватить заодно пятерых моих старших братьев. Ты найдешь их в боксерском клубе. Они готовятся там к международным состязаниям по боксу.

– Подумаешь, воображала! Нацепил какой-то дурацкий комбинезон и важничает! – вне себя от злости крикнул Губерт.

– Не дурацкий это комбинезон, а водолазный, – мягко поправил его Субастик. – Но где тебе это знать! Ты ведь не ловил акул в Тихом океане.

– А ты ловил?.. И это правда водолазный костюм?.. Когда ты плавал в Тихом океане? Расскажи нам поскорей!.. – наперебой закричали дети. Они плотно обступили Субастика, и даже Губерт взглянул на него с любопытством.

– Да боюсь, вам скучно будет слушать про наши семейные забавы, – скромно заметил Субастик.

– Да что ты! Рассказывай скорей! С кем ты был на Тихом океане? – не унимались дети.

– Известно с кем – с папой! – начал сочинять Субастик.

– А как его зовут? Он что, капитан? И у него такой же смешной нос, как у тебя?

– Фамилия моего папы – Пепперминт!

– Пепперминт! – рассмеялись дети. – Какая смешная фамилия!

– Ах так, вам не нравится его фамилия? – грозно проговорил Субастик. Дети тотчас же перестали смеяться. – Мой папа плавает штурманом на большом океанском корабле.

– А как зовут капитана?

– Фамилия капитана – Тузенпуп. Он вечно куда-то прячет якорь, чтобы воры его не утащили. И бывает, потом долго не может его отыскать, и тогда он отпускает всех матросов на берег. А еще на корабле у нас есть повариха. Ее фамилия – Брюкман.

Субастик взглянул на детей и спросил:

– Почему вы не смеетесь над тетушкой Брюкман? Вот у нее и в самом деле смешная фамилия!

Дети послушно засмеялись и стали упрашивать Субастика:

– Ну, рассказывай, рассказывай! Субастик поднял глаза к небу, откашлялся и начал:

– Значит, так. Плывем мы как-то раз на нашем прекрасном корабле по Тибетскому океану…

– Ты же, кажется, говорил, что плавал по Тихому океану? – прервала его одна из девочек,

– Уж и оговориться нельзя! – буркнул Субастик. – Ясное дело, я имел в виду Тихий океан.

– А какой он, океан? – не отставала девочка.

– «Какой, какой»! Известно какой! – отозвался Субастик. – Вверху – небо, внизу – вода… Значит, плывем мы по этой воде со скоростью восемьдесят узлов в час. Делать нечего. Я лежу на палубе и загораю. Вдруг вижу: слева из воды высовывается огромный квадратный плавник… Или, может, это было справа? – задумался Субастик. – Дайте-ка мне вспомнить… Я не хочу вас обманывать…

– А у акул треугольные плавники, – вставил маленький мальчик, пока Субастик размышлял.

– Вот как? Треугольные, говоришь?.. А ты не прерывай меня на каждом слове! Так на чем же я остановился?

– На квадратном плавнике.

– Да, на квадратном плавнике! – повторил Субастик. – Я тут же зову капитана: «Капитан, смотрите, что это за диковинная рыба?.. Акула? Нет! У нее ведь квадратный плавник!» Капитан перегнулся через борт. Тут он побледнел как полотно, схватился за мачту и пролепетал: «Мы погибли! Это акула по кличке Стуккенкрик! Она уже сожрала больше матросов, чем самый огромный слон на всем белом свете!»

– А слоны вовсе не едят матросов! – возразила какая-то девочка.

– То-то и оно! – подтвердил Субастик. – Именно это я и сказал капитану.

– А почему у акулы был квадратный плавник? – не отставал один из мальчиков.

– Потому что как-то раз в морском бою ей ядром отхватило верхушку плавника, – небрежно разъяснил ему Субастик и продолжал: – Я тут же натягиваю свой водолазный костюм, хватаю рулон веревки и прыгаю в волны! Я вынырнул совсем рядом с акулой.

– Ой, боюсь! До чего страшно!.. А что было потом? – наперебой кричали дети.

– Я победил акулу и перевязал веревкой ее огромную зубастую пасть!

– А как?! Как ты это сделал?

– Той самой веревкой, которую я взял с собой.

– Нет, ты расскажи, как тебе удалось победить акулу!

– Я не хочу утомлять вас подробностями, – отмахнулся Субастик. – Скажу лишь, что мы взяли акулу на буксир и дотянули ее до ближайшего порта.

– А где теперь эта акула? – спросили дети.

– Где она теперь? – повторил Субастик и задумался. Но тут его осенило, и он просиял: – Теперь акула живет в ванной у тетушки Брюкман. Хотите, на той неделе приходите к ней в гости – взглянуть на акулу. Но ни в коем случае не являйтесь всей гурьбой. Только по одному человеку! А когда придете, не забудьте почаще нажимать звонок. Тетушка Брюкман очень любит, когда без конца нажимают звонок! – закончил Субастик свой рассказ, громко расхохотался и стрелой помчался домой.



Страница сформирована за 0.97 сек
SQL запросов: 171